Алексей Калугин.

Осколки реальности

(страница 7 из 32)

скачать книгу бесплатно

– Для этого вам вовсе не нужно было отправляться в Кедлмар лично, – заметил Андрей, чувствуя, что куратор что-то недоговаривает.

– Верно, – согласился с ним Алексей Александрович. – Тем более что к настоящему времени в Кедлмаре остался только ты и группа Ги Церкуса в Гиблом бору.

– Лайзу успели эвакуировать в Статус? – быстро спросил Андрей.

– Нет. После того, как Ги Церкус сообщил нам, что Лайза, считавшаяся пропавшей без вести, обнаружена на территории Гиблого бора в состоянии глубокого аутизма, мы попытались открыть окно внепространственного перехода непосредственно на территории леса. Но сделать это оказалось невозможно из-за высокой концентрации запредельной реальности, которая вносила искажения в работу всех наших систем. Мы собирались забрать Лайзу завтра, после того как кто-нибудь выведет ее из леса. – Левая рука Алексея Александровича стояла локтем на столе. Он быстро взмахнул в воздухе пальцами, после чего так же быстро снова сжал их в кулак. – Но теперь проблемой стала эвакуация самой группы Ги Церкуса. Связь с ней потеряна. А о том, чтобы высадить где-то в окрестностях Гиблого бора группу спасателей, которые не имеют ни малейшего представления, с чем им предстоит столкнуться, не может быть и речи. Я, например, не берусь даже строить предположения о том, что сейчас происходит на территории, где произошел основной выброс запредельной реальности.

Алексей Александрович умолк, ожидая, что Андрей задаст ему новый вопрос. Но Андрей молчал, предоставляя куратору возможность самому сказать то, о чем в принципе уже можно было догадаться.

Игра в молчанку продолжалась недолго. Конец ей положил Джемми, глухо произнесший только одно слово:

– Светлана?

– Что? – удивленно посмотрел на него Алексей Александрович.

Джемми постучал указательным пальцем сначала по коробке спускового механизма автомата, лежавшего у него на коленях, а затем тем же пальцем ткнул себя в грудь.

– Джемми хочет сказать, что во время встречи группы Ги Церкуса я поручил ему присматривать за Светланой, – объяснил куратору жесты солдата Андрей.

Джемми сделал еще несколько быстрых движений кистью руки, после чего вытянул руку перед собой и описал ею короткую дугу.

– Он считает, что должен отвечать за жизнь этой женщины до тех пор, пока она находится в его стране. И он готов помочь ей вернуться домой.

Джемми коротко кивнул, дав понять, что жесты его истолкованы правильно.

– Даже если для этого придется снова вернуться в Гиблый бор? – спросил, обращаясь к Джемми, Алексей Александрович.

Джемми молча усмехнулся и ласково, как кошку, свернувшуюся калачиком на коленях, погладил свой автомат.

– К чему темнить, Алексей Александрович, – произнес Андрей, стараясь, чтобы слова его звучали легко, словно речь шла о каком-то вполне обычном деле, ради которого не стоило сотрясать воздух долгими речами. – Только я могу попытаться отыскать группу Ги Церкуса в Гиблом бору и вывести ее оттуда.

– И как ты собираешься это сделать?

– У меня были неоднократные телепатические контакты с девушкой из группы профессора Кармера по имени Мииз.

Сейчас она не отвечает на мои вызовы, что и понятно, – мои имплантированные усилители телепатических сигналов выведены из строя запредельной реальностью. Но Мииз обладает природными телепатическими способностями, и, возможно, нам удастся восстановить контакт, когда мы окажемся на более близком расстоянии друг от друга.

– А если не удастся?

– У вас есть какое-то иное предложение, Алексей Александрович? – вопросом на вопрос ответил Андрей. – Или вы хотите убедить меня в том, что у вас и в мыслях не было снова отправлять меня в Гиблый бор? – Андрей криво усмехнулся и покачал головой. – Даже если вы это скажете, я все равно вам не поверю.

