Алексей Калугин.

Не сотвори себе врага (сборник)

(страница 7 из 32)

скачать книгу бесплатно

– Но мы вместе со Стеллой видели огромное скопление пластунов, готовых к штурму энергетической подстанции, – попытался возразить Закладин.

– Уилсон, – губернатор перевел взгляд на командира корпуса охраны.

Терри Уилсон убрал руки со стола.

– Этой ночью мы наблюдали скопление пластунов в районе шестнадцатой сторожевой вышки, – глухо произнес он. – Я не исключаю, что именно ваше нападение с тыла, господин Закладин, дезориентировало пластунов и помешало им провести атаку.

– Раньше были случаи, чтобы пластуны одновременно атаковали изгородь в двух разных местах? – спросил Закладин.

– Нет, – ответил Уилсон. – Но, даже если пластунам удалось бы прорваться за изгородь, они бы не смогли причинить никакого вреда энергоподстанции, находящейся в герметично закрывающемся ангаре.

– Я не знаю, что собирались предпринять пластуны, – покачал головой Закладин. – Но они собирались напасть именно на энергетическую подстанцию.

– Почему же Стелла, находившаяся рядом с вами, не знала об этом? – задал вопрос губернатор.

– У нее не было контакта с Большим Пластуном.

Губернатор развел руками.

– Вы пробыли на Штраке всего пару месяцев и рассказываете нам, коренным штракианам, удивительные вещи про пластунов, о которых мы даже не подозревали, – произнес он с изрядной долей иронии.

– Жителям Штрака, вероятно, не доводилось встречаться с Большим Пластуном иначе, как во время атаки на изгородь. А в горячке боя не до поисков контакта.

– Видите ли, Семен, – медленно произнес Хансен. – Я уверен, что вы не собираетесь умышленно вводить нас в заблуждение. Но, согласитесь, вы находились в непривычной для себя обстановке, были крайне возбуждены… Кое-что могло вам просто показаться. Вы подумали об опасности нападения пластунов на энергетическую подстанцию, а через секунду решили, что восприняли эту мысль от пластунов.

– Нет, – упрямо покачал головой Закладин. – Все было именно так, как я говорю.

– Следовательно, сегодня ночью нам следует ожидать нападения пластунов, сосредоточив все силы между пятнадцатой и шестнадцатой вышками? – спросил один из незнакомых Закладину людей.

– Сегодня ночью Большой Пластун может поменять свое решение и нанести удар совсем в другом месте. Он учится драться, учится этому у вас. И если вы сами не прекратите войну…

Закладин умолк, натолкнувшись на жесткий, неприязненный взгляд губернатора.

– Большое спасибо, господин Закладин, за ваш любопытный рассказ, – тихим, напряженным голосом произнес он. – Кто-нибудь еще желает высказаться?

Губернатор обвел взглядом присутствующих. Желающих не нашлось.

– Господин Хансен.

Хансен, не ожидавший никаких вопросов к себе, резко вскинул голову.

– Да?

– Я слышал, вы собираетесь сегодня в Джарвик-порт? – спросил губернатор.

– Да. – Хансен спрятал авторучку в карман. – Меня вызвали в Департамент здравоохранения, какие-то бумажные формальности.

– Вас не затруднит захватить с собой господина Закладина? У нас в поселке ему делать больше нечего, а дожидаться звездолета ему будет гораздо удобнее в столичном отеле.

Хансен посмотрел на Закладина и, как бы извиняясь, – что я могу сделать? – слегка пожал плечами.

Выходя из зала, Закладин задержался у двери, рассчитывая поговорить со Стеллой, но она быстро пробежала мимо него, бросив на ходу:

– Я заеду к тебе на днях.


Хансен с Закладиным выехали вскоре после полудня на том же джипе, который когда-то доставил Закладина в Пиллой.

Какое-то время они ехали молча.

Первым нарушил молчание Хансен.

