Алексей Калугин.

Линкор «Дасоку»

(страница 5 из 30)

скачать книгу бесплатно

– Ты перестал любить жену?

– Не знаю, – пожал плечами Ватагин. – Вроде бы нет… А может быть… Не знаю, – русский хлопнул рукой по подлокотнику. – Я редко бывал дома, много времени отдавал работе… Она считала, что я уделяю ей недостаточно внимания. В результате каждая наша встреча оборачивалась скандалом…

Ватагин хотел еще что-то сказать – он и сам не понимал, с чего вдруг так разоткровенничался с малознакомым японцем, – но его перебил зуммер вызова, вполне сносно и почти без фальши пропевший арию Риголетто из одноименной оперы. Дублируя зуммер, на приборной консоли замигал индикатор.

Знаком велев японцу сохранять молчание, Ватагин наклеил на горло мембрану с микрофоном, подключенным к голосовому синтезатору, и нажал кнопку приема.

– Капитан Сакамото!!! – заполнил, казалось, всю кабину челнока возмущенный рык генерала Контуса. – Какого дьявола вы тащитесь, как мертвые?

– Генерал Контус, – произнес одними губами Ватагин. Синтезатор повторил следом за ним голосом капитана «Дасоку»: – Генерал Контус.

– Да! Я – генерал Контус! И что дальше?

Ватагин повернулся к Ясухире и показал большой палец – работает!

– Генерал Контус, мы должны следовать процедуре сдачи корабля противнику.

– Кончайте морочить мне голову! Процедура требует, чтобы вы двигались на инерционном ходу?

– Именно так, – с невозмутимым спокойствием ответил Ватагин.

– Бред!!! – взревел генерал Контус.

– Проявите выдержку, генерал. Еще несколько минут, и «Дасоку» станет вашим.

– Он и так мой!

– Ну так пойдите и возьмите его.

Тишина.

– Не пытайтесь играть со мной, Сакамото.

Генерал Контус произнес фразу тихо, но все равно чувствовалось, что в нем кипит негодование и злость. Сайтены выходят из себя, когда не могут что-то понять или дать логическое объяснение какому-то явлению. Генерал Контус не мог понять, почему капитан «Дасоку» не желает просто, без затей и закавык сдать свой корабль. Почему для того, чтобы подтвердить уже свершившийся факт, нужно прибегать к архаичной процедуре, оговоренной воинским уставом государства, которого фактически уже не существовало? Пытаясь понять это, генерал выходил из себя.

Ватагин же, слушая ругань генерала Контуса, впервые всерьез задумался над тем, почему для Верховного главнокомандующего сайтенской армии так важно, чтобы «Дасоку» сдался, хотя он мог несколькими залпами уничтожить беззащитный корабль? О каком-то воинском тщеславии, о желании официально оформить свой триумф, приняв капитуляцию от капитана последнего корабля императорского флота, не могло быть и речи – это совершенно не в духе всегда прагматичных и донельзя расчетливых сайтенов. Сам корабль также не мог представлять интереса – это обычный, серийный линкор. Если только на нем не было установлено какое-то сверхновое оборудование. Или секретное оружие?.. Да нет, это совсем уж глупо. Если бы на самом деле было так, то Сакамото, ни секунды не колеблясь, уничтожил бы «Дасоку» – он ведь японец, потомственный самурай.

В таком случае, что нужно сайтену? Какой-то груз, находящийся на борту «Дасоку»? Кто-то из членов команды? А может быть, на борту имеется пассажир, о котором мало кому известно?.. Хорошие сюжетные находки для авантюрных романов, но для реальной жизни совсем не типичные.

– Ждите, генерал, – произнес Ватагин голосом Сакамото и выключил связь. – Сайтены будут ждать, сколько потребуется, – сказал он Ясухире.

– Мы уже на подходе, – японец взглядом указал на скрин-навигатор.

Наводящая ужас и вселяющая трепет громадина сайтенского флагмана, вблизи выглядевшая почему-то несуразно, нескладно и отчасти нелепо, занимала без малого две трети скрина и настойчиво лезла в лобовой иллюминатор.

– Ты ведь техник? – посмотрел на японца Ватагин.

– Младший, – уточнил тот.

– Вот и объясни мне, почему, сканируя челнок, сайтены могут определить, сколько человек находится на борту, но при этом не знают, что челнок под завязку набит взрывчаткой?

– Что-то ты поздно об этом задумался, – улыбнулся Ясухира.

– Лучше поздно, чем никогда, – удачно вспомнил подходящее, хотя и на редкость затасканное высказывание Ватагин.

