Алексей Калугин.

На исходе ночи

(страница 6 из 33)

скачать книгу бесплатно

Ше-Кентаро повернул в сторону улицы, собираясь вернуться к ведущему во двор проулку, и едва не столкнулся со старшим инспектором Ше-Марно.

– Джаф попиваешь? – улыбнулся инспектор.

Ше-Кентаро улыбнулся в ответ – растерянно и немного смущенно. Обычно он внутренне готовился к встрече со старшим инспектором – придумывал слова, которые нужно будет сказать, когда тот протянет ему конверт с деньгами, подбирал соответствующее выражение лица, еще парочку расхожих фраз, что непременно следовало произнести, прежде чем расстаться, но сегодня Ше-Марно застал его врасплох, когда Ону думал совершенно о другом.

– Твое, – Ше-Марно протянул Ону плотный синий конверт.

Ше-Кентаро взял конверт свободной рукой, помял его пальцами и сунул во внутренний карман куртки.

– Пересчитывать не будешь? – без улыбки спросил инспектор.

Ше-Кентаро отрицательно мотнул головой и, чтобы как-то оправдать свое молчание, принялся старательно тянуть джаф через соломинку. Но, когда Ону оторвался от торчащей из парпара соломинки, Ше-Марно все так же стоял рядом и смотрел на него. Странный взгляд у инспектора. Очень странный. Ше-Кентаро предпочел бы, чтобы Ше-Марно смотрел на него насмешливо, но нет, взгляд инспектора спокоен и сосредоточен. Знать бы, о чем он сейчас думает?

– Джаф нужно пить, пока он горячий, – произнес Ше-Кентаро смущенно, словно оправдываясь за что-то, чего и сам не понимал.

– Верно, – коротко кивнул Ше-Марно. – Иначе не возрадует он душу.

Принявшийся было снова за джаф, Ше-Кентаро от удивления едва не поперхнулся – инспектор почти в точности повторил его мысли. От неожиданности такого совпадения Ону даже не обратил внимания на то, что Ше-Марно всего лишь процитировал строчку из известного стихотворения, которое в школе учил каждый. А Ше-Марно словно ничего и не заметил – полез в карман, достал бумажник.

– Тебе еще парпар взять?

Ше-Кентаро вконец растерялся. Парпар, что держал он в руке, почти опустел, допить можно было одним глотком, и, в принципе, Ону был не прочь выпить еще джафа. Но предложение Ше-Марно было слишком уж необычным. С чего бы вдруг старшему инспектору секторного управления са-турата угощать ловца варков?.. Хотя если подумать, то почему бы, собственно, и нет? Сейчас они не инспектор и ловец, а просто знакомые, мирно прогуливающиеся по залитой разноцветными огнями иллюминации Предрассветной улице. Они сейчас ничем не отличаются от прочих прохожих.

– Ну так что? – Ше-Марно помахал зажатой между пальцами синей купюрой в десять рабунов.

Чувство настороженности, давно уже ставшее привычным и включавшееся почти автоматически, стоило Ше-Кентаро выйти за порог своего дома, надежно блокировало все остальные нервные реакции. Да, Ше-Кентаро был не прочь выпить еще парпар джафа. Да, Ше-Марно был ему приятен, и компания старшего инспектора была интересна Ону. Но подсознание тут же выбрасывало предательский вопрос: с чего это вдруг инспектор са-турата приглашает ловца выпить с ним джафа? Ше-Кентаро быстро перебрал в уме все возможные варианты и не нашел ничего, от чего можно было бы оттолкнуться.

Так что же ответить на предложение Ше-Марно? Ону всегда старался работать чисто, не нарушая явно правил, установленных для ловцов. Незарегистрированный парализатор и баллончик с антисептическим спреем, купленный у барыги, Ше-Кентаро предусмотрительно оставил в машине. В карманах у него только бумажник и удостоверение личности. Да, еще конверт, что вручил инспектор. В любом случае разумно было бы отказаться от предложения Ше-Марно, дабы не искушать судьбу, которая и без того не слишком-то благосклонна к ловцам варков. Но для отказа требовался благовидный предлог. А Ше-Кентаро как назло не мог ничего придумать – импровизации всегда давались ему с трудом и чаще всего получались какими-то вялыми и неубедительными. В конце концов Ону непременно бы что-нибудь да придумал, но Ше-Марно ни на секунду не выпускал его из-под контроля.

