Валерий Карышев.

Исполнитель

(страница 2 из 13)

скачать книгу бесплатно


Когда я тронулся с места, то тут же заметил, что почти одновременно со мной от тротуара отъехала темно-вишневая «девятка» с тонированными стеклами. Кто сидел внутри, я не видел. Я специально, проехав несколько кварталов, резко свернул вправо. «Девятка» поехала за мной. Ясно было, что за мной установлена слежка. Только что это за люди? Сподвижники Эдика, «погоны» или еще кто-то? Странно... Ладно, мне не привыкать. Конечно, неприятно, но и их тоже понять можно, – стал я успокаивать себя, отгоняя тревожные мысли.

Ехать в офис и «светить» свое местонахождение я не решился, поэтому, остановившись у телефона-автомата, я набрал номер Кузьмичева, время от времени оборачиваясь назад. «Девятка» стояла недалеко от телефонной будки, но из машины никто не выходил. Интересно, слушают они меня или нет? Конечно, сейчас сканирующие устройства позволяют спокойно слышать собеседника на расстоянии около двухсот метров, при этом даже не нужно опускать стекла машины. Да черт с ними, в конце концов! Это моя работа, меня об этом попросили, и я выполняю свои обязанности.

– Алло, Владимир Владимирович, – сказал я в трубку, услышав голос Кузьмичева, – я сегодня хотел бы встретиться с клиентом. Как бы мне пропуск заказать?

– Какие проблемы? – ответил Кузьмичев. – Вы допущены в дело, у вас имеется ордер на его ведение, так что вы имеете право общаться со своим клиентом в любое время и сколько вам нужно. А что, встречи, о которых он вас просил, уже состоялись?

– Я вас плохо слышу, я из автомата звоню, – сказал я и положил трубку. Черт возьми, теперь уже и менты мной интересуются! Да, попал я в переплет! Надо как-то из этого дела плавно выходить...

Я сел в машину и направился в сторону Петровки. «Девятка» не отставала. Это начинало давить на психику. Едут внаглую, даже не скрываясь! Я начал нервничать.

Оставив машину на Петровке, я вошел в проходную и тут же сообразил – моя машина поставлена в таком месте, что под нее можно подложить все что угодно! Вернувшись и сев в свой джип, я подъехал почти вплотную к забору Главного управления внутренних дел. Теперь, по крайней мере, будет видно, кто подойдет к машине.

Формальности с оформлением пропуска заняли несколько минут. И вот я уже в следственном изоляторе.


Романа привели быстро. Я пожал ему руку и в это время передал записку от Вики. Роман тут же подошел к окну, закурил и, развернув записку, стал читать. Потом он еще несколько раз перечитал написанное и, поднеся записку к алюминиевой пепельнице, прикрученной к столу шурупом, щелкнул зажигалкой и сжег листочек. После этого Роман внимательно посмотрел на меня.

– Ну, рассказывайте, как встреча прошла? – спросил он.

– С кем? – уточнил я немного раздраженно.

– С обоими.

– С Викой встреча прошла нормально.

– Что она спрашивала?

– О твоем здоровье, бьют тебя или нет. А вот с твоими друзьями...

– Да не друзья они мне! – оборвал меня Роман.

– Вот с ними у меня были проблемы.

Уж очень много вопросов они мне задавали, например, как я попал в это дело, кто меня пригласил...

– И что вы им ответили?

– Сказал, что незнакомая девушка пригласила.

– Вы, я надеюсь, Вику не назвали?

– Нет, но мне придется кого-то назвать.

– Да это не проблема. Скажем, проститутка Жанна или Анжела... Я вам сейчас опишу кого-нибудь.

«Боже мой, – подумал я, – да он действительно собирается меня как адвоката задействовать по полной программе!»

– Одну минуточку, – остановил я Романа, – давай обговорим наши отношения. Я согласился на конкретные следственные действия, на участие в допросе. А в дальнейшем я не собирался участвовать.

