Валерий Карышев.

Криминальная история России. 1993–1995. Сильвестр. Отари. Мансур

(страница 3 из 91)

скачать книгу бесплатно

– Эта канитель началась три года назад… – сказал Александр. – Если хотите, я могу рассказать вам все по порядку…

Глава 3
Погоня
Владивосток, 1991 год, июль

Три года назад я еще жил во Владивостоке, куда наша семья переехала из небольшого городка Кавалерово, где я родился и вырос. Детство мое было обычным. Да в нашем городке вообще редко случалось что-то особенное. Во Владивосток мы перебрались, когда я учился в восьмом классе.

Было у меня два друга – Славка и Вадик. Вместе занимались спортом: ходили в секции борьбы, бокса. Вместе дрались, как все пацаны – улица на улицу, выясняли отношения. Из нас троих самым ловким был Славка… Хоть ростом и не вышел – не в пример мне. С Вадиком мы позже спортом стали заниматься всерьез, боксом и борьбой особенно, а Славка бросил… Он большей частью на улице пропадал, ну, однажды и влип – ввязался в какую-то драку, попал в колонию для несовершеннолетних. Дали ему немного – год или полтора. Он отсидел, вышел… Мы с Вадькой тогда еще школу заканчивали. На воле Славка гулял недолго – полгода, может, а то и меньше, потом его снова замели, уж не помню за что, кажется, за нанесение тяжких телесных повреждений.

Пока Славка сидел, нас с Вадимом в армию забрали. Служили мы, правда, в разных местах: я в Тюмени, в строительных войсках, а он на погранзаставе, на Амуре. Когда со службы вернулись, Славка был уже на свободе. В армии ему служить было не положено, на работу устроиться он не мог из-за своих судимостей, вот и пошел в личную охрану к какому-то владивостокскому авторитету.

Мы с Вадимом устроились на работу: он на завод, я портовым грузчиком. Через некоторое время сестра Вадика, она в Москве училась, вышла там замуж и написала брату, что может помочь ему на работу в Москве устроиться. Вскоре мой дружбан уехал.

Со Славкой мы время от времени встречались. Он все еще отирался в банде того авторитета, но ничего серьезного за ним не числилось. Так, на какие-то стрелки ездил, сопровождал кого-то, с бандитами тусовался…

Но однажды Славка зашел ко мне на работу и вдруг пригласил к себе, вроде как в гости. Он тогда квартиру снимал, однокомнатную, и тачка у него уже была, не бог весть какая, но своя. Пришел я к нему, побазарили о том о сем. Потом он мне вдруг говорит:

– Сашок, помоги мне сегодня одно дело провернуть…

– Что за дело? – спросил я.

– Дело, брат, важное и ответственное. Один не справлюсь – помощник нужен, а кроме тебя я никому доверять не могу. Из старых друзей только ты у меня и остался.

Я даже раздумывать особенно не стал – друг все-таки, раз просит – нужно помочь. Расспрашивать, что за дело такое, времени не было. Вышли мы на улицу, сели в его «копейку» и поехали к одному его знакомому. Это он сказал, что к знакомому…

Подъехали к частному дому. Вокруг забор высоченный бетонный. Мы со Славкой вошли в калитку – а там две здоровенные овчарки на цепи. Лихие, думаю, у Славика знакомые. Вышел из дома мужик – немолодой, где-то под полтинник.

Мне он сразу не понравился: какой-то скользкий, внешность неприятная – нос с горбинкой, брови черные, густые и взгляд бегающий, колючий. Мужик на меня посмотрел и у Славки спрашивает:

– А это кто?

– Это мой кореш, – отвечает Славка.

– А что ему тут надо? – Я мужику, видно, сразу не понравился.

– Он меня сопровождать будет. Дело-то важное! – объясняет Славка.

– А ему доверять-то можно? – спрашивает мужик.

– Я ему как себе доверяю! – польстил Славка моему самолюбию.

– Ну, смотри, корень! Если что – проблемы твои. Теперь пошли в дом!