– Губернатору, конечно, не стоило выставлять вас из поселка, – примирительным тоном начал он.

– Да бог с ним, с губернатором, – перебил Закладин. – О чем думаете вы, остальные жители Пиллоя и других приграничных поселений? Война с пластунами стала для вас основным занятием, главной целью в жизни.

– Война когда-нибудь кончится, – не очень уверенно сказал Хансен.

– Когда-нибудь? – Закладин потер пальцем глаз, в который попала соринка. – Да ей конца не видно. Пластуны научились воевать не хуже вас. Поставив их на грань выживания, вы просто не оставили им иного выхода.

– Метелочное масло – основа экономики Штрака. Мы обязаны думать о будущем наших детей. – Хансен сделал короткую паузу и быстро закончил: – Вы можете пойти со своими заявлениями в любое правительственное учреждение, и везде вам ответят то же самое. Мы выполняем государственную программу.

– В наследство своим детям вы оставите вместе с метелочными полями еще и бесконечную войну, втянутыми в которую они окажутся с самого рождения. – Закладин всем корпусом развернулся к Хансену. – Вы не хотите мне верить, но я отвечаю за каждое свое слово, произнесенное в доме губернатора. Большой Пластун – это не просто огромное скопище пластунов. Это коллективный разум, способный анализировать ситуацию и принимать нужное решение. Вчера он управлял действиями нескольких тысяч пластунов, но что вы будете делать, если он объединит собой всех пластунов Штрака? Возможно, пока он только учится владеть своим огромным телом.

Хансен, сосредоточившись на управлении машиной, ничего не ответил. Они больше не разговаривали до самого конца пути.

В город въехали в сумерках. Хансен остановил машину у восьмиэтажного отеля с зеркальными стеклами.

– Я переночую тут же, – сказал он.

Закладин безразлично пожал плечами, подхватил свои сумки и вошел в открывшиеся перед ним двери.


Утром Закладин проснулся довольно поздно. Не спеша позавтракав в ресторане на первом этаже отеля, он отправился побродить по городу. Времени у него теперь было много, а девать его совершенно некуда.

Джарвик-порт состоял главным образом из служб космопорта и правительственных учреждений. Функциональная строгость и прямота линий служебных зданий смягчались маленькими тенистыми парками с фонтанами, разбросанными в огромном количестве по всему городу, а садики с площадками для игр, на которых, весело повизгивая, резвилась детвора, делали Джарвик-порт по-домашнему спокойным и уютным. Город был небольшой – Закладин обошел его весь за два с небольшим часа. Взяв на заметку пару кинотеатров, библиотеку и информационный центр, Закладин повернул в сторону отеля, единственного, как он понял, в городе.

В дверях парадного подъезда он едва не столкнулся с выбегающим навстречу ему Хансеном. Лицо его было встревоженным, сквозь плотный слой загара проступали багровые пятна на скулах.

– Пластуны ворвались в Пиллой! – крикнул он и бросился к машине.

Через секунду, осмыслив услышанное, Закладин вслед за ним прыгнул на сиденье джипа. Машина сорвалась с места.

– Как это произошло? – спросил Закладин.

– Я почти ничего не знаю. – Хансен не отрывал взгляда от несущегося под колеса дорожного полотна. – Мне сообщили об этом, когда я был в департаменте. Ночная атака была слабой, ее без труда отбили. Пластуны снова напали утром, когда никто этого не ожидал. В Пиллой направлены спасательные отряды из центра. Ближайшие к нам поселки выставляют кордоны, возводят защитные сооружения с целью предотвратить дальнейшее продвижение пластунов.

– Бесконечная война, – тихо, едва слышно произнес Закладин.

Хансен, стиснув зубы, ничего не ответил. Возможно, он и не услышал слов Закладина. Суставы его пальцев, вцепившихся в руль, были белыми.


После часа бешеной гонки они увидели на горизонте тяжелые клубы медленно расползающегося в стороны, словно придавленного к земле, дыма.