– Но, насколько мне известно, – неожиданно возразил Роман, – вы не вправе отказать человеку, который нуждается в защите по уголовному делу.

«Ничего себе, – подумал я, – молодой, а уже опытный!»

– И откуда ты это знаешь? – усмехнулся я.

– В камере сижу со знающими людьми, они мне и рассказали. А что, это не так?

– Нет, все так и есть.

– Вот и хорошо. Будем с вами работать. А насчет денег вы не беспокойтесь. Деньги есть, и мы вам заплатим.

– Да я и не беспокоюсь...

– Так все же расскажите, что там у вас с Эдиком произошло?

Я рассказал подробно о том, как прошла встреча с Эдиком и его спутником, не забыв упомянуть про вишневую «девятку».

– Да, это наша машина, – кивнул Роман.

– Ваша?

– Точнее, их, поскольку я теперь не их человек.

– Послушай, Роман, – сказал я, – конечно, я не знаю всех ваших дел. Но, зная жизнь братвы, людей, которые, как они говорят, сами такую жизнь выбирают, хочу сказать тебе, что, может, не стоит ввязываться в такую опасную игру?

– Да нет у меня другого выхода! – покачал головой Роман. – Я вам сейчас расскажу всю историю, и вы все поймете. – Он резким движением вытащил сигарету из пачки, закурил и внимательно посмотрел на меня. – Может, что посоветуете...

– Нет, я не буду ничего тебе советовать. Ну, сколько тебе лет?

– Двадцать один.

– Ты уже человек взрослый, сам все можешь решать.

– Но выслушать-то меня вы можете?

– Выслушать я могу, конечно...

Ромка

В банду я попал из-за собственного любопытства. Но – все по порядку...

Родился я в Москве, в семье военнослужащего. Отец мой – полковник. По достижении определенного возраста он вышел в отставку. Мать – инженер на одном из московских предприятий. Кроме них, у меня была старшая сестра. Вот с нее-то все и началось.

Ленка была старше меня на два года. В девятнадцать лет она вышла замуж. Первый муж ее был студентом-однокурсником. Окончив институт, муж начал работать. Но надежной опорой для семьи он не стал – постоянно гулял со своими друзьями, зарабатывал немного. Жить стали плохо, часто ругались, в конце концов развелись. Ленка осталась одна. Но одиночество длилось недолго. Через полгода она познакомилась с коммерсантом, который стал активно ухаживать за ней. Вскоре он помог сестре устроиться в одну из коммерческих фирм. Ленка стала зарабатывать хорошие деньги, купила однокомнатную квартиру недалеко от нашего дома.

Я часто бывал у Ленки в квартире, встречался там с девчонками. Мне было восемнадцать лет, школа позади, до армии было время. Я не знал, кем мне быть и чем заниматься. Да и особого желания работать у меня не возникало. К тому времени многое изменилось, в России наступил капитализм, появилась прослойка богатых людей, которые неплохо жили. Меня тянуло к ним.

И вот однажды Ленка познакомила меня со своим ухажером, Эдиком. На меня произвели большое впечатление иномарки, на которых он приезжал за Ленкой. К тому же он очень хорошо одевался, часто водил Ленку в рестораны. А когда он познакомился со мной, то иногда стал брать в рестораны и меня.

Сначала я думал, что Эдик – бизнесмен, так как у него всегда было много денег. Но на мои вопросы о том, где именно он работает, Эдик отвечал только одно: по коммерческой части.

Однажды, когда я в очередной раз пришел к Ленке домой в то время, когда она была на работе, и стал бродить по комнате, то невзначай наткнулся на борсетку, валявшуюся под диваном. Открыв ее, я с ужасом увидел, что там лежит пистолет «макаров». «Странно, зачем Эдику пистолет?» – подумал я.

Вскоре появились Ленка и Эдик. Эдик обрадовался, увидев меня. Мы пошли на кухню покурить и выпить кофе. Вот тут я и спросил про борсетку. Ленка сделала вид, что понятия не имеет, о какой борсетке идет речь. Но Эдик повел себя иначе.

