Валерий Карышев.

Криминальная история России. 1993–1995. Сильвестр. Отари. Мансур

(страница 14 из 91)

скачать книгу бесплатно

Практически в течение всего 1993 года я время от времени ездил то с Ольгой Лабинской, то с другими доверенными лицами на различные переговоры. Основная цель этих переговоров заключалась в выбивании кредитов. Надо признать, что схема, разработанная Григорием, действовала безукоризненно. Он все продумал и все предусмотрел. И то, что симпатичная женщина, приезжающая на переговоры, имеет больше шансов выйти победительницей, и то, что у этой милой дамы был при себе документ, гарантирующий, что средства данного банка – причем средства немалые – находятся на счету в Госбанке России. Для любого банкира или коммерсанта не было лучшей гарантии.

Все это время я выполнял роль телохранителя Лабинской. Работа была несложная, а временами даже скучная. Мне уже до чертиков надоело сопровождать Ольгу на встречи со всякими денежными воротилами, и я не мог дождаться момента, когда вернусь к привычной работе у Сильвестра – там хоть было какое-то разнообразие.

Вскоре у банка появились проблемы – пришла пора выплачивать взятые в кредит деньги. Возвращать их, естественно, никто не торопился. Тогда в банк потянулись кредиторы, однако их ждал большой сюрприз – встреча с Сильвестром. Формально он к банку никакого отношения не имел, но он был мужем банкирши. Естественно, когда кредиторы узнавали, с кем связались, кто является мужем очаровательной банкирши, у них пропадала всякая охота требовать свои деньги.

Сильвестр снова начал брать меня в качестве телохранителя на различные криминальные встречи. С авторитетами он решал проблемы, касающиеся банка, так как часть обманутых кредиторов обратилась за помощью к своим «крышам». Сильвестр вел себя на таких стрелках абсолютно спокойно и уверенно. Он не оправдывался, но и не хамил. Обычно ему удавалось либо убедить авторитета в необходимости отсрочки платежа, либо, заплатив ему энную сумму, вообще замять этот вопрос.

Таким образом к началу 1993 года предприятие Лабинской, обманув с десятка два банков, набрало сумму примерно в 20 миллиардов рублей. Часть денег, как задумал Неймер, была сразу же переведена на счета частных фирм, которые в свою очередь перебросили их на оффшорные компании. Сильвестру несколько раз приходилось летать на Кипр, чтобы контролировать перевод денег. Все шло как по маслу до тех пор, пока не случилось непредвиденное – когда на счетах скопилась солидная сумма, деньги вдруг пропали. Вместе с ними исчез и Григорий Неймер. Сильвестр был вне себя. Он неоднократно звонил в Израиль по всем телефонам, где мог появиться Неймер, но Гришу никто нигде не видел. Он пропал бесследно.

– Неужели он меня кинул?! – в ярости кричал Сильвестр. – Я с ним все равно разберусь! Падла, крыса! Все, Александр, собирайся, поедем с тобой в Израиль этого гада ловить! Ну, если он меня кинул!

Ольга также названивала Григорию, но единственный человек, с которым она смогла связаться, был двоюродный брат Гриши. Он знать ничего не знал о местонахождении своего брательника и говорил, что последний раз видел его чуть ли не полгода назад.

– На это мне наплевать, – орал Сильвестр, – меня интересует, где мои деньги!

Естественно, брат отвечал, что ни о каких деньгах он ничего не слышал и Сильвестр явно звонит не по адресу.

– Ладно, я его все равно достану! Я его найду! – вопил Иваныч.

Несколько раз Сильвестр посылал в Израиль людей на поиски Григория, но каждый раз те возвращались ни с чем.

Неймер как сквозь землю провалился. Правда, как-то раз они почти вышли на его след, но найти Григория так и не смогли.

Наконец терпение Сильвестра лопнуло, и в один прекрасный день он сказал:

– Так, все. Мне эта пое…нь надоела. Собирайся, Санек, едем в Израиль. И уж будь спокоен – я его достану! Из-под земли вырою!

Мы начали в темпе оформлять выездные документы, и уже через несколько дней я держал в руках красный заграничный паспорт, на котором красовалась надпись: «СССР». Фактически такой страны уже не было, а по документам выходило, что есть. «Все у нас не как у людей», – думал я, готовясь к первой в своей жизни поездке за границу.

Через день, попрощавшись с ребятами, мы сели в Шереметьеве на самолет и покинули пределы России. Летели на «Боинге» – Сильвестр предпочитал перемещаться на самолетах иностранных авиакомпаний и летал только первым классом.

