Валерий Карышев.

Исполнитель

(страница 1 из 13)

скачать книгу бесплатно

Валерий Карышев
Исполнитель

Москва, конец 90-х

Эта история началась с обыкновенного телефонного звонка, который раздался в моем адвокатском офисе под самый вечер. Звонивший представился:

– Следователь Кузьмичев, из Главного управления внутренних дел города Москвы.

– Владимир Владимирович, – улыбнувшись, ответил я, – зачем же так официально?

– Узнали меня? Как у вас дела?

– Да все нормально. А что у вас?

– Да все по-старому. Расследуем бандитские дела...

Кузьмичева я знал по недалекому прошлому. Недавно вел с ним пару дел, и Кузьмичев показался мне «правильным» следователем. По крайней мере, провокаций и «подлянок» в отношении подследственных, моих клиентов, он не устраивал.

Сейчас меня насторожило то, что Кузьмичев откуда-то узнал телефон моего нового офиса. Ведь только месяц назад я переехал из старого офиса в более престижный, только что отремонтированный сталинский дом, расположенный в районе Старого Арбата, и еще не успел сообщить новый номер телефона клиентуре и следователям, с которыми я работал по текущим делам. А тут – звонок Кузьмичева, с которым мы не общались уже почти два года...

«Странно, – подумал я, – может быть, снова какая-то разработка в отношении меня или слежка с прослушкой? Тогда зачем он мне звонит так открыто? Ладно, все выяснится...»

Действительно, после обычных общих вопросов Кузьмичев перешел к делу.

– Какие планы у вас на сегодняшний вечер? – спросил он.

– Я уже закончил работу, собираюсь домой...

– Есть желание помочь по старой дружбе следственным органам? – произнес Кузьмичев, будто намекая, что я уже оказывал ему какие-то услуги.

– А что случилось? – тут же переспросил я.

– Дело тут банальное... Бандюка молодого задержали с оружием. Человек желает сделать чистосердечное признание по этому факту. Мы ему пообещали оформить явку с повинной. Вы сами понимаете, при этом нужно присутствие адвоката. Так что согласно статье 49 УПК, – Кузьмичев вновь перешел на официальный язык, – по которой подозреваемому полагается бесплатный адвокат, я хочу обратиться к вам.

С одной стороны, у меня не было никакого желания работать бесплатно. Но, с другой стороны, это наша обязанность, и время от времени мы должны оказывать бесплатные услуги.

Я задумался. Черт его знает, как жизнь повернется... Вдруг Кузьмичев мне сможет помочь чем-нибудь в будущем? Он работает в отделе по борьбе с бандитизмом. А поскольку моя клиентура в основном проходит по этому разряду, то мне нет смысла портить отношения со следователем...

– А на какое время требуются мои услуги? – осторожно спросил я.

– Не волнуйтесь. Парень уже созрел, показания даст. Так что минут тридцать-сорок поработаем, и вы свободны. А справку для вашей коллегии адвокатов дадим соответствующую...

– Ну что же, если только справку дадите, – сыронизировал я. – Куда мне приехать, на Новослободскую?

– Нет-нет, клиент на Петровке. Я выписываю вам пропуск.

– Хорошо, договорились.

– Встречаемся у проходной через тридцать минут.

Успеете добраться?

– Конечно, без проблем, – сказал я и положил трубку.

«Странно все это», – подумал я, автоматически собирая все необходимое для поездки к клиенту.

Тут в кабинет вошла моя секретарша Лена.

– Вы уже уходите домой? – спросила она.

– Работу я закончил, но домой не ухожу. Еду на допрос. Так что все звонки в течение часа адресуй на мой мобильный. Впрочем, я отключу его минут через сорок.

– Поняла. Кстати, про мобильный – не забудьте снять переадресацию, – напомнила Лена.

Теперь я понял, почему Кузьмичев позвонил мне в офис. Он набрал номер моего мобильного телефона, а там стояла переадресация. Так он и нашел меня на новом месте.

