Валерий Карышев.

История Русской мафии 1995-2003. Большая крыша

(страница 5 из 31)

скачать книгу бесплатно

Из материалов уголовного дела

«В целях раскрытия тяжкого преступления, совершенного в марте 1995 года, в связи с убийством ведущего тележурналиста (Владислава Листьева), а также для предотвращения преступной деятельности солнцевского преступного сообщества провести ряд обысков в квартирах и помещениях лиц, подозреваемых в связях с солнцевской ОПГ. Список лиц и адресов прилагается.

В случае обнаружения орудий преступления, а также иных предметов, добытых преступным путем, возбудить соответствующие уголовные дела и провести соответствующее расследование по этому факту».

Стало ясно, что практически вся эта операция была связана с версией причастности солнцевской группировки к убийству тележурналиста Владислава Листьева.

В Москве была проведена крупномасштабная операция против солнцевских, в которой было задействовано более 500 милиционеров, причем привлекали не только штатные группы – СОБР, ОМОН, – но и рядовых гаишников. В результате этой операции были задержаны 23 солнцевских боевика.

Операция «Закат» была проведена с 8 до 23 часов. Для многих она была все же внезапной. Так, к штабу РУОПа на Шаболовке, 6 съехалось много представителей милицейских служб на различных машинах. Все ждали конверты. Из штаба были вынесены конверты с адресами, там было указано отделение милиции, где необходимо было вскрыть их в определенное время. Представители милицейских бригад разъехались по отделениям и вскрыли там конверты. В них был указан конкретный человек, у которого необходимо было произвести обыск, и его адрес. Это делалось для того, чтобы не было никакой утечки информации.

Впоследствии удалось узнать, что произошла утечка информации и большинство членов солнцевской группировки были предупреждены о готовящейся операции и заблаговременно покинули свои квартиры и офисы.

Операция «Закат»
Как это было

Одной из крупнейших операций с участием ОМОНа, СОБРа, а также ведущих подразделений РУОПа, ГУОПа, ГУУРа, МВД России была операция против солнцевской братвы под условным названием «Закат», которая произошла в конце августа 1995 года.

Ближе к вечеру этого дня мне позвонили из консультации и попросили срочно приехать, так как меня ожидали какие-то взволнованные клиенты. Не получив вразумительной информации, что это за клиенты, я поехал в консультацию. Там я увидел двух ребят спортивного телосложения, с короткими стрижками, которые начали взволнованно объяснять мне, что они пришли по рекомендации моих предыдущих клиентов, что сейчас проведен большой ментовский шмон в отношении Солнцева и многих братишек «приняли», в том числе их друга Гену. Они очень просили меня срочно приехать на Шаболовку, в здание РУОПа, где сейчас находится Гена. Кажется, у него взяли пистолет, – добавили они.

Быстро оформив все необходимые документы, я поехал в сторону метро «Октябрьская», где находилось здание РУОПа. Подъехав к зданию, я заметил непривычную картину. То и дело сюда подъезжали машины различных марок, из которых два милиционера выводили одного или двоих коротко стриженных, спортивного вида ребят, прикованных наручниками к рукам милиционеров.

Нетрудно было догадаться, что произошла какая-то крупномасштабная операция, в результате которой сюда доставляли задержанных.

Я позвонил по внутреннему телефону человеку, который занимался Геной, и, представившись, попросил встретиться с ним. На другом конце провода произошло замешательство. Наконец мой собеседник ответил:

– Да, вы действительно ему нужны. Пожалуйста, передайте трубку дежурному милиционеру.

Дежурный взял трубку, выслушал распоряжение, кивнул мне головой и сказал:

– Проходите.

Поднявшись на третий этаж, я нашел нужный мне кабинет, где меня ждали. Постучавшись, я открыл дверь и вошел. Кабинет состоял из двух смежных комнат, в одной сидела группа людей в штатском, некоторые из них были без пиджаков, с пистолетами Макарова под мышкой – штатным оружием московских милиционеров. Кто-то из них просматривал бумаги, другие что-то писали. За столом сидел мужчина в пиджаке и заполнял какие-то листы. Напротив него сидел парень в спортивном костюме. Я прошел, обратился к сидящему за столом, назвал себя. Он сказал:

– Все правильно, вы к нам. Только сначала, пожалуйста, предъявите документы.