– Эй, Ону, ты, часом, не заснул? – Синяя банкнота порхала по воздуху перед глазами, не позволяя сосредоточиться ни на чем другом и, по сути, не оставляя Ше-Кентаро выбора.

Ону одним глотком допил джаф, кинул парпар в корзину для мусора и суетливо полез в конверт за деньгами.

– Э, нет, оставь. – Инспектор ловко спрятал банкноту в кулак и легонько толкнул Ше-Кентаро в плечо. – Я угощаю.

Ше-Кентаро не успел ничего ответить – снова начал сортировать слова, пытаясь выбрать нужные, а Ше-Марно уже расплачивался с продавцом джафа. Ону быстро огляделся – как в квартире варка, когда нужно первым делом определить источники потенциальной опасности и наметить путь к отступлению. В данной ситуации это не имело никакого смысла, но опять-таки сработал не то профессиональный навык, не то природный инстинкт: если чувствуешь опасность, нужно первым делом думать о том, куда бежать.

– Прошу, – Ше-Марно с улыбкой протянул Ону парпар со свежесваренным джафом.

– Спасибо, – поблагодарил Ше-Кентаро.

Инспектор сделал глоток. Глядя на него, Ше-Кентаро также поднес соломинку к губам.

– Может быть, пройдемся? – предложил Ше-Марно и взглядом указал в сторону площади Согласия.

Место, где они стояли, и в самом деле было не очень удобным. Шумный поток гуляющих обтекал их, прижимая к стеклянной витрине, в которой мелькали разноцветные огни – так часто и так ярко, что рябило в глазах. Отказываться было просто глупо, поэтому Ше-Кентаро ничего не ответил, лишь плечом дернул: мне, мол, без разницы. Ше-Марно едва заметно улыбнулся, переложил парпар в левую руку, правой деликатно взял Ону за локоток, и они зашагали не спеша вниз по улице, туда, где разливалось озеро света, которое они собирались переплыть.

– У меня же машина! – спохватился вдруг Ше-Кентаро. – Я ее на стоянке оставил!

– Так что ж с того? – мягко улыбнулся инспектор. – Это же стоянка управления са-турата.

– Так те же са-тураты… – начал было Ше-Кентаро.

– Ничего с твоей машиной не случится. – Ше-Марно поплотнее прижал локоть спутника и доверительным тоном добавил: – Я отвечаю.

Пользуясь тем, что в свободной руке у него был парпар с джафом, Ше-Кентаро ухватился за спасительную соломинку. Ону не понимал, какого ответа ждет от него Ше-Марно, но полагал, что, пока пьет джаф, молчание его по крайней мере не выглядит невежливым. Джаф, хотя и горячий, почему-то показался Ше-Кентаро совершенно безвкусным. А толпа, слева и справа обтекавшая гуляющих под руку инспектора и ловца варков, уже не выглядела праздничной. Теперь Ше-Кентаро казалось, что каждый из тех, чьи лица на мгновение возникали перед ним и снова растворялись в многоликой людской массе, пришел сюда для того, чтобы решить какой-то очень важный, не терпящий отлагательства вопрос. Иначе почему в их быстрых, суетливых, а порой даже нервных взглядах сквозит только озабоченность, слегка оттененная тоской? Почему все они так напряжены? Ма-ше тахонас, чего все они боятся? Они же свободные люди! И наверняка каждый, кого ни спроси, свято верит в то, что никогда и ни за что, ни при каких обстоятельствах не подцепит болезнь Ше-Варко. Естественно! Ше-Варко – это болезнь низов, где скапливаются исключительно отбросы общества! Во всяком случае, такова официальная версия, утвержденная Министерством гражданского здоровья. Но ловцы-то знают, что это не так. Однако все как один держат язык за зубами – нет такого ловца, что любил бы болтать о своей работе. Интересно вам было бы послушать о том, как лопается распухший варк?

– Ты давно работаешь ловцом?