Вскоре я сел в машину и, выехав через переулки к метро «Кропоткинская», развернулся и направился в сторону Петровки, где находились многочисленные оперативные службы Главного управления внутренних дел города, включая знаменитый МУР.


Через полчаса я был на месте. У проходной меня ждал Кузьмичев. Он протянул мне выписанный пропуск и поздоровался со мной.

– Хорошо, что вы приехали, – сказал он, – выручили нас. Мы не обратились бы к вам, но ситуация такая – пока клиент созрел, нужно его брать тепленьким. Вообще-то у него был другой адвокат, женщина, но почему-то она клиенту не понравилась, и он сразу отверг ее.

– Так, может быть, и я ему не понравлюсь?

– Вроде мы с ним беседу провели... Парень в нехорошей ситуации оказался. Но, учитывая то, что он в признание пошел, мы его особенно не колем по другим статьям УК.

– А что, помимо оружия и другие статьи есть?

– У него там целый набор – «ТТ» с глушителем, рация, мобильный телефон... Сами понимаете, это атрибутика киллера. И ехал он наверняка на задание.

– И что же?

– Зацепили мы его, можно сказать. Точнее, оперативники за ним слежку вели. Так что взяли его тепленьким. А поскольку парень стал давать показания, мы оформим это, как будто он пришел сам, пойдем ему навстречу.

Теперь мне стала понятна вся тактика и стратегия следственных органов в отношении моего будущего клиента.

– А что за клиент-то? – спросил я.

– Да из ОПГ, – ответил Кузьмичев, – из организованной преступной группировки.

– И какой же?

Кузьмичев хитро посмотрел на меня, как бы намекая, что я слишком много хочу знать.

– Он сам скажет вам, если захочет, – ответил он. – У нас есть определенная информация, но она, как вы сами понимаете, служебная.

– Да, понимаю, – кивнул я.


Через несколько минут мы прошли во внутренний дворик Петровки, 38, нырнули под арку, где находится изолятор временного содержания. Предъявив необходимые документы, сдав мобильный телефон и портфель, я взял с собой авторучку и небольшой блокнот и стал подниматься по лестнице на третий этаж, где находился следственный кабинет.

Кузьмичев открыл одну из дверей, и мы с ним вошли в небольшую комнату. За столом уже сидел какой-то мужчина в штатском, напротив – парень лет девятнадцати-двадцати, коротко стриженный, в кожаной куртке, темных брюках и черной водолазке. Он сидел молча и курил сигарету «Винстон», выпуская клубы дыма в потолок. Мужчина читал газету.

– Коля, спасибо тебе, что с человеком посидел, – произнес Кузьмичев, обращаясь к мужчине, который, вероятно, был его коллегой. Он подошел к нему и похлопал его по плечу. Мужчина встал и уступил Кузьмичеву место.

– Ну что, Роман, – посмотрел на парня следователь, – я выполнил твою просьбу. Вот тебе адвокат. Поговори с ним. Если вы договоритесь и во всем сойдетесь, то вам и карты в руки. Мне вас покинуть? – Кузьмичев вопросительно взглянул на парня. Тот кивнул головой.

Следователь вышел из кабинета. Мы остались с парнем один на один.

– Как вас зовут? – спросил парень. Я назвал свои имя и отчество.

– Вы Кузьмичева давно знаете? Вы работали с ним вместе? – продолжил Роман.

– Нет, следователем я никогда не был, всегда был адвокатом, – ответил я, прекрасно понимая смысл вопроса Романа. – Это твое право – выбирать адвоката. Я тут нахожусь бесплатно, по 49-й статье Уголовно-процессуального кодекса. Если ты не захочешь работать со мной, я могу уйти сейчас же. Так что определяйся...

Парень смотрел на меня, о чем-то думая. Видимо, он решал для себя, дать мне отвод или согласиться на мою кандидатуру. Поэтому я решил продолжить свою линию.

