Алексей Калугин.

Линкор «Дасоку»

(страница 7 из 30)

скачать книгу бесплатно

– Да, господин капитан.

Не поднимая головы, Нори развернулся на пятках и направился к выходу, рукой придерживая у пояса меч.

– Когда это Нори успел надеть меч? – тихо спросил Исикава у Ёситики.

Мастер-оружейник молча пожал плечами. После чего так же тихо сказал:

– Насколько мне известно, он не принадлежит к самурайскому роду.

– Господа, – обратился к офицерам Сакамото. – Нам предстоит принять весьма ответственное решение. Куда вести «Дасоку»? Не думаю, что нам будут рады в Шенгенском союзе. Они, конечно, не выдадут нас сайтенам, но и не позволят вновь выйти в космос на «Дасоку». На любой из планет Шенгенского союза мы будем жить, как почетные пленники. Немногим дальше Шенгенского союза находятся Османский картель и Туркменское ханство, – капитан указал местоположение названных государств на трехмерной карте. – Туркменское ханство поддерживает тесные контакты с предавшим империю Восточным Альянсом. Поэтому не исключено, что нас туда и переправят. А из Восточного Альянса у нас прямая дорога к сайтенам. Османский картель… – Капитан наклонил голову и задумчиво почесал то место на переносице, куда доктор Грипенфлихт вонзал иголку. – Что такое Османский картель, вы и сами прекрасно представляете. На «османов» нельзя ни в чем полагаться, они не признают никаких договоров и думают только о своей выгоде. И тем не менее из трех возможных вариантов я выбираю Османский картель. Какие будут мнения?

– Ничего лучше придумать не удастся, – глядя на карту, с досадой цокнул языком штурман Исикава. – На маршевых двигателях мы далеко не уйдем. До границ того же Османского картеля тащиться месяца два, а то и больше. – Исикава покачал головой. – Я не вижу других вариантов.

– Господин Ёситика? – Капитан посмотрел на мастера-оружейника.

– Османский картель. – Мастер-оружейник тяжело вздохнул. – Честно признаться, мне совсем не нравится эта идея. «Османы» не знают, что такое честь, и не умеют вести себя достойно. Они легко продают вчерашних союзников тем, кто больше заплатит. Но, – Ёситика слегка развел руками, – приходится признать, что другого выхода у нас нет.

– Значит, идем к границам Османского картеля, – подвел черту нито кайса Сакамото.

– Можно мне сказать, господин капитан? – поднял руку русский.

– Конечно, Бутов-сан, – слегка поклонился криогенщику Сакамото.

– Есть у меня одна идейка, – Бутов положил пальцы на виртуальный джойстик и стал перемещать объекты на карте. – Не знаю, насколько она вам понравится, – он укрупнил один из секторов. – Вот.

Головы японских офицеров склонились над трехмерной картой. Взгляд каждого был полон сомнения, которое почему-то никто не решался высказать вслух.

Мастер-оружейник Ёситика засунул обе руки в карманы форменных брюк. Капитан Сакамото сдавил двумя пальцами подбородок и искоса глянул на штурмана. Исикава выпрямился, посмотрел на развороченный потолок, кашлянул в кулак.

– Исикава-сан, – обратился к штурману капитан. – Что вы думаете по поводу предложения Бутова-сана?

Исикава снова посмотрел на потолок.

Затем перевел взгляд на карту.

– Бутов-сан, – штурман коснулся двумя пальцами виртуального джойстика на своей стороне планшета и тонкими зелеными линиями выделил обозначенный криогенщиком квадрат, – если я правильно вас понял, речь идет об этом квадрате?

– Совершенно верно, – кивнул Бутов. – До него не дальше, чем до границы Османского картеля.

– Простите, Бутов-сан, – с сожалением развел руками Исикава. – Но в указанном вами квадрате нет ничего, кроме погасшей звезды и хилого метеоритного потока.