Я был ошарашен обалденным иностранным сервисом, которого, наверное, никогда не будет в нашей стране. Полет продолжался недолго – уже через несколько часов самолет плавно приземлился в аэропорту Тель-Авива.

В столице Израиля было раннее утро, но, несмотря на это, нас встречали. Когда я вышел из самолета, то был ослеплен. Огромное южное солнце на безоблачном ярко-голубом небе было настолько ослепительным, что не помогали даже темные очки. Было очень жарко – в Москве такая жара не всегда бывает даже в середине лета. Встречали нас ребята из малаховской братвы, которые давно уже перебрались в Израиль. После теплой встречи Сильвестра с Олегом Измайловским мы сели в машину – Измайловский решил показать нам достопримечательности Тель-Авива. Олег был высоким брюнетом лет тридцати пяти, он настолько прижился в Израиле, что вполне мог сойти за местного жителя.

Дорога от аэропорта проходила по безукоризненно гладкой трассе, называющейся автобаном. Местность, по которой мы ехали, была совершенно пустынной. Только какие-то чахлые колючки росли на песчаных холмах. Вдруг на обочине я заметил старый броневик. По тому, как он выглядел, создавалось впечатление, что стоит он здесь очень давно.

– Что это такое? – спросил я удивленно.

Олег, мельком взглянув в окно, ответил:

– Это евреи специально оставили, как память. Он стоит здесь с сороковых годов, с тех времен, когда они эту землю у арабов отбили. Поэтому и оставили тут, чтобы, когда проезжали такие, как ты, или молодые евреи спрашивали, что это такое, им бы рассказывали о героическом прошлом народа.

Мы въехали в Тель-Авив. Город мне очень понравился. Он поражал красотой и ухоженностью, только вот растительности в нем практически не было. Здания представляли самую разную архитектуру: от небоскребов до небольших коттеджей. Из-за вечно палящего солнца все дома были выкрашены в белый или светло-кофейный цвет. Меня поразило обилие витрин, да и вообще – окна в зданиях были необыкновенно большими. Во всех помещениях, куда мы заходили – будь то гостиница или простой магазинчик, – обязательно стоял кондиционер.

Пробыв в Тель-Авиве совсем недолго, мы отправились в город Хайфу, крупнейший морской порт Израиля. Хайфа была выстроена на горе. По ухоженности город нисколько не уступал Тель-Авиву, но с растительностью и здесь тоже было туго. Стояла жуткая жара, солнце, казалось, уже насквозь прожарило землю, и оставалось только догадываться, откуда на базарах столько разнообразных фруктов.

Что меня действительно поразило в Израиле – так это дороги. Они были в идеальном состоянии. За все время езды на машине, по-моему, нас ни разу не тряхнуло на кочке или выбоине. По сравнению с этим наши российские дороги были просто проселками на пересеченной местности.

Еще меня удивило, что во всех крупных городах нам на глаза частенько попадались молодые парни и девушки в военной форме с автоматами или ружьями. Вскоре я узнал, что почти все взрослое население Израиля в определенном возрасте идет служить в армию. Причем служба является обязательной и для девушек. А что делать? Израиль – страна маленькая, а ситуация в ней неспокойная, поэтому каждый гражданин должен уметь обращаться с оружием.

По Израилю мы колесили не ради туристического интереса. Сильвестр сразу же приступил к поискам Григория. Вскоре через своих знакомых он узнал, что в Тель-Авиве Неймера нет. Не было его ни в Иерусалиме, ни в Хайфе. Наконец с помощью тех же знакомых Сильвестр выяснил, что двоюродный брат Григория живет в небольшом курортном городишке Ашкелон, который находится на юго-западе Израиля.

Дорога до этого городка заняла не более двух часов. Ашкелон трудно было назвать городом в полном смысле этого слова, скорее он напоминал поселок, состоящий, однако, из сплошь аккуратных красивых двух– и трехэтажных коттеджей. Около каждого имелся бассейн. До моря было рукой подать, но пляжей я не заметил – кругом простиралась какая-то неухоженная местность, сплошь поросшая колючками.

Нужную виллу, которую снимал двоюродный брат Григория, мы нашли сравнительно легко. Разговор у Сильвестра с этим алкоголиком был коротким. Он наехал на него по полной программе. Сначала брат упирался и говорил, что о судьбе Гриши ему ничего не известно, но Сильвестр привел некие очень убедительные доводы, и брат пошел на попятную и пообещал помочь. То ли он действительно знал, где находится Григорий, то ли до самого Неймера дошла информация о том, что Сильвестр уже в Израиле и ищет его, и он, напугавшись, решил сдаться добровольно, только в один прекрасный день он позвонил брату и попросил того договориться о телефонном разговоре с Сильвестром.