– Современный биосканер использует двадцать два различных показателя, позволяющих определить наличие живых существ. Чтобы создать надежную защиту от биосканера, обшивка корабля должна иметь порядка сорока слоев изоляции.

– Зачем так много?

– Некоторые материалы эффективны только при определенных физических показателях окружающей среды.

– Выходит, создать надежную защиту от биосканера практически невозможно.

– Точно. А тратить средства на создание защиты, надежность которой вызывает серьезные сомнения, совершенно бессмысленно. С простыми же химическими веществами дела обстоят намного проще. Мы даже не пытаемся скрыть содержимое корабля от сканеров противника, а забиваем их потоком бессмысленной информации. Только что сканер показывал, что на борту корабля несколько тонн взрывчатки CQ-12, а через минуту – сто тонн шоколада.

– Здорово придумали, – одобрительно кивнул Ватагин.

– Так это ж не мы, – лукаво улыбнулся Ясухира. – Это русские придумали глушить таким образом сканеры противника. Как это у вас говорится – дешево и сердито.

– На счет сердито – это точно, – согласился Ватагин.

Подняв руки, русский щелкнул крепежами перчаток скафандра и включил систему тестирования боевой системы.

– Пора.

Ясухира запустил тест-программу своего скафандра.

Немного о том, что представляет собой боевой десантный скафандр.

Легкий боевой лазер на левом плече. Пулемет – на правом. Полторы тысячи патронов в ранце за спиной. На правом предплечье – полсотни крошечных дротиков с ампулами, заполненными синтез-кислотой. Если хотя бы один такой дротик вонзится в скафандр противника, то менее чем через десять секунд произойдет разгерметизация. На правом – два остро заточенных штыря, вылетающих из гнезд с такой силой, что с расстояния в несколько метров способны пробить пятимиллиметровый стальной лист. Всем этим хозяйством десантник управляет, легко касаясь кончиками пальцев расположенных в перчатках сенсоров. Дело это не простое и требует специальной подготовки.

Далее.

На бедрах – два пистолета со сменными обоймами, широкий десантный нож и небольшой топорик. За спиной, помимо патронов для наплечного пулемета, два особо прочных кислородных баллона, тридцать метров тонкого эластичного каната с автоматической катушкой и магнитным захватом на конце, ранцевый реактивный двигатель и маневровый пистолет. Внутри скафандра – небольшой запас питьевой воды.

Скафандр рассчитан на три часа автономной жизни в боевых условиях. Этого времени достаточно для выполнения поставленной задачи, после чего десантник либо возвращается на свой корабль, либо оказывается на вражеском. На самый крайний случай в скафандре имелась ампула с препаратом, способным погрузить человека в состояние глубокого анабиоза, при котором расход кислорода сокращался в несколько раз. Вернуться в норму самостоятельно человек уже не мог, поэтому оставалось лишь надеяться, что помощь придет вовремя. Слабая, честно говоря, надежда, учитывая то, в каких условиях обычно приходится действовать космодесантникам.

На выданных им с Ясухирой скафандрах Ватагин попросил установить по два дополнительных кислородных баллона. Скафандр от этого сделался менее маневренным, но зато камикадзе получили лишние три часа жизни. А умелые японские техники устроили крепежи так, чтобы пустые баллоны легко можно было скинуть.

Ватагин надел шлем, защелкнул забрало и включил систему герметизации скафандра. Послышалось негромкое шипение. На полупрозрачном дисплее на внутренней стороне забрала появилось сообщение «Герметизация прошла успешно».

Ватагин наклонился к Ясухире и прижался своим шлемом к забралу японца. Теперь они могли разговаривать только так, прижавшись шлемами.

Лицо японца находилось в десяти сантиметрах от лица русского. И снова, глядя Ясухире в глаза, Ватагин понял, что сделал правильный выбор.

– Главное – слаженность действий, – сказал Ватагин. – Запнемся на секунду – и от нас ничего не останется.

Ясухира молча кивнул.

Ватагин хлопнул японца по плечу, повернулся к скрин-навигатору, щелкнул переключателем связи и включил заранее записанный голос нито кайса Сакамото.

– Мы прибыли, генерал.

– Наконец-то, – злорадно прошипел голос сайтена. – Запомните, капитан, можно оттянуть неизбежное, но избежать его невозможно!

Ясухира болезненно поморщился, услышав выданный сайтеном афоризм, который он не иначе как сам придумал.

Ватагин снова включил запись.

– До встречи, генерал, – сухо произнес голос нито кайса Сакамото.

Тяжелая бронированная плита с нарисованной на ней цифрой «5» поползла в сторону.