– А то Кузьмичев сказал мне, что тут работы на полчаса, что ты хочешь сделать признание и что моя роль тут – роль статиста: сижу, слушаю и документы подписываю... Или тебе нужна серьезная защита?

– Нет, все верно. Это мои проблемы, я попал. Просто другого выхода у меня нет...

– А что они тебе инкриминируют?

– Пока только хранение и перевозку оружия.

– Что значит пока?

– Ну, они обещали, что если я им буду давать показания, то этой статьей все и закончится.

– То есть возможен переход и на другие статьи? – поинтересовался я.

– Да, по полной программе. Можно и бандитизм, можно и подготовку заказного убийства... Да много всего может быть.

– Но, – набрался смелости я, – если судить по предыдущей работе, этому следователю можно верить. Я пару дел с ним вел, и он свое слово всегда держал. Правда, я не знаю, как в отношении тебя будет, и не могу быть гарантом...

– А что за люди у вас были? – спросил Роман.

– Такие же, как ты, – со «стволами», с париками и тоже из различных «бригад».

– А из каких, можно узнать?

Я улыбнулся.

– А сам-то ты откуда? Почему я должен тебе отвечать? В нашем мире есть закон – меньше говоришь, лучше спишь... Так мы с тобой работаем или нет? – повторил я.

– Да, работаем, – сказал Роман, – можно звать следователя. Только вот что... Я хочу после допроса поговорить с вами наедине. Это возможно?

– Конечно. Ты имеешь право работать с адвокатом неограниченное количество времени и неограниченное количество раз. Это гарантировано тебе законом.

– Все, зовите следака, – повторил парень.

Я подошел к двери, приоткрыл ее и позвал Кузьмичева.

Через несколько минут допрос начался. Он был не очень интересным. Суть его заключалась в том, что Роман Бахмутов – так звали парня – нашел черный полиэтиленовый пакет, в котором находился пистолет «ТТ» китайского производства, глушитель к нему, парик, радиостанция и мобильный телефон. Все эти вещи он собирался сдать в милицию. Но поскольку, передвигаясь на своей машине, он неожиданно был остановлен милицейским патрулем, то, соответственно, добровольная сдача найденного не состоялась. Состоялся досмотр милицией и задержание.

Дав такие показания, Роман взял сигарету, закурил и вопросительно посмотрел на меня. Я подал ему знак, что нам с ним необходимо переговорить, что ему нельзя давать такие показания. Затем я повернулся к Кузьмичеву и спросил:

– Я могу поговорить со своим клиентом наедине?

– Мне выйти? – проговорил следователь.

– Нет, это не обязательно. Я могу и на ухо ему прошептать, – улыбнулся я. Кузьмичев, соглашаясь, кивнул. Я быстро встал со стула, подошел к Роману и стал шептать ему на ухо:

– Парень, что ты делаешь?! Ты себе серьезную статью шьешь, ты это понимаешь? Нужно было по-другому показания давать. Дал бы показания, что добровольно выдал оружие, и тут же вышел бы на свободу.

– Нет, мне на свободу никак нельзя, – Роман отрицательно мотнул головой.

От неожиданности я на мгновение потерял дар речи. Я впервые видел человека, который отказывался выйти на свободу.

– Ты что? Может, у тебя температура? – спросил я и потрогал рукой лоб Романа. Кузьмичев, вероятно, понял, о чем я говорю.

– Вы, по-моему, не до конца понимаете сложившуюся ситуацию, – обратился он ко мне. – Мы прекрасно знаем, – конечно, это не для протокола, – что все, что сейчас записано, все, что он говорит, – это сплошная лажа. Но Роман согласился со мной поработать. У него очень сложное положение. Он приговорен в своей «бригаде».

– Как приговорен? – переспросил я.

– Да, приговорен к смерти. И на свободу ему сейчас выходить нельзя. Поэтому для него статья по оружию – палочка-выручалочка. Ну, получит он свои три года, а может, и условно будет, пока посидит под следствием, потом выйдет и жизнь свою сохранит. А если сейчас его выпустить...