– Это в поселке? – спросил Закладин.

– Или где-то очень близко от него, – ответил Хансен. – Наверняка против пластунов применили напалм.

Еще через некоторое время, когда по обе стороны от машины проносились возделанные поля, они увидели первых пластунов. Черные тела переползали неспешно с грядки на грядку, подминая под себя зеленые кусты томатов.

– Далеко же они расползлись, – скрипнул зубами Хансен.


По мере приближения к поселку пластунов по обочинам дороги становилось все больше. Но вели они себя спокойно, не обращая никакого внимания на движущуюся машину. На дорогу старались не выползать. Нетронутыми стояли и загоны с пасущимися в них животными.


Поселок был цел. Слабо дымился только один дом на краю, выходящем к границе. Дымы, которые издалека заметили Закладин с Хансеном, поднимались левее и ближе к изгороди. Улицы были запружены людьми, в большинстве своем одетыми в черные комбинезоны, с оружием в руках. Это были не только жители Пиллоя, но и пришедшие им на помощь бойцы корпусов охраны из соседних поселков. Но ни одного пластуна – ни живого, ни мертвого – Закладин в поселке не увидел.

На центральной площади стояли два вертолета, в которые спешно загружали носилки с тяжело раненными. В стороне, сидя на траве в тени домов, ожидали своей очереди пострадавшие, которым не требовалась экстренная медицинская помощь.

– Андрей. – Хансен тронул за плечо человека в разорванном комбинезоне, левая рука которого, наспех небрежно перебинтованная, висела на перевязи.

Человек обернулся. Половина его лица была покрыта большим жирным пятном противоожоговой мази. Узнав Хансена, он попытался улыбнуться, но только скорчил вместо этого какую-то страшную гримасу.

– Привет, Мат, – почти не двигая обожженными губами, произнес он голосом чревовещателя. – Тебе повезло, что не был в этом аду.

– Что произошло? – Хансен присел на корточки рядом с раненым.

– Пластуны напали днем, когда утренняя смена вышла за изгородь, чтобы оттащить в лес мертвых. Одним махом были выведены из строя все ребята из корпуса охраны. Они даже, кажется, не успели сделать ни одного выстрела. Да и никто на их месте не смог бы ничего сделать. Днем пластуны нападают редко, да и то только поодиночке, шальные. А здесь… Куча пластунов, вывалившихся из леса, окружила рабочих плотным полукольцом и стала теснить их к изгороди. У каждого из них был ручной трассер, но сколько пластунов из него прихлопнешь? Десять? Двадцать? А! – Андрей безнадежно махнул здоровой рукой. – С вышек не стреляли, боялись задеть людей. Когда пластуны вплотную прижали рабочих к сетке, изгородь обесточили и подогнали к ней пару бронемашин. Собирались прорезать в сетке дыру, втащить через нее людей и тут же заткнуть вездеходами. Но как только отключили ток, пластуны бросились на изгородь, размазали по ней людей и в считанные секунды повалили целую секцию. Тут же из леса выкатились новые пластуны. Сколько их там было! Казалось, что шевелится сама земля! Вездеходы, попытавшиеся закрыть проход, они просто опрокинули и отбросили в стороны, все равно что консервные банки. После этого началось настоящее светопреставление. Я был на двенадцатой вышке вместе с Кевином и Ханом. Невозможно было разобраться, в какую сторону стрелять, – пластуны повсюду! И к тому же то там, то здесь среди этой черной трясины виднелись островки, на которых пытались отбиться люди! Связи не было. Секции изгороди вылетали одна за другой. Рухнула четырнадцатая вышка, за ней – пятнадцатая. Начала раскачиваться и наша. Мы решили спуститься ниже и ждать помощи. Один раз вышку тряхнуло так сильно, что я выронил станковый трассер, который мы потащили с собой, а Хан не удержался и полетел с лестницы вниз. Как он кричал… Потом взорвалась силовая подстанция. Нам с Кевином было видно, как пластуны, перепахивая метелочные поля, расползались в стороны и все дальше на запад. Но в поселок они не вошли. А из леса ползли все новые и новые полчища. Казалось, им не будет конца. Они повалили все вышки вдоль изгороди, наша тоже в конце концов рухнула. Но мы успели спуститься низко и отделались довольно легко. – Андрей тронул свою перевязанную руку. – У Кевина вообще ни царапины. Он и помог мне вскарабкаться на вставшую на дыбы станину. Оружия у нас не было, но пластуны больше не обращали на нас никакого внимания. Через пару часов нас сняли вертолетом.