Ватагин отдал команду разгерметизировать кабину челнока.

Нос челнока пересек рельс, по которому двигались створки ворот шлюза.

– Приехали!

Ватагин кулаком толкнул Ясухиру в плечо и дернул аварийный рычаг. Над головами камикадзе открылся прямоугольный проем, предназначенный для аварийного катапультирования. Однако система, которая должна была выбросить астронавтов из кабины, была предусмотрительно отключена. Расстегнув страховочные ремни, Ватагин оттолкнулся от подлокотников и воспарил к потолку. Ухватившись за край проема, он выбрался на внешнюю обшивку челнока.

Ясухира припечатал к приборной консоли детонатор с часовым механизмом, нажал клавишу пуска, дождался, когда на дисплее загорелись и стали сменяться цифры, и последовал за Ватагиным.

Теперь счет шел на секунды. Камикадзе должны покинуть шлюз одновременно с первым взрывом – только так сайтены будут уверены в том, что прибывших в челноке людей разнесло.

Челнок уже почти на треть корпуса вошел в шлюз. Ватагин пробежал несколько шагов по обшивке корабля, чтобы оказаться на уровне открытого створа ворот. Криогенщик давно не практиковался в беге в невесомости, когда точкой опоры является только магнитная подошва башмака, прилипшая к обшивке. Тело раскачивалось из стороны в сторону, будто тонкий стебелек цветка с тяжелым бутоном на ветру. И при этом еще нужно было контролировать каждый свой шаг – случись так, что обе подошвы хотя бы на секунду утратят контакт с обшивкой, и движимое инерционной силой тело в скафандре воспарит над кораблем, беспомощное, как окорок в синтетической оболочке.

Добежав до створа ворот, Ватагин закинул наверх, на внешнюю обшивку флагмана, трос с магнитным захватом и включил подмотку. Трос натянулся – захват держался надежно. Ватагин схватил Ясухиру за руку и, шевельнув мизинцем, включил систему внешнего скелета, фиксирующую пальцы перчатки в заданном положении. Русский с японцем оказались связаны, как сиамские близнецы.

Краем глаза Ватагин глянул на шлемовый дисплей. Две секунды до детонации первой торпеды…

Если взрыв активирует систему аварийной герметизации отсеков, то ворота шлюза захлопнутся, отрубив хвостовую часть челнока и отрезав единственный путь к спасению.

Одна…

Едва почувствовав, как содрогнулся под ногами корпус челнока, – первая торпеда пошла! – Ватагин подпрыгнул, оттолкнувшись обеими ногами, и сразу на максимальные обороты запустил наматывающую трос катушку. Он еще успел заметить, как раскололся на несколько частей нос челнока до того, как серая, вся в заклепках и мелких кавернах от попадания метеоров стена закрыла ему обзор. А вот висевший у него на руке Ясухира увидел и то, как на носу ударившей в переборку торпеды вспыхнул ослепительно белый шар, после чего сигарообразное тело прошло сквозь стену, чтобы взорваться уже в чреве корабля.

Подтянувшись на канате, Ватагин уперся мгновенно прилипшими к обшивке ступнями в верхний край шлюзовых ворот. Выпрямившись, он вытянул Ясухиру и помог ему встать на ноги.

Движение мизинца – и фиксатор ослабил мертвую хватку перчатки.

Отсоединив магнитный захват, Ватагин сунул трос в карман ранца – кто знает, вдруг еще пригодится.

Ворота шлюза почему-то до сих пор оставались открытыми. Быть может, первая торпеда ненароком вывела из строя систему аварийной герметизации?

Ватагин почувствовал, как вздрогнул сайтенский флагман. Ему даже показалось, что корабль качнулся из стороны в сторону. Можно было представить себе, какой чудовищной силы взрыв сотряс экс-«Туркменбаши» изнутри, если отголосок его ощущался даже снаружи.

– Бежим! – по привычке крикнул Ватагин и махнул рукой. – Нужно уходить!

Младший техник понимал ситуацию не хуже криогенщика. Взрывать – весело, погибать – грустно. То, что им удалось выбраться из шлюза, еще не означало, что они спаслись. Пока лишь фотонные торпеды курочили внутренности сайтенского флагмана – самое забавное начнется, когда в челноке сдетонирует основной заряд. Ударная волна может сорвать часть обшивки над шлюзом и, как соринки, смести уцепившихся за нее людей.

– Туда!

Ватагин указал на расположенные треугольником башни сдвоенных пушек. Между ними должно находиться небольшое чашеобразное углубление, в котором можно укрыться на время, пока все не уляжется.