И вновь Ше-Кентаро не сразу нашел, что ответить, – настолько созвучным его мыслям оказался заданный инспектором вопрос. Какое ему дело до работы ловца? Ше-Кентаро ухватился губами за соломинку – из пустого парпара раздался характерный звук. Ше-Марно взял из руки Ше-Кентаро опустевший парпар и поставил его на край лотка, мимо которого они проходили. Лоточник удивленно посмотрел сначала на парпар, потом на Ше-Марно, но так ничего и не сказал.

– Хочешь? – инспектор протянул Ше-Кентаро свой парпар, в котором еще оставался джаф.

– Нет, спасибо, – отрицательно мотнул головой Ону.

– Я спросил тебя о твоей работе, – напомнил Ше-Марно.

– Ну… – замялся Ше-Кентаро, сам не зная почему. Интерес, что проявлял к работе ловца Ше-Марно, казался странным, но в то же время вопрос его как будто не таил в себе никакого подвоха. Быть может, он просто старается поддержать беседу? – Пятнадцать больших циклов… Что-то около того.

– Девятнадцать, – уточнил Ше-Марно.

Ше-Кентаро искоса глянул на инспектора. Ше-Марно смотрел не на собеседника, а на застекленную витрину, в которой были выставлены муляжи животных и птиц. Не так давно, непонятно, с чего вдруг, возникла мода украшать квартиры подобными изделиями. Ше-Кентаро это казалось проявлением древней первобытной дикости. Но свое мнение он, как обычно, держал при себе. В конце концов, никому нет дела до того, что думает по тому или иному поводу ловец варков. И все же – Ше-Марно точно знал, сколько больших циклов Ше-Кентаро тянет работу ловца. Выходит, специально наводил справки?

– Что ты хочешь знать, уважаемый?

Ше-Марно перевел взгляд на Ону. И улыбнулся – светло, как разве что только дети и умеют.

– Правду ли говорят, что опытный ловец может по внешнему виду определить человека с болезнью Ше-Варко, даже если он заразился всего несколько малых циклов тому назад и сам не знает, что болен?

– Нет, – отрицательно качнул головой Ше-Кентаро.

– Но тебе ведь доводилось слышать об этом?

– Конечно, – не стал отпираться Ше-Кентаро. – Я даже пару раз встречал людей, которые утверждали, что обладают такой способностью. Только при проверке все они ошибались в десяти случаях из десяти.

– То есть, – инспектор прищурился, как показалось Ону, слегка недоверчиво, – в работе ловца нет ничего сверхъестественного?

– Обычная работа, – равнодушно пожал плечами Ше-Кентаро. – Не лучше и не хуже любой другой, за которую платят деньги.

– Ну да, ну да. – Инспектор быстро и коротко кивнул – раз и еще раз. – Каждый выбирает работу…

Ше-Марно осекся, не закончив фразы, – видно, сообразил, что едва не выдал банальную сентенцию, которая в данной ситуации могла обернуться откровенной глупостью.

– Порой так случается, что у нас просто нет выбора. – Улыбка на губах инспектора была не то извиняющейся, не то ободряющей. – Так ведь, Ону?

Ше-Кентаро неопределенно пожал плечами и что-то невнятно промычал. Он все еще не мог понять, к чему инспектор завел этот разговор? К чему эта прогулка по людной улице? Сколько раз Ону должен сказать «нет», чтобы Ше-Марно наконец отвязался от него?

– Нет, – угрюмо произнес Ше-Кентаро.

Решительно выдернув локоть из-под руки инспектора, Ону поднял воротник куртки, хотя на улице не было холодно, и глубоко засунул руки в карманы мятых брюк темно-бирюзового цвета – одно время в таких красовалась едва ли не половина Ду-Морка. Нынче мода уже не та. Ну и Хоп-Стах с ними всеми – у Ше-Кентаро своя голова на плечах! Понравились брюки, да и цена устраивала, – вот и купил!

– Нет? – удивленно посмотрел на Ше-Кентаро инспектор. – Что значит «нет»?

– «Нет» значит «нет», – все так же мрачно отозвался Ше-Кентаро.

