Алексей Калугин.

Игра на выживание

(страница 4 из 31)

скачать книгу бесплатно

– Тем не менее я сам слышал, как господин Воронин объяснял детям разницу между роботом и человеком. «У робота нет души, – говорил он. – А потому робот является не живым существом, а вещью».

– Мы уклонились от темы, – Рикс решил положить конец обсуждению вопроса, на который непременно сворачивает беседа любых роботов, стоит только им собраться в компанию числом больше двух. – Сейчас нам необходимо решить, что делать с детьми?

– А что с ними нужно делать? – спросил универкух.

– Очень хороший вопрос, – кивнул Рикс. – Проблема в том, что ни один из нас не является профессиональным воспитателем.

– Разве мы должны воспитывать детей?

– Мы должны о них заботиться.

– А это не одно и то же?

– Мы можем накормить их и уложить спать. Можем защитить от опасностей.

– Да, но этого мало!

– Что же еще от нас требуется?

– Детям нужен кто-то, кто бы их любил.

Когда в разговоре людей возникает неловкая пауза, это очень хорошо заметно. Стараясь не смотреть друг на друга, собеседники отводят глаза, совершают ненужные телодвижения, напряженно улыбаются, что-то перебирают пальцами. Пауза в разговоре роботов со стороны не заметна. Роботы как стояли, так и продолжают стоят друг против друг. При этом они не чувствуют неловкости. Они молчат только потому, что им нечего сказать. Или ни один из них не знает ответа на поставленный вопрос. В принципе, такая пауза в беседе роботов может означать конец разговора, потому что тянуться она способна до бесконечности.

– Ты знаешь, как нужно любить детей? – прервав паузу, спросил у Рикса универкух.

– Нет, – развел руками робот-помощник.

– Я читал о любви, – сказал робот-уборщик. – Слово «любовь» много раз повторяется едва ли не в каждой книге, которую когда-либо написал человек. Но я так до конца и не понял, что это такое.

– Быть может, это понятие связано с тем, что люди называют душой? – высказал предположение «Браво В-12».

– Понятие «душа» не имеет определенного смыслового наполнения, – объяснил Рикс. – Каждый вкладывает в него то, что считает нужным.

– А что насчет любви?

– С любовью тоже странная история. «Кто любит попа, кто попадью, кто попову дочку». «Он любит вино, да оно его не любит, он пьяный бурлив». «Кого люблю, того и бью». «Тошно тому, кто любит кого; а тошнее тому, кто не любит никого». «Когда меня любишь, и собачку мою люби». «Ешь с голоду, а люби смолоду». «Люби нас, ходи мимо». «Люблю, как клопа в углу: где увижу, там задавлю». «Я любить не люблю, отказать не могу»…

– Довольно, – прервал уборщика Рикс. – Что все это значит?

– Сие есть кладезь народной мудрости.

– А-а, так, выходит, – многозначительно протянул универкух.

– Выходит, что так, – подтвердил робот-уборщик.

– Что нам это дает? – спросил Рикс.

– Мы ничего не смыслим в любви, – ответил «Чарли С-4».

– Логично, – согласился Рикс.

– И что же нам теперь делать? – задал вопрос, интересовавший всех, «Браво В-12».

– Надо подумать, – Рикс принял позу роденовского мыслителя.

– Ну, да, – шевельнул манипуляторами «Чарли С-4». – До утра еще есть время.

– А если и к утру ничего не придумаем?

– Тихо!..

Рикс вновь уловил какое-то движение во тьме.

Негромкий голос:

– Эй…

– Кто здесь? – шепотом спросил Рикс.

От волнения он забыл сменить ультразвуковой диапазон на обычный, поэтому повторил еще раз: – Кто здесь?

– Это я… Найденов.

Рикс включил встроенный в запястье фонарик. Луч света выхватил из темноты фигуру мальчика, ладонью прикрывшего глаза от яркого света.

– Вы чего ж это не спите, господин Сергей? – спросил строгим голосом «Чарли С-4».

– Я хотел поговорить с Риксом, – мальчик подошел к роботам и сел на траву.

– Дети ночью должны спать, господин Сергей, – напомнил универкух.

– Я знаю, – махнул рукой мальчик. – Но нам нужно решить, что делать.

– Да? – роботы переглянулись. – Видите ли, господин Сергей, мы как раз обсуждали этот вопрос.

– И что надумали?

– Пока ничего, господин Сергей.

– Тогда предлагаю исходить из предположения, что нам придется остаться у озера не день и не два, а дольше. Много дольше.

– Почему вы так думаете, господин Сергей?