Беззвучно хлопая широкими магнитными подошвами по обшивке, русский и японец бежали по то и дело вздрагивающему, будто в лихорадочном ознобе, корпусу сайтенского флагмана, а позади них из обшивки вылетали клепки и из образовавшихся трещин били вверх белесые струи теплого воздуха, тут же оседавшие инеем по краям разрыва.

По монтажным скобам Ватагин вскарабкался на ближайшую пушечную башню и по внутренней ее стороне сполз в неглубокую воронку. Следом, толкнув его ногами в бок, съехал в воронку Ясухира.

Ватагин обхватил шлем японца обеими руками и прижался к нему своим забралом.

– Живы, и слава богу! – радостно прокричал он.

Японец закивал в ответ и, видно, в боевом запале что-то крикнул на старояпонском.

Ватагин лег на спину, согнул ноги в коленях и прилепил подошвы ботинок к обшивке.

– Здесь броня вдвое толще, чем на корпусе, – Дмитрий постучал ладонью по обшивке. – Снизу не прошибет.

– Хорошо, – кивнул Ясухира. – Что дальше делать будем?

– Ну ты спросил! – усмехнулся Ватагин. – Мы свое дело сделали. Кислорода у нас почти на шесть часов. Давай подождем, посмотрим, что другие станут делать.

А происходило между тем следующее.

Удар, нанесенный брандером, оказался для сайтенов полной неожиданностью. Атака на флагманский корабль представлялась им лишенной какого бы то ни было смысла, поэтому они даже не предполагали такой возможности. Когда из гостеприимно распахнутых шлюзовых ворот флагмана вырвался похожий на гигантское соцветие удивительного растения клуб пламени, по краям отливавший синевой и вдруг вспыхнувший по центру ярко-оранжевым всплеском, среди кораблей прикрытия и линейных кораблей началась подлинная неразбериха. Почти одновременно вся сайтенская армада пришла в движение. Одни перемещались ближе к флагману, чтобы прикрыть его от новой атаки, другие разворачивались боевым строем, дабы лицом встретить врага, третьи, верно оценив ситуацию, брали на прицел «Дасоку». Кто-то даже выпустил длинную очередь – не целясь, в пустоту.

Однако бессмысленная суета была не в духе сайтенов.

Вскоре все командиры кораблей получили сообщение от верховного главнокомандующего. Флагману нанесены серьезные повреждения, ряд силовых установок и систем жизнеобеспечения выведен из строя, примерно треть отсеков разгерметизирована, пострадало… Количество пострадавших не имело значения – каждый сайтен, получивший несовместимые с жизнью повреждения, будет отправлен на перерождение. А вот флагману необходим серьезный ремонт. Корабль может двигаться самостоятельно, но только в нормальном пространстве. А значит, потерявший часть защитных полей, лишившийся главных орудий флагман нуждался в конвое.

В боевом построении эскадры сайтенов восстановился порядок. Семь кораблей, окружив флагман, заняли оборонительные позиции.

Но это было еще не все, что хотел сказать своим подчиненным генерал Контус. Боевая задача остается прежней – захватить «Дасоку». Захватить, а не уничтожить! Всех, кто на борту, – выбросить в космос. Но корабль не должен пострадать! Ни при каких обстоятельствах! Даже если японцы сами попытаются его взорвать, этому следует помешать! Как? Да как угодно! Верховный главнокомандующий не обязан думать за своих подчиненных, он должен лишь ставить перед ними боевые задачи! А после награждать отличившихся и карать нерадивых.

Капитаны двадцати трех сайтенских кораблей переориентировали внимание с пострадавшего флагмана на беззащитный «Дасоку».

А «Дасоку» между тем уже двигался, набирая скорость, прочь от места основных событий, в сторону скопления мертвых японских кораблей.

Между капитанами сайтенских «охотников» произошел быстрый обмен информацией.

– На «Дасоку» запущен ХД-двигатель.

– Команда «Дасоку» собирается открыть проход.

– «Дасоку» намеревается уйти в гиперспейс.

– У них есть шанс уйти в гиперспейс?

– Если при переходе их корабль не развалится на куски.

– Почему он должен развалиться?

– У них серьезно повреждена главная энергосистема.

– Почему же тогда они идут в гиперспейс?

– Они хотят попытаться уйти от нас.

– Так, значит, у них все же есть шанс уйти?

