Валерий Карышев.

Криминальная история России. 1993–1995. Сильвестр. Отари. Мансур

(страница 13 из 91)

скачать книгу бесплатно

– А вот ручка у меня как раз есть, – вставил Григорий.

– Значит, только бумагу возьми, – отдал приказание Сильвестр и, отвернувшись, вновь продолжил прерванный разговор с Неймером.

Я изъял лист бумаги у удивленного метрдотеля и, вернувшись в зал, положил его на стол перед Сильвестром.

– Вот смотри. – Григорий взял листок и расчертил его на две стороны. Я пытался разглядеть, что он там рисует, но мне это плохо удавалось. Григорий перехватил мой взгляд и спросил Сильвестра:

– А это кто? Ему можно тут присутствовать?

– Говори, Григорий, это Санек – человек проверенный. Он мой личный телохранитель. Тем более Шурик все равно ничего в этих делах не понимает.

Григорий продолжил:

– Значит, следующая схема, Иваныч. Мы создаем банк. Называем его, к примеру, Московский торгово-кооперативный банк. Во главе ставим нашего человека…

– Кого? – сразу вклинился в Гришин монолог Сильвестр.

– Я тебе позже объясню. Женщину, – немного замявшись, ответил Гриша.

– Какого черта нам нужны эти бабы? – возмутился Сильвестр. – Что, нормальных ребят не найдем?

– Женщина больше вызывает доверие бизнесменов. Я все обдумал, пока на нарах сидел, – спокойно ответил Григорий. – Не пори горячку раньше времени, дослушай до конца. Дальше мы берем бланк Правления Госбанка Российской Федерации…

– Кто же это нам его даст? – ехидно поинтересовался Сильвестр.

– У меня человек работал в центральном аппарате Госбанка СССР, я же тебе говорил, он всю кухню знает. Берем бланк. На бланке пишем любой текст. Бланк подписывается, скажем, первым заместителем председателя Госбанка, должностным лицом. Затем копируем все и вместо этого текста вставляем свой текст, что якобы наш банк, который мы с тобой создадим, имеет, к примеру, 200 миллионов уставного фонда денег, и Госбанк этим письмом гарантирует, что данная сумма находится у него на счетах. Стоит подпись должностного лица. И мы под такое письмо можем получить любые кредиты. Вернее, не мы с тобой, а наш человек получит любые кредиты! Затем…

– Погоди, – перебил его Сильвестр, слабо разбирающийся во всей этой канители, – как мы такое письмо с тобой получим? Кто нам даст деньги?

– Да в том-то и дело, – принялся объяснять Григорий по второму кругу, – что деньги нам с тобой никто давать не будет. Мы от этого письма… как тебе сказать – берем низ и верх, они настоящие. Шапка – бланк правления, внизу – подпись должностного лица. А середина – наша, что мы имеем такие деньги. И фигурировать это нигде не будет. Мой человек все правильно оформит, поставит исходящие номера, даты, подмахнет подпись этого чиновника… А с таким письмом, да еще при нашей обаятельной банкирше – с ней я тебя скоро познакомлю, – мы стопроцентно будем получать кредиты.

– Так, теперь понял, – более-менее уверенно сказал Сильвестр. – А дальше что?

– А дальше мы, получив эти кредиты, будем переводить их на счета частных фирм – твои, мои и наших доверенных людей. Потом деньги конвертируем и переведем в Швейцарию – там у меня есть связи – или в Израиль.

Но промежуточно эти кредиты будем прогонять – я это уже продумал – через Северный Кипр.

– Почему именно Северный? – удивленно поинтересовался Сильвестр.

– Это я сейчас тебе объясню, – оживился Гриша. – Понимаешь, Республика Северный Кипр не признана многими странами. Это турецкая республика, и поэтому никаких соглашений о выдаче информации по банкам территории Северного Кипра ни у кого нет. Поэтому вся наша информация по деньгам там и пропадет. А потом мы эти деньги будем переводить уже в Израиль или в Швейцарию.

