Валерий Карышев.

Криминальная история России. 1993–1995. Сильвестр. Отари. Мансур

(страница 1 из 91)

скачать книгу бесплатно

Сильвестр

Москва, 1998 год

Сергей Тимофеев, больше известный как Сильвестр, занимает одно из ведущих мест в летописи криминальной истории России последних лет. По своей значимости его имя стоит в одном ряду с именами Япончика и Отари Квантришвили. Кличку «Сильвестр» Сергей Тимофеев получил в 90-е годы. Нередко его также называли «королем беспредела» или «некоронованным Сильвестром». В 90-е годы Сильвестр участвует практически во всех крупных разборках и бандитских войнах, часто присутствует на воровских сходах. Он – инициатор второй бандитской войны в Москве, под его руководством началась борьба против чеченских преступных формирований.

Еще находясь в заключении в Бутырской тюрьме, Сильвестр разрабатывает план, по структуре схожий с гитлеровским планом «блицкриг».

По выходе на свободу он предпринимает попытки объединить все мелкие, враждующие между собой ореховские группировки в монолит, сильную структуру, подобную солнцевской. Его замысел удается, и Сильвестр становится авторитетным лидером одной из самых могущественных криминальных структур Москвы. Через некоторое время он вступает в борьбу с чеченскими мафиозными формированиями, по его указанию начинают отстреливать чеченских лидеров. Однако вскоре Сильвестр погибает в результате криминальных интриг.

При подготовке книги автор пользовался большой информационной базой, основанной на малоизвестных ранее этапах жизни героя, источниками которой стали личный телохранитель Сильвестра, другие близкие хорошо знавшие его лица, лидер одной из группировок, обвиняемый в организации убийства Сильвестра. Автор также использовал воспоминания известного киллера Солоника о своем протеже.

Однако при анализе собранного материала автор обнаружил много противоречий в информации самих первоисточников. Поэтому при определении жанра произведения он не случайно выбрал художественный, но с документальной основой. История Сильвестра излагается со слов его телохранителя, бывшего свидетелем всех колоритных и громких этапов биографии криминального авторитета с 1990 по 1994 г. – до момента гибели Сильвестра. События излагаются в остросюжетной детективной форме. Основу произведения составляют три интриги, сыгравшие ключевую роль в судьбе героя.

Глава 1
Допрос
Москва, Тверская прокуратура,
18 сентября 1994 года

Эта история началась пять дней спустя после убийства Сергея Тимофеева, более известного в уголовной среде как Сильвестр. Именно в тот день, 18 сентября, моего клиента Леню Волкова вызвали в Тверскую межрайонную прокуратуру Москвы для допроса в связи с гибелью Сильвестра.

Леня Волков в свои тридцать пять лет был человеком ушлым, успевшим уже два раза побывать в зоне и, видимо в связи с этим, прекрасно разбиравшимся во всех тонкостях юриспруденции, точнее, уголовно-процессуального права. Помимо всего прочего, у Лени Волкова было весьма четкое представление о том, что в прокуратуру можно попасть в качестве свидетеля, а остаться там, причем на достаточно долгий срок, в качестве обвиняемого.

По этой причине Леня пригласил меня – адвоката и члена Московской коллегии адвокатов – сопровождать его на допрос.

Мы подъехали к зданию прокуратуры к назначенному времени – к пяти часам вечера. Пройдя арку жилого дома, вышли к зданию Тверской прокуратуры, что располагается между Самотечной площадью и Центральным рынком. Зайдя внутрь и поднявшись на второй этаж, легко отыскали нужный кабинет. Леня постучал в дверь. Услышав: «Входите!» – Леня вошел, я следовал за ним.

В небольшой комнате, со стенами, выкрашенными в светло-зеленый цвет, прямо против входа стояло два стола, за которыми сидели два следователя прокуратуры. Около двери располагался третий стол в окружении нескольких стульев.

Леня протянул повестку одному из сидевших за столом. Следователь, молодой человек примерно тридцати лет, внимательно прочел фамилию и обратился к своему коллеге:

– Волков пришел. Это по твоей части! – И протянул повестку второму следователю.

Тот оторвал взгляд от листка бумаги, на котором что-то быстро писал, и пристально взглянул на Леню. Потом перевел взгляд на меня:

– А вы кто будете?

– Это мой адвокат, – опередил меня Леня.

– Адвокат? – удивился следователь. – Вам адвокат не положен. Вы только свидетель пока еще…

Тут в разговор вмешался я:

– Видите ли, товарищ следователь, в уголовно-процессуальном кодексе ничего не сказано по поводу возможности или невозможности присутствия адвоката при контакте его клиента с органами дознания, в случае если этот клиент является свидетелем.