– Я слышал, мой дядя не раз говорил об этом с мэром Васанти и с другими мужчинами. Они опасались, что может случиться что-то подобное. АСКОП не собирается проводить полномасштабную колонизацию Деллы, потому что здесь уже живут аборигены. Делла-порт – единственный населенный пункт, построенный Метрополией, стоит среди безжизненной пустыни. Специально, чтобы свести к минимуму контакты с местным населением. Метрополии он необходим как место для отдыха рабочих с Деллы-Икс. Условия на Делле-Икс совершенно нечеловеческие. Шахтерам приходится работать в роботизированных скафандрах высшей защиты. Да и те выдерживают не больше недели…

Сергей рассказывал о нечеловеческих условиях работы шахтеров на Делле-Икс точно так, как обычно дети рассказывают друг другу страшные истории – понизив голос до трагических ноток и многозначительно растягивая слова. Фонарик на плече Рикса создавал соответствующую атмосферу. А вместо одеяла, которым следовало бы накрыться с головой, вполне неплох был непроглядно-темный полог ночного леса.

– А что шахтеры добывают на Делле-Икс? Вам это известно, господин Сергей? – полюбопытствовал «Чарли С-4».

– Этого никто не знает, – покачал головой мальчик. – Это огромный государственный секрет. Поэтому и нас, жителей поселка, пускают в Делла-порт только по специальным пропускам, да и то лишь в такие места, где мы не можем встретить шахтеров. Хотя я слышал, господин Воронин говорил, что даже сами шахтеры не знают, что они добывают на Делле-Икс.

– А как же наш поселок, господин Сергей?

– Мы сами по себе – независимая колония. Мы сами, на свои деньги купили землю у малдуков, сами обеспечиваем себя всем необходимым. Я слышал, дядя говорил мэру Васанти, что АСКОП терпит нас только потому, что продукты, которые мы поставляем в Делла-порт, обходятся значительно дешевле прямых поставок из Метрополии. Но при этом, случись что, на помощь федералов нам рассчитывать не следует.

– Верно, верно, господин Сергей! – возбужденно замигал лампочками на пульте управления «Браво В-12». – Я тоже слышал, как господин Воронин разговаривал с господином Алехиным. Господин Воронин говорил, что существует закон, в соответствии с которым группа людей или даже один, отдельно взятый человек может основать колонию на любой обитаемой планете, если это не противоречит местным законам. Даже если планета не входит в реестр Ассоциации Содействия Колонизации Планет. На это господин Алехин ответил, что, в принципе, конечно, можно поселиться где угодно, но без минимальной хотя бы поддержки Метрополии и АСКОП долго такая колония не протянет. Нашу колонию они оба называли счастливым исключением именно потому, что мы поставляем в Делла-порт продукты!

– Выходит, помощь из Делла-порта задерживается вовсе не из-за песчаной бури, – мрачно изрек «Чарли С-4». – Они просто не хотят конфликтовать из-за нас с аборигенами.

– Должно быть, им удобнее забыть о существовании нашей небольшой колонии, нежели проводить официальное расследование причин вооруженного конфликта с местным населением, – добавил Рикс.

– Нас бросили, – напряженным голосом произнес Сергей. – Мы никому не нужны.

– Вы торопитесь с выводами, господин Сергей, – Рикс решил, что пора проявить хоть толику оптимизма.

Но никто его не поддержал.

– Господин Сергей, вы говорили, что ваш дядя и мэр Васанти обсуждали вариант неблагоприятного развития событий, – напомнил мальчику «Чарли С-4». – Они опасались нападения малдуков?

– Мэр Васанти говорил, что малдуки неправильно понимают смысл договора, который мы с ними заключили. Мы договаривались о том, что будем дружить и, если потребуется, помогать друг другу. А малдуки поняли это так, что мы должны вместе с ними начать войну против людей из племени шелтаров, живущих за Развалами.

– За Развалами – это далеко? – спросил «Чарли С-4».

– Развалы – это холмы, что видны, если выйти на тот край поселка, где стоит мачта ретранслятора, – ответил Сергей. – Но туда никто не ходит, потому что это чужая земля.

– Как земля может быть чужой? – не понял «Браво В-12».

– Это территория шелтаров, – объяснил мальчик. – Они почему-то не дружат с малдуками. А у нас с малдуками договор.

– Несмотря на который малдуки напали на поселок, – закончил «Чарли С-4». – Ничего не понимаю!

– Тише, детей разбудишь, – шикнул на уборщика Рикс. – Если люди сами не могут между собой разобраться, куда уж тебе.

