Валерий Карышев.

История Русской мафии 1988-1994. Большая стрелка

(страница 4 из 25)

скачать книгу бесплатно

– Попробуй, советую – чай с ромашкой, – сказал Рыбин голосом знатока. – Или все же чего-нибудь покрепче хочешь выпить?

– Нет, я не пью, – отказался я.

– Это правильно, – одобрительно кивнул Рыбин. – У нас тут сухой закон. С пьянством мы боремся, точнее, истребляем. У нас его не должно быть. Понял меня?

Я кивнул головой.

– Мне Бармалей… то есть Эдик, сказал, что ты хочешь быть с нами?

Я снова кивнул.

– Ты хорошо подумал, парень?

– Да, хорошо. Я хочу с вами быть.

– А чем мы занимаемся, знаешь?

Я пожал плечами:

– Эдик мне ничего не говорил… Но я догадываюсь.

– И о чем ты догадываешься?

Теперь я стал думать, как мне назвать этих людей – бандиты, мафия…

– Я так понимаю, что вы – семья. Помогаете людям и себя в обиду не даете.

– Правильно понимаешь, – улыбнулся Рыбин. Видимо, мое определение ему очень понравилось. – Мы живем по принципу – нам чужого не надо, но и своего мы не отдадим. Это хороший принцип. Ну что, теперь давай рассказывай о себе. Правда, что твой отец – полковник?

Я коротко рассказал свою биографию. Тогда я не знал, что меня планировали взять кем-то типа завхоза. Там все ребята были приезжими, никто из них московской прописки не имел, а для некоторых действий нужна была именно московская прописка. Вот и решили взять меня интендантом, завхозом – мобильные телефоны на меня оформить, что-то еще сделать. В общем, я должен был быть на первое время экспедитором в группировке.

После короткого разговора Рыбин сказал, что я ему в принципе подхожу, но берут меня с испытательным сроком. И оклад мне положили на первое время пятьсот долларов в месяц. Шикарный оклад! Попробуй заработай такие деньги где-либо!

– А что делать-то нужно? – спросил я.

– Ничего особенного, – ответил бригадир. – Завтра поедешь в «Би Лайн», в офис, купишь двенадцать телефонов. – И он достал из бокового кармана пачку долларов. – Здесь десять штук. Оформишь, сдачу привезешь.

– А как я вас найду? – спросил я.

– Себе пейджер купи. У нас связь будет через пейджеры или мобилы. У Эдика все подробности узнаешь. И еще вот что я хочу тебе сказать. У нас очень строгая дисциплина. Если тебе дается задание, то оно должно быть выполнено на сто процентов. Никакие отказы мы не принимаем. За нарушение дисциплины мы строго наказываем. Короче, Эдик все расскажет. А теперь считай, что ты принят на работу. – И Рыба протянул мне руку на прощание. – Давай, держись, пацан, может, после испытательного срока ты братишкой станешь!

Так я был принят на работу в группировку.


Первым заданием была покупка мобильных телефонов. Я поехал и полдня проторчал в офисе мобильной связи, где оформил больше десятка контрактов. Девушка, оформляющая документы, смотрела на меня удивленными глазами. Она впервые видела человека, который собирается одновременно разговаривать по десятку телефонов.

Затем я привез покупку и отчитался. Рыба был доволен. Он тут же расписал, кому необходимо раздать мобильники, и передал все Эдику.

Эдик хорошо знал ребят. Рыба записал номера всех телефонов. Один из мобильников он оставил. Мне показалось, что этот аппарат предназначался для меня. Но потом я понял, что этот мобильник был оставлен для любовницы Рыбы. Я же стал обладателем небольшой черной коробочки – пейджера.

Следующим моим заданием было снятие нескольких квартир для ребят. Я уже знал, что все члены группировки живут на съемных квартирах, обычно по два-три человека, причем каждый выбирает сам, с кем будет жить. Но иногда, в силу обстоятельств, Рыба или другие старшие определяли, кто с кем будет жить.