– «Нет» значит «нет», – как будто в задумчивости повторил следом за ним Ше-Марно. И тут же снова улыбнулся: – Исчерпывающее объяснение.

Ше-Кентаро тяжело и медленно потянул носом воздух – точно флох перед дракой, когда ту-катор размахивает у него перед носом желтой тряпкой.

– Успокойся, Ону. – Инспектор осторожно, почти нежно коснулся кончиками пальцев локтя Ше-Кентаро. – Я тебе не враг.

Кто же ты тогда? – хотел было спросить Ше-Кентаро, но смолчал: в будущем ему еще не раз придется обращаться к инспектору Ше-Марно, чтобы быстро и без проволочек оформить доставленного варка. А вопрос был отнюдь не праздный – Ше-Кентаро все сильнее нервничал, ожидая, когда же наконец Ше-Марно перейдет к делу.

А инспектор молчал.

И вот так, молча, они дошли до конца Предрассветной улицы. Площадь Согласия переливалась разноцветными огнями, словно огромный сказочный корабль, на котором Ше-Тварх пересек море вечной тьмы, чтобы найти страну, где нет дня, но нет и ночи, где люди не рождаются, но и не умирают, где никто не знает, что такое добро, потому что все давно забыли, что такое зло. Бесконечный поток машин плавно обтекал большое прямоугольное здание Выставочного зала ва-цитика, в котором можно было увидеть самые претенциозные и невыразительные работы современных художников. Чуть дальше – комплекс правительственных зданий, в незапамятные времена, еще до Первого великого затемнения, обнесенный высоченной стеной и не так давно, уже при нынешнем ва-цитике, перестроенный, так что теперь издали он был похож на выросший из-под земли гигантских размеров кристалл медного купороса. Слева невообразимо дорогой отель «Ду-Морк», вокруг которого щедрыми пригоршнями разбросаны увеселительные заведения на любой вкус – резвись, коли при деньгах!

Ше-Марно подошел к самому краю тротуара, – машины проносились мимо него, едва не цепляя боковыми зеркалами, – заложил руки за спину и медленно качнулся с носков на пятки. Ше-Кентаро стоял в шаге позади него, ожидая, что последует за этой прелюдией. Инспектор обернулся и недовольно, но одновременно как-то дурашливо, вроде как и не всерьез вовсе, наморщил нос.

– Не нравится мне здесь.

Ну и что с того? – подумал Ше-Кентаро. Зачем пришли-то, если не нравится? Вслух же он произнес только одно слово:

– Нормально.

На лице инспектора на мгновение появилось игривое выражение, будто он собирался передразнить Ше-Кентаро. Но вместо этого он подошел к Ону и по-приятельски хлопнул по плечу.

– В двух шагах отсюда есть славный подвальчик. Держат его трое братьев – выходцы из Та-Пардита. Обстановка там спокойная, кухня домашняя, а цены вдвое ниже, чем в других окрестных заведениях.

– Так не бывает, – качнул головой Ше-Кентаро.

– Поверь мне.

– Так не бывает, – уперто повторил Ше-Кентаро.

– Мне там делают специальную скидку. – Ше-Марно улыбнулся. – Как постоянному клиенту.

Ше-Кентаро хмыкнул и снова качнул головой.

– Ну так что, зайдем?

– Что? – Взгляд у Ону был еще более непонимающим, чем интонация.

– Зайдем, говорю, в подвальчик? – Улыбка Ше-Марно растеклась поперек лица, так и лучившегося дружелюбием. – Посидим, выпьем малость, поболтаем.

– О чем? – насторожился Ше-Кентаро.

– Ну? – удивленно вскинул брови Ше-Марно. – Неужели нам не о чем поговорить?

– Нет, – отрицательно качнул головой Ону.

– Да неужели? – сделал вид, что страшно удивлен, инспектор.

– Нет, – на этот раз Ше-Кентаро еще и отрицательный жест рукой сделал.

– Кончай, Ону. – Лицо Ше-Марно приобрело серьезное выражение. – Можно подумать, у тебя сейчас полно дел.

– Мне домой надо.

– Тебя там семья ждет?

Ше-Кентаро прикусил губу.