– Я могу предложить тебе выбор. – Алексей Александрович вынул из кармана и положил на стол плоский электронный таймер размером с карманную зажигалку. – Когда я покидал Статус, этот таймер был установлен на двое суток по кедлмарскому времени. Точно такой же таймер был оставлен в Статусе. Сейчас на них обоих осталось чуть больше пятидесяти восьми часов. Мой таймер одновременно является и маяком. Когда заданное время истечет, техники в Статусе пробьют брешь в пространственном коконе, окружающем Айвель-5, и, сориентировавшись по сигналам моего таймера, откроют окно внепространственного перехода в том месте, где он находится. Иного способа связаться со Статусом в настоящее время не существует. Я отдаю этот таймер тебе, – куратор ногтем толкнул таймер в сторону своего собеседника. – Ты имеешь полное право провести время, оставшееся до открытия прохода, здесь, в Цитадели, в относительной безопасности. Никто не станет тебя за это упрекать. Ты выполнил свою работу и теперь не просто должен, а обязан вернуться в Статус. Но за оставшиеся у тебя двое суток ты можешь попытаться отыскать Ги Церкуса и его людей, чтобы вернуться в Статус вместе с ними. Я бы попытался сделать это сам, но, как человек здравомыслящий, отдаю себе отчет, что у меня нет ни малейшего шанса добиться успеха. Я уже давно занимаюсь только планированием операций и контролем за их осуществлением, а оперативная работа требует постоянной тренировки.

– Алексей Александрович, – с укоризной покачал головой Андрей. – Я ведь тоже в какой-то степени изучил вас. Если бы вы сомневались в моем ответе, то просто не стали бы затевать этот разговор.

Куратор прикусил верхнюю губу и медленно отвел взгляд в сторону. Он словно решил вдруг изучить все дефекты на стенах комнаты.

– Каждый оперативник, погибший при выполнении задачи, которую поставил перед ним я, – это как частица меня самого. В Статусе погибшего человека могут воссоздать заново, используя искусственное тело и матрицу с записью его сознания, сделанной перед отправкой на задание. Они даже не знают о том, что однажды им уже пришлось умереть. Сознание их, хранившееся в матрице, не сохранило воспоминаний о тех страшных событиях. Но я-то об этом помню. Я уже не могу снова работать с ними, потому что постоянно испытываю перед ними чувство вины за то, о чем они даже и не подозревают, – во взгляде куратора, когда он взглянул на Андрея, казалось, отразились все прожитые им годы. – Прежде всего я хочу, чтобы ты остался живым. Поэтому, если ты скажешь, что это задание слишком опасно, мы больше не станем о нем говорить. Но если все же ты считаешь, что у нас есть шанс спасти техников из группы Ги Церкуса, мы должны попытаться воспользоваться им.

Андрей медленно провел ладонью по подбородку, покрытому двухдневной щетиной.

– Я уже дважды был в Гиблом бору, и оба раза мне удавалось выбраться из него целым и невредимым. Так что можно и в третий раз попробовать. Меня больше беспокоит другой вопрос. В районе Цитадели нам удалось создать зону относительной стабильности. Быть может, это единственное место в Кедлмаре, где мир остался таким, каким он был до вторжения запредельной реальности. Я здесь один, кто хотя бы немного понимает, с каким противником мы имеем дело. И если я покину Цитадель, то все, созданное сегодня, может в одночасье рухнуть.

– А я, по-твоему, для этого дела не гожусь? – спросил Алексей Александрович, всем своим видом демонстрируя чувство уязвленного самолюбия. – То, что я давно уже не занимался оперативной работой, вовсе не превратило меня в канцелярскую крысу!

– Вы хотите сказать, что собираетесь остаться в Кедлмаре? – удивленно посмотрел на куратора Андрей.