– Порой бывает полезно взглянуть на проблему со стороны, – парировал «Чарли С-4».

– И что же ты там увидел? – насмешливо поинтересовался «Браво В-12».

– Где? – не понял «Чарли С-4».

– Ты что, забыл, о чем говорил?

Для робота такая фраза звучит, как насмешка. Не очень обидная, но все же из тех, которые не следует оставлять без ответа.

– Я – робот, поэтому я ничего не забываю! Я просто не понял, о чем ты спрашиваешь! Ты можешь точно сформулировать свой вопрос?

– Тише! – вновь вынужден был осадить спорщиков Рикс. – Вы попусту тратите время и ресурсы логических ядер своих процессоров. Причина, по которой малдуки напали на поселок, для нас сейчас не важна.

– Разве? – удивился универкух.

– Именно так, – подтвердил Рикс. – С этим сами люди разберутся. – Он немного подумал и добавил: – Если захотят. Мы же должны думать о том, как обеспечить безопасность детей. Безопасность – в самом широком смысле этого слова.

– Уточни, – попросил «Чарли С-4».

– В первую очередь, мы должны позаботиться о том, чтобы малдуки не нашли детей. Кроме того, мы должны защищать их от диких зверей и непогоды. Должны следить за тем, чтобы они сами не подвергали свои жизни опасности, например, забравшись высоко на дерево или заплыв далеко от берега…

– Мы должны обеспечить их регулярным, полноценным питанием, – добавил универкух.

– Верно, – согласился Рикс. – Мы ничего не забыли, господин Сергей? – посмотрел он на мальчика.

– Еще с детьми нужно играть, рассказывать им занятные истории, ну, и учить их, конечно.

– Учить – чему? – спросил «Чарли С-4».

– Всему, что они не знают.

Ответ Сергея был более чем неопределенным, но робот-уборщик не стал настаивать на уточнении. В конце концов, нельзя требовать от человека больше того, на что он способен.

– Мне все ясно, – заявил «Чарли С-4». – Мы должны следовать намеченному плану. Завтра мы выйдем к Студеному озеру и разобьем там временный лагерь. Провианта у нас на шесть дней? – обратился он к универкуху.

– Сегодня утром было на шесть, – ответил «Браво В-12». – Осталось на пять.

– Отлично. Мы пробудем на озере три дня. А когда запасы провизии начнут подходить к концу, вернемся в поселок.

– У господина Макдугана был другой план, – заметил Сергей. – Он велел госпоже Марте, если помощь не придет, идти дальше, за холмы.

– Мы бы следовали этому плану, если бы госпожа Марта осталась с нами, – возразил «Чарли С-4». – Но ее с нами нет, следовательно, планы изменились. Рикс, что тебе велела госпожа Марта?

– Идти к озеру и ждать, когда за нами придут люди из поселка.

– Ну, вот! Мы станем ждать их до тех пор, пока будем иметь возможность обеспечивать детей питанием. После этого нам не останется ничего другого, как только вернуться.

– Еду можно самим добыть, – сказал Сергей.

– Мы шли по лесу целый день, и я что-то не видел здесь еды, – возразил универкух.

– Еду в лесу нужно добывать, – объяснил Сергей. – Искать съедобные грибы и ягоды, охотиться на зверей.

– Ну, допустим, отличить съедобные грибы от ядовитых я смогу, – сказал универкух. – Но я понятия не имею, что значит охотиться.

– Это значит, убивать зверей и птиц, чтобы потом их есть, – объяснил приятелю «Чарли С-4».

– Какое варварство! – воскликнул возмущенный до резервных файлов своего основного процессора «Браво В-12».

– А откуда, по-твоему, берутся белковые концентраты, что у тебя внутри? – усмехнулся «Чарли С-4».

– Понятия не имею!

– Это переработанное мясо убитых животных.

– Я знаю, ты нарочно меня дразнишь!

– Очень надо!

– Тихо! – поднял руку Рикс. – О чем вы спорите? Мы все равно не умеем охотиться.

– У меня в библиотеке есть пособие для начинающего охотника и руководство «Как выжить в условиях дикой природы», – сказал «Чарли С-4». – Но…

– А я умею рыбу ловить, – перебил робота Сергей.

– Но это ничего не меняет, – продолжил свою мысль робот. – Из прочитанных книг мне известно, что охота практически всегда связана с риском. Этим, кстати, охота и привлекает людей.

– Чем? – не понял «Браво В-12».

– Люди считают необходимым время от времени подвергать свою жизнь опасности.

– Зачем?