Одним из главных условий было то, что квартиры должны оформляться на мой паспорт. Первым делом в каждой квартире нужно было отключить телефон. Я тогда не знал, для чего это нужно. Мне это казалось очень странным. Все телефонные аппараты складывались в моей квартире.

В один из дней Рыба поинтересовался, не хочу ли я жить отдельно от родителей. Я утвердительно кивнул головой.

– Так присмотри себе, с кем будешь жить. У нас все живут с кем-то, кроме Витька. Кстати, ты с Витьком будешь работать в одной бригаде.

– Как в бригаде? – удивился я. – Я же вроде интендант…

– А мы решили тебя в деле проверить. Но работа не бей лежачего. Одного лоха надо поводить. Точнее… – Рыба понял, что я еще не понимаю их криминального сленга, и сказал: – Нужно проследить за одним коммерсантом. Он нам денег должен. И твоим напарником будет Витюха. Эдик познакомит тебя с ним. Завтра к десяти утра подъезжай к кинотеатру «Ударник». И не опаздывай!


Ровно в десять утра следующего дня я был возле «Ударника». Эдик подъехал на вишневой «девятке» с тонированными стеклами. За рулем сидел парень, высокий, светловолосый. Я подошел к машине. Эдик вышел из машины, парень за ним.

– Братишки, знакомьтесь. Это Ромка, считай, мой родственник.

Недавно Эдик стал жить вместе с моей сестрой в ее квартире и поэтому назвал меня своим родственником.

– А это Витек, мой приятель, – продолжил Эдик. – Было бы здорово, если бы вы подружились! Будете работать вместе, так Рыба распорядился. Ну что, Витек, ты в курсе всего. Я вас оставляю. Витек – старший. – И, похлопав меня по плечу, добавил: – Успехов тебе, Ромка!

Эдик повернулся и пошел к стоянке, где его ждала еще одна машина. Сел в «БМВ» и уехал.

– Ты что, правда в Москве живешь? – спросил меня Витек.

– Да, правда.

– И отец у тебя полковник?

– Да, вернее, был полковником, сейчас в отставке.

– В каких войсках служил твой отец? – поинтересовался Витек.

– Он в академии преподавал, а до этого в Германии танкистом служил.

– Понятно. А в Москве давно живешь?

– Я тут родился.

– А я тут уже два года и жену перевез. Жену мою Викой зовут. А ты в Москве где живешь?

Я назвал свой адрес.

Из газет за 1988 год

Многие газеты писали о криминальных конфликтах конца 1988 года.

«Серия убийств и перестрелок, с которых начался прошедший год, дает ряд веских доказательств того, что в Москве разгорается война русскоязычных бандитов против мафии, которую средства массовой информации обычно называют чеченской. Это – еще одна попытка столичной оргпреступности убрать конкурентов из города, но на пороге стоял новый криминальный, 1989 год».

Год 1989

Создание новой спецслужбы

Новый министр МВД В. Бакатин 2 января 1989 года срочно вызвал из отпуска главного специалиста по организованной преступности, научного сотрудника ВНИИИ МВД А. Гурова и предложил занять новую должность начальника 6-го Главного управления по борьбе с организованной преступностью. Под началом А. Гурова 52 сотрудника, которые должны вести работу в новой спецслужбе.

Между тем в стране складывалась парадоксальная ситуация – количество преступлений, совершаемых ОПГ, росло, увеличивалось число организованных преступных группировок, а в судах проходили единицы уголовных дел, квалифицированных по статье 77 Уголовного кодекса («бандитизм»). Милиция объясняла это тем, что работники судов, подвергаясь давлению со стороны бандитов, сознательно разбивали дела на эпизоды, подлежащие другим статьям УК. Прокурорские и судейские работники же справедливо утверждают, что деятельность группировок в последнее время настолько разнообразна, что квалифицировать ее только по 77-й статье довольно трудно. За весь 1989 год по статье бандитизм было возбуждено всего лишь 6 уголовных дел!