– Борсетка моя, вчера ее забыл у твоей сестры, – спокойно сказал он. А через несколько минут вывел меня на балкон и спросил: – А ты видел, что лежит в этой борсетке?

– Да, пистолет, по-моему, «макаров»...

– Точно, «макаров», – и Эдик похлопал меня по плечу. – А ты в оружии разбираешься!

– Так кто ты – бизнесмен?

– Сейчас я в охранной фирме работаю. Кстати, пойдем, я покажу тебе свою новую машину!

Новой машиной Эдика была «БМВ» 850-й модели, двухдверная, низкая, спортивная.

– Сколько же такая стоит? – поинтересовался я.

– Сто тысяч марок.

– Это твоя машина?

– Как тебе сказать... Вообще-то машина фирмы, но сегодня пользуюсь ею я.

Вскоре Эдик исчез. Его не было две недели. На все мои вопросы Ленка отвечала – уехал в командировку.


На пятнадцатый день Эдик появился снова, помятый, с двумя синяками на лице. Тогда у меня и возникло первое подозрение, что с профессией Эдика что-то нечисто. Самого Эдика я спросить не решился и обратился к Ленке:

– Что с ним случилось?

– С гаишниками поругался, они его забрали, избили, да еще и на пятнадцать суток посадили. Но Эдик выкупил себя и вышел немного раньше.

Конечно, я не поверил в это объяснение. Какие тут разборки с ГИБДД? Конечно, гаишники могут создать проблемы, но только на дороге, не более того. Но чтобы в отделение милиции на пятнадцать суток? Я допускал, что Эдик оказал сопротивление сотрудникам милиции. Но дело в том, что Эдик пьет очень мало. Я наблюдал, как он ведет себя в ресторане, в квартире у Ленки.

Скорее Ленка больше уделяла внимания спиртным напиткам, поэтому я не очень верил в версию задержания Эдика гаишниками.

Ответ пришел сам по себе. В один из вечеров мы решили поехать покататься. Эдик, как обычно, приехал на своей «БМВ», сначала ко мне домой. Но в это время у меня заболела мама, Ленка ухаживала за ней, да и сама плохо себя чувствовала. Поездка была отменена. Но мне очень хотелось покататься по ночной Москве. Эдик, взглянув на меня, улыбнулся и сказал:

– Ну что, братишка, поехали, вдвоем покатаемся!

Ездить по ночной Москве было здорово. Машин мало, можно ехать на большой скорости. Единственная проблема – гаишники. Многие из них отлавливали пьяных водителей. Нашу машину часто останавливали. Неожиданно Эдик резко нажал на тормоз.

– Что случилось? – спросил я.

– Неприятности. Неужели все опять повторяется? – зло произнес Эдик.

– Что повторяется?

– Гаишники стоят с ментами.

Я увидел, что впереди стоят две милицейские машины, на одной из которых – надпись «ПМГ», на другой – «ГИБДД». Эдик, неожиданно повернувшись ко мне, сказал:

– Послушай, у меня тут два «ствола» в борсетке лежат. Конечно, они законные, так как я охранник, но я не могу их носить в нерабочее время. Ты можешь их к себе сунуть или хотя бы подержать?

– Конечно, – кивнул я.

Эдик пристально посмотрел на меня.

– А ты знаешь, что будет, если у тебя их найдут? – спросил он. – Ты же под статью пойдешь.

– Да выкручусь как-нибудь! Мне только восемнадцать лет.

Эдик улыбнулся:

– Ну, братишка, ты даешь!

Вскоре нас остановили гаишники. Эдик не ошибся. Машину подвергли досмотру. Я вышел из машины, прижимая левой рукой к боку борсетку Эдика. Улучив момент, когда менты осматривали машину, я незаметно засунул борсетку себе за пояс. К тому времени они посмотрели багажник, проверили аптечку и сумку с инструментами. Они что-то искали. Неожиданно один мент подошел к Эдику почти вплотную.