Мы вошли. На первом этаже, в большом холле, сидели еще двое мужиков, внешность у них была явно уголовная. Один пострижен наголо, у другого на руке синяя татуировка. Возле их ног стояли две большие сумки.

– Ну вот, Славка, – сказал хозяин дома, – это твой груз. Забирай! Дать тебе охрану? – Он показал глазами на людей, сидящих у камина.

– Не надо, – отмахнулся Славка, – сам справлюсь!

– Ствол есть?

– А как же!

– Ну, будь здоров! Приедешь на место, сразу мне звони. А как поедешь-то?

– Секрет фирмы! Меньше будем знать – дольше проживем, – улыбнулся Славка.

– Пересчитывать будешь?

– Надо посмотреть. – Славка подошел к сумкам.

– Они все упакованы, – ответил мужик, – хотя смотри, коли охота.

Славка открыл одну из сумок. С места, где я стоял, было видно, что она доверху набита толстыми пачками денег, обернутых в полиэтилен и перехваченных резиновыми жгутами. Затем Славка проверил вторую сумку, в которой оказалось то же содержимое, что и в первой. У меня глаза на лоб полезли – я таких сумм никогда не видел. Наверное, инкассаторы денег меньше перевозят.

– Ну что, может, по маленькой? – предложил хозяин, когда Славка закончил свою проверку.

– Нет, нам сейчас нельзя, – ответил Славка.

– Ах да, ты ж у нас спортсмен… А кореш твой, – показал он на меня, – на вид здоровый. Небось тоже спортом занимался? Боксом, наверное?

– Боксом, а как вы догадались? – спросил я.

– А нос у тебя разбит. Значит, боксер. Ладно, пора вам. Счастливо, ребята!

Взяли мы сумки, вышли с ними на улицу, затолкали в машину. Я спросил Славку:

– Откуда такие бабки?

– Общаковские – общак перевозим.

– А это кто – барыга?

– Да нет, наш казначей. Я ему не очень доверяю. И вообще все странно как-то…

– Что странного? – поинтересовался я.

– Да обычно другие люди деньги возят, а тут меня попросили, – задумался Славка. – Ну ничего, Санек, не тушуйся. Мы с тобой все равно другой дорогой поедем, где нас никто не ждет.

Он включил зажигание, и мы покатили в сторону пригорода.

– А куда мы должны бабки отвезти? – снова пристал я с вопросами.

– В одно надежное место. – Славка сделал неопределенный жест рукой.

– А зачем вы бабки перевозите?

– Неделю назад у нас лидера убили – авторитета нашего. Слышал, может быть?

– Что-то слышал, не знал только, что ты к этому отношение имеешь.

Я вспомнил пышные похороны, о которых только и говорили на прошлой неделе.

– Ну так после того, как его убили, наша бригада раскололась на две части, – продолжал Славка. – Теперь каждая половина на общак претендует. Вот мы его и перевозим, чтобы он другой половине не достался. Извини, что тебя в это дело втянул. Но посуди сам: тебя никто не знает, никаких подозрений ты не вызовешь.

– Да ладно, – махнул рукой я. – Чего уж теперь.

Через некоторое время Славка заметил, что за нами увязались две машины. Улицы были пустынны, так что стало ясно, что это погоня.

– Может, не за нами? – спросил я.

– Жди, как же! – Славка переключился на четвертую скорость. Машина взревела и понеслась вперед. Преследователи не отставали. Одна из машин выскочила на встречную полосу. Славка вытащил из-под сиденья пистолет, взвел курок и сказал:

– Сашка, держи левой рукой руль, а я попробую по мальчикам пострелять.

Но пострелять ему не удалось – через несколько секунд преследователи открыли огонь из автоматов.

Славка выругался и увеличил скорость.

– Придется отрываться! – бросил он сквозь зубы.

Все наши усилия были совершенно напрасными – дистанция между машинами быстро сокращалась.

– Сейчас будет поворот, я сбавлю скорость, а ты выскакивай из машины.

– Зачем? – запротестовал я.

– Затем, что нам не выжить, если догонят. Может, один я и выкручусь, а ты – чужак, тебя они точно прикончат.