В назначенный день мы с Иванычем подъехали к знакомому коттеджу. Через несколько минут после того, как мы вошли, раздался телефонный звонок. Сильвестр схватил трубку, по его злому лицу я понял, что звонит Григорий. Иваныч разговаривал с ним очень грубо. Первым делом наехал на Неймера по поводу того, что он прячется от него с деньгами. Григорий, видимо, оправдывался, приводил какие-то доводы. Наконец Сильвестр смягчился – как я уже говорил, Неймер владел даром убеждения.

– Ну, хорошо, – сказал Иваныч, – давай поговорим при встрече. Где встретимся? У тебя дома? А где это?

Тут вмешался двоюродный брат Григория, который до недавнего времени делал вид, что не имеет ни малейшего понятия о том, что делает его брательник в Израиле. Он подскочил к Сильвестру с возгласом:

– Я покажу, я покажу!

Сразу же после телефонного разговора мы покинули коттедж и направились к Григорию. Через несколько улиц остановились перед шикарным трехэтажным домом, огороженным высоким забором, основание которого было каменным, а верх – из черных металлических прутьев. На всех углах стояли камеры внешнего наблюдения. За забором зеленел газон и росли какие-то диковинные кустарники. Видимо, искусственное насаждение зелени в этой стране стоило совсем недешево. Далее находилась сама трехэтажная вилла с бассейном весьма внушительных размеров. У ворот нас поджидал охранник – здоровый парень с короткой стрижкой, в темных очках. Он молча открыл ворота. Машина Сильвестра въехала во двор. Практически тотчас дверь особняка открылась и оттуда выбежал нам навстречу улыбающийся Гриша Неймер. Он заметно посвежел с того времени, как я последний раз его видел. Одет Гриша был в соответствии с жарким климатом – в тенниску и шорты. Поравнявшись с нами, он попытался было обнять Сильвестра, но тот отклонился и лишь неохотно пожал Грише руку. Неймер понял, что впал в немилость, и сразу же стал оправдываться:

– Все объясню, Иваныч, не волнуйся, все нормально! Все причины обоснованны! – торопливо говорил Григорий. – Пойдем внутрь, я покажу тебе дом!

Дом внутри оказался таким же шикарным, как и снаружи: огромная гостиная, бесчисленное количество разнообразных помещений, несколько спален, кабинет Григория величиною с танцевальный зал. Оглядевшись по сторонам, я почувствовал, что что-то в этой комнате не так, чего-то не хватает.

– Батареи! – вслух догадался я. – Где же батареи?

Григорий засмеялся.

– А зачем нам батареи? Здесь круглый год жара.

Осмотрев дом, мы вышли в сад и уселись в шезлонги. Многочисленные деревья отбрасывали густую тень, обеспечивая сидящим прохладу. Неподалеку стоял белоснежный пластмассовый столик на колесах, сплошь заставленный разнообразными напитками. Григорий взял стакан и заговорил:

– Во-первых, у меня возникли проблемы с израильскими спецслужбами. Я вынужден был прятаться. Мои телефоны прослушивались… – Оправдывался Неймер долго и довольно убедительно. Сильвестр внимательно слушал. – Наконец, – продолжал Григорий, – я хочу создать первую российско-израильскую компанию и тебе, Иваныч, предлагаю быть моим партнером.

– Какую компанию? – начинал злиться Сильвестр. – Где мои деньги, Григорий? Ты что, крыса?

– Иваныч, как ты можешь такие вещи говорить! Все твои деньги целы, и с большими процентами! Вот, смотри! – И он тут же вынул из папки, лежавшей рядом, банковские счета. – Видишь, вот твои деньги! Смотри! – повторил он. – Я же тебя никогда не обманывал и не собираюсь!

Сильвестр взял папку и стал внимательно изучать бумаги.

– Я что, понимаю тут что-нибудь? Я налик хочу! – наконец сказал он.

– Деньги отсюда, из Израиля, наличными вывезти невозможно. Ты знаешь, что по существующим израильским законам можно ввезти любую сумму, и никто тебя не спросит, откуда такие деньги. Но вывезти из страны – это невозможно, – повторил Григорий. – Поэтому все деньги находятся в надежных банках. Я к этим бабкам не прикасался.

– Не прикасался, да? – переспросил Сильвестр. – А почему тогда они переведены на другие счета?

– Потому что ситуация такая, надо было их спрятать. Разве ты не знаешь, что меня по новой объявили в розыск? – У Гриши Неймера был готов ответ на любой вопрос.

