Валерий Карышев.

Криминальная история России. 1993–1995. Сильвестр. Отари. Мансур

(страница 11 из 91)

скачать книгу бесплатно

– Стволов в машине ни у кого нет?

Ребята ответили отрицательно.

– Все правильно. Поехали!

Мы поехали в район Ленинского проспекта. Кафе «Ласточка» находилось в середине проспекта и имело свою особенность. «Ласточка» была сделана под летнее кафе. Это сейчас такой тип ресторанов стал очень популярен, а тогда, в начале девяностых, их были единицы. Со стороны фасада у выхода из ресторана стояли столики под зонтами. Вся территория летнего кафе была обнесена невысокой металлической оградой. Столики и стулья – пластмассовые, ярко-красного цвета. На каждом столе прилежные хозяева поставили по вазе с искусственными цветами, позабыв, однако, постлать хоть какое-нибудь подобие скатерти.

Шамиль не зря назначил встречу именно тут: вся территория летнего кафе прекрасно просматривалась, и контролировать ситуацию было сравнительно легко.

На подъезде к кафе Сильвестр провел с нами последний инструктаж:

– Значит, так, братва, машину ставим чуть в сторонке от кафе, так, чтоб в случае чего, – он посмотрел на водителя, – можно было сразу уехать. Поэтому ты, Олег (так звали парня, выполнявшего сегодня роль водителя), машину разверни заранее так, чтоб можно было рвануть на Ленинский проспект.

В кафе на стрелку со мной пойдут Санек и Макс. Диман выйдет из машины и будет наблюдать за ситуацией. Остальные останутся в машинах. Рации будут у Санька и у Димана. – С этими словами Сильвестр достал две миниатюрные рации. – Через них будете поддерживать связь с третьей машиной. Третья машина – такси. В нем будет сидеть Культик, вы его вчера видели. Имейте в виду, машина «заряжена».

– В каком смысле? – поинтересовался кто-то из ребят.

– В багажнике сумка. Там автоматы и пистолеты. Надеюсь, они не пригодятся и до перестрелки не дойдет, – сказал Сильвестр, – но все может случиться. В общем, братва, действуйте по обстановке. За оружие хвататься только в случае, если «чехи» первыми достанут стволы. До этого ничего не предпринимать. Но я думаю, – еще раз повторил он, – что до этого дойти не должно. Ты, Санек, – обратился он ко мне, – смотри внимательно за обстановкой. На встрече будут Шамиль и два его боевика. Особенно внимательно наблюдай за этой парочкой. С Шамилем буду разговаривать только я. И еще, – он взглянул на Олега, – машину заглушишь, но минут через пять снова заведешь, чтобы она была с работающим движком. Разговор будет коротким. Как только я сяду в машину – дави на газ. Если что случится – смотреть только на меня. Что я скажу, то и делайте. Главное – никакой паники!

У меня было сильное подозрение, что Сильвестр что-то задумал. Но что именно? И какая в этом деле роль отводится Славке? Единственное, что успокаивало, – ответы на эти вопросы я получу очень скоро.

Возле кафе уже стояла машина с чеченами. Они приехали на черном «Мерседесе».

Я никогда раньше не общался с представителями этой национальности и потому воображал их себе черными, заросшими бородами дядьками зверского вида. Ничего подобного! Все они были коротко стриженные, прилично выглядящие мужики, вот только лица у них были какие-то неприятные.

У чеченской машины было двое парней.

Еще двое уже сидели в кафе за одним из столиков. За другим, стоящим рядом, расположился, вероятно, сам Шамиль. Это был плотный мужчина среднего роста. Одет, как и Сильвестр, он был в дорогой строгий костюм с галстуком. Правда, стиль одежды находился в некотором разногласии с наружностью горца. У него было хищное лицо с причудливо изогнутыми, как бы в гримасе, губами. Глаза с восточным разрезом были настолько черны, что невозможно было отделить радужку от зрачка. Весь вид Шамиля говорил о том, что у этого человека, должно быть, весьма неуравновешенный и злобный характер. В его движениях читались повадки дикого зверя.

На столике перед Шамилем лежала пачка «Мальборо» и красивая, видимо, дорогая зажигалка. Взгляд чеченца был направлен в одну точку. У постороннего человека могло сложиться впечатление, что он просто присел отдохнуть и немного задумался о чем-то о своем. Некоторое волнение выдавали только руки Шамиля. Он беспрестанно постукивал пальцами по столу, выбивая только одному ему известный ритм. На стрелку Шамиль приехал заранее и Сильвестра дожидался уже довольно давно – в пепельнице лежало несколько окурков.