– По моим прикидкам, если мы не станем тянуть с отправкой, то как раз в этом секторе пересечемся со Старой Одессой.

– Со Старой Одессой? – Штурман еще раз внимательно осмотрел обозначенный русским сектор. Да нет, ничего он не пропустил! – Что такое Старая Одесса?

– Вы не слышали про Старую Одессу? – изумленно воскликнул Бутов.

Исикава посмотрел на Ёситику. Мастер-оружейник отрицательно качнул головой.

– А вы, капитан? – Бутов протянул руку к Сакамото так, будто взывал к его совести. – Вы тоже не знаете Старую Одессу?

– Мне кажется, я где-то слышал это название, – сосредоточенно наморщил лоб Сакамото.

– Так, – многозначительно кивнул Бутов.

– Но где именно?.. – капитан двумя пальцами потер лоб, стараясь разгладить складки. – Нет, – он развел руками. – Не могу припомнить.

– Замечательно! – хлопнул в ладоши русский. – Если никто из старших офицеров боевого флота Империи Пяти Солнц ничего не знает о Старой Одессе, значит, и сайтенам не придет в голову искать «Дасоку» в пустом, как верно заметил Исикава-сан, секторе.

Нито кайса Сакамото заложил руки за спину.

– Так, может быть, господин Бутов, вы все же расскажете нам, что такое Старая Одесса?

– Само собой, – кивнул русский. – Старая Одесса – это одна из первых колонизированных планет в зоне, которую сейчас называют Русским сектором. В то время процесс террареформирования еще не был поставлен на широкую ногу, поэтому для колонизации выбирали планеты, условия на которых более или менее соответствовали тем, которые мог выдержать человек. Планета, впоследствии получившая название Старая Одесса, была хороша во всех отношениях. Кроме одного – она входила в отличавшуюся крайней нестабильностью систему трех солнц. Астрофизики предупреждали колонистов, что самое позднее лет через сто две из трех звезд Старой Одессы непременно столкнутся, и тогда всей системе придет абсолютный кирдык. Тем не менее Старую Одессу начали обживать в расчете на то, что со временем колония будет перенесена на другую, подготовленную террареформаторами планету. Однако, когда пришла пора покидать насиженное место, большинство обитателей Старой Одессы не захотели этого делать. Вместо того чтобы покинуть планету, ставшую для них родной, одесситы взялись за ее переустройство. К тому моменту, когда два солнца системы Старой Одессы устремились навстречу друг другу, явно намереваясь выяснить, кто из них круче, одесситы превратили свою планету в гигантскую космическую станцию. Большинство строений было перенесено под землю, а те, что остались на поверхности, были надежно укрыты специально для этой цели разработанными куполами. Более того, в определенных точках на поверхности планеты одесситы установили новейшие по тому времени, мощные ХД-двигатели третьего поколения. Такой массивный объект, как планета, понятное дело, не мог перейти в гиперспейс, но ХД-двигатели позволяли одесситам направлять движение планеты в нужную им сторону. Они очень вовремя покинули свою трехсолнечную систему – за пару недель до катастрофы. С тех пор Старая Одесса стала блуждающей планетой. Поскольку формально она относится к Русскому сектору, одесситы стараются не удаляться от его границ. Но фактически живут по своим законам. Которые, впрочем, не входят ни в какие противоречия с общечеловеческими принципами. Для одесситов имеет значение лишь то, что их планета является свободной экономической зоной. Это они сами так ее называют. А по сути, это огромная барахолка, на которой можно продать, купить или выменять все, что угодно. Я предлагаю идти прямым курсом на встречу со Старой Одессой, загнать «Дасоку» в ее доки, залатать все дырки, навести на корабль глянец, а заодно и подумать, как дальше быть. – Бутов обвел взглядом удивленно вытянувшиеся лица японцев. – Ну как вам такое предложение?