– Ну, Гриша, ты меня порадовал! – подвел итог Сильвестр. – Придумал ты все здорово, гениально, можно сказать.

– Подожди! – прервал его Неймер. – Я еще и насчет тебя придумал…

– А что насчет меня? – насторожился Иваныч.

– Чтобы у тебя была четкая гарантия, что ты мой настоящий партнер и что твои деньги никуда не пропадут, я придумал такой вариант. – И Гриша приступил к изложению следующего плана: – У меня есть хорошая помощница, и я давно ее знаю. Зовут ее Ольга Лабинская. Я тебе про нее несколько раз говорил…

– Что-то не помню, – немного подумав, ответил Сильвестр.

– Очень симпатичная девушка, это ее я хочу сделать председателем правления банка.

– Так почему же все-таки ее, а не кого-нибудь из моих людей? – спросил Иваныч.

– Вот к этому и разговор. Иваныч, я, сидя на нарах, все продумал. – Григорий выждал паузу. – Ты на ней женишься.

– Ты что, охренел? – заорал Иваныч. Немногочисленные посетители ресторана удивленно поглядели в нашу сторону. – Зачем мне на ней жениться? У меня своя семья есть – жена и двое детей, если ты помнишь!

– Погоди, не горячись. Дай мне все объяснить, – успокоил его Гриша. – Во-первых, она имеет израильское гражданство, а тебе израильское гражданство не помешает. Тем более, как ты знаешь, многие воры и авторитеты уже женились на еврейках и получили гражданство Израиля. Некоторые там уже живут, а при твоей сегодняшней профессии, при твоей рискованной жизни и постоянном напряге с ментами зарубежный паспорт с открытой постоянной визой просто необходим.

Что и говорить, Неймер владел даром убеждения. После его рассуждений я сам был готов хоть сегодня жениться на любой первой попавшейся еврейке.

– Согласен, – сдался Сильвестр.

– И второй момент, – не отставал Григорий. – Если она является твоей женой, фиктивной или фактической – это уж вы с ней сами разберетесь…

– Нет, только фиктивной! – зарычал Иваныч.

– Подожди, не встревай! – продолжал упорствовать Неймер. – Ты сначала посмотри на нее, может, понравится! Так вот, имея такой паспорт, ты становишься гражданином Израиля – это раз. Плюс твоя жена – банкирша, следовательно, все твои бабки легализованы – это два.

– Да, не зря ты сидел два года на нарах! Я что подумал, – хитро улыбнулся Сильвестр, – ты действительно этот гениальный план в тюрьме придумал?

– Конечно – времени-то было навалом, вот идеи и поперли! – довольно сказал Григорий, разливая вино по бокалам.

– Да я это к тому говорю, что, может, тебе еще там надо было посидеть? Глядишь, еще бы чего-нибудь гениального надумал! – расхохотался Сильвестр.

– Тьфу на тебя! – сплюнул Григорий. – Хватит! Два года нормально, больше не надо!

– А теперь давай поговорим о тебе, – сменил Иваныч тему разговора. – Что делать собираешься?

– Ты прямо как тот прокурор, – усмехнулся Гриша. – Как все сделаю, то есть схему построю, – съезжу в санаторий, отмечусь. Кстати, хочу попросить у тебя пару твоих «шкафов» в качестве охраны.

– Батюшки! – воскликнул Сильвестр. – Никак и тебе охрана понадобилась? Что, теперь видишь, что без нее и пропасть недолго? А помнишь, в 89-м, когда я впервые пришел к тебе…

– Наехал, – уточнил Григорий.

– Ну наехал… Ты мне своих пацанов выставил, а я их сразу раз… – Сильвестр сделал жест, по которому становилось ясно, что от пацанов Гриши мало что осталось.

– Конечно, помню, – усмехнулся Неймер.

– Ты ведь тогда сразу от своих горе-охранников отказался и ко мне за помощью прибежал! – не без гордости напомнил Сильвестр.