Бандиты в узком кругу называли себя братвой, бандитами – своих конкурентов или врагов.

Первая идеология братвы

Крышевание, или патронирование, коммерсантов стало очень выгодным делом. Коммерсанты тоже были вынуждены принять новые правила игры, ведь государство, выпустив Закон «О кооперации» и введя частнопредпринимательскую деятельность, не предусмотрело защитные механизмы для бизнесменов. Предприниматель не рассчитывал на помощь со стороны милиции. Плата за крыши тогда составляла 20—30 процентов от прибыли, но были известны случаи и до 50 процентов!!

Вторым неурегулированным вопросом было решение коммерческих споров. Арбитраж в отношении кооператоров практически не работал. Да и выигрыш дела не решал проблему – надо было еще получить долг или неустойку.

Эту нишу активно заняли группировки, взяв на себя функции арбитража и выбивания денег.

Так стали возникать новые формы взаимоотношений братвы и коммерсантов – так называемые криминальные крыши. Превоначально такое предложение о «взаимовыгодном» сотрудничестве делалось со стороны братвы.

Одним словом, государство само открыло пустые ниши, которые быстро заполнили криминальные структуры. Теперь, по понятиям криминального мира, вовсе не обязательно иметь правильно подписанные договора или нотариально заверенные расписки – достаточно так называемых сейфовых документов только с подписями двух сторон. А дальше крепкие ребята приводят должнику веские доводы, с которыми последний должен считаться, да еще при этом накладывают на него свои штрафные санкции, которые в дальнейшим получили название «поставить на счетчик».

Как мы крышевали

Войдя в просторное помещение со стеклянными витринами, я посмотрел по сторонам. Сбоку стояли какие-то шкафы с прозрачными дверцами, где виднелись кинокамеры, фотоаппараты. Рядом стояла стиральная машина. Вероятно, какой-то ассортимент пункта проката еще остался. В углу большой письменный стол, на котором стояли коробки с видеокассетами, рядом лежали каталоги с названиями имеющихся художественных фильмов.

Макс подошел и стал рыться в каталогах, выискивая какие-то фильмы.

– Ребята, – сказал он, обращаясь к работникам видеосалона, – фильмы про карате есть?

– Про карате и кунг-фу очень много фильмов. Какие вы хотите? С Брюсом Ли, с Чаком Норрисом?

– Мне в принципе все равно, – сказал Макс. – А сколько стоит у вас прокат?

Ребята назвали сумму.

– Ого! Немалая сумма! А если потеряешь кассету?

– Тогда придется удержать с вас ее стоимость, плюс, если вы берете кассету, вы должны оставить нам залог – двадцать пять рублей.

– Двадцать пять рублей? – переспросил Макс. – Приличная сумма! А если я больше кассет возьму, мне какие-то скидки, льготы будут?

Я пока не понимал цели этого разговора.

– Нет, никаких скидок не будет. С каждой кассеты по двадцать пять рублей.

– И много у вас берут кассет?

Теперь мне стало ясно, что Макс просто пробивал ребят с точки зрения их оборота.

– Да берут, не жалуемся.

– А фильмы у вас свежие?

– Да, у нас каждый месяц новые поступления.

– И все дублированные?

– Да, с этим проблем нет.

– Как тебя зовут-то?

– Гарик, – ответил паренек. – То есть Игорь.

– Меня Макс. – Макс протянул руку. – Скажи мне, Гарик, у меня, собственно, к тебе вопрос уже не по кассетам. Но прежде чем ответить, хорошенько подумай, потому что я очень не люблю, когда меня обманывают. К тому же мои ребята за вранье наказывают. Да и обмануть нас практически невозможно. Ты понял меня, Гарик?

Парень закивал головой. Теперь ему стало ясно, что это не просто посетители, а рэкет, о котором он, вероятно, тоже много читал в газетах.