Первым нарушил молчание штурман Исикава:

– А что, есть еще и Новая Одесса?

– Есть, – кивнул Бутов. – Есть еще и Самая Новая Одесса. Но обе они не чета Старой. Самые обычные террареформированные планеты в Русском секторе.

– У меня только один вопрос, – произнес негромко Сакамото. – Бутов-сан, вы уверены, что здесь, – капитан погрузил палец в трехмерную пустоту, – мы найдем эту вашу Старую Одессу?

– Если бы у нас на хвосте не сидели сайтены, мы бы могли договориться о месте рандеву. Но, поскольку такая возможность исключена, приходится надеяться на удачу. До сих пор она нас не подводила.

Сакамото вопросительно посмотрел на мастера-оружейника.

– Я согласен, – кивнул Ёситика. – Если на Старой Одессе нам отремонтируют корабль, а заодно загрузят на борт провиант и боеприпасы, я думаю, есть смысл рискнуть.

– Риска никакого, – уверенно махнул рукой Бутов. – Рано или поздно мы эту планету отыщем. Но есть небольшая проблема, – криогенщик сделал паузу и поднял указательный палец. – На Старой Одессе нам и корабль отремонтируют, и всем необходимым обеспечат. Но делать это задаром никто не станет. А в свете последних событий, я думаю, кредитные карточки, чеки и электронные банковские поручительства Империи Пяти Солнц утратили свою платежеспособность. Вопрос – чем рассчитываться будем?

– Бутов-сан, если вы задаете этот вопрос, то, надо полагать, и ответ на него знаете?

Сделав шаг назад, Бутов указал на вставленный в гравитационный зажим меч капитана.

– Вы позволите?

Сакамото сделал приглашающий жест рукой.

Бутов вынул меч из зажима и наполовину извлек клинок из ножен. Повернув меч, он посмотрел, как играет свет на волнистом хада.

– Это очень хорошее оружие, – сказал русский.

– Верно, – согласился Сакамото. – Этот меч принадлежал восемнадцати поколениям моих предков.

– И стоит он, должно быть, недешево? – прищурился криогенщик.

– Этот меч бесценен, – Сакамото понял, куда клонит русский. – Я, Бутов-сан, не продам его ни при каких обстоятельствах. А потому и не могу требовать того же от моих подчиненных.

– Да и не нужно, – Бутов небрежно сунул меч в гравитационный зажим. – Мечи, наверное, есть и на других кораблях. Поскольку вы все равно собираетесь послать команду за ти-топливом…

– Бутов-сан! – медленно, почти не разжимая губ, процедил Сакамото. – Вы не понимаете, что говорите.

– Почему же, – удивился или только сделал вид, что удивился, криогенщик. – Очень даже хорошо понимаю. Нам хватит сотни мечей такого же качества, как ваш, чтобы оплатить ремонт «Дасоку».

– Если мы заберем мечи павших в бою офицеров, то должны будем передать их детям или другим родственникам погибших, – объяснил русскому Ёситика.

– А если мы бросим их здесь, то мечи достанутся сайтенам, – возразил мастеру-оружейнику Бутов. – Я же не предлагаю вам продать мечи и спрятать деньги в карман. По сути, они пойдут на укрепление боевой мощи императорского флота. Вы это считаете недостойным? Хорошо! – Криогенщик сделал шаг назад и широко раскинул руки в стороны. – Предлагайте свои варианты.

– Господин капитан, – поклонился Сакамото мастер-оружейник. – Я поддерживаю предложение Бутова-сана.

– Я тоже, – поклонился штурман Исикава. – Мы обязаны спасти «Дасоку».

– Согласен, – наклонил голову помощник левого края Иночи. – Хотя это и похоже на воровство, иного выхода у нас нет.

– Господа офицеры! – сразу же заулыбался Бутов. – На Старой Одессе я сведу вас с одним отличным малым. Он возьмет у нас мечи как залог под ссуду денег. А через годик мы у него все выкупим!