Андрей умолк, обхватив больную руку здоровой и чуть покачивая ее.

– Пластуны сами не пошли в поселок или его удалось отстоять? – спросил Закладин.

– Нет, – отрицательно покачал головой Андрей. – Поселок они почему-то обошли стороной. Представляю, какое месиво началось бы здесь…

Закладин пристально посмотрел в глаза Хансену.

– Пластуны не хотят войны.

– Пойди, скажи об этом губернатору, – устало прикрыл глаза Хансен и махнул рукой куда-то в сторону.

Посмотрев в направлении, указанном Хансеном, Закладин увидел губернатора Дилона. В сопровождении вооруженных «радугами» бойцов он пробирался к центральной площади. Сам он тоже был одет в защитный комбинезон с откинутым на спину шлемом и сжимал в руках трассер с таким видом, словно каждую секунду ожидал нападения притаившихся врагов. Добравшись до центра площади, он остановился, взобрался на невысокий ящик, который кто-то подставил ему под ноги, и призывно вскинул руку.

– Друзья мои! Соратники!

Головы скопившихся на площади медленно, будто движимые против воли какой-то внешней силой, поворачивались в сторону громкого, чуть хрипловатого голоса губернатора, проникновенно выбрасывающего в воздух слова.

– Сегодня нам был нанесен жестокий удар! Уничтожены пограничная изгородь, сторожевые вышки, сильно пострадала энергетическая подстанция, почти полностью уничтожены метелочные поля! Наш поселок! – Губернатор широко раскинул руки в стороны. – Мы отстояли его сегодня и никогда не отдадим никакому врагу! Да, нам будет трудно, будет тяжело! Но мы не сдадимся! Мы начнем все сначала! Мы восстановим границу и уничтожим прорвавшихся на нашу территорию пластунов! Но на этом мы не остановимся! Мы пойдем дальше, дойдем до восточного побережья и сбросим пластунов в океан!..

Закладин опустился на траву. Он наклонил голову и, упершись локтями в колени, зажал ладонями уши.

Со стороны границы ветер нес плотные клубы густого черного дыма.

МЫ ПРОСТО ЖИВЕМ ЗДЕСЬ

Набрав несколько цифр на клавиатуре карманного калькулятора, Марк Сирено положил его на полированную поверхность стола так, чтобы сидевшему напротив него Арвиду Сорму было видно высвеченное на табло число.

– Я согласен, – едва заметно наклонил голову Сорм.

Сирено удивленно приподнял левую бровь.

– Вы соглашаетесь, не зная даже, что именно я собираюсь вам предложить?

– Я охотник, – привычно усмехнулся Сорм. – Наверное, вы пригласили меня к себе не затем, чтобы предложить выступить в конкурсе бальных танцев.

– И вам абсолютно все равно, на кого предстоит охотиться?

– За эту сумму, – Сорм постучал указательным пальцем по калькулятору, – я добуду для вас любую тварь, если только вы назовете мне планету, на которой она водится.

– Отлично. – Сирено откинулся назад, утонув в глубоком кожаном кресле, и, переплетя пальцы, сложил руки на груди. – Мне нужно чудовище с Тетиса.

Сорм щелкнул ногтем, и калькулятор заскользил по столу в сторону Сирено.