– Мы же его недавно задерживали! – показывая на Эдика, обратился он к своим коллегам. – Это же бандит из коптевской группировки!

Эдик стал возмущаться:

– Какая группировка? Какой я бандит? Ребята, вы что-то путаете! Я из Архангельска приехал! Посмотрите мои документы. Вот мой паспорт.

Милиционер заулыбался:

– Да ладно! Что, мы не знаем, что твои земляки под коптевскими ходят? Всем это известно.

– Да вы что-то путаете! – пытался протестовать Эдик. Но менты не обращали на него внимания.

– Давай внимательно посмотрим еще раз, – сказал один из них.

Улучив момент, я отошел в сторону. Не знаю, было ли это везение или менты просто забыли про меня, так как все внимание было обращено на Эдика и его машину. Эдик стоял с расставленными ногами, опершись руками на капот. Его обыскивал один из ментов. Остальные проводили повторный досмотр машины. Но поиски были безуспешными.

– Ладно, гуляй пока, пацан, до следующего раза! – сказал старший из них и похлопал Эдика по плечу.

Вскоре мы тронулись с места.

– А ты ничего пацан, не сдрейфил! – сказал мне Эдик.

Мы подъехали к ресторану «Эльдорадо». Поставив машину на стоянку, Эдик пригласил меня в ресторан.

– Скажи честно, все-таки испугался? – улыбнулся он.

– Да ничего я не испугался!

– Но у тебя же два пистолета было!

– Ничего, все было очень быстро. Да и в азарт я вошел, не мог себя остановить.

– Во-во, – усмехнулся Эдик, – у меня тоже так часто бывает. Но ты, парень, молодец! Крепко на ногах стоишь!

– Эдик, скажи мне честно, ты действительно бандит? – решился спросить я.

Эдик помолчал, подвинул к себе стакан и медленно стал тянуть из него апельсиновый сок.

– Ну что тебе сказать... Смотря кто называет тебя бандитом. Мы – не бандиты. Мы это слово не любим. Конечно, я не работаю в охранной фирме. Точнее, фирма у нас есть своя, и мы как бы оказываем охранные услуги. Но если называть все своими именами, то мы – семья. Мы, как это в фильмах говорят, – мафия, но в хорошем смысле слова. Мы оберегаем своих людей, кто с нами работает, и в обиду их не даем. Поэтому я и не имел права в сегодняшний вечер подставляться, так как на завтра у нас запланировано очень важное мероприятие.

Не знаю почему, но мы с ним разговорились, и Эдик на многое открыл мне глаза. А интересовало меня – чем они занимаются, какая у них жизнь, сколько денег он получает. Но он был откровенен не до конца. Например, вопрос, занимаются ли они заказными убийствами, Эдик оставил без внимания и сказал после этого:

– Послушай, парень, по-моему, ты задаешь слишком много вопросов.

Так прошел вечер.


Два-три дня я только и думал об Эдике и его работе. Теперь я уже знал, что получает Эдик много денег. Кроме того, он может пользоваться любой машиной, конечно, с разрешения старших товарищей, как он говорил. А машин у них было немало. Да и работа была непыльная, как я понял. Мне безумно захотелось попасть в «бригаду», где работал Эдик, и я начал постепенно уговаривать его взять меня в группировку.

Вначале Эдик на мои просьбы реагировал отрицательно.

– Что ты, парень, не говори глупостей! Пойдешь в армию или учиться... Зачем тебе это нужно?

Но я не отставал.

Дня через три, на шашлыках за городом, я опять поднял тот же вопрос.

– Ты меня достал, – ответил Эдик. – Конечно, я могу тебя порекомендовать. И, скорее всего, тебя возьмут. Но, понимаешь, если ты войдешь к нам, то выйти уже не сможешь. У нас не принимаются заявления по собственному желанию. Ты это понимаешь?

– Ну и что?

В конце концов у меня был свой расчет. Я прекрасно знал, что годик я продержусь. Даже если что-то будет не так, то через год меня заберут в армию. А уж от армии я отказаться не смогу. Причина уважительная.