– Нет, я тебя не брошу! – проговорил я.

– Кончай базар! Это приказ! Выскакивай – и все! Зачем двоим погибать? Кто-то из нас пусть останется жив. Теперь слушай дальше. Сразу домой не ходи. Вечером звони – сперва мне, потом к себе домой. Если я объявлюсь – нормалек. Если нет, тогда… Короче, сматывай из города. Возьми деньги, езжай в Москву. Найдешь Вадика…

– Где найдешь? – офигел я.

– В Орехове, с братвой он тусуется.

– Что за Орехово?

– Орехово-Борисово, район Москвы. Там братва его знает. Найдешь Вадима, он пристроит. Я от него недавно маляву получил. Так, готовься прыгать!

– Но я не могу тебя бросить!

– Кончай ныть! Я ведь и не знаю, кто эти люди – свои, чужие. Тут, может, такой расклад: свои на чужих спишут или на нас с тобой, мол, мы общак хапнули и свалили. Так хоть ты на свободе будешь… Давай!

На повороте Славка резко тормознул, я открыл дверь и вывалился. Славка рванул вперед.

Скатившись с дороги, я очухался в кювете. Мое тело еще не успело коснуться земли, как мимо пронеслись две машины. Раздался звук автоматных очередей. Было ясно – Славке долго не протянуть.

При падении я сильно шмякнулся о землю и до города доковылял кое-как. Весь день занырился у знакомых, а к вечеру выполз и позвонил из автомата Славке. Телефон не отвечал. Тогда я позвонил домой. Плачущая мать сказала:

– Саша, что случилось? Какие-то бандюги приходили, тебя требовали, деньги… Ничего не понимаю! Говорят: вы со Славкой деньги у них украли! Тебя ищут!

Не оставалось другого выхода, как только мотать из города. Одолжив у друзей денег, наутро я отвалил из Владика. Путь мой лежал в Москву.

Глава 4
Криминальное знакомство
Москва, 1991 год, 2 августа

В Москву я добирался поездами, с одного на другой, так что через несколько дней, измотанный, прибыл наконец в столицу.

Москва потрясла не так своими размерами, как бешеным темпом, в котором живут люди. Поди спроси, где находится такая-то улица – не дозовешься. Всем некогда, все куда-то несутся…

С большим трудом я добрался в Орехово-Борисово. Но как в огромном районе найти человека, не зная ни адреса, ни места его работы? Не останавливать же каждого и не спрашивать, знает ли он Вадима из Владивостока. Смех один! Попробовал расспросить местную шпану – никто ничего не знает или говорить не хочет: каждый тут за себя.

Снял я комнату у одинокой старушки. На работу пробовал устроиться: не берут – прописки московской-то нету. Начал ошиваться у одного кооперативного киоска, познакомился с продавщицей Веркой. Стал ей помогать внештатно – ящики отнести, разгрузить что-то, в общем – на подхвате. Верка платила наличными – вот и появились у меня хоть какие-то деньги: на питание да на житье.

Через некоторое время Верка позвала меня к себе домой. Жила она одна с маленьким ребенком – муж бросил, к другой ушел. Надо было что-то починить – электричество, то ли водопровод, я уж и не помню, четыре года прошло. Сделал я все, сели ужинать, выпили. В общем, кончилось все тем, что я у нее заночевал, а потом и насовсем переехал.

Однажды приехала в ларек Веркина «крыша», дань снимать. Подъехала машина, из нее вывалило четверо парней, лет двадцати—двадцати четырех, в черных рубашках, стриженые лбы. Один зашел в ларек, отвел Верку в сторонку, о чем-то стал с ней базарить. Потом Верка отслюнила деньги, он пересчитал и дальше с ней калякает. Я стою, с ноги на ногу переминаюсь. Вдруг слышу – Верка меня зовет:

– Саш, поди сюда!

Подошел.

– Познакомьтесь! – говорит Верка.

– Кирилл, – представился парень и протянул мне руку.

– Александр, – назвался я.

– Вот, Кирилл, – говорит ему Верка, – Саша друга своего ищет. Может, поможешь ему?