– Знал, – неохотно кивнул головой Иваныч.

– Ну вот. Ты думаешь, они через Интерпол наши с тобой счета не открыли бы? Да в три минуты! Поэтому я все и спрятал. А как я тебе мог сообщить об этом, если все телефоны прослушивают? Или ты думаешь, что тебя не слушают? – усмехнулся Григорий.

– Да нет, я знаю, слушают… – согласился Иваныч.

Далее разговор продолжался в том же духе. Минут через пятнадцать-двадцать Григорий сумел убедить Сильвестра, что он действовал обоснованно. Наконец Сильвестр смягчился. Почувствовав это, Григорий тут же перешел в атаку.

– У меня есть другая идея, я тебе про нее уже начал рассказывать – это российско-израильская компания. Понимаешь, сейчас российские бизнесмены хотят наладить связи с Западом. Как это делается, никто толком не знает, тем более что почти все начинают тут с нуля. А у нас с тобой денег больше чем достаточно. Мы создадим компанию типа консалтинга и начинаем крутить бабки. Вот смотри, какая схема… – И Григорий, придвинув к себе заранее приготовленные листочек и ручку, стал рисовать схему получения новых денег. Через несколько минут Сильвестр был уже полностью со всем согласен.

– Ну ты и молодец, Григорий! Умеешь лапшу на уши вешать! – сказал он со смехом.

– Какая же это лапша! Иваныч, это же чистые бабки! Посмотри, сколько здесь можно сделать! – И Григорий, взяв калькулятор, быстро посчитал что-то и показал получившуюся сумму Сильвестру. Тот только присвистнул.

– Правильно я сказал, – продолжал улыбаться Иваныч, – чистая лапша!

Вскоре мы сели ужинать. Григорий, выказывая чудеса гостеприимства, собственноручно приготовил на жаровне с углями какое-то национальное еврейское блюдо. За едой Григорий болтал без умолку о своих планах. Сильвестр уже совершенно успокоился, подобрел и внимал словоблудиям Неймера с неугасающим интересом.

– Кроме того, – продолжал вещать Григорий, – я хочу подкупить несколько депутатов израильского кнессета и некоторых политических деятелей. Такие связи дадут мне возможность попасть в банковский мир.

– Смотри, как бы тебе зубы не сломали! – ответил на это Сильвестр.

– Да какие зубы! Все схвачено! Здесь все нормально, – отмахнулся Гриша. – Да, кстати, как твой израильский паспорт? – вдруг поинтересовался он.

– Как видишь, ничего, – сказал Сильвестр и с гордостью достал из кармана паспорт. – Проехал.

– С тобой никто на иврите разговаривать не пытался? – усмехнулся Григорий.

– Да нет вроде. Пограничник только спросил меня по-вашему, а я ему просто кивнул в ответ. А ты что, хочешь, чтобы я еще и иврит стал учить? Зачем он мне нужен? – сказал Сильвестр.

– Да нет, иврит тебе учить не обязательно. А вот виллу купить надо. Я думаю, это место лучше всего. Во-первых, здесь дешевле, чем под Тель-Авивом или под Иерусалимом. Там земля дороже стоит, поскольку они к центру приближены. А здесь гораздо перспективней. Курортное место, Средиземное море, теплый климат. Не вечно же ты будешь торчать в этой непредсказуемой России!

Сильвестр промолчал.

На следующий день мы поехали в офис к Григорию. По дороге выяснилось, что в Швейцарии, в Женеве, Григорий взял кредит в 500 тысяч долларов, которые тут же потратил на свой офис, охрану и машины – «шестисотые» «Мерседесы». Григорий передвигался только на черных «Мерседесах». Для Израиля это было безумием, так как солнце палило нещадно круглый год, но все машины были оборудованы кондиционерами, так что ездить было одно удовольствие.

За нами практически вплотную ехала тачка с охраной Григория – здоровенными плечистыми парнями под два метра ростом. Вскоре мы въехали в торговый центр и остановились возле высоченного здания из стекла и бетона. Войдя в белоснежный холл со стеклянными дверями, поднялись на лифте на 12-й этаж.

– Этот этаж арендует моя фирма, – сказал Григорий.

Дверь офиса нам открыл охранник. Мы вошли в просторный холл, пол которого покрывал светло-зеленый с бежевым ковер. Офис был обставлен пластиковыми столами, за которыми сидели секретари и помощники Григория. Мы сразу же прошли в кабинет, где стоял массивный стол из дорогого дерева, за ним – кожаные кресла и что-то типа длинного обеденного стола, с красивыми резными стульями.