– Вы, Бутов-сан, как я погляжу, оптимист, – совсем невесело улыбнулся Сакамото.

– Сакамото-сан! Да с такой командой, как ваша, можно черные дыры насквозь пролетать! Расскажи кому, что мы сегодня сотворили, так ведь не поверят же!

– У меня есть видеозапись, – сказал Исикава.

– Серьезно? – восторженно округлил глаза и подался вперед Бутов. – Слушай, брат! – Криогенщик хлопнул себя ладонью по груди. – Сделай копию для моего семейного архива!

Глава 6
Даже плохой стрелок поразит цель, если выстрелит в нее сто раз

Ватагин подбросил вверх пустой кислородный баллон. Превратившись в искусственный спутник сайтенского флагмана, серебристый цилиндр с округлыми торцами медленно, вращаясь вокруг поперечной оси, поплыл в сторону раскрытого, подобно цветку с семью лепестками, локатора станции слежения. Обычно во время движения локатор складывается и прячется в ячейку, поскольку в развернутом состоянии он становится похожим на сачок, который ловит звездную пыль, мелкие метеориты и прочий космический мусор. По всей видимости, взрыв брандера повредил системы станции слежения и сайтенам не удалось убрать локатор.

– Ну вот, половина отпущенного нам срока вышла, – сказал Ватагин, провожая взглядом уплывающий вдаль кислородный баллон.

Ясухира его не слышал, но, видно, понял, что имел в виду криогенщик. Японец медленно качнул головой и левой рукой ударил по обшивке сайтенского флагмана.

Укрытием камикадзе, как и прежде, служила ниша меж башнями сдвоенных пушек. Но продолжать прятаться было так же бессмысленно, как пытаться играть в гольф в невесомости.

Ватагин наклонился, чтобы прижать забрало своего шлема к шлему японца.

– Что делать будем?

Ясухира попытался пожать плечами, но сделать это в десантном скафандре оказалось совсем непросто.

– Что, никаких идей? – уточнил на всякий случай Ватагин.

– Кто действует, сильно желая завладеть вселенной, тот никогда не достигнет желаемого, потому что вселенная есть божественное орудие и распоряжаться ее судьбой никто не вправе.

– Хорошо сказано, – согласился Ватагин. – Вот только не вижу, как нам это может помочь?

– Беда всего мира происходит от мелочи, как великое дело – из мелких.

– Ты решил процитировать все афоризмы, какие знаешь?

– Это «Тао-те-кинг», или «Трактат о нравственности».

– С нравственностью у нас порядок. Разве нет?

– Зато у сайтенов с этим большие проблемы, – загадочно улыбнулся японец.

– И что с того? – не понял Ватагин. – Можно, конечно, попробовать постучаться к ним в дверь и представиться бродячими проповедниками, случайно оказавшимися на внешней обшивке корабля. Вот только, боюсь, наши десантные скафандры вызовут у хозяев вполне обоснованные подозрения.

– Туда смотри, – Ясухира указал на развернутый локатор станции слежения.

– Это я уже видел, – махнул рукой Ватагин. – Приятно, конечно, что удалось сделать сайтенам гадость…

Японец кончиками пальцев стукнул его по шлему, призывая к вниманию.

– Сайтены не убрали локатор станции слежения. Наверное, из-за механических повреждений. А если так, то в этом месте нас от внутреннего пространства корабля отделяет только лепестковая диафрагма. Если удастся отжать или сломать хотя бы один из лепестков, то мы сможем снять блокировку с остальных, выломать стойку локатора и пролезть в отсек.

Ватагин оценивающе посмотрел на локатор.

– Хорошая мысль. Даже сайтены не могут работать в разгерметизированном отсеке, значит, нас никто не заметит.

– Датчики движения, – напомнил Ясухира.