– А для чего же я сюда прибыл? – лукаво улыбнулся Алексей Александрович. – Таймер я мог передать тебе и с обычным курьером.

– Вы считаете, что Кедлмар еще можно спасти? – спросил Андрей.

– Я считаю, что мы обязаны хотя бы попытаться сделать это, – ответил куратор. – Но, в отличие от меня, большинство членов Коллегии Статуса склоняется к мнению, что нужно немедленно эвакуировать с Айвеля-5 все население и вытолкнуть упакованную в пространственный кокон планету за пределы нашей Вселенной.

– Но ведь вначале речь шла об изучении запредельной реальности, с тем чтобы найти способы борьбы с ней.

– Прорыв произошел слишком неожиданно, мощность его многократно превзошла все ожидания. Прежде нам никогда еще не доводилось иметь дело с целой планетой, превращенной в зону запредельной реальности. Техники опасаются, что если ее концентрация в области Айвеля-5 будет продолжать расти, то это может привести к тому, что она прорвет и пространственный кокон.

– Эвакуация сохранит жизнь людям, но уничтожит кедлмарцев как народ. Мы можем попытаться наладить нормальную жизнь даже в таких условиях, как сейчас. Посмотрите вокруг! Цитадель является живым примером того, что запредельная реальность отнюдь не всесильна!

– Боюсь, что Коллегию Статуса этот довод не убедит, – безнадежно покачал головой Алексей Александрович. – Нам удалось доказать Коллегии, что запредельную реальность можно удержать в пределах Гиблого бора, и это закончилось катастрофой для целой планеты. Теперь же, если мы попытаемся говорить о том, что в Кедлмаре можно сохранить зону относительно стабильной реальности в пределах крепости, нас просто не станут слушать. Нам ответят, что подобные эксперименты могут привести к катастрофе, в которой погибнет вся Вселенная.

– Значит, эвакуация Кедлмара – вопрос уже практически решенный? – упавшим голосом спросил Андрей.

– Я бы не хотел, чтобы это произошло, – ответил Алексей Александрович. – И я постараюсь сделать все, что в моих силах, для того, чтобы сохранить Кедлмар и помочь ему выжить.

– Вы знаете, что нужно для этого сделать? – В голосе Андрея прозвучала затаенная надежда.

– Возможно, – уклончиво ответил Алексей Александрович. – Но об этом мы поговорим после того, как ты вернешься, а я получу всю необходимую мне информацию.

ГЛАВА 6
НАЧАЛО ОТСЧЕТА

Полковник Бизард занял просторный кабинет на втором этаже здания Генерального Штаба с окнами, выходящими на Пирамиду. Комната была обставлена дорогой кожаной мебелью, из чего можно было сделать вывод, что прежде его занимала какая-то весьма важная персона. Но в кабинете уже ощущалось присутствие строевого командира: с высокой, причудливо выгнутой вешалки, где прежде висели генеральские плащи, теперь дулом вниз свисал автомат, а на столе стояла жестяная плошка, выполнявшая роль пепельницы и уже доверху наполненная окурками.

Когда Андрей вошел в кабинет, полковник Бизард сидел за столом, откинувшись на спинку кресла. Полевая куртка у него на груди была до половины расстегнута. Портупея с кобурой лежала на столе. Засунув правую руку под куртку, Бизард осторожно поглаживал левое плечо. Должно быть, рана, нанесенная Гефаром, снова начала беспокоить полковника, как только он оказался в пределах досягаемости запредельной реальности.

– Полковник, – негромко окликнул командира Андрей.

Вздрогнув от неожиданности, Бизард быстро выдернул руку из-под куртки и принялся суетливо застегивать пуговицы.

– Что случилось, Апстрак? – поинтересовался он суровым и недовольным тоном.

– Вам лучше не думать о ране, – посоветовал Андрей. – Она может реагировать на ваши воспоминания о том, как вы ее получили.