– Так вот, Гарик, вопрос достаточно простой. Есть у тебя крыша? Если есть, то скажи кто и дай нам телефон, – сказал Макс, внимательно глядя на немного оробевшего Гарика.

Тот замялся.

– Ну что молчишь? Если есть крыша, назови старшего. Мы сейчас позвоним ему, стрелочку назначим, пробьем ситуацию и уедем спокойно, – сказал Макс.

– Крыши нет, – выдавил из себя Гарик.

– Хорошо, что не обманул. Иначе плохо бы тебе, Гарик, было!

– Я понимаю, – сказал Гарик.

– Значит, мы теперь твоя крыша, – сказал Макс. – У тебя есть отдельный кабинет, где можно поговорить?

– Не кабинет, – сказал Гарик, – а что-то типа склада, мы там кассеты храним.

– Пойдем, чайку с тобой попьем. Чай у тебя есть?

– В термосе кофе…

– Тогда кофе и попьем, – улыбнулся Макс. – Поговорим о нашем сотрудничестве.

Макса не было минут сорок. Наконец они с Гариком вернулись. Гарик заметно повеселел. Страха в глазах уже не было.

– Ну что, Гарик, мы с тобой договорились, – сказал Макс, похлопав парня по плечу.

– Конечно, договорились! – улыбнулся Гарик.

– Значит, если кто спрашивать будет, так и отвечай, что под люберецкими стоишь, под Максом. Каждый день тебе будут звонить мои ребята, спрашивать, что и как. Если какие-то чужаки наедут, значит, стрелочку будем назначать. Больше никаких разговоров не веди, только называй крышу. Понял?

– Конечно, понял!

– И по платежам. Мы к тебе будем приезжать, – Макс достал из кармана записную книжку и стал листать пустые страницы, как бы показывая, что вся неделя у него занята, – по понедельникам. Как раз завтра первый день платежа. А сейчас мы у тебя возьмем что-нибудь посмотреть.

– Конечно, конечно, – засуетился Гарик, подбегая к столу и схватив в руки коробку с кассетами.

– Что ты нам несешь?

– Как что? Фильмы про карате, как заказывали!

– Да бог с ним, с этим карате! Хотя давай нам кассет пять про карате, а кассет пять – про американский рэкет. Нужно повышать свою квалификацию! – ухмыльнулся Макс.

– Хорошо, – сказал Гарик. – Без проблем! – И он достал еще пять кассет.

– Только вот какая проблема, – сказал Макс. – Видачок у нас сломался, «Панасоник», классная машина.

– Так приносите, я его починю! – сказал Гарик.

– Да мы ее уже толкнули одному барыге, – сказал Макс, придумывая на ходу. – Давай мы у тебя на время возьмем какой-нибудь видачок!

– Ребята, но мне ведь видаки самому нужны! Я на них фильмы переписываю! Это же тоже наши деньги! – сказал Гарик.

Теперь я понимал, как ловко Макс провел идею, что мы, мол, теперь партнеры. Отстегни нам двадцать-тридцать процентов и называй нас партнерами.

– Действительно, ты прав, – сказал Макс. – Ладно, ничего, давай сделаем так. Мы у тебя его как бы выкупим, из нашей доли. Дай нам какой-нибудь простенький!

– А простенький у меня только «Электроника Б-12», – сказал Гарик, – отечественный. Но вы с ним намучаетесь.

– Ничего, мы не гордые! Мы недельку посмотрим «Электронику», потом у тебя на что-нибудь серьезное поменяем. Я же думаю, ты к этому времени большие деньги заработаешь. Как ты считаешь?

Гарик пожал плечами.

– Точно, заработаешь! Теперь тебя ни одна братва не тронет! Как только скажешь про люберецких, так все!

Гарик кивнул головой. Я улыбался, слушая болтовню Макса.

Первые соглашения с кооператорами

Вскоре сами кооператоры решили, что выгоднее самому искать себе надежную и «авторитетную» крышу, чтобы все было сделано в вежливой и спокойной форме.