– Скорее всего отключены. А если нет, мы это сделаем. Корабль идет в док, и сайтены не полезут в поврежденный отсек, чтобы разобраться с неисправностью… Хорошо, допустим, мы сумеем туда забраться, только там все равно нет воздуха.

– Мы воспользуемся системой внутренних коммуникаций, чтобы добраться до отсеков, где есть воздух.

– У меня только два замечания. Во-первых, там, где воздух, там и сайтены. Во-вторых, в десантных скафандрах мы не влезем ни в одну коммуникационную систему.

– Знаешь, в критической ситуации, когда на карту поставлена жизнь, человек способен сделать невозможное.

– Слышал о таком, – кивнул Ватагин. – Но самому видеть не доводилось.

– Давай не будем спорить. Для начала попытаемся проникнуть в разгерметизированный отсек. Ну а там посмотрим.

– Хорошая мысль, – согласился Ватагин. – В конце концов, если ничего не получится, мы можем просто сдаться сайтенам.

– Нет, – решительно отказался Ясухира – Я готов погибнуть, но не могу сдаться врагу.

– Ты знаешь, что чувствует человек, когда у него в баллоне кончается кислород? – как бы между прочим поинтересовался Ватагин.

– Я проходил специальную психологическую подготовку и знаю, что такое удушье. Инструкторы советовали нам: в случае, если окажешься в подобной ситуации, лучше открой забрало шлема.

– Ни черта твои инструкторы в этом не смыслят, – криво усмехнулся Ватагин. – При мне как-то у одного монтажника раскололось забрало. Зрелище, я тебе скажу, было то еще. – Криогенщик поморщился и передернул плечами. – Нет, лучше уж задохнуться.

– Если выбирать, какой смертью умереть, то я бы выбрал…

– Слушай, давай оставим эту тему, – перебил товарища Ватагин. – Почему-то она не вселяет в мою душу оптимизма и уверенности.

– Самурай должен каждый день думать о смерти.

– Ты – самурай?

– Нет.

– Я – тоже нет. Все. С этой минуты говорим только о хорошем.

– О чем, например?

– О диафрагме, которую нам предстоит сломать.

Ватагин поднялся на ноги, потопал, чтобы почувствовать, как магнитные подошвы прилипают к обшивке и, протянув руку, помог встать Ясухире.

Добравшись до развернутого локатора, камикадзе занялись его изучением.

Люк, через который выводился локатор, был открыт. Иначе и быть не могло – захлопнувшись, крышка люка непременно срубила бы стойку. Ватагин лег и опустил в колодец руку с фонариком. На глубине около пятидесяти сантиметров круглую металлическую стойку плотно облегали двенадцать лепестков диафрагмы. Ватагин на всякий случай поковырял лепестки пальцами, хотя и без того было ясно, что затея бессмысленная, тут даже усилитель внешнего скелета не поможет. Освободив из захвата на поясе плазер, криогенщик прижал жало к основанию одного из лепестков и до предела вдавил клавишу мощности.

На то, чтобы прорезать щель длиной в двадцать три сантиметра, ушло сорок четыре минуты. После этого Ватагин уступил место Ясухире, который, вооружившись кусачками, принялся выдирать отрезанный лепесток диафрагмы.

Глядя на то, как течет пот по лбу Ясухиры и быстро-быстро шевелятся губы, Ватагин пытался представить, как матерится японец. А может быть, он и не матерится вовсе, а молится своему Будде?.. Ватагин наклонил голову и внимательно вгляделся в лицо Ясухиры… Нет, все же матерится! По-японски, но от души!

Ясухира оперся рукой о край колодца, поднялся и продемонстрировал Ватагину лепесток диафрагмы.

Ватагин показал напарнику большой палец.

Еще около получаса ушло у камикадзе на то, чтобы последовательно, один за другим отсоединить крепежи оставшихся одиннадцати лепестков диафрагмы, и чуть меньше, чтобы сложить локатор и вместе со стойкой протолкнуть его вниз.