Ровно в двенадцать Сильвестр вышел из машины, вошел в кафе и, пожав Шамилю руку, сел рядом. Мы с Максом подсели за соседний столик, где сидели боевики Шамиля. Скользнув взглядом по лицам противников, я поймал их полные ненависти и презрения взоры.

Тем временем за соседним столом началась беседа. Первым заговорил Шамиль. О чем они говорили, расслышать было невозможно, понятно только, что чечен разговаривает на повышенных тонах. Время от времени он тыкал в сторону Сильвестра пальцем, на котором сверкал массивный золотой перстень. Потом тем же пальцем Шамиль показывал на небо. Что означал подобный жест – я понятия не имел, но все это сильно смахивало на угрозу. Сильвестр пока молчал. Он не спорил с Шамилем, не пытался его прервать – только сидел и слушал, время от времени оглядываясь по сторонам и систематически похлопывая левой ладонью по столу.

Через несколько минут после начала разговора, точнее, монолога Шамиля, к столику подошла официантка и стала записывать заказ. Девушка сразу удалилась и через несколько минут вернулась, неся на подносе две чашки, сахарницу и какие-то пирожные. Поставив все это на стол, она ушла, призывно вертя задом. Меня несколько удивило, что Сильвестр не снимал темные очки, хотя никакого солнца не было и в помине.

Сильвестр взял чашку, поднес ее к губам. Вдруг неловким движением он опрокинул ее содержимое на брюки. Скривившись, Иваныч стал стряхивать кофейные капли с дорогой ткани брюк. Шамиль презрительно улыбнулся, подивившись неловкости Сильвестра.

Тот, не обращая никакого внимания на собеседника, взял салфетку и стал тщательно вытирать брюки. Несмотря на все его старания, пятно на брюках все-таки осталось. Тогда Сильвестр встал из-за стола, положил салфетку и что-то сказал Шамилю. Нетрудно было догадаться, что он собирался выйти в туалет. Шамиль махнул рукой, мол, конечно, иди. Сильвестр встал и вошел в помещение, где располагались туалеты. Я хотел было встать и пойти за ним, но Иваныч жестом показал мне оставаться на месте.

Тут я заметил, что к двум нашим машинам, стоявшим неподалеку, медленно подъехало такси. Из такси вышел Культик. Узнать его было невозможно. На нем была какая-то нелепая фетровая шляпа, потрепанный болоньевый плащ, большие роговые очки, в общем, выглядел он как типичный лох. В руках Культика был зажат какой-то лист бумаги, напоминающий карту Москвы. Обратившись к первому попавшемуся прохожему, он начал настойчиво тыкать пальцем в карту, вероятно выспрашивая у несчастного, как добраться до нужного ему населенного пункта. Наша братва сразу признала Культика и стала внимательно за ним наблюдать. Я услышал, как завелась машина Сильвестра, и понял, что сейчас произойдет нечто неожиданное, но заранее запланированное Сильвестром.

Тем временем из кафе вышел мужик с большой картонной коробкой, на которой по-английски было написано: «Бренди». Мужик был одет в темные брюки и светлую матерчатую куртку, наподобие тех, что носят работники общепита. Он направился в сторону проспекта Ленина. Что-то в фигуре и манере двигаться показалось мне очень знакомым. Я пристально посмотрел мужику вслед: высокая фигура, волосы какого-то неживого соломенного цвета, очки в тяжелой оправе, но под ними лицо Славки! Я даже оторопел от неожиданности.

В это мгновение зашипела рация. Я поднес ее к уху, нажал на кнопку.

– Прием!

Послышался чуть встревоженный голос Андрея:

– Внимание! Уходите через 30 секунд.

– Понял, – сказал я и выключил рацию. В ту же секунду Славка неожиданно опустил коробку, и не успел я глазом моргнуть, как в его руках оказался пистолет с глушителем. Славка молниеносно навел его на Шамиля и выстрелил три раза подряд. Три тихих хлопка прозвучали практически одновременно, и Шамиль откинулся на стуле, словно его ударил человек-невидимка, и медленно сполз на землю. Из его головы тонкой струйкой текла кровь – видимо, одна из пуль попала в лоб. Славка моментально навел ствол пистолета на окаменевших боевиков Шамиля и громко скомандовал:

– На пол!

Боевики сразу же рухнули на землю. Сопротивляться было бесполезно, так как по условиям стрелки чеченцы были безоружны. Уложив чеченов, Славка, не обращая внимания на поднявшийся вокруг переполох, вновь рванул внутрь кафе.