Коммерсанты сами начинают понимать, что без поддержки криминальных крыш им не обойтись. Так, автору приходилось беседовать со многими коммерсантами по поводу добровольного сотрудничества с криминалом. Вот один типичный ответ с аргументированным обоснованием:

«Я коммерсант от бога. Я умею зарабатывать деньги и их крутить – получать большие прибыли. Но я совершенно не умею заниматься безопасностью и, откровенно говоря, желания ей заниматься у меня нет. Пусть другие рискуют за этим занятием, а я им буду платить».

Кроме того, кооператоры предпочитали сами добровольно обращаться к неформальным структурам за помощью по вышибанию долгов. Но сами криминальные структуры вскоре сообразили, что и на этой проблеме можно успешно заработать вдвойне. Взяв при этом с должника плату за штрафные санкции – так называемую оплату по счетчику.

Отсюда появилось новое криминальное словечко – «поставить на счетчик» или «включить счетчик».

Кооператоры стали исправно платить деньги за то, чтобы бандиты оберегали их от наездов других бригад или заезжих «гастролеров». Так возникли первые крыши. Размер оплаты за услуги крыш колебался от 20% и выше. Но расходы со стороны кооператоров возрастали в случае войны бригад или похорон бойцов.


Однако затем ситуация стала благополучно разрешаться в пользу того, чтобы улаживать все возникающие проблемы полюбовным соглашением, и конфликт между большинством кооператоров и рэкетирами практически сошел на нет.

Возврат долгов

Предпосылки для нового направления по вышибанию долгов были очевидны. Многие коммерсанты и предприниматели набрали серьезные капиталы, но желания остановиться на достигнутом ни у кого из них не возникало. Поэтому обороты стали постепенно нарастать. Но в любом коммерческом бизнесе есть так называемый предпринимательский риск, когда в силу определенных обстоятельств, чаще всего финансовых или других объективных причин, какой-то конкретный коммерческий проект не получается. Тогда у другой стороны – у партнера или у того, кто ссудил деньги, – возникают соответствующие проблемы, так как он не получает свою долю. Возникают проблемы возвращения долгов. Обычно примитивного вышибания долгов ни в одной криминальной структуре как такового не было. То есть коммерсанта никогда не везли в лес, в подвал и не выколачивали жестким способом деньги. Все происходило по другой схеме. Практически у каждого коммерсанта существовала своя так называемая охранная фирма. Эта фирма была полукриминальной структурой, которая имела тесные связи с бандитами. Коммерсант обращался к своей охранной фирме. Охранная же фирма обращалась в соответствующие криминальные структуры.

Выколачивание долгов

Эдик держал в руках листок бумаги, на котором, как заметил я, были начерчены квадратики с различными стрелками, направленными в разные стороны. Под каждым квадратиком была подпись. На одном из квадратиков надпись «лох», над ним черточка – «крыша». Стрелочка выходила наверх, от «крыши» уходила в сторону – «структура», следующая стрелка к квадратику «лох № 2».

– Что это у вас тут? – поинтересовался я.

– Подходи ближе, садись. Мы тут обсуждаем новую схему нашей деятельности.

– Что это?

– Выколачивание долгов, разводка.

Я знал, что выколачиванием долгов занимались практически все преступные группировки Москвы. Это было очень прибыльным и практически официальным бизнесом всех криминальных структур.