Я показал ему свое удостоверение, предъявил ордер на ведение дела.

– Вот и ваш клиент, – показал он на парня.

– Гена, – пробурчал тот.

Я наклонился к Гене и прошептал ему, от кого я пришел и кто пригласил меня на это дело. Гена одобрительно кивнул и улыбнулся.

– В чем обвиняется мой клиент?

– Сейчас я вам все покажу.

Следователь заканчивал писать протокол.

Пока следователь писал, я рассматривал своего клиента. Гена был крупного телосложения, на вид лет двадцати пяти – тридцати. Круглое лицо, короткая стрижка, светлые волосы. На лице ссадины, вероятно, следы от полученных им ударов. Ладони крупных рук также были испачканы кровью. Время от времени Гена брал платок и подносил его к губам, из которых сочилась кровь.

Неожиданно Гена обратился к следователю:

– Слышь, начальник, покурить бы!

– Кури, – ответил ему следователь и протянул лежавшую на столе пачку сигарет.

Гена закурил и вопросительно посмотрел на меня. Я обратился к следователю:

– Как мне с вами поговорить?

– Сейчас я закончу, и вы все прочитаете.

Через минуту следователь закончил писать, расписался и протянул мне папку-скоросшиватель, в которой лежало несколько процессуальных документов: протокол обыска, протокол изъятия, протокол задержания и другие документы. Я взял папку и стал читать.

Беседуя с Геной, я узнал, что примерно в 12 часов дня в его квартиру, где он находился, – а он проживал в районе Солнцева, – позвонили. Увидев в глазок двоих милиционеров и двоих в штатском, Гена сразу дверь не открыл. Тогда ему сказали, что если он не откроет дверь, то они ее взломают, так как для этого у них есть все основания. Гена не стал испытывать их терпение и открыл дверь. В квартире милиционеры предъявили свои документы и постановление на обыск и стали его проводить. Вскоре они нашли пистолет и несколько патронов.

После такой находки орудия преступления милиционеры стали предпринимать активные действия. Они несколько раз ударили его, требуя признаться, где он прячет остальное оружие, но Гена ничего не сказал. И тут неожиданно к нему пришел его друг, который тут же был задержан и обыскан. К счастью, у него ничего не нашли. Но обоих привезли в штаб на Шаболовку, где подвергли жесткому допросу.

Я еще находился в здании РУОПа, ожидая вместе с Геной санкции прокурора на его арест. Какая-то надежда, что он может быть не арестован, у нас, как всегда, была. Время от времени выходя в коридор покурить, я видел, как все чаще и чаще милиционеры привозили людей, подозреваемых в принадлежности к солнцевской группировке.

Ближе к вечеру приехал оперативник и привез санкцию прокурора на арест Гены. Теперь он стал собираться в следственный изолятор.

Выйдя из здания РУОПа, я увидел, что многих задержанных уже стали отпускать. Они сидели в своих автомобилях на другой стороне улицы и нервно курили сигареты, видимо ожидая своих друзей. Чуть позже мне стало известно, что в результате этой операции было изъято около 30 пистолетов и других запрещенных предметов.

Тогда операция «Закат» против солнцевской группировки наделала много шума. Но, как выяснилось впоследствии, это была не единственная операция против нее.

23 августа в Москве была проведена крупнейшая за последние несколько лет облава на представителей столичной оргпреступности. Операция носила наименование «Закат» и была направлена в первую очередь против мощной солнцевской группировки.

Итог операции «Закат»
(из служебной записки)

Операция началась в 5 часов утра. В течение нескольких последующих часов руоповцы посетили свыше ста различных адресов в Москве, Подмосковье и даже в Калужской области. Число задействованных в операции милиционеров составило 481 человек. Число задержанных солнцевских достигло к вечеру 23 человек. Во время обысков было изъято 20 пистолетов, 2 незарегистрированных охотничьих ружья, 4 газовых пистолета, 4 ножа, 700 патронов, а также свыше 250 миллионов рублей и 24 тысячи долларов. Однако специалисты ожидали гораздо больших результатов от этой беспрецедентной облавы. Как выяснилось, из-за утечки информации большинство наиболее интересных для оперативников представителей группировки заблаговременно покинули пределы Москвы, а многие – и России.