– Позвольте не согласиться с вами, – парировал следователь. – Если ваш клиент станет подозреваемым или обвиняемым – тогда милости просим, ему адвокат в этом случае по закону положен. А пока он свидетель – извините, не могу разрешить вам присутствовать при допросе. Тем более сейчас подъедут товарищи, хорошо знакомые с вашим клиентом…

– Петры, что ли, приедут? – вставил Леня.

– Да, товарищи с Петровки, – строго поправил следователь. – У них какие-то свои вопросы к вашему клиенту, и они рассчитывают на доверительную беседу, – обратился он ко мне.

Я понимал, что требования следователя были достаточно обоснованны – раз уж имеют место какие-то «игры» Лени с Петровкой – некие доверительные беседы, – я становлюсь здесь человеком лишним.

– Хорошо, – согласился я. – Нет проблем.

Леня настороженно глянул на меня:

– Подождите пока в коридоре. Если что, так сразу… – Шутка Лени, несмотря на его беспечный тон, получилась неудачной.

Я вышел в коридор, где вдоль унылых стен выстроился жалкий ряд потертых стульев, и сел в ожидании результата. По коридору то и дело сновали люди. В основном это были сотрудники прокуратуры – молодые люди и девушки, вероятно, еще студенты юридических институтов. Иногда появлялись и те, кого вызвали повестками как свидетелей. Их сразу можно было определить по встревоженным лицам и по тому, как плохо ориентировались они в расположении кабинетов.

Вскоре я обратил внимание на двоих мужчин в кожаных куртках, поднявшихся снизу. Легкая оттопыренность их одежды с левой стороны говорила о наличии под нею огнестрельного оружия. Не трудно было догадаться, что это и есть те самые люди с Петровки, о которых упомянул следователь. Поравнявшись со мной, они без стука вошли в кабинет.

Решив не загружать мозги обдумыванием проблемы, суть которой мне не была еще ясна, я раскрыл газету «Коммерсантъ дейли», которую Леня сунул мне перед тем, как выйти из машины. Быстро отыскав раздел уголовной хроники, нашел в ней статью «Расследование убийства преступного авторитета». В глаза бросились следующие строки: «Призрак Сильвестра бродит среди бандитов и милиционеров. В сентябре 1994 года в центре Москвы был взорван „Мерседес-600“. В салоне сгоревшей после взрыва машины найден обезображенный труп. Через несколько дней сыщики Московского уголовного розыска объявили, что убит известный авторитет, лидер ореховской группировки Сильвестр, „в миру“ – Сергей Тимофеев. Тело погибшего торжественно захоронили на Хованском кладбище. В последний путь Сильвестра провожали свыше 300 авторитетов и воров в законе. А недавно по Москве распространились слухи, что Сергей Тимофеев жив. Сильвестра якобы видели в Одессе в обществе другого авторитета по прозвищу Роспись, а затем встречали в Москве и в Вене. Даже сотрудники МУРа говорят, что „авторитет скорее жив, чем мертв“. Теперь припоминают, что в толпе, окружившей взорванный „Мерседес“, видели похожего на Сильвестра человека. Он смотрел на милиционеров и улыбался. Дело об убийстве Сергея Тимофеева расследуется Тверской межрайонной прокуратурой».

«Очень интересная ирформация, – подумалось мне. – Теперь понятно, зачем Леня вручил мне эту газету. Неужели Сильвестр жив? Маловероятно, конечно, но чего только не случается в жизни. Что, если взрыв – это инспирированный ход, чтобы выпасть из поля зрения ментов и бандитов? Вполне возможно при этом, что в недалеком будущем Сильвестр объявится снова. Но для чего ему понадобилось инсценировать свою гибель? Неужели лишь для того, чтоб отсидеться после скандальных историй, в которых он играл главную роль?

Ладно, нужно дождаться появления Лени. Проанализировав вопросы, заданные ему следователем, можно будет сделать выводы, насколько версия о том, что Сильвестр жив, серьезна».

Минут через сорок дверь кабинета открылась. Леня вышел в сопровождении двух муровских оперативников. «Неужели арестовали? – подумал я. – Да нет, вроде не похоже… Все улыбаются, один похлопывает Леню по плечу, руки пожимают…»

Леня тоже не выглядел огорченным.

– Пошли, все нормально! – сказал он, беря меня под руку.