– Я не охочусь на призраков.

– Вы же сказали, что можете добыть любое животное…

– Да, но только в том случае, если оно существует в действительности. Чудовище с Тетиса – миф, охотничья байка.

– А что вы скажете об этом?

Сирено выложил на стол цветной фотоснимок, на котором была запечатлена голова зверя с разинутой пастью, покрытая наползающими друг на друга слоями мощных, зазубренных по краям роговых пластин. Маленькие, горящие злобой глазки едва виднелись из-под толстых, мясистых складок зеленовато-серой пупырчатой кожи. В угол кадра попала и пятипалая лапа зверя с устрашающими крючьями когтей.

– Такого зверя я никогда не видел, – сказал Сорм, едва взглянув на снимок.

– Это чудовище с Тетиса.

– Вас вводят в заблуждение или попросту дурачат. Откуда у вас эта фотография?

– Вы знаете, что недавно погиб Поль Патини? – вместо ответа задал вопрос Сирено.

– Да. Я уже слышал об этом.

– Но вам, должно быть, неизвестно то, что он погиб на Тетисе, пытаясь добыть для меня чудовище. Второй большой страстью Патини после охоты была фотография. Этот отпечаток сделан с пленки из фотоаппарата, который висел у него на груди. Чудовище растоптало Патини, и просто чудо, что фотоаппарат уцелел. Это последний снимок Поля Патини.

Сорм взял фотографию в руки, чтобы рассмотреть ее внимательно.

– Я всегда считал разговоры о чудовище с Тетиса пустой болтовней, – сказал он, пожав плечами. – На Тетисе есть небольшая колония, я разговаривал с ее жителями, и все они в один голос уверяли, что на планете нет никаких крупных хищников, не говоря уж о чудовище. А кто может знать леса Тетиса лучше, чем они?

– Быть может, они намеренно не говорят о звере, чтобы не привлекать на планету охотников, желающих заполучить редкостную добычу, – высказал предположение Сирено. – Насколько мне известно, обосновавшиеся на Тетисе колонисты ведут довольно-таки патриархальный образ жизни.

– Возможно, – подумав, согласился с ним Сорм.

Он взял со стола фотографию чудовища, чтобы еще раз внимательно посмотреть на нее.

– Так вы беретесь за дело? – спросил после непродолжительной паузы Сирено.

– А почему бы и нет, – с равнодушным видом пожал плечами Сорм. – Ведь оплачиваете экспедицию вы. Если даже я и не найду на Тетисе чудовища, то уж по крайней мере проведу время с удовольствием да еще и за ваш счет. Одного не могу понять: зачем вам этот зверь?

– Тщеславие, самое обыкновенное тщеславие состоятельного человека. – Сирено рассмеялся и развел руки в стороны, как будто пресловутое тщеславие было спрятано у него на груди под ладонями. – Хочется иметь нечто такое, чего нет ни у кого другого. Возможно, если вы добудете чудовище, его голова украсит стену гостиной Охотничьего клуба, а рядом с ней будет повешена табличка с надписью: «Дар Марка Сирено».

* * *

Выйдя из посадочного модуля, Сорм, как и в первое свое посещение Тетиса, замер от восторга, пораженный нереально чистым изумрудным цветом окружающей его со всех сторон зелени. Разве могут водиться какие-то там чудовища в столь сказочном лесу? Им здесь просто не место!

Кусты на краю поляны зашевелились. Сорм насторожился и сделал шаг назад к двери модуля.

Из кустов вылез мальчуган лет пяти-шести с растрепанными волосами, выгоревшими до светло-соломенного цвета. Из одежды на нем были только обрезанные у колен синие штаны, держащиеся на перекинутой через плечо лямке.

Сорм рассмеялся и поманил паренька к себе.

– Эй, привет! Как тебя зовут?

Мальчик без всякой боязни подошел к Сорму.