– Нет у тебя семьи, Ону, – тихонько, можно сказать, деликатно усмехнулся Ше-Марно. – Никого у тебя нет, друг ты мой дорогой.

Сказал – и, повернувшись к Ше-Кентаро спиной, не спеша зашагал вдоль проезжей части. Он шел, не оглядываясь, точно был уверен, что Ону непременно последует за ним. И, если Ше-Марно действительно так думал, то он не ошибся – помедлив секунду-другую, Ше-Кентаро поплелся за ним следом. А, собственно, что еще ему оставалось? Теперь уже его желание не играло никакой роли. Ше-Кентаро необходимо было узнать, о чем собирался поговорить с ним инспектор. И, ма-ше тахонас, Ону не ожидал от этого разговора ничего хорошего. Изъяви старший инспектор са-турата желание получать процент с каждой премиальной выплаты ловца, – это стало бы для них обоих наилучшим выходом из сложившейся ситуации. Ше-Кентаро уже думал об этом и, если бы аппетит инспектора не был безграничным, дал бы согласие на сделку. Но нет, на уме у Ше-Марно, похоже, было что-то совсем другое.

Перейдя узенькую улочку, параллельно с Предрассветной вливающуюся в площадь Согласия, Ше-Марно остановился и посмотрел через плечо на угрюмо тащившегося следом за ним Ше-Кентаро. Ону показалось, что он заметил на лице инспектора торжествующую усмешку, хотя, конечно, это могли быть только отсветы разноцветных огней, освещавших лоток, с которого шла бойкая торговля огненными фонтанчиками, искристыми свечами и прочей пиротехникой.

Когда Ше-Кентаро поравнялся с инспектором, Ше-Марно снова подхватил его под локоть и быстро, настойчиво, не давая времени сосредоточиться и как-то выразить свое недовольство, повлек Ону за собой мимо гуляющей публики, веселой, не понимающей, что происходит вокруг, мимо слепящих фар проносящихся по площади машин, мимо ярко освещенных витрин, мимо разноцветных лампочек на лотках торговцев джафом и прочей снедью, – вдаль от света и огней, во мрак ночи!

Увидев тень, собравшуюся прыгнуть на него из темного проулка, Ше-Кентаро почувствовал, как похолодели его ладони. Автоматическим движением Ону сунул свободную руку в карман, трясущимися пальцами поймал упаковку стимулятора, крепко сжал ее и вдруг с ужасом понял, что в пластиковой полоске не осталось ни единой капсулы. О, Нукус, когда же он проглотил последнюю?

– Держи себя в руках, Ону, – крепче прижал его локоть к своему боку Ше-Марно.

– Что? – едва слышно пролепетал Ше-Кентаро.

Тени, обступившие его со всех сторон, закрывали обзор. Он уже не видел, куда ведет его Ше-Марно. И почти не помнил, с чего вдруг решил пойти куда-то вместе с инспектором.

– Держи себя в руках! – громче, требовательнее повторил Ше-Марно.

– Ма-ше тахонас, – совсем уж невпопад ответил Ше-Кентаро.

– Тахонас, тахонас, – быстро и безразлично согласился инспектор.

Абсолютно утратив ощущение собственного тела, Ше-Кентаро не мог даже представить, как он выглядит сейчас со стороны. Удается ли ему хотя бы самостоятельно переставлять ноги или инспектор тащит его за собой, точно набитую ватой тряпичную куклу? Лишь крошечный участок сознания Ше-Кентаро отчаянно цеплялся за краешек ускользающей реальности.

– Как ты находишь своих варков, Ону? – Голос Ше-Марно звучал приглушенно, смазанно, едва слышно, будто между ним и Ше-Кентаро был набит толстый слой плотной стекловаты. – Честно, а? Просто вылавливаешь их из толпы? – Сквозь заполняющий уши монотонный гул, похожий на многократно усиленный и искаженный вибровокоодерами шум прибоя, Ше-Кентаро различил сдавленный смешок инспектора и сразу представил, как тот покачал при этом головой – недоверчиво, почти с насмешкой. Ону даже сумел удивиться – чего смеяться-то, он сам никогда не говорил такого. – Не верю…