Теперь уже в каждой криминальной структуре, в том числе и у нас, образовалась так называемая бригада по вышибанию долгов. Вот такую бригаду и возглавлял Марат. Марат, татарин по национальности, славился своей жестокостью, силой и бескомпромиссностью в отношении коммерсантов. О его жестокости ходили по Москве легенды. Изучив все необходимые документы по бизнесу, крыша связывалась с крышей другого коммерсанта – должника, и назначалась стрелка. На стрелку приезжали бригадиры или старшие. Просматривая документы и обсуждая различные варианты решения проблемы, братва всегда находила между собой общий язык. Никому не было выгодно идти на обострение отношений. Поэтому братва старалась улаживать проблемы мирным путем, за счет коммерсанта. Затем одному из коммерсантов объяснялось, что он не прав, ему необходимо заплатить деньги. Так происходила так называемая разводка. Коммерсант-должник уже вынужден был выплачивать не только компенсацию за долги, но и так называемые штрафные санкции, компенсацию за моральный ущерб и беспокойство соответствующей бригады. Поэтому сумма таких выплат часто бывала огромной.

В разговор неожиданно вмешался Эдик:

– Я предлагаю следующую схему. Надо набрать молодых, смышленых ребят, коммерсантов-предпринимателей, лучше всего таких, которые уже проявили себя в бизнесе. После этого мы этих ребят запускаем в соответствующие структуры, достаточно богатые и зажиточные, с каким-нибудь обалденным проектом. Потом в силу определенных обстоятельств проекты буксуют. Наш коммерсант, молодой парень, уже понес затраты.

– И что дальше? – сказал Константин.

– А дальше – приезжает Марат со своими ребятами и говорит: плати, ты нам должен деньги. Вот и все, простая схема! В принципе ему даже ничего не надо делать, только иметь документы, что он вложил свои деньги, потратил, а еще лучше – что эти деньги были потрачены именно благодаря, скажем, неповоротливости, по вине этого толстого коммерсанта, лоха, обозначенного вот здесь, – Эдик ткнул пальцем в один из квадратиков схемы.

– Короче, – сказал Константин, – ты предлагаешь стопроцентную разводку. Мы запускаем, а все косяки ложатся на Марата, который занимается разводкой! Ты думаешь, что эти коммерсанты и предприниматели такие стопроцентные лохи? Ты думаешь, нас не расколют? Один, два раза можно такое провести, а на третий раз нас раскроют. Опять же, не надо забывать про имидж.

– Подожди, подожди, – перебил его Эдик. – Что-то я не пойму, Костя, что это ты на меня наезжаешь? – Он неожиданно встал и выпрямился. – Или полчаса назад от тебя не было другого предложения? Или я что-то путаю?

Техническая сторона связи

Бизнесмен, затевающий свое частное дело, находил для себя крышу – человека, к которому всегда можно обратиться за помощью, когда тебя, к примеру, шантажируют неизвестные люди или кто-то из твоих партнеров задолжал тебе крупную сумму. Для таких дел у крыши есть боевики, которые берут на себя всю «техническую» часть подобных дел. Вот один из вариантов.

На бизнесмена наезжают неизвестные. Бизнесмен говорит о крыше и называет номер ее «дежурного» телефона. По этому телефону обе стороны договариваются о встрече (стрелке). Опаздывать на эту встречу ни в коем случае нельзя, тем более не приезжать вовсе. Сторона, не приезжающая на нее, считается побежденной, объявляется «вне закона». Известие о неявке разносится по всей криминальной среде города, и неявившаяся группировка опускается на несколько рангов ниже в бандитской иерархии.

В случае, если стрелка состоялась, один из ее вариантов может быть таким. Бизнесмена, задолжавшего другому, привозят в какой-нибудь офис на встречу сторон. На этой встрече присутствуют сами бизнесмены, участники конфликта, и их крыши. Начинается разборка, кому бизнесмен-должник должен, сколько и какие проценты к сроку отдачи денег должны нарасти. Крыша должника пытается, естественно, ставки «сбить», другая крыша их, наоборот, наращивает. Наконец ставка определена окончательно. После этого должника на время погашения долга передают под патронаж той крыши, которой он должен. Никакая другая «команда» на него «нажать» больше не может. Если даже бизнесмен задолжал двум коммерсантам и их крыши попытаются в обход решения подобной стрелки без очереди выбить из него кредит, против этих крыш объявляется война.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное