Алексей Калугин.

Линкор «Дасоку»

(страница 6 из 30)

скачать книгу бесплатно

Ни единого!

Глава 5
Съел ложку отравы – ешь всю тарелку

Тишина.

Только где-то в перекрытиях трещит замкнувшая проводка.

И очень медленно, капля за каплей, стекает на пол какая-то жидкость.

Нито кайса Сакамото приподнялся в кресле.

Бледно-оранжевое аварийное освещение…

Сакамото наклонился вперед, тряхнул гудящей после удара головой и попытался подняться на ноги.

– Не двигайтесь, капитан.

Чей это голос?

Как долго он был в забытьи?

– Ситуация…

Голос скрежещет, точно ржавая пружина.

Сдавив ладонью виски, Сакамото закашлялся.

– Где мы?

– Там же, где и были.

– Это хорошо или плохо?

– Хорошо.

Сакамото вспомнил, кому принадлежит отвечающий ему голос – бригадиру русских криогенщиков.

– Что произошло?

– Во время последнего маневра корабль крепко тряхнуло. Нас едва не затянуло в гиперспейс вместе с модулем.

– Да, это я помню, – кивнул Сакамото и, зашипев от боли, обхватил голову руками. – Что потом?

– Пришлось на полном ходу глушить основной ХД-двигатель, – ответил бортинженер правого края Нори. – В результате вся система ХД-двигателей оказалась выведеной из строя. Боюсь, собственными силами нам ее не восстановить.

– К черту ХД-двигатели, – высказал свое квалифицированное мнение Бутов. – Будем уходить на маневровых, иначе сайтены засекут нас.

Сакамото поморщился – скорее, от боли, чем от перспективы тащиться, как раненая черепаха, до нейтральной зоны, – и осторожно потер ладонью висок.

– Вас ударила по голове сорвавшаяся консоль, – указал на потолок Иночи.

Сакамото глянул наверх. Над его головой с потолка свешивался клубок кабелей и мерно покачивались металлопластиковые держатели.

Сакамото еще раз потрогал висок. Посмотрел на ладонь. Крови вроде не было.

– Остальные целы?

– Да, капитан. Только вам не повезло. Я вызову доктора…

– Нет! – оборвал Иночи русский. – Для сайтенов мы все умерли, значит, должны изображать мертвых. А мертвые, как вам, должно быть, известно, Иночи-сан, по кораблю не бегают. Если, конечно, этот корабль не «Вечный жид».

– Зачем сайтенам сканировать мертвый корабль?

– Не знаю. Но, если это вдруг придет им в голову, все, что мы сделали, окажется напрасным.

– Бутов-сан прав, – капитан жестом руки остановил собравшегося подняться из кресла Иночи. – Со мной все в порядке… Только голова болит… Так, значит, нам удалось обмануть сайтенов?

– Да, господин капитан! – радостно сообщил штурман Исикава. – Почти вся эскадра сайтенов ушла в гиперспейс, преследуя модуль. Остался только флагман и семь кораблей прикрытия.

– Интересно, что они собираются делать? – Исикава задал вопрос, ни к кому конкретно не обращаясь, просто размышляя слух.

– Уйдут на базу, – уверенно заявил мастер-оружейник Ёситика. – Флагману крепко досталось, без ремонта в атмосферных доках не обойтись.

– В каком состоянии наш корабль, Нори-сан? – спросил Сакамото.

– Пока трудно сказать, – ответил бортинженер правого края. – Большинство тестерных контуров сгорели.

Придется вручную проверять все системы. Но, по крайней мере, непредвиденной разгерметизации отсеков не произошло.

– Что-нибудь известно о Ватагине с Ясухирой?

На этот вопрос капитана никто ответить не смог.

– Даже, если они успели выбраться на внешнюю обшивку флагмана… – не закончив начатую фразу, помощник левого края Иночи с сомнением покачал головой.

– Если они успели выбраться из шлюза, значит, они живы, – высказал свое мнение Бутов.

– Все равно мы не можем им помочь.

– Они это знают и сами позаботятся о себе.

– Каким образом? У них кислорода на шесть часов.

– Достаточно, чтобы что-нибудь придумать.

– Не понимаю, – поджал губы Нори. – Что можно придумать, находясь на внешней обшивке вражеского корабля? Разве что только сдаться?

– Нори-сан, – с укоризной посмотрел на бортинженера правого края Бутов.

– А что еще? – развел руками Нори.

– Ну например, добраться до системы жизнеобеспечения корабля.

– Нереально, – покачал головой Иночи.

– Для того, кто сидит в кресле на мостике корабля. Когда же у тебя в баллонах заканчивается кислород, все видится в ином свете, время будто спрессовывается и даже невозможное становится возможным.

– Вы говорите это так уверенно…

– Потому что я сам видел, как человек голыми руками выдирает клепки из обшивки корабля!

Нори фыркнул негромко и отвернулся, сделав вид, что его заинтересовали показатели климатических условий на камбузе. Он не верил Бутову, но не хотел с ним спорить, потому что считал любой спор бессмысленным, ни к чему не ведущим занятием.

– Сайтенский флагман начинает движение! – сообщил наблюдавший за скрин-инфором Исикава.

Все находившиеся на мостике повернулись в его сторону.

– Куда?

– Курс Z-12-25.

– Он уходит!

– Похоже на то.

На мостике воцарилась атмосфера радостного оживления. Все разом загомонили, поздравляя друг друга, хлопали по плечам тех, до кого могли дотянуться.

– Поздравляю, Бутов-сан! – обратился к русскому нито кайса Сакамото. – Должен признаться, я до конца не верил, что ваш план сработает!

– Думаете, я в это верил? – саркастически усмехнулся Бутов.

Тишина повисла в оранжевом свете.

– Как? – тихо произнес помощник левого края. – Вы предлагали нам план, в возможность осуществления которого сами не верили?

– Ну я бы так не сказал. – Русский медленно провел ладонью по лицу и поднялся из кресла. – Полагаю, господа, больше нет нужды изображать покойников – на ходу невозможно провести корректное биосканирование.

Бутов потянулся, глянул по сторонам и, опершись о приборную консоль, запрыгнул на кресло. Поворошив рукой свисающие с потолка кабели, он достал из поясной сумки кусачки, перерезал два провода и заново соединил их. На мостике загорелся свет.

– Я все же вызову доктора Грипенфлихта, – сказал, отстегивая страховочные ремни, помощник левого края Иночи.

– Не стоит, – недовольно поморщился Сакамото. – Я нормально себя чувствую.

– И все же…

– Да пусть зовет, Сакамото-сан, – Бутов спрыгнул с кресла и отряхнул руки. – Все равно ведь не угомонится.

– Хорошо, – согласился капитан.

Иночи включил бортовой коммуникатор.

– Медицинский отсек.

– Слушаю, – ответил ему чуть хрипловатый голос из динамика.

– Доктор Грипенфлихт, немедленно пройдите на мостик!

– У вас пострадавшие?

– Капитан получил серьезную травму головы.

– Насколько серьезную?

– Он потерял сознание.

– И до сих пор в беспамятстве?

– Грипенфлихт-сан! – включил личный коммуникатор Сакамото. – Я всего лишь ушиб голову. В вашем личном присутствии нет необходимости, просто передайте мне с кем-нибудь лекарство от головной боли.

– Я сейчас буду, – ответил доктор и отключил коммуникатор.

– Я получил отчеты с оружейных палуб, – обратился к капитану мастер-оружейник Ёситика. – Все орудия готовы к бою.

– Очень хорошо, Ёситика-сан, – поклонился мастеру-оружейнику капитан.

– Надеюсь, нам не придется принимать бой. – Бутов потуже подтянул ремень, фиксирующий на поясе сумку с инструментами.

– Почему, Бутов-сан? – несколько удивленно посмотрел на него Сакамото.

– Силовая защита на нуле. – Бутов постучал согнутым пальцем по датчику на приборной консоли.