Ужас выползал из темных провалов между домами и, стелясь, беззвучно скользил по черному асфальту. Ше-Кентаро никогда не выходил из дома без непочатой упаковки ун-акса. Если упаковка в кармане оказалась пустой, значит, другую он оставил в машине. Он ведь не собирался на прогулку, просто хотел дождаться инспектора, получить деньги и поехать домой… Почему инспектор не боится темноты? Заранее, зная, куда пойдет, наглотался ун-акса или же, в отличие от Ше-Кентаро, не страдал никтофобией?.. Насколько же он старше Ше-Кентаро? На пять-семь больших циклов… И что это значит?.. Ровным счетом ничего… Инспектор мог ничего не знать о страхах Ше-Кентаро. В таком случае будет лучше, если он ничего о них и не узнает. Но если знал… Получается, он намеренно потащил Ону через темный проулок, хотя наверняка имелся и другой путь. Какому идиоту может прийти в голову открывать кабак в таком месте, которое многие предпочтут обойти стороной?..

Что дальше?..

Дальше привычная логика изменяла Ше-Кентаро. Стараясь удержать в повиновении тело, он терял контроль над мыслями, которые текли куда им вздумается, плавно огибая тревожившие Ше-Кентаро вопросы. Ну, тут уж ничего не попишешь. А если и напишешь, то не прочтешь. Да и кому нужно разбирать бессмысленные каракули, выписанные рукой идиота?

– Кто ты такой, Ону Ше-Кентаро?

Кто спрашивает?

– Я?..

– Кто ты?

Ше-Кентаро не успел придумать подходящий ответ. Да, собственно, и придумывать ничего не нужно – ответы на подобные вопросы у него всегда были наготове. Но где они теперь? Нет ничего, Ночь поглотила мир. Тьма скользит над землей, подобно черному муару, безмолвная и почти неосязаемая, взмывающая вверх волна ужаса. Тени сгущаются, обретают форму, и вот уже ночные призраки выходят на охоту.

– Кто ты?.. Протяни руку… Если, конечно, не боишься, что ее откусят!..

Реальность обрушилась на Ше-Кентаро, подобно взрывной волне, – ошеломив и едва не сбив с ног. Непроизвольно Ону откинулся назад, прижался к спинке стула и судорожно глотнул ртом воздух.

– Так сколько, говоришь, больших циклов тебе было?

– Что?

Ше-Кентаро перевел растерянный взгляд на сидевшего слева от него инспектора Ше-Марно.

– Еще брога?

Опустив голову, Ше-Кентаро посмотрел на четырехгранный стакан с толстыми стенками, что держал в руке, – на дне еще оставался глоток золотистого брога. А судя по тому, сколько пустых стаканов теснилось на маленьком треугольном столике, – не столик даже, а кусок красного диропласта, насаженный на торчащий из пола металлический штырь, – выпито было уже немало. При этом разум Ше-Кентаро оставался на удивление ясным. Ону чувствовал лишь усталость, как будто два малых цикла кряду не спал, но к этому ему было не привыкать, и неприятную, слегка щекочущую слабость в коленях – остаточное явление после переработки чудовищной дозы адреналина, выработанного организмом в ответ на стрессовую ситуацию.

Недопитый стакан Ше-Кентаро поставил на угол стола между тарелкой, покрытой тонкими ломтиками желто-коричневого, с подсохшей корочкой по краям копченого сим-сыра, и розеткой с зеленоватым валайским соусом. Похоже, это был тот самый подвальчик с домашней кухней, о котором говорил Ше-Марно. Вот только о том, как они дошли до него, как сели за стол и начали методично уничтожать выпивку, у Ше-Кентаро не осталось никаких воспоминаний. Приступ никтофобии, пережитый Ону сегодня, не шел ни в какое сравнение с тем, что доводилось ему испытывать прежде. Странно даже – темнота в проулке, куда затащил его Ше-Марно, была не такой уж плотной, сквозь нее можно было разглядеть стены близлежащих домов, а в другом конце прохода был виден зажженный уличный фонарь. Почему же он потерял контроль над собой? Да так внезапно, что не заметил перехода в сумеречную зону подсознания.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Поделиться ссылкой на выделенное