Григорий подошел к сейфу, открыл его, показав Сильвестру, что он набит долларами и израильской валютой.

– Вот видишь, – сказал он, – это все твое. Ты можешь все это взять.

– Как же я могу это взять, если не могу вывезти? Что ты мне пургу гонишь? – возмутился Сильвестр.

– Я имею в виду – взять и использовать, вложить в любое дело… здесь, – сказал Григорий.

– Конечно. А дело это будешь вести ты, – недоверчиво пробурчал Сильвестр.

– А что, у тебя здесь есть другие знакомые? – парировал Григорий, заранее предвидя ответ Сильвестра.

Дело кончилось тем, что вскоре они сели обсуждать очередной проект.

Пробыв в Израиле еще неделю, Сильвестр, удовлетворенный встречей с Григорием, получил какие-то банковские счета и покинул Израиль. Все свои дела он вроде бы решил, но в самолете, когда мы летели обратно, выяснилось, что все полученные деньги Иваныч опять вложил в новое дело. Естественно, дело это находилось под патронажем Григория.

– Неужели мы зря сюда летели? – узнав об этом, буркнул я.

– Как это зря? – раздраженно ответил Сильвестр. – Я же свои деньги взял!

– Но ты их не везешь! – парировал я.

– Я же их в дело вложил! Это дело даст мне большие проценты, – настаивал Сильвестр.

– А это дело опять контролирует Григорий, – усмехнулся я.

– Ну и что дальше? – Сильвестр не хотел проигрывать.

– Все от него зависит. А если его не станет? А если тебя подстрелят? Где мы эти деньги найдем?

– Если меня, не дай бог, завалят, – ответил Сильвестр, – то мне эти деньги уже не будут нужны. А если его – тогда я эти деньги из-под земли достану!

На этом разговор был закончен. Вскоре наш самолет приземлился в Москве.

Глава 10

Практически каждый вечер Сильвестр заруливал в штабное кафе «Встреча». Вскоре там собиралось все ближайшее его окружение. Там разрабатывались планы действий, туда подъезжали представители других группировок. Сам Сильвестр во встречах обычно не участвовал, их проводили его доверенные лица – Двоечник, Дракон, Культик, Рэмбо, Андрей. Частенько на встречу приезжало сразу несколько лидеров. Как правило, многих удавалось уговорить прекратить временно междоусобную войну. Во всяком случае, многие авторитеты были заинтересованы в этом, так как при любой стычке между бригадами гибли люди, да и перед ними самими постоянно маячила угроза расправы.

Многие из приезжающих лидеров считали, что по своей бандитской иерархии с ними может говорить на равных только Сильвестр. В таких случаях, если авторитеты отказывались встречаться с людьми из его ближайшего окружения, Сильвестру приходилось вести переговоры лично.

Вот и сегодня Андрей позвонил мне с утра и сказал, чтобы я готовил Иваныча к встрече с одним из лидеров, который заявил, что у него есть несколько вопросов лично к самому Сильвестру.

Мы приехали в наше штабное кафе в семь вечера, минут через пятнадцать прибыли Андрей и Двоечник. Встреча должна была состояться с одним из молодых бригадиров, Николаем Шубиным, известным в криминальном мире под кличкой Шуба.

Шуба приехал со своими ребятами ровно в 19.30, как и было назначено. Они уверенно вошли в кафе. Шубе было не больше двадцати двух—двадцати трех лет. Это был высокий парень крепкого телосложения, с короткой стрижкой. В прошлом он имел первый разряд по самбо, это помогло ему, участвуя в различных драках, завоевать определенный авторитет – стать бригадиром, а потом и лидером своей бригады. В ней насчитывалось около тридцати человек. Кроме этого, был еще и резерв – друзья боевиков, которые не работали пока активно в бригаде, но в случае необходимости могли присоединиться к его братве.

Шуба пребывал в хорошем настроении. Он поздоровался с Сильвестром и сел за его столик. За соседним столом расположились Андрей и Двоечник. Я занял место немного поодаль, но даже оттуда мне было хорошо слышно, о чем шел разговор. Ко мне за столик подсели ребята Шубы. Настроены они были достаточно дружелюбно.

Претензий друг к другу у Сильвестра и Шубы не было. Разговор завязался быстро, обсуждали важные проблемы. Сильвестр объяснил, что в сегодняшней ситуации все славянские группировки должны объединиться, ибо если этого не сделать в ближайшее время, то вся Москва будет захвачена чеченцами. Шуба среагировал моментально.



скачать книгу бесплатно


Поделиться ссылкой на выделенное