– Вы уже показали нам, как можно сражаться без силовой защиты, – сказал капитан.

– И без шансов на успех, – добавил Иночи. – И все же, Бутов-сан, вы в самом деле не верили в то, что ваш план сработает?

– Дело в том, Иночи-сан, – Бутов взял пульт управления виртуальным планшетом и включил трехмерное изображение, – что в ситуации, в которой мы оказались, такие понятия, как «веришь» или «не веришь», теряют свой первоначальный смысл. Предложенный мною план был единственно возможным. Вот и все.

Бутов подкорректировал изображение, сделав координатную сетку более темной.

– Я вас не понимаю, Бутов-сан.

– Что именно вам не понятно, Иночи-сан?

– Зачем вы ввязались в эту историю?

– Это моя работа.

– Ваша работа – криогенные установки.

Бутов поднял тяжелый взгляд на помощника левого края.

– Это вы так решили, Иночи-сан?

– Это сказано в регламенте несения службы на борту линкора.

– Ну тогда послушайте, что я вам скажу, Иночи-сан. Я не приписан к «Дасоку», и ваш бортовой регламент меня никаким боком не касается. И то, что входит в сферу моих обязанностей, я определяю сам.

– Вы на военном корабле, Бутов-сан!

– Я знаю, – криогенщик не спеша обошел виртуальный планшет, внимательно глядя на россыпь звезд и планет внутри трехмерного контура. – Мне также известно то, что державы, которой вы служите, больше не существует.

– Позвольте внести уточнение, Бутов-сан, – взял-таки слово капитан, все это время с интересом следивший за разговором помощника левого края с бригадиром криогенщиков. – Империя Пяти Солнц существует до тех пор, пока жив Император.

– Не смею возражать, Сакамото-сан, – на японский манер слегка поклонился капитану Бутов. – Но смею заметить, что в настоящий момент «Дасоку» – это все, что осталось от империи. – Русский поклонился еще раз. – Извините мне мою прямолинейность, господин капитан.

– У кого что болит?!

На мостик вбежал небольшого роста человечек в желтой медицинской униформе, с плоским кейсом в руке. Руки и ноги его двигались, будто на шарнирах, что делало его похожим на забавную куклу-марионетку, находящуюся в руках искусного кукловода. У доктора Грипенфлихта было живое, очень подвижное лицо с длинным носом, тонкими губами, выступающими скулами и большими, выразительными карими глазами. Завершали картину черные гладкие волосы, расчесанные на прямой пробор, узкая, аккуратно подстриженная корсиканская бородка и черные напомаженные усы с подкрученными вверх кончиками.

– Питер Шаллерус, – с тоской затянул нито кайса Сакамото. – Честное слово, со мной все в порядке.

Доктор Грипенфлихт выставил перед собой руку с открытой ладонью, которой на расстоянии будто припечатал капитана к спинке кресла.

– Сидите, больной!

Подбежав к капитану, доктор Грипенфлихт поставил кейс на пол, одной рукой взял Сакамото за запястье, чтобы проверить пульс, а другой оттянул веко, чтобы взглянуть на склеру.

– Питер Шаллерус…

– А ну-ка, больной, покажите язычок!

– Питер…

Воспользовавшись моментом, доктор Грипенфлихт засунул капитану в рот допотопный пластмассовый шпатель.

Бутов, наклонив голову, с интересом наблюдал за действиями врача.

Остальные находившиеся на мостике члены команды «Дасоку» вели себя тихо и старательно отводили глаза в стороны. Должно быть, боялись, что доктор и за них примется.

– Ну что ж, мне все ясно! – доктор Грипенфлихт спрятал шпатель в нагрудный карман. – У вас, Сакамото-сан, хроническое переутомление.

– У меня – голова, – робко заметил нито кайса.

– Понимаю, – размашисто кивнул Грипенфлихт. – Когда голова есть – это хорошо! Когда нет – плохо! – Он вдруг выхватил из кармана шпатель и указал им на Бутова: – Вы со мной согласны, уважаемый?