– Не знаю. Но практически все они уверены в том, что без риска жизнь пресна, скучна и неинтересна.

– Кстати, о соли… – начал было универкух.

– Потом, – прервал его Рикс.

– Одним словом, что бы там ни думали о себе люди, мы, роботы, не имеем права подвергать жизни детей неоправданному риску, – закончил-таки свою несколько подзатянувшуюся тираду «Чарли С-4». – Поэтому мы должны – нет! – мы обязаны вернуться в поселок, не дожидаясь, когда закончатся запасы еды.

– Я с тобой не согласен, – покачал головой мальчик. – Возвращаться в поселок опаснее, чем оставаться на озере.

– Почему вы так считаете, господин Сергей? – спросил Рикс.

– Если за нами никто не придет, это будет означать, что в поселке никого не осталось.

– Куда же все они денутся? – удивился «Браво В-12».

Рикс, знавший о людях несколько больше универкуха, жестом велел ему молчать.

– От поселка до Делла-порта пешком пять дней пути, – продолжил Сергей. – Но идти туда не имеет смысла – пустыню нам не пересечь. Идти за Развалы или в Дикие степи, не зная, что нас там ждет, тоже, наверное, не стоит. Мы ведь даже не знакомы с теми, кто там живет. Поэтому мы должны сделать так, как сказал господин Макдуган, – подождать два-три дня у озера, а потом идти за дальние холмы.

– Я могу задать вам вопрос, господин Сергей? – спросил робот.

– Конечно, Рикс, – кивнул мальчик.

– Допустим, мы уйдем за холмы. Допустим, мы найдем там место, пригодное для жизни. Допустим, мы сможем обеспечить вас едой. При выполнении всех этих условий, как долго вы планируете там оставаться?

– До тех пор, пока за нами не придут, – ответил Сергей. – За нами ведь обязательно придут! – быстро добавил он. – Даже если все взрослые из нашего поселка погибли, федералы из Делла-порта рано или поздно восстановят ретранслятор, – мальчик поднял руку и показал серебристый ремешок элкома на левом запястье. – И тогда мы свяжемся с ними.

Рикс хотел было спросить, с чего вдруг люди из Делла-порта станут восстанавливать поселковый ретранслятор, если они будут уверены, что все колонисты погибли? Но промолчал, решив, что не стоит лишать мальчика этой надежды. Рикс вообще стеснялся высказывать свое мнение перед людьми. Особенно когда не понимал, что происходит.

Глава 4

До озера оказалось немного дальше, чем предполагали роботы. А может быть, двигались они медленнее, чем накануне. Дети выглядели не столько усталыми, сколько подавленными. В горячке вчерашнего дня мало кто понял, что происходит. Теперь же, как следует все обдумав, те, что постарше, пришли к выводу, что их двухдневный поход к Студеному озеру – не просто веселая, развлекательная прогулка. Тем же, кто сам это не понял, разъяснили товарищи. При этом они еще не могли осознать, а может, отказывались верить в то, что произошло нечто страшное, необратимое, что жизнь их уже не станет такой, как прежде. И лишь самые маленькие все еще откровенно радовались тому, что занятия в школе заменены живым общением с природой.

Роботам пришлось еще раз устроить привал в лесу, чтобы накормить детей обедом. Но не прошло и часа после того, как они снова отправились в путь, а тропинка вдруг вынырнула из леса, и дети, а рядом с ними роботы замерли, зачарованные открывшимся перед ними видом. Многим из них и прежде доводилось бывать на берегах Студеного озера, считавшегося излюбленным местом отдыха жителей поселка. Хотя первозданная красота огромного, более километра в поперечнике озера, похожего на кристально чистое зеркало, обрамленное зелеными, лесистыми берегами, была не единственной причиной того, что колонисты отдавали этому месту явное предпочтение. Почти не зная традиций и обычаев аборигенов – не потому, что их это не интересовало, а потому, что малдуки отказывались об этом говорить, – люди опасались сделать невзначай что-то не так, что не понравится местным жителям. Поэтому почти неосознанно они пытались свести контакты с аборигенами к минимуму. Против того, что люди ездят отдыхать на Студеное озеро, малдуки не возражали, однако сами редко показывались в его окрестностях. Они вообще старались не ходить в этом направлении без крайней необходимости. А уж за дальние холмы так и вовсе никогда не заглядывали. Что-то не позволяло малдукам пересечь незримую границу, отделявшую привычный им мир от зоны, которую они считали запретной. Быть может, древний страх, доставшийся в наследство от предков, когда-то очень давно встретившихся за холмами с чем-то, что оказалось недоступно пониманию их примитивного сознания, со временем превратившийся в иррациональное табу, которое тем не менее никто не хотел нарушать?