– Как кента-то кличут? – поинтересовался Кирилл.

– Вадик, с Дальнего Востока он приехал. Где-то в Орехове промышляет…

– Промышляет или работает?

– Работает, – поправился я.

– С кем? – прищурился Кирилл.

– С братвой какой-то.

– А с какой бригадой?

– Не знаю.

– Ну, браток, знаешь, сколько бригад-то в Орехове? И все между собой воюют! Попробуй найди кента твоего! – сказал Кирилл. – Правда, есть человечек… знает всех. Сильвестр.

– Сильвестр? – переспросил я.

– Да. Сможешь, спроси у него. Мне про твоего дружбана ничего не известно.

– А как Сильвестра найти?

Кирилл усмехнулся:

– В этом деле я не помощник.

– Кирилл, ну, пожалуйста, помоги парню! – взмолилась Верка.

Кирилл бросил на нее косой взгляд, достал с полки бутылку «Абсолюта».

– Ну ладно. Слушай меня. Сегодня стрелка будет между одной ореховской бригадой и подольскими, на Борисовских прудах, в пять часов. – И он вкратце обрисовал место, где обычно встречалась братва. – Приезжай туда, может, своего Вадика и увидишь. Только, – помялся Кирилл, – я тебе ничего не говорил! Ясно? И еще: будь там поаккуратнее.

– В смысле? – не понял я.

– А кто знает, чем стрелка закончится? Ребята все с волынами. Может, играть начнут. Ну, бывай…

Кирилл похлопал меня по плечу и вышел.

– Ну вот, – вздохнула Верка, – теперь я волноваться буду!

Я почти весь день не работал – только и смотрел на часы, ждал, пока стрелка к пяти приблизится. Почему-то уверен был, именно сегодня встречу Вадима.

В четыре пошабашил, переоделся и пошел к Борисовским прудам. Нашел их быстро: Верка подробно объяснила, как к ним пробраться. Место было очень красивое: отборный песочек, деревья раскидистые, все это чем-то напоминало кино «Генералы песчаных карьеров». Я осмотрелся, нашел небольшое деревце, где, по словам Кирилла, должна состояться стрелка, сел ждать неподалеку. Народу пока – никого, какая-то парочка рядом распивала водку. Часовая стрелка незаметно подкралась к пяти, я уже начал беспокоиться. Только волновался зря: ровно в пять подрулили две «девятки» – одна голубая, другая темно-зеленая, стекла тонированные, кто внутри – не видать. Тормознули неподалеку от деревца, приоткрыли окошко, из него струйка дыма потянулась – видать, в салоне курили.

Сижу, наблюдаю. Окошко приоткрылось еще больше. Тут я не выдержал, встал и подошел к голубой «девятке». Наклонился к окошку: там парни молодые сидят – все в черном, под Шварценеггера стриженные. Я струхнул чуток, но, думаю, раз уж пришел, так не отступать же. Ну я им и баю:

– Слышь, ребята, потрекать надо.

Стекло передней двери еще ниже поползло, и на меня глянул парень: рожа – просто отвратная…

– Че надо? – рявкнул он.

– Я друга ищу, может, знаете его?

– Ты кто такой? – В голосе слышалась явная угроза.

– Я – Саша, из Владика приехал.

– Че ж ты, Саша, тут делаешь? – все тем же тоном спросил он.

– Я ж говорю: друга ищу, – струхнув, пробормотал я.

– Какого еще друга?

– Вадика, с Дальнего Востока. Не знаешь? Он где-то с вами тусуется.

– А с чего ты взял, что с нами? – криво ухмыльнулся парень. – Слышь? А может, ты мент? Или стукачок какой, а? «Вадик из Владика…»

Сидевший рядом с водителем парень отмахнулся:

– Не похож он на мента, оставь пацана в покое!..

– Тогда мотай, покуда жив! – бросил первый.

Понял я, ничего у меня не выйдет – придется ни с чем уходить. Только отвернулся, сделал пару шагов, как услышал вой сирен и вижу: несколько милицейских «газиков» с мигалками чешут к нам в охват.