– А, – Бизард раздраженно махнул рукой и снова повторил свой вопрос: – Что у тебя за дело?

– Мне нужно покинуть Цитадель, – сразу перешел к делу Андрей.

Полковник положил вытянутую руку на стол и постучал пальцами по полированной крышке.

– Надолго? – спросил он, почти не разжимая губ.

– Дня на два. Возможно, больше.

Пальцы Бизарда снова выбили короткую дробь на крышке стола.

– Что за проблемы? Или мне об этом знать не полагается?

– Проблема все та же: Гиблый бор. Теперь мне нужно вывести оттуда тех людей, которых я же туда и отвел.

– Наверное, после всего того, что произошло, я уже не имею права тебе приказывать, Апстрак…

– Я по-прежнему лейтенант, полковник, – быстро вставил Андрей.

– Да ладно тебе, – махнул на него рукой Бизард. – Я не собираюсь допытываться у тебя, кто ты такой и откуда пришел. Достаточно и того, что сегодня все мы живы только благодаря тебе. И все же я хотел бы попросить тебя остаться. Ситуация очень сложная, и никто не ориентируется в ней лучше тебя.

– Есть такой человек, – уверенно произнес Андрей и, улыбнувшись, непонятно зачем добавил: – И вы его знаете.

Приоткрыв дверь, Андрей впустил в кабинет Алексея Александровича.

Обладавший исключительной памятью на лица, полковник Бизард тем не менее сделал вид, что внимательно всматривается в черты лица куратора, пытаясь припомнить, доводилось ли им встречаться прежде.

– Да, пожалуй, я вас уже видел, – медленно произнес он и жестом пригласил Алексея Александровича присесть в кресло. – Только, если не ошибаюсь, прежде на вас был генеральский мундир.

– Честно признаться, у меня вообще нет никакого воинского звания, – несколько смущенно признался куратор. – В прошлый раз мне пришлось выдать себя за генерала, потому что я не мог придумать лучшего предлога для встречи с лейтенантом Апстраком.

– Понятно, – удовлетворенно кивнул полковник Бизард. – Значит, вы тоже оттуда? – Большим пальцем полковник указал куда-то наверх.

Алексей Александрович машинально глянул на потолок. Не зная, как лучше ответить на заданный ему вопрос, он просто молча кивнул.

– И вы готовы остаться с нами до возвращения Апстрака? – задал новый вопрос полковник.

– Вне всяких сомнений, – куда более уверенно ответил Алексей Александрович.

– Последний вопрос: как мне вас называть?

– Наверное, просто Алекс, – разведя руки в стороны, ответил куратор.

– Отлично, Алекс, – полковник Бизард перевел взгляд на Андрея. – Когда ты отправляешься?

– Чем быстрее, тем лучше.

Таймер, который дал ему Алексей Александрович, лежал у Андрея во внутреннем кармане куртки, и отсчитываемое им время неумолимо убывало. В путь нужно было отправляться немедленно. Одна только дорога до Гиблого бора, которая и в лучшие времена заняла бы не менее восьми часов, теперь, когда все, что находилось за стенами крепости, неузнаваемо изменилось, могла отнять целые сутки. Но в условиях запредельной реальности нейроимплантанты, которые, стимулируя гормональную систему, помогали бороться с усталостью, вышли из строя, и Андрей, не спавший уже около двух суток, чувствовал себя точно так же, как и его солдаты. Надежда на то, что удастся вздремнуть по дороге, была слабая, – в Кедлмаре больше не существовало дорог в прежнем понимании этого слова. У дорог не было четко заданного направления. Оно менялось в зависимости от того, кто двигался по ним и куда он хотел попасть.

– Ты хочешь взять с собой свой взвод? – задал новый вопрос полковник Бизард.

– Нет, – отрицательно качнул головой Андрей. – Только пятерых.