– Целиком и полностью, – заверил доктора русский. – Только у капитана мало того, что голова на месте, так она еще и болит.

– С чего бы вдруг? – недовольно сдвинул брови доктор Грипенфлихт. – Не вижу к тому никаких причин!

– Эта причина вас устроит, – Бутов указал на свисающий с потолка держатель.

Доктор вознес взгляд к потолку, задумчиво потеребил бородку.

– Очень весомая причина, – сказал он.

– К тому же еще металлопластиковая, – добавил Бутов.

– А вы что же молчите! – набросился доктор на капитана. – Вам по голове железякой треснуло, а вы делаете вид, будто ничего не произошло! – Грипенфлихт с досадой всплеснул руками. – Ну прямо как мальчик! А ну-ка! – махнул он кистью руки у капитана перед носом. – Живо показывайте, куда вас ударило!

– Сюда, – указал на правый висок Сакамото.

Доктор Грипенфлихт потрогал пальцем капитанский висок.

– Болит?

– Не очень, – поморщился капитан.

– Хватит мне врать! – недовольно взмахнул рукой Грипенфлихт.

– Болит, – опустив взгляд, сознался Сакамото. – И в затылок отдает.

– А голова не кружится?

– Нет.

– Точно? Не врете?

– Нет, – энергично затряс больной головой Сакамото.

– Ну тогда мы это враз исправим, – сменил гнев на милость Грипенфлихт.

Он поднял с пола кейс, положил его на колени Сакамото, щелкнул двумя серебристыми замочками и откинул крышку.

Не рискуя подойти ближе, Бутов вытянул шею – ему было интересно, что там у доктора в чемодане. Судя по тому, как Грипенфлихт ставит диагноз, в его врачебный арсенал непременно должны входить клистирная трубка и шприцы с иголками.

Но Бутов ошибся. В кейсе у доктора Грипенфлихта было аккуратно разложено новенькое медицинское оборудование.

Внимание, проявленное криогенщиком, не осталось незамеченным.

– Хотите помочь? – Грипенфлихт скосил на Бутова неприязненный взгляд.

– Я? – удивился русский.

– Ага, – кивнул, как ни в чем не бывало, доктор. – Мы с вами прежде не встречались, но, как я понимаю, вы ведь русский криогенщик?

– Точно, – кивнул Бутов.

– Ну так вперед! – Грипенфлихт указал на раскрытый кейс. – Действуйте! Господин?..

– Бутов, – подсказал русский. – Николай Бутов.

– Ну так что же вас смущает, господин Бутов?

– Я, как вы верно заметили, криогенщик, а не врач.

– Ах, вот оно что! – Грипенфлихт взялся двумя пальцами за кончик левого уса и слегка подкрутил его. – А я-то думал, каждый русский разбирается абсолютно во всем!

– Вам приходилось работать с русскими? – спросил нито кайса Сакамото, полагая, что пора разрядить обстановку.

– Нет, – тряхнул головой доктор Грипенфлихт. – Мне приходилось их лечить. И представьте себе, каждый! – Доктор едва не задохнулся от возмущения, поэтому ему пришлось сделать паузу, чтобы глотнуть побольше воздуха. – Абсолютно каждый русский считал своим долгом объяснить мне, как нужно это делать!

– И где, позвольте спросить, вы лечили русских? – поинтересовался Бутов.

– На военной базе «Виссарион», – ответил доктор. – Во время пятидневной войны… Не двигайтесь!

Последняя фраза была обращена к капитану.

Достав из кейса пятикубовую пластиковую пробирку с закручивающейся крышкой, доктор Грипенфлихт открыл ее, достал тонкую серебряную иглу и очень осторожно покручивая, начал вводить острие в переносицу Сакамото.

– Вы участвовали в пятидневной войне? – Бутов был искренне удивлен.

– Нет, – Грипенфлихт взял двумя пальцами вторую иголку и начал вводить ее в надбровную дугу капитана. – Но я работал в гуманитарном корпусе «Врачи Галактики». И мне так повезло, – доктор криво усмехнулся, – что меня направили в Русский сектор.