– Ах ты, сука! – заорал парень из машины. – Точно стукачок! Вася, хватай его!

Тут же открылась задняя дверца, меня втащили внутрь и повалили на заднее сиденье. Не успел очухаться, как в бок мне уперлось лезвие ножа.

– Сиди, падла, не рыпайся! – цыкнул здоровенный шкаф, сидевший рядом. – Ща проверим, мент или не мент. Поехали быстро!

– Зачем он нам? – спросил второй, сидевший рядом, тех, что расположились на передних сиденьях.

– Пригодится. Ты че, не въехал? – сказал тот, с мерзкой рожей. – Он же мент стопроцентный, его подсыпали! Он нам теперь как билет на волю! Если менты нас заметут, мы его просто поменяем, сдадим и – на волю.

Тем временем погоня продолжалась. Из милицейских «газиков» доносился голос, усиленный громкоговорителем, требующий немедленно остановиться. Но в «девятках» никто не обращал на это внимания, лишь еще больше «притопили» скорость. Неожиданно из второй «девятки» началась пальба.

– О, братва запалила! Нервы не выдержали! – оживился все тот же со звериной рожей, видать, старший.

В ответ из милицейского «газика» тоже застрекотал автомат.

– Ну вот, стрелка сорвалась! Кто-то нас сдал! Ща приедем, разберемся! – успокоил старший, взглянув на меня.

Я почувствовал, что нож еще плотнее приник к моему боку.

Вдруг зеленая «девятка» понеслась совершенно в противоположную сторону, как бы разбивая погоню на две части.

– Молотки, – крякнул старший, – ништяк работа!

Милицейские «газоны» рванули за зеленой «девяткой».

Я молчал. «Что они сделают? Наверное, убьют, – пришла в голову пугающая мысль. – Бандиты ведь… На фиг я им нужен? Поди докажи, что не мент, не стукач! И, как назло, паспорта у меня нет, как я им докажу, что из Владивостока?»

Вдруг парень, державший нож у моего бока, обратился к старшему:

– Слышь, может, ему глаза завязать?

– На кой? – поинтересовался тот.

– Он же нашу хазу приметит!

– А кто ж его живым выпустит? – фыркнул старший.

У меня потемнело в глазах. Надо ж так вляпаться! Прирежут в два счета, и искать никто не будет – кому я нужен? Верка пару дней поплачет и забудет…

Наконец машина, петляя по переулкам и то и дело меняя направление, подъехала к небольшому стеклянному павильончику, поверху которого вилась незатейливая надпись: «Кафе». Она, правда, не светилась, и ощущение было, что кафе не работает. Когда машина поравнялась с павильоном, я заметил на двери табличку с корявыми буквами: «Ремонт». Все стекла кафе были завешаны белыми шторами, отчего трудно было увидеть, что происходит внутри.

Все вышли из машины, меня буквально вытолкнули, подгоняя ножом, и впихнули в помещение. Сначала было темно – вдоль стен стояли какие-то ящики из-под бутылок. Вдалеке тускло мерцал свет. Мои попутчики подошли к двери и несколько раз постучали. Дверь открылась. Меня потащили вниз по лестнице, видать, в подвал.

Наконец мы оказались в большом, хорошо освещенном помещении с рядами каких-то упаковок, ящиков и коробок. Здесь сидели и стояли человек пятнадцать бритоголовых, как две капли воды похожих на моих захватчиков. Старший, с бульдожьей рожей, благодаря которому я пожаловал в этот притон, сказал:

– Ну что, братва, стрелка не состоялась! Подольские не приехали. Зато менты на хвост сели. Вот, одного мента в плен захватили, – ткнул он пальцем в меня.

Все с нескрываемой злобой вызверились в мою сторону. Я почувствовал, что тучи надо мной сгущаются.

– Да не мент я! Шурик, с Дальнего Востока! Друга своего ищу! – пытался объяснить я, но договорить мне не дали: парень с бульдожьей рожей со всей дури врезал мне по лицу. Я отлетел в сторону и рухнул на груду ящиков, внутри которых что-то жалобно зазвенело.