Соваться в Гиблый бор одному было бы полнейшим безумием. Запредельная реальность могла легко, как орех, расколоть и перемолоть психику одного человека. В то же время большое число людей превращается в обузу в условиях, когда принимать решения и приводить их в исполнение нужно практически одновременно. Прикинув все «за» и «против», Андрей остановился на пятерых солдатах, которые с полуслова понимали своего командира и друг друга, а кроме того, каждый из них хотя бы однажды уже побывал в Гиблом бору и имел представление о том, с чем им там предстояло иметь дело.

– Надеюсь, ты понимаешь, что я не могу приказать им сопровождать тебя, – сказал полковник.

– Я уже переговорил с ними, – ответил Андрей. – Все они согласились идти со мной добровольно.

– Выходит, я не зря дал тебе взвод. – Левая бровь полковника Бизарда чуть поднялась вверх и тут же снова встала на прежнее место. – Можно только позавидовать командиру, за которым солдаты готовы идти в огонь и воду. – В голосе полковника не было даже намека на иронию или лесть. Он говорил то, что думал на самом деле. – Тебе, наверное, понадобится что-то из снаряжения?

– Оружие, паек и какое-нибудь средство передвижения, – четко ответил Андрей.

– Дежурный! – рявкнул полковник Бизард.

В комнату тут же вбежал дежуривший за дверью солдат с сержантским шевроном.

– Найди майора Цинулла и скажи, чтобы пулей летел сюда, – распорядился полковник.

Сержант кивнул и снова скрылся за дверью.

Ждать долго не пришлось.

То ли дежурный проявил расторопность, то ли комендант Цитадели настолько боялся за свое звание, что и в самом деле бежал на зов нового командира, только не прошло и двух минут, как маленький розовощекий майор Цинулл появился в дверях кабинета.

– Полковник! – браво вскинул он руку к плечу. – Майор Цинулл по вашему приказанию прибыл!

Лицо его при этом сияло такой восторженной, почти безумной улыбкой, что, казалось, он с радостью прыгнул бы с крепостной стены, если бы того пожелал полковник Бизард.

– Временно поступаешь в распоряжение лейтенанта Апстрака, майор, – сказал, указав взглядом на Андрея, полковник Бизард.– Выдашь ему из своих запасников все, что потребуется.

Всего лишь на одно мгновение на лице Цинулла мелькнуло выражение недоумения и обиды по поводу того, что его, майора, передают под командование какому-то лейтенанту, форма на котором выглядела так, словно он из нее месяц не вылезал. Но воспоминание о судьбе других офицеров Генерального Штаба, разжалованных в рядовые, вновь вернуло благостную, всепрощающую улыбку на его лицо.

– Приказ принят, полковник, – строго по уставу ответил майор Цинулл.

– Я чем-то еще могу помочь тебе, лейтенант? – спросил у Андрея полковник Бизард.

– Благодарю вас, полковник. – Андрей поднялся из кресла и одернул края своей полевой куртки, которая и в самом деле выглядела так, словно ее долго и старательно жевал какой-то большой травоядный зверь. – Надеюсь, майор Цинулл снабдит меня всем необходимым.

– В таком случае последний вопрос. Как я понял, ты собираешься вернуться?

– Да, полковник.

– Ты велел никого не впускать в Цитадель, потому что под видом людей в крепость могут проникнуть существа, созданные запредельной реальностью. Это относится и к твоему отряду?

Опередив Андрея, ответ на вопрос полковника дал Алексей Александрович:

– К тому времени, когда лейтенант вернется, я надеюсь, мы сумеем разработать методику, которая позволит нам отличать людей от иноформов.

– От кого? – удивленно посмотрел на него Бизард.

– Мы условно делим фантастические проявления запредельной реальности на два вида: фантомы и иноформы. Фантомами мы называем образы, которые не существуют на самом деле, а являются продуктами воздействия запредельной реальности на сознание человека, который их видит. Иноформы, в отличие от фантомов, являются материальными объектами, подвергшимися трансформации под воздействием запредельной реальности.