Эдик сдался. На следующий день он позвонил мне и сказал:

– Ромка, ты готов к собеседованию?

– Конечно! – ответил я.

– Тогда я за тобой заеду.

Минут через двадцать Эдик, одетый в обычный костюм с галстуком, подъехал к моему дому.

– Только вот что, – Эдик положил мне руку на плечо, – давай договоримся так, что, как бы там ни было, я тебя к нам не затаскивал. Ты сам напросился.

– Это для кого?

– Для Ленки, для родителей твоих... Впрочем, так оно и есть, не правда ли? – Эдик посмотрел на меня серьезно.

– Конечно, так и есть.

Вскоре мы направились в центр Москвы. Эдик долго плутал по переулкам, время от времени поглядывая назад. Наконец он остановил машину и, взяв мобильный телефон, набрал какой-то номер.

– Мы подъезжаем, будем минут через пять, – сказал он. – Как там, все спокойно?

Вероятно получив утвердительный ответ, Эдик убрал телефон в карман и подрулил к стоянке. Я заметил, что на стоянке, рядом с которой находилось небольшое кафе, стояли несколько машин и в них сидели ребята крепкого телосложения.


Эдик вышел из машины, я за ним. Он стал здороваться со многими ребятами, кое с кем обнимался и целовался. «Вот она, мафия, – подумал я, – вот бандиты...» Я стал вглядываться в каждого. Ничего особенного, такие же ребята, как я. Разве что – более сдержанные.

Наконец Эдик повел меня в сторону кафе. Перед самым входом, на скамье, сидел еще один парень. В руках у него была рация. Увидев нас, парень тут же громко, чтобы Эдик услышал, сказал:

– Алло, Илья, здесь Бармалей нарисовался, с каким-то фраером...

Выслушав ответ, парень коротко ответил:

– Понял, пропустить.

Он протянул руку Эдику и поздоровался с ним. Эдик, похлопав меня по плечу, сказал:

– Это со мной.

– Давай, – махнул рукой парень в направлении кафе.

– А почему тебя Бармалеем зовут? – спросил я у Эдика.

– Фамилия у меня похожа на эту кличку. Это друзья так зовут, в шутку. А вообще у нас с дисциплиной строго. Мы все друг за друга горой. В общем, единая семья. Я тебя сейчас познакомлю с человеком, который решит, возьмут тебя или нет.

– Он что, самый главный? – спросил я.

– Послушай, парень, – оборвал меня Эдик, – давай-ка поменьше вопросов задавай, а то, боюсь, экзамен не состоится.

Я понял, что, чем меньше говоришь, тем больше тебя будут ценить.

– Но все же, кто это?

– Он не старший, он у нас «бригадир». Над ним есть еще старшие. Но это первая ступень. Главное – поменьше болтай.

– Хорошо.

Вскоре мы вошли в почти пустое кафе. За столиком в конце зала сидели три человека. «Бригадира» я выделил сразу. Он был грузный, молчаливый, с серьезным лицом, чем-то похож на рыбу. Стрижка была очень короткая, почти под ноль. Одет он был в серый пиджак и черную рубашку. Рядом с ним сидели два парня помоложе и постройнее. На столе лежали две маленькие рации и несколько мобильных телефонов. «Бригадир» пил чай с пирожным.

Эдик указал мне на соседний столик, за которым никого не было, и сказал:

– Посиди пока, а я пойду переговорю.

Он подошел к сидящим за соседним столиком и о чем-то стал с ними шептаться. «Бригадир», слушая, кивал. Через несколько минут парни, сидевшие вместе с «бригадиром», встали и пересели за соседний столик. Эдик подозвал меня.

Я подсел к их компании. Илья Рыбин по кличке Рыба, который был «бригадиром», в дальнейшем подставил меня, подвел под смертный приговор. Но сначала все было хорошо. Он поздоровался со мной за руку, предложил сесть. Он спросил, не хочу ли я что-либо выпить. Я отказался.