– Погодите, а вы-то тут при чем? – удивленно спросил я. – Какой ваш интерес?

– Интерес наш оперативный. Я уже говорил с Романом и при вас повторить могу, что все сведения, которые он дает нам добровольно, носят только оперативный характер. В дело они не пойдут. Я это ему гарантирую.

«Черт возьми, – подумал я, – ну и попал я в ситуацию! Получается, что парень своих закладывает, а я вроде статиста... Зачем мне это нужно? Я же адвокат, в конце концов! Но, с другой стороны, когда меня приглашают в дело, со мной не советуются, какой позиции и формы защиты придерживаться клиенту. Он сам ее выбирает. Да, конечно, я могу ему порекомендовать что-то, но последнее слово всегда будет за ним. Он сам определяет свою дальнейшую судьбу».

– Хорошо, – сказал Кузьмичев, – давайте на этом сегодня закончим, – и он протянул Роману протокол, написанный от руки. – Прочтите, распишитесь, что с моих слов записано правильно, мною прочитано, замечаний к прочитанному не имею. А адвокат потом тоже поставит свой автограф на этом листе, – улыбнулся следователь.

Роман быстро прочитал протокол, подписал и протянул листки мне. Я подписал их тоже.

– Вы хотите поговорить? – спросил меня Кузьмичев. – Тогда я не буду вам мешать. Можете разговаривать неограниченное время. Только потом вызовете конвоира, он проводит. Давай, Роман, до завтра, – и следователь протянул руку парню. Тот пожал ее. Кузьмичев вышел из кабинета.

Роман снова закурил и, думая о чем-то, обратился ко мне:

– Ситуация такая, что я действительно попал в передрягу. Пацаны меня приговорили. Точнее, меня подставили. И сейчас мне выйти – все равно что смерть свою искать. Братва меня не простит, хотя ничего неправильного я не сделал. Тут игры «бригадира» и старших. Это они меня подставили. Мне на свободу сейчас никак нельзя, – повторил Роман.

– Я понимаю, – кивнул я. – Тебе решать.

– У меня к вам просьба, – помолчав, сказал Роман. – Я тут записку, маляву написал. Можете передать?

– Почему нет? Могу.

– Первая малява – пацанам, Эдику. Вот его мобильный телефон. Вы позвоните, он сам к вам подъедет, куда скажете. А вторая – для девушки. Вы тоже позвоните ей на мобильный, тоже встретьтесь с ней. Только Эдику меня не выдавайте, вернее скажите, что вы – мой адвокат, что я никаких показаний не даю. И девушке то же самое. И еще вот что. Вы можете – девушка наверняка ответ мне напишет – еще раз прийти?

– Пожалуйста, могу прийти еще раз.

– А когда?

– Это уже зависит от девушки, когда я с ней встречусь, – улыбнулся я.

– Она встретится с вами сразу, – убежденно проговорил Роман.

– В таком случае приду через пару дней, а может, и завтра. Как получится.

– Отлично! – улыбнулся Роман.

Я видел, что у него изменилось настроение, в глазах появилась надежда.

«Странно, – подумал я, – как, оказывается, много зависит от записки и от разговора, а не от дальнейшего хода следствия, не от приговора суда...» Впрочем, для меня это не в новинку. Я видел немало таких клиентов за время своей практики.


Через некоторое время я покинул стены следственного изолятора. Подойдя к своей машине, я быстро достал из кармана две трубочки, туго скатанные из бумаги и аккуратно упакованные в белый полиэтилен. На каждой трубочке были написаны имя и номер телефона. Первая была адресована Эдику, на второй я увидел надпись «Вике». Типичная тюремная малява. Умеют они их делать – тонко скручивают, запечатывают зажигалкой...

Я достал мобильный телефон и хотел уже набрать номер, но подумал: нужно будет ехать, встречаться с ними... лучше завтра с утра позвоню. Тем более было уже около десяти часов – допрос вместо сорока минут продлился почти три часа.