Мы побежали к машине. Там уже сидели Олег с Дмитрием. Как только мы вскочили внутрь, машина тотчас сорвалась с места и понеслась в сторону Ленинского проспекта.

– Где Иваныч? – спросил я.

– Уже уехал, – ответил Диман.

Когда и каким образом Сильвестр успел выбраться с места происшествия, я не понял, но переспрашивать не стал. В заднее стекло было видно, как из кафе выскочили боевики Шамиля и стали размахивать руками. Подкатили еще две тачки – видимо, тоже с людьми Шамиля. Больше я ничего разглядеть не успел, так как наша машина вылетела на Садовое кольцо.

Вскоре рация вновь зашипела. Я услышал голос Андрея:

– Все, братва, работа окончена. Два дня отдыхаем. Сидеть дома.

На следующий день в новостях по телевизору, а также во всех газетах прошло сообщение: «Кровавая бойня в кафе на Ленинском проспекте…», где подробно описывалось убийство чеченского криминального авторитета по кличке Шамиль. В некоторых статьях высказывалось предположение, что это убийство может стать началом войны между чеченскими и славянскими группировками.

Москва, 3 октября 1991 года

После покушения на Шамиля стало ясно, в чем заключалась работа Славки, о которой он так не хотел распространяться. Мне было как-то неуютно при мысли, что мой близкий друг, которого я знал столько лет, стал киллером. Я тоже убивал людей, но то, что случалось, нельзя было назвать продуманным и заранее запланированным убийством, это не было моей обязанностью. Для Славки же убийство стало работой. Я много думал над тем, почему Сильвестр сразу определил Славку на эту должность, без подготовки, практически не зная его профессиональных качеств. Ответ напрашивался сам собой – Славка ранее уже занимался подобной работой. Я пытался расспросить Вадима, который был близок со Славкой в последнее время, но он отвечал очень неопределенно. Из того, что мне удалось из него выжать, я понял, что Славке действительно приходилось заниматься подобными вещами дважды или трижды, еще на Дальнем Востоке. Теперь становилось ясно, почему выбор Сильвестра пал именно на него.

По ходу разговора с Вадимом я узнал, что братва из Владика вычислила местонахождение Славки. Не знаю, как произошла утечка информации, но владивостокцы уже знали, что он находится в ореховской бригаде под Сильвестром. Вероятно, Сильвестр прикрыл Славку, поставив ему условие, что тот будет выполнять его отдельные поручения, связанные с ликвидацией врагов.

Славка позвонил в тот же вечер по междугородке. Сняв трубку, я услышал его далекий голос:

– Привет, Сашок! Как у вас дела?

– Все нормально, Славка! Ты куда пропал? – проорал я в трубку.

– Как куда? Работа сделана, отдыхаю. – Слышимость была настолько плохой, что складывалось впечатление, будто Славка звонит откуда-нибудь из Австралии.

– Где ты? – поинтересовался я.

– В Крыму. На самом что ни на есть курорте. – Я пораскинул мозгами и решил, что скорее всего он загорает где-нибудь в Ялте. – Гостиница хорошая, телки дешевые… – продолжал хвастать Славка. – В общем, отдыхаю. Может, навестите меня с Вадимом? Адресочек могу сообщить позже.

– Ты же знаешь, это не от нас зависит. – Мне вдруг ужасно захотелось вырваться из серой, промозглой Москвы под еще теплое солнышко юга. – Знаешь, Славка, если честно, я не ожидал, что ты возьмешься за эту работу, – сменил я тему разговора.

– Давай не будем об этом по телефону! – оборвал меня Славка. – Сам понимаешь… Поговорим при встрече.

– Хорошо, – сразу же согласился я.

Мы поболтали еще несколько минут о каких-то несущественных вещах и распрощались.

Не успел я положить трубку, как телефон зазвонил снова. На этот раз звонил Андрей.

– Александр, привет! Ты один? – спросил он.

– Вадим здесь.

– Давайте срочно собирайтесь, через пятнадцать минут я подъеду. Возьмите необходимые вещи, сложите в одну сумку. Вам надо срочно съехать с квартиры.

– Хорошо, – сказал я и, положив трубку, передал приказ Вадиму.

– Ясно. Значит, «чехи» зашевелились, могут нас искать. Быстро собирайся! – прокомментировал он ситуацию.

За десять минут мы побросали в спортивную сумку вещи, которые могли нам понадобиться в течение ближайших двух недель, и ровно через пятнадцать минут уже стояли внизу у дверей подъезда.