– Как думаешь, сайтены не заметят, что локатор пропал? – спросил японец.

– Не знаю, – Ватагин задумчиво посмотрел по сторонам. – А впрочем, мне-то что за дело? – махнул он рукой и полез в колодец. – Должны сами за своим барахлом следить.

Ватагин старался спускаться вниз осторожно, чтобы, не приведи случай, не зацепиться за что-нибудь. Но, как только ноги его оказались в отсеке, сработала действующая на корабле искусственная гравитация, и криогенщик шлепнулся на пол. Грохотом падение не сопровождалось только потому, что все происходило в вакууме.

Ватагин отошел в сторону от дырки в потолке, в которую уже протискивался Ясухира, и посветил по сторонам фонариком.

Отсек имел почти квадратный периметр. Было в нем все, чему и полагалось быть на станции слежения, – два пересекающих комнату длинных, открытых стеллажа с жестко закрепленными на полках приборами, две консоли с контрольными скринами и системами настроек, три кресла, в двух из которых развалились мертвые сайтены. Из отсека вели две двери. Обе были закрыты тяжелыми плитами с пересекающими их крест-накрест предупреждающими надписями: «Полная герметизация». Хотя сайтенам, находившимся в отсеке, это уже было безразлично.

– Если бы удалось эту дырку закрыть… – указал на лаз в потолке Ватагин.

– Даже и не думай, – махнул рукой Ясухира. – Не успеем. У меня кислорода осталось, – японец скосил взгляд на дисплей, – на тридцать четыре минуты.

– У меня – на двадцать девять, – сообщил Ватагин.

– Нужно искать кислород, – сделал заключение японец.

С этим трудно было не согласиться.

Ясухира и Ватагин разошлись в разные стороны, внимательно осматривая стены, потолок, приборы, да и вообще все, что попадалось на пути. За исключением окоченевших трупов сайтенов, которые, даже мертвые, выглядели ненамного краше живых. Камикадзе и сами не знали, что надеялись найти, но вообще ничего не делать было бы и вовсе глупо. Им удалось сделать главное – пробраться внутрь сайтенского флагмана. Должно быть, именно поэтому создавалось впечатление, быть может обманчивое, что до спасения остался всего лишь шаг, который только нужно сделать в правильном направлении.

– Ну что? – спросил Ватагин, встретившись с Ясухирой возле заблокированной двери.

Ясухира молча развел руками, в одной из которых у него был фонарик. Луч скользнул по полу, затем по стеллажам, уперся в потолок.

Ватагин глянул на дисплей. Кислорода оставалось на двенадцать минут. Самое время что-то предпринять.

– Есть идеи? – спросил криогенщик.

Вместо ответа Ясухира подошел к одной из консолей и постучал пальцем по сетевой клавише. Скрин остался серым, ни один индикатор даже не мигнул.

– Забавляешься? – спросил, подойдя к японцу, Ватагин.

– Если бы на консоль удалось подать питание, мы бы могли попробовать разблокировать дверь.

Ясухира снова ткнул пальцем в сетевую клавишу.

– И что нам это даст?

– Мы окажемся в соседнем отсеке, где можно будет снять скафандры.

– Не хочу напоминать тебе о том, что в соседнем отсеке могут оказаться и сайтены.

– И не надо. Будем надеяться, что сайтенов там нет. Или их мало. Один-два… Ну максимум три.

– Если даже мы сможем убедить автоматику в том, что отсек не разгерметизирован и двери можно открыть, у нас будет всего несколько секунд, после чего вновь сработает автоматическая блокировка.

– Это лучше, чем вообще ничего.

По тому, как скосил взгляд японец, Ватагин понял, что он смотрит на свой дисплей. Должно быть, хочет узнать, сколько кислорода осталось. А вот Ватагин уже не хотел это знать.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Поделиться ссылкой на выделенное