Третья игла вонзилась в скулу нито кайса Сакамото. Четвертая – в мочку уха.

– Вот так! – доктор Грипенфлихт закрыл пробирку с иглами и уложил ее в кейс. – Ну, капитан, как теперь ваша голова?

– Спасибо, Питер Шаллерус, значительно лучше.

Сакамото попытался привстать, чтобы поклониться доктору, но тот ладонью уперся капитану в грудь.

– Сидите, больной! Еще пару минут, и все пройдет! – доктор Грипенфлихт почему-то насмешливо глянул на Бутова. – А вы говорили – таблетку! – Как будто это криогенщик предлагал накормить капитана таблетками от головной боли.

– Питер Шаллерус, на корабле есть раненые? – спросил Сакамото.

– Я как раз собираю информацию о пострадавших, – доктор Грипенфлихт достал из кармана персональный коммуникатор и, вооружившись световым пером, взмахнул им так, будто собирался написать сонет. – Так! – он сделал отметку на дисплее коммуникатора. – И – вот так – еще одна загогулина. – И в итоге мы имеем, – доктор прищурился и прикусил губу, как будто что-то прикидывал в уме, – ушибы, вывихи, ссадины и легкие приступы паники. – Питер Шаллерус спрятал коммуникатор в карман. – Пока не поступала информация из машинного и кухонного отделений. Надо полагать, люди там заняты настолько, что им некогда считать синяки и шишки. Как это ни смешно звучит, но вы, господин капитан, самый тяжелый больной на борту «Дасоку».

– Я рад, – улыбнулся Сакамото.

– Все! – работая обеими руками, как фокусник, доктор Грипенфлихт быстро освободил лицо капитана от иголок, кинул их в миниатюрный переносной стерилизатор и захлопнул кейс. – Надеюсь, в моих услугах больше никто не нуждается? – Тишина. – Тогда позвольте откланяться!

Коротко кивнув, доктор Грипенфлихт подхватил свой кейс и побежал к выходу.

– Займемся делом, господа, – капитан поднялся из кресла.

– Где вы отыскали этого комика? – негромко спросил Бутов у оказавшегося рядом с ним возле виртуального планшета Исикавы.

– Вы имеете в виду доктора Грипенфлихта? – уточнил штурман.

– Ну да, – кивнул Бутов. – Странный тип.

– Манеры поведения доктора Грипенфлихта несколько экстравагантны, – согласился Исикава. – Но врач он замечательный.

– Он тоже отказался покинуть «Дасоку», когда вы собрались взорвать корабль?

– Доктор Грипенфлихт является подданным Империи Пяти Солнц.

– Серьезно? – удивленно поднял бровь Бутов. – И давно?

– Около года.

– А прежде?

– Что – прежде?

– Какое гражданство было у доктора прежде?

– Он работал в корпусе «Врачи Галактики», – подумав, ответил Исикава.

– Это я слышал, – кивнул Бутов. – Но «Врачи Галактики» – это международная организация, в которую входят представители разных секторов и союзов. Какое гражданство было у Грипенфлихта? И почему он от него отказался?

– Не знаю, – качнул головой Исикава. – А почему вас это интересует?

– Люблю сопоставлять и анализировать ничего не значащие факты, – ответил Бутов. – К тому же, как вы слышали, доктор Грипенфлихт работал на территории Русского сектора во время Войны Тринити. Выходит, мы с ним почти земляки.

– Ах, вот оно что, – многозначительно кивнул Исикава, сделав вид, что понял, о чем говорит русский.

– Итак, господа офицеры. – Нито кайса Сакамото присоединился к тем, кто уже стоял возле виртуального планшета. – Ситуация, в которой мы оказались, имеет как свои минусы, так и плюсы. Нам удалось обмануть сайтенов, которые сейчас ищут «Дасоку» в гиперспейсе. Но мы не можем использовать ХД-двигатели, не рискуя привлечь внимание противника. Также мы не можем воспользоваться дальней связью, чтобы попытаться договориться с кем-то из возможных союзников или заручиться поддержкой Международного совета планетарных союзов.