Андрей повез нас в сторону Каширского шоссе. Было заметно, что он не на шутку встревожен.

– Куда едем? – поинтересовался я.

– В одно надежное место, – неопределенно ответил Андрей.

– Что случилось-то? – продолжал допытываться я.

– «Чехи» зашевелились. Сделали пару наездов на наших коммерсантов. Ищут вас, Иваныча… Разборку хотят устроить по поводу гибели Шамиля.

Вскоре машина, свернув с Каширского шоссе, затряслась по ухабам проселочной дороги. Через некоторое время мы остановились у нового коттеджного поселка. Миновав ворота, попали на улицу, вдоль которой стояли дома, часть которых еще была не достроена.

Проехав почти до конца улицы, мы остановились перед массивными железными воротами, за которыми я разглядел довольно внушительное строение, видимо, возведенное по индивидуальному проекту. Должно быть, нас заметили, потому что к воротам спешил какой-то здоровый парень в кожанке.

Во дворе нашим глазам предстала идиллическая картина. На качалке мирно восседал Сильвестр, возле него расположилась какая-то женщина, рядом с диким улюлюканьем бегал мальчик лет шести. Я понял, что это законное семейство Сильвестра, с которым он вынужденно воссоединился. Сильвестр увидел нас и улыбнулся.

– Ну что, братки, приехали? – Он тепло с нами поздоровался.

Я оглядел дом – строение было новым, краска на оконных рамах даже не успела запылиться.

– Твой дом? – спросил я у Сильвестра.

– Да, недавно построился. Пойдем, я вам тут все покажу.

Дом был большой, трехэтажный, с какими-то витыми лесенками, ажурными балкончиками и островерхими башенками. Он производил впечатление маленького симпатичного замка и, видать, обошелся хозяину совсем недешево. С особой гордостью Сильвестр продемонстрировал нам подземный гараж и огромное подвальное помещение, где уже разместились внушительные стратегические запасы вина лучших сортов. Сильвестр был тонким ценителем вин.

Вернувшись во двор, мы уселись в плетеные кресла. Сильвестр отослал жену и ребенка в дом, чтобы они не мешали нашему разговору.

– В Орехове я больше не появлюсь, – сказал он. – Обстановка не та. Возникли непонятки. Войны с «чехами» нам не избежать. Сейчас отсижусь немного, потом проведу ряд встреч с московской братвой. Нужно объединяться на борьбу с чеченами, иначе они нас задавят. Да, – обратился он к Вадиму, – тебе особое задание. Я квартиру приобрел, на улице Горького… Не хочу ее особо светить. Нужно, чтобы наша братва не знала про нее. Поэтому организуй переезд. Мебель купишь новую. С Жанной моей поедете, – кивнул он в сторону дома, куда несколько минут назад ушла его жена. – Проследи, чтобы сделали хороший ремонт. Деньги я дам. Возьмешь на себя все заботы о квартире. И заодно, – продолжил Сильвестр, – раз ты этим займешься, будешь постоянно находиться при моей супруге, вроде ее телохранителя. Также и ребят подтянешь из своей бригады. А ты, Санек, будешь со мной. Пару-тройку дней здесь отдохнем, потом в белокаменной появимся, будем встречи проводить.

Мне очень хотелось узнать, что думает по поводу убийства Шамиля сам организатор покушения. Наконец я не выдержал и спросил:

– Иваныч, давно хотел спросить, как ты тогда из кафе умудрился выйти?

– Обыкновенно, – усмехнувшись, ответил Сильвестр. – С черного хода, когда стрельба началась.

– Славка-то молодцом оказался, – продолжил я, ожидая услышать от Сильвестра похвалу в адрес своего дружка.

Но Сильвестр ничего на это не ответил, только удивленно посмотрел на меня, как бы спрашивая, при чем тут Славка. Я понял, что это была игра – Сильвестр не стал засвечивать участие Славки в покушении. Естественно, это было опасно. Не сегодня-завтра любого боевика из его бригады могли выкрасть и под жестокими пытками выбить информацию. Поэтому Сильвестр и предпочитал не афишировать то, что другим знать было совершенно необязательно. Я понял этот принцип и в дальнейшей работе старался никогда не задавать шефу вопросы, которые не касались меня лично.