На следующий день я назначил встречу адресатам в одном и том же месте, в центре Москвы. Сначала я встретился с девушкой Викой, а затем с Эдиком. Я помнил инструкцию Романа не говорить им ничего лишнего.

В назначенное время, в одном из кафе, расположенном в пятизвездочной гостинице, к моему столику подсела симпатичная девушка лет двадцати – двадцати двух, с темными волосами, голубоглазая, стройная, с высокой грудью. Назвав меня по имени-отчеству, она представилась:

– Я Вика.

– Очень приятно, – улыбнулся я. – Извините меня за формальность, но я должен спросить у вас, от кого вы ждете записку.

Вика улыбнулась, не поняв моего вопроса. Но, быстро сообразив, что человек, от которого она ждет весточку, находится в тюрьме и я, соответственно, не имею права передавать записку кому-то постороннему, она понимающе кивнула.

– От Романа Бахмутова. Да вот же, – и Вика быстро вытащила из сумочки фотографию, на которой были она, Роман и еще один парень, блондин с вьющимися волосами.

– Да, я вижу, – сказал я и подумал: «Надо же, какая предусмотрительная!» Но – такова жизнь. Она, наверное, бандитская подруга или жена... Все правильно делает.

– Да, все сходится, все в порядке, – я снова улыбнулся и быстрым движением сунул тоненькую трубочку в ее сумочку так, чтобы никто этого не заметил. Вика тут же перехватила маляву и спросила:

– Вы можете немного подождать меня здесь?

– Конечно, могу, – кивнул я.

Вика быстро встала и направилась в сторону туалета. Тем временем я стал оглядывать зал. В небольшом кафе народу было немного. Сидели несколько пар, мирно беседующих о чем-то, потягивающих кофе из маленьких чашечек. Ничего подозрительного.

Я посмотрел на часы. Времени у меня оставалось минут пятнадцать-двадцать. Скоро должен был приехать Эдик. Я вспомнил предупреждение Романа о том, чтобы Вика и Эдик ни в коем случае не встретились друг с другом.

Вскоре Вика вернулась. Она села за столик и спросила:

– Как он там? Его не били?

– Нет, все в порядке. Скорее наоборот.

– Что это значит? – не поняла Вика.

– Нормальное отношение, – коротко ответил я, не вдаваясь в подробности.

– Когда вы к нему пойдете?

Я пожал плечами.

– Я ему записку написала...

– Так быстро?

– Да. Я передам вам ее?

– Хорошо, давайте.

– И еще, в следующий раз, если будете мне звонить, то звоните не на этот мобильный, а на другой. Вот номер, – и девушка протянула мне записку с номером. – Так когда вы к нему пойдете?

– Думаю, что завтра.

– Отлично. Я буду ждать вашего звонка. Да, вот еще что... У вас работа такая, что вы не обязаны ходить... Вот, – и она протянула мне стодолларовую купюру.

– Да ладно, – я отодвинул в сторону деньги, – не так уж много времени на это требуется. Но если я приму дело, тогда придется платить. Но это решать Роману, а не вам.

Вика понимающе кивнула, мы попрощались, и она уехала.

Я сидел один за столиком. Неожиданно на мое плечо легла чья-то рука. Я обернулся. Передо мной стоял парень лет двадцати пяти – двадцати семи, невысокого роста и с короткой стрижкой. Рядом с ним стоял еще один парень, настоящий амбал. Первый, улыбаясь, обратился ко мне:

– Извините, пожалуйста, вы кого ждете?

«О, узнаю бандитский почерк», – подумал я.

– Я жду Эдика. А вы кто будете?

– Я и есть Эдик, – снова улыбнулся парень. – Мне малява должна быть...

– Да, есть такая. Только надо уточнить, от кого.

– От Ромки Бахмутова, – ответил Эдик.