– После того как вас кинул Восточный Альянс, союзников у нас больше нет, – внес необходимое уточнение Бутов. – А Международный совет планетарных союзов – это сборище ни на что более не способных аксакалов и молодых да рьяных карьеристов, у которых две недели уходит на дебаты по вопросу о том, можно ли кошкам пить обезжиренное молоко. Сайтены прихлопнут «Дасоку» прежде, чем МСПС примет какое-то решение по нашему запросу. А после они уже и не вспомнят, по какому поводу собирались.

– Я хотел обрисовать ситуацию в целом, – посмотрел на криогенщика Сакамото.

Бутов мило улыбнулся и поднял руки с открытыми ладонями – все, молчу.

– Таким образом, – продолжил капитан, – мы можем использовать только маршевые двигатели. Запас ти-топлива на корабле невелик, – никто не предполагал, что придется задействовать маршевые двигатели для дальних перелетов, – но мы можем пополнить его на других кораблях восьмой эскадры. Тем более что мы все равно должны отдать последний долг воинам, погибшим во славу Империи Пяти Солнц.

– По-моему, вы сильно приукрашиваете случившееся, господин капитан, – снова встрял в речь Сакамото русский. – Лично я не вижу ничего славного в том, как бездарно погибла восьмая эскадра.

– Господин Бутов! – схватился за меч бортинженер правого края Нори. – Я не позволю вам оскорблять честь воинов империи!

– Как хотите, – безразлично махнул рукой криогенщик. – Только ответьте мне, – Бутов по очереди взглянул в глаза каждому из японцев, – чего ради тогда было кашу заваривать? Взорвали бы, к чертовой матери, «Дасоку», да и дело с концом! Вы, Нори-сан, знаете, как долго сайтены будут преследовать в гиперспейсе модуль, полагая, что это «Дасоку»?.. А может быть, это известно вам, господин капитан?.. Увы! – Бутов с прискорбием развел руками. – Я тоже этого не знаю. Но я точно знаю, что сайтены вернутся, как только поймут, что их провели. Поэтому чем раньше мы отсюда уберемся, тем лучше! – Бутов пронзил пальцем трехмерное изображение звездного скопления Торнхилл.

Японцы еще какое-то время смотрели на русского, ожидая продолжения. Затем взгляды присутствующих обратились на капитана.

– Я согласен с Бутовым-саном, – выдавил сквозь стиснутые зубы Сакамото. – Это противоречит нашим традициям, но, если мы начнем воздавать почести мертвым, то можем потерять живых. Как верно заметил все тот же Бутов-сан, «Дасоку» сейчас – это все, что осталось от Империя Пяти Солнц. Это все, во что мы верим. Если Императора и империю еще можно спасти, то сделать это способны только мы – и никто другой. Все! – Сакамото взмахнул рукой, как будто хотел поймать в кулак пятое солнце Фафнира. – Больше этот вопрос не обсуждаем. Нори-сан, займитесь подготовкой грузовых модулей для доставки на «Дасоку» ти-топлива с погибших кораблей.

– Да, господин капитан.

Покорно склонив голову, бортинженер правого края так и остался стоять, как будто подставляя шею под удар меча.

– В чем дело, Нори-сан? – сурово сдвинул брови Сакамото.

– Ваш приказ относится и к флагману восьмого флота? – не поднимая головы, спросил бортинженер правого края.

– Ко всем кораблям, – подтвердил капитан.

– Но на борту флагмана находятся останки кайсё Сюсо.

– Они там и останутся.

– Но, господин капитан, кайсё Сюсо принадлежал к роду…

– Кайсё Сюсо останется вместе со своими подчиненными, – слегка повысил голос нито кайса Сакамото. – Если Всемилостивый Будда Амидо пожелает, он сделает так, что останки кайсё Сюсо со временем будут погребены со всеми полагающимися почестями. А в данный момент нас интересует только ти-топливо. Я ясно выразился, Нори-сан?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Поделиться ссылкой на выделенное