Мы спустились этажом ниже и вскоре покинули здание прокуратуры. Я уже хотел было задать Лене вертящийся на языке вопрос, когда он предложил:

– Давай посетим одно местечко. Есть тут кабачок неплохой, там и побазарим, а заодно и Иваныча помянем.

Через несколько минут, проехав несколько улочек, мы оказались в небольшом уютном и, по-видимому, довольно дорогом ресторанчике. Ленина охрана – братва, сопровождавшая нас весь путь на синей машине, – осталась на улице охранять наш покой. Мы с Леней прошли в зал и сели за столик.

– По какому поводу весь этот шум? – спросил я. – Ты под подозрением или вправду проходишь как свидетель? Да и свидетель чего, любопытно узнать?

– Да нет базару! – отмахнулся Леня. – Я в их телефонную распечатку попал. Просто всех до одного из двадцати человек, с кем Иваныч накануне своей смерти общался, прошмонали и на допрос приволокли.

– Традиционная практика – не удивляйся, – сказал я.

– Это первое. – Леня налил себе стакан сока. – А второе – вопросы-то для меня с непонятками были…

– Что значит с непонятками?

– Перво-наперво почему-то задают такой – жив ли Иваныч и где может прятаться.

– Как это? Они что ж – не верят, что он погиб?

– Понимаешь, среди братвы сейчас много слухов ходит…

Леня был в курсе всех слухов, бродивших в криминальных кругах. Он знал практически все «воровское политбюро», со многими авторитетами криминальной Москвы был на короткой ноге. Но у Лени была своя политика – он держался в тени, старался не высвечиваться, хотя авторитет в криминальном мире им давно уже был завоеван.

– А зубы-то остались? – осторожно спросил я.

– Какие зубы? – не понял Леня.

– Зубы – его, Сергея Ивановича.

– Что значит остались?

– При взрыве. Они остались? Тело же не до такой степени разорвало. А по зубам точно личность погибшего можно определить.

– А кто определит-то? – лениво заинтересовался Леня.

– Как кто? Тот, кто эти зубы лечил или вставлял, – терпеливо объяснял я.

– Так он же в Америке все делал! – фыркнул Леня.

– Так с Америкой тоже связаться можно…

– Ну вообще-то да, – сказал Леня. – Я и не знал, что по зубам личность человека можно установить!

– Идентифицировать, – поправил я.

– Во-во, – поддакнул Леня. – А они-то знают? – намекнул он на оперов.

– Думаю, да. А ты что – хочешь им свою помощь предложить? – поддел его я.

– Ладно, кончай базар, давай Иваныча помянем! – сказал Леня, наливая в рюмки минеральную воду, – он давно «закодировался» и спиртного не пил. Я тоже не «употреблял», так как был за рулем. К тому же привык, что кто-нибудь из моих клиентов может вызвать меня в любой час дня или ночи. Аресты, задержания и убийства не происходят по графику. Поэтому я уже давно свыкся с ненормированным рабочим днем и старался круглосуточно быть в состоянии повышенной боевой готовности.

Весь вечер Леня вспоминал о Сергее Ивановиче, уважительно отзываясь о его предусмотрительности, уме, справедливости.

– Если он так умен и предусмотрителен был, отчего ж себя-то не уберег? – поддел я Леню.

– А, жизнь наша коротка, – махнул рукой Леня. – Никто ни от чего не застрахован. Обидно другое…

– Что?

– А то, что когда «завалили» Отари, братва пришла к Иванычу и говорит: «Иваныч, теперь ты первый, крестный отец. Правь по справедливости, по понятиям и законам!» Так вот: не успел он поправить!

Глаза Лени излучали неподдельную грусть.

– А ты на похоронах был? – поинтересовался я.

– Конечно, был. Народу понаехало – тьма. Сыскари там тоже гоношились…

Нашу с Леней беседу прервал писк пейджера. Мы одновременно потянулись к поясам.

– Твой или мой? – спросил я.

– Не знаю. – Леня вытащил пейджер, но оказалось, что заработал мой.

Действительно, на экране светилась звездочка – пришло сообщение. Нажав красную кнопку, я прочел: какой-то неизвестный адресат по фамилии Сергеев оставил свой телефон и просил срочно позвонить. Обращался ко мне по имени-отчеству.

– Кто это? – поинтересовался Леня. – Наши?

– Скорее всего – нет. Фамилия неизвестная.

– Может, менты? – насторожился он.

– Может… Надо позвонить.

– На, звони, – протянул мне мобильный Леня, – узнавай.

– Зачем? Чтобы они твой мобильник вычислили?

– Твоя правда, у них определитель может стоять… – согласился Леня.