– Может быть, чаю? – сказал он.

Через несколько минут официантка поставила передо мной поднос, на котором стояли чашки, сахар, тарелка с пирожными, заварной чайник.

– Попробуй, советую – чай с ромашкой, – сказал Рыбин тоном знатока. – Или все же чего-нибудь покрепче хочешь выпить?

– Нет, я не пью, – отказался я.

– Это правильно, – одобрительно кивнул Рыбин. – У нас тут сухой закон. С пьянством мы боремся, точнее истребляем. У нас его не должно быть. Понял меня?

Я кивнул.

– Мне Бармалей... то есть Эдик, сказал, что ты хочешь быть с нами?

Я снова кивнул.

– Ты хорошо подумал, парень?

– Да, хорошо. Я хочу быть с вами.

– А чем мы занимаемся, знаешь?

Я пожал плечами:

– Эдик мне ничего не говорил... Но я догадываюсь.

– И о чем ты догадываешься?

Теперь я стал думать, как мне назвать этих людей – бандиты, мафия...

– Я так понимаю, что вы – семья. Помогаете людям и себя в обиду не даете.

– Правильно понимаешь, – улыбнулся Рыбин. Видимо, мое определение ему очень понравилось.

– Мы живем по принципу – нам чужого не надо, но и своего мы не отдадим. Это хороший принцип. Ну что, теперь давай рассказывай о себе. Правда, что твой отец – полковник?

Я коротко рассказал свою биографию. Тогда я не знал, что, поскольку все ребята были приезжими и никто из них московской прописки не имел, они решили взять меня интендантом, завхозом – мобильные телефоны на меня оформить, что-то еще сделать. В общем, я должен был быть на первое время экспедитором в группировке.

После короткого разговора Рыбин сказал, что я ему в принципе подхожу, но берут меня с испытательным сроком. И оклад мне положили на первое время пятьсот долларов в месяц. Шикарный оклад! Попробуй заработай такие деньги где-либо!

– А что делать-то нужно? – спросил я.

– Ничего особенного, – ответил бригадир. – Завтра поедешь в «Би Лайн», в офис, купишь двенадцать телефонов, – и он достал из бокового кармана пачку долларов. – Здесь десять штук. Оформишь, сдачу привезешь.

– А как я вас найду? – спросил я.

– Купи себе пейджер. У нас связь будет через пейджеры или мобилы. У Эдика все подробности узнаешь. И еще вот что я хочу тебе сказать. У нас очень строгая дисциплина. Если тебе дается задание, то оно должно быть выполнено на сто процентов. Никакие отказы не принимаются. За нарушение дисциплины мы строго наказываем. Короче, Эдик все расскажет. А теперь считай, что ты принят на работу, – и Рыба протянул мне руку на прощание. – Давай держись, пацан, может, после испытательного срока ты братишкой станешь!

Так я был принят на работу в группировку.


Первым заданием была покупка мобильных телефонов. Я поехал и полдня проторчал в офисе мобильной связи, где оформлял больше десятка контрактов. Девушка, оформляющая документы, смотрела на меня удивленными глазами. Она впервые видела человека, который собирается одновременно разговаривать по десяти телефонам.

Затем я привез покупку и отчитался. Рыба был доволен. Он тут же расписал, кому необходимо раздать мобильники, и передал все Эдику, так как тот хорошо знал ребят. Рыба записал номера всех телефонов. Один из мобильников он оставил. Мне показалось, что этот телефон предназначался мне. Но потом я узнал, что этот мобильник был оставлен для любовницы Рыбы. Я же стал обладателем небольшой черной коробочки – пейджера.

Затем мне поручили снять несколько квартир для ребят. Я уже знал, что все члены группировки живут на съемных квартирах, обычно по два-три человека, причем каждый сам выбирает, с кем будет жить. Но иногда, в силу обстоятельств, Рыба или другие старшие определяли это самолично.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Поделиться ссылкой на выделенное