– А ты, кстати, тогда у меня в подчинении был, – отпарировал Григорий.

– Это как? – удивился Сильвестр.

– Ты же был начальником моей охраны! – расхохотался Гриша, глядя на изумленное лицо Иваныча.

– А, – засмеялся Сильвестр, – правильно, так и было!

– Ладно, вернемся к тому, с чего начали, – сказал Неймер. – Я хочу взять у тебя пару человек.

– Да нет вопросов! – сказал Сильвестр. – Вон Шурика бери. Надежнее не бывает! Устраивает? – Он махнул в мою сторону рукой.

– Вполне! Отмечусь в одном санатории, а затем очень медленно и аккуратно покину пределы России, потому что, ты понимаешь, мне это дело не простят. Люди захотят, чтобы бабки я вернул.

– Это понятно, – кивнул головой Сильвестр. – И куда намерен?

– Куда? – переспросил Гриша. – Да в Израиль! У меня там брат двоюродный живет. Гражданство я уже получил, так что могу хоть сейчас перебраться на историческую родину. А Израиль России своих никого не выдает. Так вот, я хочу, чтобы этот человек – пусть это будет Александр или кто-то еще – меня сопровождал.

Я насторожился. Уезжать неведомо куда, с практически незнакомым человеком мне совсем не хотелось.

– А как же ты хочешь из России выехать? Ты же под залогом! – поинтересовался Иваныч. – Тебя никто не выпустит!

– Эх, Иваныч, я и это продумал на нарах. Я поеду через Украину, – заговорщицки подмигнул Григорий. – Смотри сам – Украина уже другое государство. Оттуда я легко смогу выехать и в дальнее зарубежье.

– Молодец! – от души похвалил Гришу Иваныч. – Ну просто гений!

– Да ладно тебе, гений, гений, – рассмеялся Неймер. – Давай лучше обговорим твое знакомство с Ольгой Лабинской.

– Ну и как же я с ней познакомлюсь? – поддакнул ему Сильвестр.

– Познакомлю я с ней тебя сам, только сделать это надо красиво. Она девушка деликатная… Завтра она будет… – Григорий достал из внутреннего кармана пиджака внушительную записную книжку. – Завтра она будет в модном салоне «Женьшень». – Он оторвался от книжки и поглядел на Сильвестра. – Это косметический салон. Слышал? – Иваныч согласно кивнул головой. – Ну, значит, где искать – в курсе. Теперь посмотри, как она выглядит, вот тебе фотка… – Григорий достал из другого кармана фотографию. – Посмотри и запомни.

Сильвестр взял фотографию, повертел ее несколько минут в руках, внимательно рассматривая.

– Симпатичная мордашка! Ничего телка! – наконец сказал он.

– Я же тебе говорил! Что, я в этом ничего не смыслю, что ли? – обиделся Неймер. – Ладно, завтра ты подъедешь к салону, там-то я вас и познакомлю. Она насчет тебя в принципе уже в курсе.

– Ничего себе оперативность, – усмехнулся Сильвестр. – Зачем тогда столько возни? Почему просто не встретиться где-нибудь? На хер сдался этот салон?

– Иваныч, ну что, от тебя убудет, что ли? Пусть все будет красиво, – настаивал Григорий.

– Хорошо, – сдался Сильвестр, – нет проблем. Салон так салон, подъеду. Не волнуйся – все будет в лучшем виде. Охрану возьму человек эдак двадцать…

Григорий рассмеялся:

– Ага, и вооружи ее посолиднее! С женщиной знакомиться едешь, между прочим!

– Да ладно! Ты на нарах два года сидел, много всего умного напридумывал, а шутки понимать разучился! – улыбнулся Сильвестр.