С той стороны, где беглецы вышли к озеру, лес подбирался едва ли не к самым берегам, заваленным огромными, черными, округлыми валунами, что в незапамятные времена притащил на себе двигавшийся со стороны южного полюса Деллы ледник. С противоположной стороны к более пологим берегам Студеного озера спускались высокие, зеленые холмы – каждый изгиб был будто черным карандашом вычерчен на фоне ослепительно голубого неба. Первозданная, дикая красота заповедных, почти нехоженых мест дышала безмятежным покоем. Трудно было поверить, что в этом удивительном, сказочном месте могло случиться что-то плохое.

Обойдя озеро по левому берегу, беглецы вышли к подножию холмов. Лагерь было решено разбить там, где в озеро впадал прозрачный ручей. В ручье можно было брать воду для питья, да и протекал он по узкой, заросшей кустарником лощине – единственному прямому пути, ведущему на другую сторону холмов. С того места, где решено было поставить палатки, открывался чудесный вид на противоположный берег, где к озеру выходила лесная тропа. Если бы вдруг из леса вышли малдуки, роботы успели бы свернуть лагерь и увести детей за холмы прежде, чем враги добрались бы до места их временной стоянки. А уж туда малдуки за ними не последуют.

Озеро называлось Студеным, потому что на дне его било множество холодных ключей, отчего вода в озере даже в самый жаркий день была ледяной. Те из мальчишек, кто сразу, скинув рубашки и штаны, кинулись купаться, быстро выскочили на берег, постукивая зубами и ладонями разгоняя бегающие по коже мурашки. Роботам это оказалось только на руку. Случись вдруг на воде несчастье, не умеющие плавать роботы не в силах были бы помочь. А удержать ребят на берегу силой своего слова они были не в состоянии – дети привыкли видеть в роботах предметы интерьера, в лучшем случае умелых помощников, но никак не старших наставников.

Но и без купания дети быстро нашли себе занятия, которые большинство взрослых, конечно же, сочли бы абсолютно неуместными в любой ситуации и при любых условиях. Они носились по берегу, не то догоняя друг друга, не то убегая сами от себя, пытались ворочать каменные глыбы, там и здесь торчащие из устилающей землю крупной гальки, самые сообразительные уже соорудили из обломанных с деревьев веток импровизированное оружие и явно собирались пустить его в ход, правда, пока еще непонятно против кого. Одним словом, порядка не было никакого. Дети полагали, что, поскольку основная задача похода выполнена – отряд-таки добрался до места, где будет разбит лагерь, – они теперь имели полное право заняться тем, что сами считали нужным и интересным. В общем, нормальная детская логика, в отсутствии взрослых срабатывающая на «раз».

Даже Рикс, самый сообразительный и наделенный наибольшей степенью свободы искусственного интеллекта среди сотоварищей, полностью растерялся. Робот понимал, что нужно призвать детей к порядку, организовать их каким-то образом, объединить в компанию, в коллектив, иначе все неминуемо пойдет вразнос. Но реплики, которые он бросал по сторонам, были мало того, что неэффективны, так еще и демонстрировали полную беспомощность и несостоятельность новоявленного воспитателя. А применить более существенное воздействие, к чему нередко прибегают родители, дабы добиться желаемого от своих несносных чад, робот не мог, поскольку это противоречило Трем Основным Законам роботехники. Осознавая свое полное бессилие, Рикс думал лишь о том, что тот, кто писал эти законы, вряд ли сам хоть раз имел дело с кучей вышедших из-под контроля и, что самое ужасное, прекрасно это понимающих малолетних сорванцов.

В тот момент, когда Рикс уже готов был прийти в отчаяние – для робота это означало снизить до минимума потребление энергоресурсов и перейти в режим ожидания, – на помощь ему пришел Найденов. Рикс так и не понял, каким образом Сергей этого добился, но ему довольно быстро удалось навести порядок. Он не стал разоружать детей, но заставил их утихомириться, расстелить одеяла и рассесться на них. Так они и сидели, держа на коленях свои боевые палки, готовые в любую секунду, если что не так, снова кинуться в гущу сражения. Малейшая оплошность, одно неверное слово или неточная формулировка – и самопровозглашенный лидер окажется низвергнут. В этом ни у кого не возникало сомнений. Даже у роботов, которые все же были далеко не самыми лучшими специалистами в области детской психологии и этологии.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Поделиться ссылкой на выделенное