Хроника криминальной жизни

Солнцевские и чеченские боевики собрались на улице Миклухо-Маклая, чтобы в очередной раз выяснить отношения. В этом районе, известном многочисленными точками по продаже наркотиков, торгуют кокаином, героином и анашой в основном студенты Университета дружбы народов имени Патриса Лумумбы, имеющего здесь несколько общежитий. Первыми разработали и освоили этот рынок чеченская и ингушская группировки. Они начали поставлять студентам наркотики и забирать себе часть прибыли. Кроме того, кавказские бандиты обложили данью и африканских учащихся, которые торговали собственными контрабандными наркотиками. Солнцевских не устраивало такое положение дел, и они не раз предлагали чеченцам поделиться доходами от наркобизнеса. Вследствие разборок и борьбы за контроль над торговлей наркотиками уже имело место немало человеческих жертв, в частности в результате поджога одного из общежитий погибли четверо и еще девять человек получили ожоги и ранения. Но на этот раз руоповцы не допустили столкновения: из подъехавших к общежитию десятков иномарок были извлечены и положены лицом на асфальт около сорока бандитов.

Братва, не стреляйте друг в друга!

«Братва, не стреляйте друг в друга!» – песню с таким названием впервые исполнил летом 1995 года известный певец Евгений Кемеровский, и актуальность этой песни на фоне всего происходящего почти никем не оспаривалась.

Этот страстный призыв, размноженный на миллионах аудиокассет и озвученный по телевидению, часто заказывали в ресторанах и ночных клубах. Но ни песня, ни сам клип не возымели никакого действия, и братва продолжала убивать друг друга.

Криминальная хроника

Понесла крупные потери и измайловско-гольяновская группировка. В августе был расстрелян ее казначей Миша Китаец, а в сентябре на стадионе «Трудовые резервы» таким же образом поступили еще с двумя членами этого сообщества.

В результате войны внутри армянской группировки в течение трех недель апреля–мая 1995 года были убиты пять человек.

22 ноября в начале десятого вечера настоящее сражение разгорелось на Краснопресненской набережной возле торгового центра «Садко-Аркада». Один из лидеров курганской группировки был внезапно обстрелян двумя неизвестными из автоматов в тот момент, когда он на своем «Линкольне» выезжал с автостоянки. Первые пули попали в «Линкольн», когда расстояние между ним и стрелявшими не превышало шестидесяти метров.

Позже выяснилось, что на курганцев напали бауманцы.

Криминальный расклад

На брифинге в МВД России сообщалось, что в настоящее время в преступной среде обострились противоречия – идет настоящая война за выживание идеологии «старых» и «новых» воров в законе. Эта междоусобица, по оценкам специалистов, закончится победой нового воровского поколения, располагающего гораздо большими материальными ресурсами и связями с коррумпированными чиновниками. Произойдет это через 3–5 лет, когда закончится разделение сфер влияния по национально-территориальному признаку.

Вот лишь сухие цифры этой борьбы: если в 1992 году в России были выявлены 1684 преступные группировки, то только 11 из них в суде были квалифицированы как бандитские. В 1993 году в Москве были ликвидированы 352 преступные группы, в 1994-м – уже 596. Однако криминогенной обстановки в городе это так и не разрядило. Почему? Видимо, потому, что на место ушедших в тюрьмы людей пришло новое пополнение, которое с новым рвением окунулось в романтику бандитских будней. Положить этому конец или хотя бы отвадить часть молодежи от бандитского ремесла можно будет тогда, когда экономическая ситуация в нашей стране примет наконец цивилизованные формы. Когда это произойдет, бандитов просто вытеснят из легального бизнеса, оставив им их исконные ремесла: наркоманию, проституцию, азартные игры и т. д. Скептики утверждают, что в нашем случае это произойдет еще не скоро.

Год 1996

Авторитеты

В конце 80-х – начале 90-х годов в преступном мире Москвы произошла перестройка. Если до этого периода главенствующую роль в преступном мире играли профессиональные преступники – так называемые воры в законе, или законники, – то с начала перестройки в обществе и успешного развития коммерции – кооперативного движения – происходит и перегруппировка среди лидеров столичных группировок. Появляются так называемые авторитеты – «некоронованные» главари группировок. Раньше авторитетами называли лиц, наиболее приближенных к законникам. В новом же понимании авторитет – это лидер группировки, сам создавший себе репутацию в преступном мире.