– Вахо, – серьезно, стараясь казаться взрослым, ответил он и протянул охотнику руку, которую Сорм осторожно пожал.

– А как ты здесь оказался? – поинтересовался Сорм.

– Я видел, как ты прилетел, – ответил Вахо.

– Мама тебя не заругает за то, что далеко от дома ушел?

Мальчуган отрицательно потряс головой.

– И волков ты не боишься?

– Здесь нет волков.

– А другие звери?

– Они все нестрашные, – беззаботно махнул рукой Вахо.

– Ну, раз ты у нас такой бесстрашный герой, тогда, может быть, проводишь меня до поселка?

– Конечно, – с готовностью согласился Вахо.

Загрузив свое снаряжение на самодвижущуюся пневмоплатформу, Сорм усадил на передний край Вахо, и они двинулись в путь.

Мальчик великолепно знал лес и всех его обитателей, и, поскольку дорога оказалась неблизкой, Сорм успел получить массу интереснейшей информации о фауне Тетиса. Но, когда он показал Вахо фотографию чудовища, тот, удивленно посмотрев на нее, с категоричной определенностью заявил:

– Такого страшилища в нашем лесу нет.

* * *

– Ну наконец-то пришли, – сказал Сорм, когда они выбрались из леса и увидели впереди среди лугов деревянные домики, сгрудившиеся вокруг небольшого озерца с пронзительно-синей водой.

– Если бы не твоя тележка, то мы добрались бы до дома гораздо быстрее, – сказал Вахо.

– Тебе не понравилось кататься на платформе? – удивился Сорм.

– Так себе, – сморщил нос мальчик. – Мне больше нравится летать.

– У тебя есть велоплан, – догадался Сорм.

– Нет у меня никакого велоплана, – покачал головой Вахо.

– Как же ты тогда летаешь?

– Просто так. На крыльях.

– На каких крыльях?

Мальчик глянул на Сорма искоса: уж не подшучивает ли над ним этот чужой взрослый?

– Ты что, не умеешь выращивать себе крылья? – с недоверием спросил он.

– Ну как же, конечно, умею! – Сорм понял, что Вахо просто фантазирует, как и все дети, и решил немного подыграть ему. – Но ты-то бегаешь почти голышом, – он похлопал мальчика по загорелой спине, – а мне куртка мешает.

– Так сними ее.

– Не могу, – беспомощно развел руками Сорм. – Замерзну.

Вахо весело рассмеялся.

– Ты очень смешной, – с детской непосредственностью сообщил он. – Ты мне нравишься. Ты долго у нас пробудешь?

– Это уж как получится, – неопределенно ответил Сорм, поскольку и сам не знал, как долго задержится на Тетисе.

* * *

Аккуратные одноэтажные дома поселка не были похожи на однообразные, собранные из стандартных строительных панелей, какие почти всегда можно увидеть в небольших колониях. Соединяющие их тропинки петляли в густой высокой траве. Среди сочных зеленых стеблей копошились куры. Откуда-то со стороны донеслось протяжное и сочное мычание коровы.

– Это корова Петерсов, – тут же сообщил Вахо. Они вместе с гостем входили в это время на просторный двор, посыпанный крупным желтым песком. – А мы держим хрюшек. Ну и кур, конечно. Куры есть у всех, а коровы только у Петерсов и Исаевых: их молока хватает на весь поселок.

На крыльцо вышла женщина, одетая в клетчатую рубашку с закатанными по локоть рукавами и полинялые джинсы. Волосы ее, свободно спадавшие на плечи, были такого же цвета, как и у Вахо.

– Мама! Мама! – радостно закричал мальчик. – Я гостя привел! Его зовут дядя Арвид!

Женщина ничуть не удивилась нежданному гостю.

– Очень рада, – приветливо улыбнулась она, протягивая Сорму руку. – Меня зовут Мария. Вы как раз вовремя – мы садимся ужинать.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Поделиться ссылкой на выделенное