– Щас мы тебя, ментяра, по полной программе прогоним! Как братву тащить в отделение и измываться, так вы мастера! А зараз ты у нас. Мы тут тебя пощекочем! – грозно нахмурился бульдог. Видать, чем-то я ему сильно не пришелся.

– Слышь, братан, – обратился я к нему. – Ну какой из меня мент!

– Да как ты, сука, можешь меня братаном называть! – Парень еще больше взбесился и опять врезал, теперь уже ногой по лицу. Пошла кровь, во рту закачались зубы…

– Братва, может, подождем до приезда Сильвестра? Не будем мочалить? – подал голос один из сидевших рядом парней.

– Ниче, ниче, – успокоил тот же, старший. – Сергей Иванович приедет, а мы этого мента уже расколем. Понял? Че время терять? Давай веревку!

Кто-то подал веревку. Мне замотали руки и подвесили на крюк, торчавший из потолка. Получалось, что я стоял на полу на цыпочках.

– Ну че, мент поганый, колоться будешь? Давай говори! – заорал старший.

– Да я же говорю, я Шурик, с Дальнего Востока в Москву приехал, приятеля искать, Вадика… Может, слышали? Высокий такой, большой, с Дальнего Востока… – повторял я, как дрессированный попугай, одну и ту же фразу.

– Сейчас мы разберемся, с Дальнего Востока ты или с Петровки, 38! – сказал старший и сплюнул сквозь зубы.

Кто-то разорвал на мне рубашку и обнажил торс. Вернулся старший с раскаленным прутом в руках, ткнул им в меня. Я услышал шипение и почувствовал адскую боль, когда арматура прикоснулась к коже. Запахло паленым. Пытаясь вырваться, я чуть не вывихнул руки. Как сквозь туман доносились вопли старшего:

– Говори, мент поганый! Из какого отделения? Кому служишь? Почему оказался на нашей территории?

Я немного пришел в себя после первого шока. Боль была страшной. Но, думаю, кричать не буду. Не дождутся они от меня! Сжал я зубы… А раскаленный металл уже впился в кожу, снова запахло паленым мясом.

– Да не мент я! Шурик с Дальнего Востока! – заорал я что было мочи.

Бандитам ответ явно не понравился. Старший начал поворачивать прут в разные стороны, как будто хотел проткнуть меня насквозь. Боль стала нестерпимой.

– Ну че, горячо? – участливо спросил один из бандитов. – Сейчас мы тебя охладим. – И тут же меня ударили ковшом с холодной водой. Я понял: теперь точно сдохну, застонал, но кричать не стал.

– Ну что, мент, говорить будешь? Все равно живым не выпущу. Лучше признайся! – бесновался старший с бульдожьей рожей.

– Да не в чем мне признаваться, – проговорил я сквозь стиснутые зубы. – А кончить вы меня и так можете.

Раскаленная арматура опять прикоснулась к моему телу, но в другом месте. Ожог получался в форме буквы «М». Наверное, бандиты решили увековечить на мне слово «мент»…

Не знаю, сколько это продолжалось – пять минут, десять, но казалось, что прошла вечность. Только вдруг слышу: «Иваныч, Иваныч приехал!» Старший тотчас прут в сторонку отшвырнул. Я стал потихоньку в себя приходить. Смотрю – по ступенькам спускается мужчина: высокий – метр девяносто точно есть, одет во все черное. Волосы темные, коротко постриженные. Лицо обыкновенное, можно даже сказать, простецкое – как у деревенского парня. Вот только глаза на этом лице как будто бы жили своей собственной жизнью. Они были черными, живыми. Взгляд был настолько пронзительным, как будто буравил насквозь. Мужик довольно молодой – лет тридцать – тридцать пять. С ним еще какие-то амбалы. Вошел он в помещение, остановился, взглянул на меня, потом кивнул в мою сторону, мол, это что у вас тут? К нему сразу же подбежал мой мучитель-бульдог и начал что-то шептать на ухо, то и дело посматривая в мою сторону. Мужик его выслушал, потом подошел ко мне и сказал:



скачать книгу бесплатно


Поделиться ссылкой на выделенное