К моменту появления многочисленных группировок, естественно, возрастает и количество их лидеров. Конечно, все это приводит к появлению так называемых авторитетов. Нельзя сказать, что роль воров в законе снижается. Напротив, многие группировки и структуры имеют воров в законе в качестве консультантов и третейских судей для разборок с другими группировками. Часто к услугам таких людей обращаются различные группировки. Вместе с тем все большее значение имеют авторитеты.

Авторитеты принципиально отличаются от воров в законе по статусу. Большинство из них категорически отрицает воровские понятия и традиции уголовного мира. Есть несколько причин такой позиции. Некоторые из них просто не признаны среди законников – да они и сами не особенно стремятся к такому признанию, другие считают, что они выполняют еще и функции бизнесменов, предпринимателей, а для контакта с политиками, с другими бизнесменами, с представителями иностранных фирм им ни в коем случае нельзя иметь воровское звание, которое для них является компроматом.

В этой связи можно сказать, что именно поэтому многие отказывались от принятия воровских званий – такие, как Сергей Тимофеев (Сильвестр), хотя ему не раз предлагали «короноваться», Отари Квантришвили (Отарик). Конечно, нельзя отрицать, что среди авторитетов существует немногочисленная группа, которая стремится стать ворами в законе, но в силу определенных обстоятельств – нет еще поручительства, или не накоплен воровской стаж (как правило, имеется в виду отсидка на зоне), или по каким-то другим причинам – они не смогли пока добиться воровского звания. Авторитеты – «некоронованные» лидеры преступных группировок и сообществ – должны иметь достаточно влиятельное положение в современном преступном мире.

Нельзя не отметить, что авторитеты по многим позициям значительно превосходят тех же воров в законе. Если мы обратимся к тому, откуда же берутся авторитеты, из какой среды, то мы можем увидеть, что новые авторитеты появляются из благополучной среды.

Так, например, по мнению правоохранительных органов, лидеры некоторых группировок в недалеком прошлом были офицерами Российской армии или воевали в Афганистане.

Многие авторитеты, с которыми мне приходилось общаться, раньше были штатными комсомольскими работниками. Многие работали на должностях руководителей коммерческих фирм. Но, пожалуй, самый большой удельный вес среди сегодняшних авторитетов – это выходцы из профессиональных спортивных организаций, то есть бывшие спортсмены.

Надо сказать, что влияние сегодняшних авторитетов заключается в двух факторах. Прежде всего в умственном развитии – то есть эти люди имеют достаточно большой умственный потенциал, определенные связи не только в криминальном, но и в коммерческом и политическом мире, а также в правоохранительных органах и могут сплотить вокруг себя определенную группировку. И конечно, фактор силы. На это опираются бывшие спортсмены, лидеры группировок.

Скажем, некоторые солнцевские авторитеты постоянно подчеркивают, что они не являются преступниками, что они не бандиты, они далеки от криминала. Действительно, некоторые из них негативно относятся к криминалу. Конечно, при наличии определенной ситуации, когда возникает какая-либо проблема в их предпринимательской деятельности, в их бизнесе, эти люди не исключают возможности обратиться к тем преступным методам, к каким привыкли, для решения этих проблем. Но они уже перестали быть преступниками в прямом смысле слова, они уже стали «новыми русскими», то есть в большей степени бизнесменами.

Появление авторитетов новой формации, безусловно, отразилось и на положении воров в законе. У них произошел определенный раскол. Часть воров-законников отказалась от так называемых воровских обычаев и традиций – не иметь семьи, имущества, каких-то иных благ. Многие из них стали наполовину коммерсантами, хотя при этом и сохранили свои воровские звания.

Существенное различие между авторитетами и ворами в законе наблюдалось в их психологии. Если ворам в законе, особенно молодому поколению, свойственно, как говорится, налаживание и поддерживание связей именно с представителями криминального мира, то есть с теми же ворами в законе, и обычно они живут по принципу «кого знаешь, с кем сидел», то у авторитетов совершенно другой принцип – жить, по возможности не нарушая законы, и иметь связи среди политиков, государственных деятелей, среди крупных банкиров и бизнесменов, среди верхушки правоохранительных органов и депутатов.