Я, словно здороваясь с ним, протянул руку. Эдик протянул в ответ свою ладонь. Так я и передал ему маляву. Мне оставалось только раскланяться, но Эдик остановил меня.

– Одну минуточку, – сказал он, кладя маляву в карман почти незаметным движением. – Вы не знаете, каким образом Ромку «приняли»?

– Он ехал на машине, его задержал патруль. Произвели досмотр и все изъяли.

– А что было?

– Оружие.

– А кроме «плетки», нашли еще что-то?

– По-моему, там еще парик был, глушитель, рация и мобильный телефон.

Я заметил, как ребята переглянулись между собой, и лица их стали суровыми.

– Придурок! – выругался Эдик. – Сбросить не мог! И что теперь?

– Статья за хранение и перевозку оружия.

– А его, это, не «прессуют»?

– Вроде нет, – покачал головой я.

– А вы как в это дело попали? – неожиданно спросил парень, стоящий рядом со мной.

«Хороший вопрос! – подумал я. – Что мне отвечать? Что меня следователь пригласил?»

– Девушка одна меня пригласила.

– Какая девушка?

– Темненькая такая, симпатичная...

– Вика, что ли?

– Она мне свое имя не называла. По-моему, ее по-другому зовут, – соврал я, чтобы не выдавать Вику.

Парень недоверчиво посмотрел на меня и перевел взгляд на Эдика, видимо, переваривая мой ответ. Было видно, что я вру, но нужно было срочно выпутываться из сложившейся ситуации.

– Знаете, – сказал я, – люди мне называют имена, а я их документы не проверяю. Вот и вы мне назвали свои имена. А может, вы совсем не те, за кого себя выдаете. Такое ведь тоже может быть...

– Да, вы правы, – улыбнувшись, ответил Эдик и опять взглянул на своего спутника, видимо, хотел сказать ему, что довольно забавный адвокат попался. – Картинка довольно интересная. – А у вас есть мобильник или пейджер, чтобы с вами можно было связаться?

– А что, есть такая необходимость?

– Но вы ведь и дальше в деле будете участвовать?

– Не знаю, по всей видимости, буду. Все от девушки будет зависеть.

– Так дадите номер?

– У меня есть пейджер, – ответил я. Я как опытный адвокат имел и мобильный телефон, точнее, два, и пейджер, и давал их номера тем, кому считал нужным. Это была служебная необходимость. Не всем можно давать номер мобильника, ведь он может прослушиваться и «погонами» – органами, и конкурентами, и бандитскими формированиями. Зачем привлекать лишнее внимание? Пускай пользуются пейджером. – Запишите, – и я назвал номер. Парень тут же достал листок бумаги и ручку и записал цифры.

– Знаете, – неожиданно сказал Эдик, – у нас к вам небольшая просьба будет. Вы, когда будете встречаться с этой брюнеткой, нам на трубку отзвоните. Мы подъедем и издалека посмотрим, что это за баба. Сами понимаете, Ромка – нам человек дорогой, не безразличный, и мы не хотим, чтобы около него какие-то сомнительные лица крутились. – Говоря это, Эдик продолжал улыбаться своей нагловатой улыбкой, словно показывая мне, что они мне в ответ тоже «репу» поставили – про девушку, имени которой я якобы не знаю.

– Хорошо, – согласился я. – Но я не знаю, состоится ли эта встреча.

– Посмотрим, – многозначительно произнес Эдик, будто намекая, что они могут приставить ко мне свою бандитскую «наружку».

«Да, хорошие ребята!» – подумал я.

Через несколько минут мы попрощались, и мои визитеры вышли. Я обратил внимание, что приехали они на черной «БМВ», но рядом стоял небольшой джип. Переговорив с ребятами, сидевшими в джипе, они сели в «БМВ» и резко взяли с места. Рядом стояла третья машина. Она осталась на месте. Может, она и поедет сейчас за мной? Ладно, обычное дело. Что мне шифроваться, в конце концов?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Поделиться ссылкой на выделенное