В ресторане Сильвестр с Неймером зависали до позднего вечера. Далее разговор перешел на ничего не значащие мелочи. У обоих было прекрасное настроение. Сильвестр полностью увлекся идеей создания банка, мысль о фиктивной женитьбе уже его не отталкивала, а чем-то даже привлекала. В общем, отдохнули они с Гришей на славу, а ресторан, на мой взгляд, должен был бы выдать им грамоту как клиентам, принесшим заведению самую высокую прибыль.

Уже по дороге домой Сильвестр, повернувшись ко мне, сказал:

– Ну что, Санек, скоро мы с тобой станем евреями!

– Из меня не получится, – усмехнулся я, – я по паспорту русский!

– А я что, турок, по-твоему? – рассмеялся Иваныч. – И я русский. Но в том-то и дело, что сейчас лучше быть евреем – это единственная возможность уехать из страны и не иметь проблем с ментами. – Он практически дословно цитировал слова Неймера. Я подумал про себя, что это, пожалуй, единственный человек, влиянию которого поддается Сильвестр. Это меня тревожило – на мой взгляд, Иваныч должен был думать своей головой, только в этом случае он будет оставаться непререкаемым авторитетом.

На следующий день около полудня машина, в которой находились Сильвестр, я и еще один телохранитель, медленно подъехала к модному косметическому салону «Женьшень». Сильвестр был одет строго и элегантно – в темное пальто, белую рубашку с галстуком. Он производил впечатление солидного бизнесмена.

– Иваныч, мне идти с тобой внутрь? – спросил я, когда Сильвестр стал вылезать из машины.

– Зачем? Сиди, я один пойду, – ответил он и твердым шагом направился к салону.

Вскоре он исчез за стеклянной дверью. Сильвестр отсутствовал примерно часа полтора. Он вышел из салона вместе с Ольгой Лабинской. Это была девушка лет двадцати пяти. Волосы ее были коротко острижены и выкрашены в бледно-золотистый цвет. Большие голубые глаза, пухлые губы – она действительно была привлекательной. Невысокого роста – Сильвестру она доставала только до плеча, но очень ладная и женственная. Они с Сильвестром о чем-то мило болтали по дороге, было видно, что Иваныч пришелся девушке по вкусу.

Сильвестр проводил Лабинскую до ее иномарки. Около машины они простояли еще минут пятнадцать – видимо, нашли достойную тему для беседы. Затем Ольга села в машину и, мигнув на прощание фарами, укатила прочь.

Сев в машину, Сильвестр приказал ехать в Центр и больше не проронил ни слова.

– Ну как? – не выдержав, спросил я.

– Что как? – бесстрастно осведомился Сильвестр.

– Как женщина? – не отставал я.

– Хорошая женщина, интересная, – сказал шеф. – Видно, что не дура, язвительная, ну, в общем, Григорий оказался прав… – Иваныч снова замолчал.

– В чем прав? – снова полюбопытствовал я.

– В чем? – переспросил Сильвестр. – Неважно в чем. Слишком много будешь знать – скоро состаришься.


Прошло несколько недель. За это время я успел съездить с Григорием в санаторий, где он целыми днями посещал разные процедуры, делая вид, что усиленно лечится. После возвращения в Москву я снова стал охранять Сильвестра. Частенько приходилось сопровождать его на встречи с Ольгой Лабинской. Эти свидания обычно проходили в ресторанах, кафе, иногда на квартире, которую Сильвестр снял специально для этих целей. Я стал замечать, что он встречается с Лабинской все чаще и чаще.

Вскоре я узнал, что среди криминальных авторитетов действительно пошла мода получать израильское гражданство путем женитьбы на еврейках, хотя большинство авторитетов не имело к этой национальности никакого отношения. Поразмыслив, я пришел к выводу, что Сильвестр скорее всего женится на Лабинской, вот только как – фактически или фиктивно – гадать не пытался.