Другим увлечением авторитетов, безусловно, становится спонсорство и связи со звездами эстрады. Отсюда известный скандал певицы Азизы и Игоря Малахова, которого правоохранительные органы также относят к авторитетам. Я много раз видел, как происходили встречи и многие авторитеты говорили, что они знакомы с теми или иными звездами эстрады. Нередко я сам видел их в обществе этих людей. Особенно часто это бывает на отдыхе или на концертах и фестивалях.

Основная проблема сегодняшних авторитетов – это, безусловно, борьба за выживание, борьба за власть в тех условиях, в каких они существуют. Даже если они полностью существуют отдельно от криминала, как они утверждают, то борьба за сохранение своих позиций в группировке между ними сохраняется. Не случайно, когда произошла моя встреча с одним из телохранителей известного в прошлом авторитета Сильвестра – он же Сергей Тимофеев, – то телохранитель мне сказал, что в последнее время Сильвестр никому не доверял из своего сообщества и для своей охраны он нанял ребят с Дальнего Востока – двенадцать-четырнадцать человек, которые, впрочем, не смогли спасти ему жизнь, и он был взорван в «шестисотом» «Мерседесе» недалеко от Белорусского вокзала.

После гибели Сильвестра борьба за власть между авторитетами ореховской группировки наиболее ярко видна на примере междоусобной войны 1994—1996 годов.

Наум

Знаменитый скандальный случай с Василием Наумовым, он же Наум, – лидером коптевской группировки, и его охраной из спецподразделения «Сатурн» имел большой резонанс.

С Василием Наумовым я несколько раз встречался и достаточно хорошо его знал. Первая наша встреча произошла около двух-трех лет назад в связи с задержанием одного из лидеров коптевской группировки по кличке Алима. Алима выходил из спортзала в сопровождении своих охранников и был задержан работниками РУОПа, в его одежде нашли оружие. Тогда я встретился с Василием Наумовым, который стал просить меня взять на себя защиту его знакомого Алимы. Но я отказался, так как в тот момент участвовал в непрерывном судебном процессе в Московском городском суде и практически весь рабочий день находился в здании суда. К защите Алимы я порекомендовал одного из своих коллег.

Затем с Василием Наумовым мы встречались несколько раз по делам бизнеса. Он консультировался по многим вопросам коммерческих проектов, приезжал то с охраной из своих людей, то его сопровождало не более двух человек. Но в последнее время я обратил внимание, что он стал приезжать с молчаливыми, грузными людьми. Я даже спросил его как-то:

– Это ваши люди?

Он сказал:

– Да нет, это менты. Мы наняли их для выполнения одного ответственного задания.

Действительно, охранники значительно отличались от других одеждой, выражением лица. Они имели штатное оружие, и в этом было их преимущество в охране авторитетов.

23 января в 17 часов Наум был на тренировке в спортзале в районе Тушина. Затем он вышел, сел в машину с охранниками и поехал в центр. Тут его стали преследовать убийцы. Машину охраны сопровождала белая «семерка», в которой сидели четверо в камуфляжной форме. Наум ехал в район Петровки, 38, на встречу. Он специально делал это, видимо боясь возможной расправы, выбирал место, наиболее безопасное – ведь никто же не решится стрелять у Петровки, 38! Выбрав Успенский переулок, где до Петровки, 38 оставалось 150 метров, Наум остановил машину. Машина охраны находилась немного в стороне. Он стал разговаривать по телефону. В этот момент подъехала вишневая «девятка», стекла опустились, и из двух автоматов начался шквальный огонь. Наум гибнет, гибнет при наличии вооруженной охраны из сотрудников милиции, в 150 метрах от здания Петровки, 38. Все это говорит о том, что звание авторитета необычайно опасно.

Потом погибают такие известные авторитеты, как Леонид Завадский, Федя Бешеный, Сильвестр, и многие другие, которых я не знал. Практически ежемесячно гибнет несколько авторитетов.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Поделиться ссылкой на выделенное