Разговор тупой, вполне типичный для сайтенов. Со стороны могло показаться, что капитаны валяют дурака, но они на самом деле не могли взять в толк, почему «Дасоку» пытается уйти, когда элементарный вероятностный подсчет шансов на успех дает на выходе цифру, стремительно соскальзывающую к нулю? Аналитический разум сайтенов не позволял им совершать нелогичные действия. Тем не менее они знали, что другие расы на это способны. И все равно всякий раз, столкнувшись с чем-то, что не укладывалось в прокрустово ложе жесткого прагматизма, сайтены приходили в замешательство. Отсюда и тема для обсуждения технических возможностей «Дасоку», конец которому положил полузвериный рев генерала Контуса:

– Какого черта вы языки чешете! Остановить линкор!

– Но если «Дасоку» войдет в гиперспейс… – начал было развивать уже знакомую тему один из капитанов.

– Вы войдете в проход следом за ним! – рявкнул генерал.

– …он, по всей видимости, развалится на куски, – закончил все же капитан.

– Тогда вы соберете все обломки «Дасоку»! До единого! Вперед, объедки человеческие!

Более страшного оскорбления для сайтена не существовало. Капитаны поняли, что дело нешуточное, и двадцать два корабля одновременно сорвались с мест. Последний немного замешкался на старте. Генерал Контус взял его бортовой номер на заметку, – когда корабль вернется, капитан будет разжалован в техника. У сайтенов не существовало незаменимых. Командовать боевым кораблем мог каждый, получивший чип с соответствующей нейропрограммой, а вот для того, чтобы, не задумываясь, выполнять приказы, требовалась четко структурированная организация базовой нервной системы.

«Дасоку» между тем уже открыл проход в гиперспейс и шел, нацелившись на него, как стрела, летящая в центр мишени. «Охотники» сайтенов, двигавшиеся быстрее, все же не успевали перехватить линкор.

– Предупредительный выстрел прямо по курсу! – скомандовал генерал Контус.

Два сайтенских крейсера, летевшие впереди других, сделали предупредительный залп.

«Дасоку» шел к проходу, не снижая скорости.

– Держать проход! – заорал генерал Контус так, что даже привычные ко всему капитаны поморщились. – Если упустите линкор!.. Череп ржавый! Я даже не знаю, что я тогда с вами сделаю!

Генерал готов был выть от бессилия. Если бы только корабль, на котором он находился, не был выведен из строя! Уж он бы сумел остановить «Дасоку»! Черт возьми! Один точный выстрел, почти не повредив корабль, мог сбить его с курса перед самым входом с гиперспейс! Но разве можно доверять кому-то из этих олухов в погонах?.. Ну уж нет! Пусть лучше идут за «Дасоку» в гиперспейс и прищучат его на выходе в нормальное пространство!..

И в этот момент взрыв разворотил левую часть «Дасоку» в области хвостовых стабилизаторов. Взрыв был такой чудовищной силы, что вырвавшийся из пробоины в борту огненный язык едва не обернулся кольцом вокруг корпуса корабля.

– Кто стрелял? – заорал генерал Контус.

– Генерал, мы не открывали огонь, – ответил один из капитанов.

– Должно быть, на «Дасоку» взорвались силовые установки, – добавил другой. – Не выдержали перегрузки.

– «Дасоку» уходит в гиперспейс! – генерал ткнул корявым пальцем в скрин-инфор.

– Это безнадежно, – попытался возразить кто-то из капитанов.

– За ним!

– С разрушенными силовыми установками линкор обречен.

– А я говорю, вы идете за ним в гиперспейс! Все! Все до одного!

Тишина в эфире.

Сигнал ХД-двигателя «Дасоку» исчез со скрин-инфора.

– Держать проход, – с убийственным спокойствием произнес генерал Контус.

И спокойствие это было страшнее рева, с которым нейтронная звезда проваливается в черную дыру.

Тишина в эфире.

Корабли боевой эскадры сайтенов один за другим ныряли в проход и исчезали в гиперспейсе.

Еще минута, другая – и проход закрылся.

С флагманом, пострадавшим в результате атаки брандера, которую сайтены уже окрестили варварской, осталось семь кораблей конвоя.

Генерал вынул из кармана ярко-красный велюровый платок, аккуратно сложил вчетверо и протер запотевший зум-объектив на месте правого глаза.

– Возвращаемся на базу, – скомандовал генерал Контус.

Время в гиперспейсе течет иначе, чем в нормальном пространстве. Если, вопреки прогнозам капитанов, «Дасоку» уцелел и пытается уйти от преследователей, погоня может продолжаться очень долго. И все равно шансов уйти у имперского корабля не было.

Генерал Контус оскалил в усмешке крупные, с серым металлическим налетом зубы.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Поделиться ссылкой на выделенное