Сильвестр практически не появлялся дома. Он и раньше не особенно баловал жену своим присутствием. Она принимала это как должное – ей было хорошо известно, что муж – человек занятой, но в последнее время, когда Сильвестр не заглядывал домой сутками, а то и неделями, жена стала подозревать неладное, хотя сделать она все равно ничего не могла. В то же время я стал замечать, что встречи с Лабинской становились все более частыми. Скорее всего между Сильвестром и Ольгой возникло какое-то чувство. Об этом можно было догадаться уже по одним только взглядам, которые они бросали друг на друга. Кроме того, они нередко ночевали вместе в снятой Сильвестром квартире, а утром расходились по своим.

Наконец в мае 1992 года Сильвестр развелся с женой, а в середине лета женился на Ольге Лабинской. Почти сразу же они стали хлопотать о получении израильского гражданства. Я ездил с Сильвестром в ОВИР оформлять документы.

Параллельно разворачивал деятельность Григорий. Все шло так, как он запланировал. Сначала создал торгово-кооперативный банк, поставив Лабинскую председателем совета директоров. Составлением учредительных документов занималась специально нанятая юридическая фирма, которую также нанял Григорий. Создать банк по тем временам было делом непростым – надо было преодолеть кучу всевозможных инстанций. Но нанятые юристы за соответствующую плату легко справились с этим.

Наконец банк начал получать кредиты, и пришло время вывозить Григория за пределы России. В командировку Сильвестр решил отправить меня и Вадима в качестве шофера.

В тот день мы спокойно выехали на моей машине из Москвы. У Григория был поддельный паспорт на другую фамилию. Накануне Сильвестр мне приказал оставить все оружие дома, ехать налегке, незаряженными. Моей основной задачей было проводить Григория до Киева и посадить на самолет, вылетающий за границу.

– Для меня этот человек имеет очень большое значение, – в который раз повторил Иваныч. – Смотри, головой за него отвечаешь!

До Киева мы добрались без приключений. Время от времени я сменял Вадима за рулем, давая ему возможность отдохнуть и не терять при этом времени. Несколько раз за руль садился Григорий. Водителем он был лихим, поэтому, не желая рисковать, мы предоставляли ему возможность порулить только там, где не было опасности попасться в лапы гаишникам. Однако избежать столкновения с ними нам все же не удалось.

Мы уже подъезжали к Киеву, когда Григорий в очередной раз оккупировал водительское место.

– Я люблю машины, – говорил он, вжимая до предела педаль газа, – это как-то расслабляет.

Тут мы заметили, что за нами несется милицейская машина с включенной мигалкой.

– Ну все, – охнул Григорий, – сейчас нас менты заметут!

Мы притормозили, прямо перед нами остановилась синеглазка, из которой выскочил мент.

– Ты что же, друг, нарушаешь? – сказал он. – Куда это ты на такой скорости? Пожар, что ли?

– Да нет, командир, – натянуто улыбнулся Григорий, – все нормально. Просто поспорил с товарищем, какую скорость можно выжать из этой тачки. Шоссе-то пустое, движения никакого нет.

– А вы что, не знаете, что даже при отсутствии движения на шоссе, – стал говорить стандартными фразами гаишник, – есть определенные ограничения?

– Знаю, знаю, – сказал Григорий. – Ты не волнуйся, командир! – Он, приобняв гаишника за плечо, быстрым движением сунул ему в карман деньги. Гаишник, перехватив руку Григория, возмутился:

– Вы даете мне взятку?! – И тут же потянулся за пистолетом. Обратившись к своему напарнику, он подал знак. Второй гаишник, выбравшийся к тому времени из машины, вытащил автомат.

«Все, – мелькнуло у меня в голове, – нас замели! Типичная подстава! Теперь всех арестуют. Превышение скорости, конечно, только предлог. Что же делать? У меня никакого оружия… А если сейчас Григория заметут, Сильвестр мне этого никогда не простит!»

Надо было как-то выкручиваться. Неожиданно Григорий снова взял инициативу в свои руки.