Полковнику Бизарду понадобилось какое-то время для того, чтобы осмыслить только что полученную совершенно новую для него информацию.

– Понятно, – сказал он, мысленно разложив все по полочкам.

– Поскольку мы все увязли в запредельной реальности по уши, нам, наверное, тоже придется пользоваться такой классификацией. В связи с чем, Алекс, я хотел бы задать вам некоторые вопросы относительно…

– Извините, что перебиваю вас, полковник, – приподняв руку с открытой ладонью, остановил Бизарда Алексей Александрович. – Но у нас с вами еще будет время все подробно обсудить. А вот у лейтенанта Апстрака времени в обрез. Так что давайте не будем его задерживать.

– Что ж, Апстрак, – посмотрел на Андрея полковник Бизард. – Я от всей души желаю тебе удачи, которая до сих пор тебе не изменяла. И жду твоего возвращения. У нас впереди еще много дел.

– Непременно, полковник, – с искренней благодарностью улыбнулся в ответ Андрей.

В следующую секунду, удивив всех присутствующих, полковник Бизард вскинул руку к плечу в армейском салюте, что ему, как старшему по званию, делать не полагалось. Этим жестом он как бы признавал лейтенанта Апстрака равным себе если не по званию, то по тому положению, которое он отныне занимал среди укрывшихся в Цитадели военных.

Андрей ответил полковнику тем же самым жестом вскинутой к плечу руки.

– Удачи, Андрей, – произнес Алексей Александрович по-русски и, поднявшись из кресла, крепко пожал Андрею руку. – Тебе удастся вытащить Ги Церкуса и его людей из Гиблого бора.

– А кто в этом сомневается? – усмехнувшись, так же по-русски ответил ему Андрей.

Развернувшись на каблуках, он расправил плечи и с прямой спиной, четко печатая шаг, направился к выходу.

Майор Цинулл сдвинулся в сторону и распахнул перед лейтенантом дверь.

С извинительной улыбкой Андрей взял майора за локоть и, приложив некоторое усилие, заставил-таки его выйти из кабинета первым.

– Так что, собственно, от меня требуется? – смущенно кашлянув в кулак, спросил майор.

Причиной его смущения было то, что он не знал, как обращаться к лейтенанту, который был младше его по званию, но, судя по всему, пользовался значительным влиянием при новом командовании.

– Продовольственный паек на три дня для шести человек, ручное вооружение для этого же числа людей, запасные боекомплекты и надежное транспортное средство с запасом горючего.

Достав из кармана небольшой блокнотик в ярко-красной пластиковой обложке, майор Цинулл сделал в нем необходимые пометки.

– Вас интересует быстроходность транспорта или надежность его защиты? – уточнил он.

– Желательно, чтобы оба эти качества сочетались, – высказал свое мнение Андрей.

Майор Цинулл на секунду задумался, приложив к подбородку тупой конец карандаша, которым он делал пометки в блокноте.

– В отдельном гараже стоят два автомобиля, которыми пользовался еще Нени Линн, – сказал он. – Бронированный кузов, пуленепробиваемые стекла и армированные покрышки на колесах. Днище способно выдержать взрыв заложенной под ним бомбы, и при этом машина останется стоять на колесах. Комфортабельный салон, но при этом форсированный двигатель и повышенная проходимость. Оба бампера, как передний, так и задний, усилены и надежно закреплены. С полного хода такой автомобиль способен снести стальные ворота. Кроме того, как в салоне, так и рядом с местом водителя имеются специальные бойницы, через которые можно вести огонь из ручного автоматического оружия. Несмотря на то что машинами давно уже никто не пользовался, они регулярно, раз в полгода, как и весь остальной автомобильный парк Цитадели, проходят полный техосмотр.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Поделиться ссылкой на выделенное