– Пойду позвоню от бармена. – Я встал из-за стола и направился к стойке бара с телефоном. Набрав номер, я услышал длинные гудки, почти сразу оборвавшиеся – на том конце сняли трубку.

– Могу ли я услышать Сергеева? – осторожно спросил я.

– Сергеев слушает, – ответил низкий мужской голос.

– Вы мне звонили. – Я назвал себя.

– А-а, здравствуйте, здравствуйте. – В голосе незнакомца Сергеева явно слышалось облегчение. – Вы не могли бы приехать в 138-е отделение милиции? Это очень срочное дело.

– А что случилось? – поинтересовался я.

– Да здесь с вашим клиентом проблемы…

– С каким?

– Александром Циборовским. Это ваш клиент?

– Да, мой. А что с ним? Он жив?

– Приезжайте, поговорим.

– Алло, алло, я вас плохо слышу, сейчас перезвоню! – И я нажал специально на сброс.

Леня удивленно наблюдал за мной со своего места за столиком. Затем поднялся, подошел к стойке и, заказав себе еще минералки, остановился возле меня, дожидаясь разъяснений.

– Перезвонить просил некий сотрудник 138-го отделения милиции, – пояснил я. – Говорит, задержали моего клиента. Но в принципе менты никогда не звонят, самому приходится вмешиваться в ход дела. А тут вдруг позвонили и попросили подъехать. Странный и непонятный случай.

– Что делать будешь? – спросил Леня.

– Попробую разобраться. – Я набрал «02». Услышав голос дежурной, обратился к ней: – Девушка, можно соединить меня со 138-м отделением милиции?

– А что случилось?

– Я сотрудник милиции, не могу дозвониться по своему телефону…

– Соединяю, – сказала девушка.

На несколько секунд в трубке воцарилась тишина, затем прорезался чей-то простуженный голос:

– Дежурный по 138-му отделению милиции старший лейтенант…

– Скажите, пожалуйста, – сказал я, – Александр Циборовский задержан?

– А кто спрашивает? – прохрипел дежурный.

– Я его адвокат.

– Минуту, проверю по журналу. – Я слышал, как дежурный листает страницы. – Да, задержан.

– Скажите, а товарищ Сергеев у вас работает?

– Начальник следственного отдела. Дать его телефон?

– Нет, телефон не нужен, спасибо. – И я положил трубку. Но тут же вновь снял ее и набрал телефон Сергеева.

– Слушаю вас, – услышал уже знакомый мне голос.

– Так что там у вас случилось? – заново представившись, продолжил я прерванный мною разговор.

– У нас с вашим клиентом возникли некоторые проблемы. Короче, вам необходимо приехать. Вы можете это сделать немедленно?

Я ответил утвердительно.

– Адрес знаете?

– Адрес-то я знаю, но ордера у меня нет.

– Ордер и не нужен. Нужно ваше присутствие, – успокоил меня Сергеев.

В который уже раз в моей голове мелькнула мысль о странности происходящего.

Все это время Леня внимательно следил за моими действиями.

– Ну ты даешь! – восхитился он после того, как я закончил свое общение с представителем органов. – Сразу видать – настоящий спец в таких делах: проверяешь, кто звонил, откуда…

– За те годы, что я занимаюсь адвокатской практикой, даже у ежа появятся полезные навыки, – скромно отмахнулся я. – Извини, Леня, но мне придется тебя покинуть – клиент ждет.

Через несколько минут я был уже в пути, направляясь к 138-му отделению милиции.

Орехово, 18 сентября 1994 года,
15 часов 30 минут

Александр вышел из подъезда своего дома на Ореховом бульваре, соблюдая все возможные правила предосторожности. Оглядевшись по сторонам и не заметив ничего подозрительного, подошел к своей черной «девятке». Прежде чем сесть за руль, Александр нагнулся и посмотрел под днище, потом открыл дверцу и резко выжал сцепление. Вставив правой рукой ключ зажигания в прорезь замка, не садясь в машину, завел ее. Двигатель начал работать. Прошло несколько минут, все было спокойно. Машина не взорвалась.

«Пронесло на этот раз!» – подумал, садясь за руль.

Переключившись на первую скорость и утопив педаль газа до отказа, Александр рванул с места так, что чуть не врезался в мусорный бак. Распугивая уличных кошек, машина вылетела на бульвар.

«Надо как можно скорее добраться до Солнцева, там не достанут, – вертелось у него в голове. – На встречу с братвой опаздывать не годится. У меня времени – сорок минут. Дорога займет с полчаса, так что пока время есть».