– Какие деньги?! Какая взятка?! У тебя что, понятые есть? Кто видел, что я тебе давал деньги? – возмущался Гриша. – Ты же один. Ты что, сам себе свидетель? – наезжал он на оторопевшего мента. – А раз свидетелей нет, значит, и состава преступления тоже нет!

– Шибко умный! – сказал гаишник, вытаскивая из кармана смявшиеся деньги. – На, забери свои вонючие бумажки! Поедем в отделение, будем оформлять превышение скорости. Номера снимем…

– Погоди, – сказал Григорий. – Тут у меня еще кое-что есть… – И он достал из кармана толстую пачку денег. Я увидел, что это были доллары, и сумма, должно быть, была приличная – тысяч пять-десять. – Что ты мне будешь биографию портить? – начал уговаривать мента Григорий. – Ты видел когда-нибудь такие бумажки? Их печатает казначейство Соединенных Штатов Америки. – Григорий положил пачку на капот машины. – Ну что, мы поехали?

Гаишник некоторое время стоял в замешательстве, потом взял пачку, сунул ее в карман и, отвернувшись, буркнул:

– Езжайте!

– Ну вот, спасибо! – улыбнулся Григорий в спину мента.

Всю последующую дорогу мы ехали молча.

– Да, ничего не скажешь – откупились! – не выдержав тишины, сказал я.

– А что было делать? – взорвался Григорий. – По-твоему, в ментовку надо было ехать? Я же в розыске, другого выхода у меня не было! – уже оправдываясь, произнес он.

Дальше эту тему развивать никому не хотелось.

Вскоре мы приехали в Киев. Однако пробыли там всего полдня. За это время Григорий успел достать через знакомых билет на ближайший заграничный рейс. Им оказался рейс Киев – Будапешт. Григорий был очень доволен тем, что ситуация складывается благоприятно.

– Ну вот, до Будапешта на самолете, дальше – на машине до Вены, там недалеко, – разглагольствовал он, когда мы стояли в аэропорту в ожидании посадки на самолет. – А дальше Вена – Тель-Авив, прямое сообщение. Ну что, ребята, давайте прощаться! Иванычу привет, спасибо вам за все! – Он неожиданно протянул нам по пачке денег.

– Не надо! Это наша работа, нам за нее и так платят, – стали отказываться мы.

– Берите, берите, ребята, вы заслужили! – сказал Григорий, практически впихивая нам в руки деньги. – Только вот еще что, я сейчас буду проходить паспортный контроль – подстрахуйте меня. Чем черт не шутит!

– Базара нет! – ответил Вадим. – Еще проследим, как ваш самолет взлетит!

Вскоре Григорий с небольшим портфелем подошел к паспортному контролю. Документы у него были поддельными, поэтому некоторый риск существовал. Протянув свой паспорт, Неймер уставился прямо в глаза пограничнику. Тот быстро вернул ему паспорт, и Григорий беспрепятственно прошел через турникет таможенного осмотра. Поскольку вещей у него было мало, там он не задержался. Наконец, зайдя за стойку и помахав нам рукой, Гриша влился в толпу народа. Через несколько минут объявили посадку, и вскоре самолет, уносящий Гришу Неймера в Будапешт, пролетел над нашими головами.

– Ну, все, улетел! – облегченно вздохнул Вадим.

– Давай подождем еще полчасика, – предложил я.

– А что ждать-то? – фыркнул Вадим. – Раз самолет поднялся, значит, он улетел.

Мы возвращались в Москву той же дорогой, только мер предосторожности больше применять не требовалось. Вскоре мы были в столице. Сильвестр к этому времени уже получил весточку от Григория. Тот благополучно добрался до Будапешта, а оттуда до Тель-Авива и теперь наслаждался красотами исторической родины. Сильвестр был очень доволен. К тому времени уже были готовы документы по оформлению банка, взят в аренду небольшой особнячок, сделан ремонт, и новый банк во главе с Ольгой Лабинской начал свою работу.



скачать книгу бесплатно


Поделиться ссылкой на выделенное