За те несколько дней, что я и Вадим провели с Сильвестром за городом, я довольно хорошо познакомился с его женой. Это была женщина лет тридцати с простой, незапоминающейся внешностью. Обычное лицо: небольшие серые глаза, широкие скулы. Несмотря на то что химия давно уже вышла из моды, ее волосы подвергались ей с невероятным постоянством. Косметикой Жанна также не пренебрегала, но так как в деревне, где она выросла, существовали свои каноны красоты, нормальный макияж ей не удавался. Дорогая одежда, которой обеспечивал жену Сильвестр, смотрелась на Жанне как-то очень странно. Вообще, вся ее угловатая фигура, лишенная даже намека на женственность, вряд ли могла вызвать в мужике чувства, способствующие укреплению брачных уз. С другой стороны, Жанна была очень добрым и отзывчивым человеком и прекрасной матерью. Эти качества, похоже, ценил в ней и Сильвестр. Во всяком случае, как я успел заметить, он старался не беспокоить жену и заботился о ней и ребенке в меру своих возможностей. Шеф, особенно в первый год нашего с ним знакомства, спешил вечерами домой, обязательно привозя своим детям, а их, как оказалось, было двое, какие-нибудь подарки. Позднее, приобретая все больший авторитет в криминальных кругах, Сильвестр стал отдаляться от семьи. Жена, будучи человеком совсем не глупым, поняла это, но перечить не стала. Трудно сказать, чем делился с ней муж, какие разговоры вели они, оставаясь наедине. Скорее всего он не посвящал жену в свои дела. Если она и была в курсе того, чем занимался ее супруг, то старалась никогда не вмешиваться, не делала бесплодных попыток отговорить его от подобного образа жизни. Жанна с завидным спокойствием восприняла тот факт, что Сильвестр живет своей собственной жизнью, а она погружена исключительно в проблемы, связанные с воспитанием детей и покупкой вещей. Видимо, это не было для нее большим ударом, тем более что Жанна имела возможность по своему усмотрению распоряжаться приличными денежными суммами.

Детей Сильвестр действительно любил. Если кто-нибудь из них заболевал, он поднимал на ноги всех знакомых врачей и добывал самые немыслимые лекарства. Каждый год он отправлял детей с женой на дорогие курорты, а позже и за границу.

Я частенько наблюдал за Жанной и пришел к выводу, что иначе ее отношения с Сильвестром сложиться и не могли. Он перерос ее. Когда они поженились, то стояли на одной ступеньке социальной лестницы. Он был простым трактористом, и Жанна вполне ему подходила. Затем Сережа Тимофеев, начинавший в Москве простым инструктором в одном из жэков, начал прокладывать себе дорогу наверх. Став знаменитым авторитетом, завязав обширные связи не только с представителями криминальных структур, но и с политиками, чиновниками, разными знаменитыми людьми, причем добившись всего в жизни самостоятельно, Сильвестр поднялся на иной социальный уровень, оставив добрую простушку Жанну далеко позади.

Через несколько дней мы «вышли из подполья». Первым делом Сильвестр поменял машину. Теперь он ездил на «БМВ-750», выпуска 1991 года. Это была свеженькая, новая машина со всеми наворотами, компьютером и разными прибамбасами.

В Москву мы выезжали практически каждый день. В течение дня только и делали, что встречались с разными людьми. Сильвестр вел переговоры с московской братвой. Мы были в Солнцево, ездили в Балашиху, на Таганку, в Измайлово. Заехали даже в Люберцы. Встречи с братвой обычно проходили в ресторанах.

Сильвестр собирал союзников для будущей борьбы. В их число входили и кавказские группировки, в основном грузинские. Поскольку грузинская община была представлена в Москве значительным количеством воровского крыла, то Сильвестр обычно встречался с наиболее авторитетнейшими из них – теми, кто имел огромный стаж и непререкаемый авторитет в Москве.

Во время каждой встречи я находился недалеко от столика, за которым сидел Сильвестр и его собеседники. Время от времени до меня долетали отдельные фразы из разговоров. На их основании можно было сделать вывод, что Сильвестр хотел войны. Вероятно, именно на этом противостоянии между чеченами и славянами он и хотел подняться. Несколько раз мы посещали Солнцево. Тамошние авторитеты не спешили подписаться в предоставлении своей помощи. Сильвестр неоднократно получал от них рекомендации о необходимости объединения всей ореховской братвы. Ему постоянно твердили: «Как ты можешь опираться на другие бригады, не владея полностью Ореховом? Ты должен объединить вначале всю ореховскую братву», «У тебя очень серьезный авторитет – возьмись за объединение!» Сильвестр и сам прекрасно понимал необходимость сплочения всех местных ореховских структур. И сделать это нужно было в ближайшее время. Только все вместе мы могли достойно противостоять чеченцам в грядущей войне.



скачать книгу бесплатно


Поделиться ссылкой на выделенное