Всю дорогу от Орехова-Борисова к Солнцеву Александр периодически поглядывал в зеркало заднего вида, но никаких подозрительных машин на хвосте пока не замечалось. Александр совсем уже было успокоился, как вдруг его внимание привлек черный «БМВ» с залепленными грязью номерными знаками. Это особенно насторожило его – на улице сухо, последний дождь прошел с неделю назад. «БМВ» явно сел на хвост и двигался практически с той же скоростью, что и его «девятка».

Александр притормозил, «БМВ» тут же сбросил скорость. Затем Александр «притопил» немного, но черная машина уверенно следовала за ним, соблюдая дистанцию, не приближаясь, но и не отставая. Александру стало окончательно ясно, что это «хвост». Оставалось лишь догадываться, кто его ведет – менты или братва.

«Ничего, – подумал Александр, – сейчас оторвемся!» Прибавив скорость, он два раза проскочил на красный свет. После этих маневров «БМВ» отстал. Несколько минут спустя Александр уже сворачивал на Мичуринский проспект. До въезда в Солнцево оставалось несколько километров, и тут в зеркале заднего вида вновь замаячил черный «БМВ», вынырнувший откуда-то справа. Расстояние между «девяткой» Александра и преследовавшей его машиной стало быстро сокращаться.

Через некоторое время обе машины шли уже вровень, и Александр попытался определить, кто сидит за рулем «БМВ». Но тонированные стекла машины были подняты, и разглядеть, что происходит в салоне, оказалось невозможно. Неожиданно стекло задней дверцы поползло вниз, и Александр увидел сидящего внутри автомобиля человека в черном плаще и черном же берете. Лица разглядеть было нельзя, т. к. почти половину его закрывали большие темные очки. Вдруг незнакомец выставил в окно ствол автомата. Александр опешил, поняв, что перед ним киллер, но тут же пришел в себя и резко ударил по тормозам. Машина дернулась, ее занесло и стало швырять в разные стороны. Александр еще раз нажал на тормоза. «Девятка» выскочила на встречную полосу. Он видел, как прямо на него несется вишневая «четверка», за рулем которой сидит молодой парень, а рядом с ним – девушка. Александр даже различал их испуганные глаза. Расстояние между машинами сократилось до минимума, затем последовал мощный удар вишневой «четверки» в бок его машины. «Девятку» занесло, она потеряла управление. Затем ее крутануло и перевернуло.

Наконец «девятка» ударилась о бордюр и замерла в полуперевернутом положении. Как в тумане Александр слышал доносящийся до него визг тормозов, затем звук бьющегося стекла и скрежет покореженного металла – вокруг него продолжали сталкиваться другие машины. Однако первая мысль, посетившая его, когда туман в голове слегка рассеялся, была о том, что он все еще жив. С трудом выбравшись из покореженной «девятки», Александр обнаружил, что зловещий черный «БМВ» стоит невдалеке с включенными аварийными сигналами. Из салона вылез все тот же парень в плаще и в черном берете, с автоматом в руках. Александр мгновенно сориентировался, поняв, что еще несколько секунд – и по нему полоснет автоматная очередь. Молниеносно вытащив из-под мышки пистолет «ТТ», он одним движением взвел курок и открыл огонь в направлении киллера.

Вероятно, первая пуля попала парню в ногу. Он схватился за колено и моментально скрылся в салоне «БМВ». Машина рванула с места и укатила прочь. Тут только Александр почувствовал резкую боль в плече – видать, он повредил его при аварии. К тому же нестерпимо болела голова.

Место происшествия уже обступили испуганные люди. Однако подходить близко никто из них не решался, так как Александр продолжал сжимать в руке пистолет. Убедившись в том, что «БМВ» окончательно скрылся из виду, он резким движением отбросил ствол в сторону. Садиться в машину не было смысла – от нее осталась практически груда металлолома. Александр сделал шаг вперед, но резкая боль пронзила все его тело. Он снова опустился на асфальт.

Александра обступили люди. Вскоре над ним склонился человек в милицейской форме. Тут только Александр потерял сознание…

18 сентября 1994 года,
20 часов 05 минут

138-е отделение милиции находилось недалеко от Мичуринского проспекта, в Крылатском районе Москвы. Это было типовое двухэтажное блочное здание, затерянное среди жилых высотных домов. Окна первого этажа были закрыты решетками. Недалеко от здания стояло несколько милицейских «синеглазок», а также обычные легковушки – вероятно, это был «отстойник» машин, числившихся в розыске, и тех, водители которых ездили без документов.



скачать книгу бесплатно


Поделиться ссылкой на выделенное