Алексей Калугин.

Патруль вызывали? (сборник)

(страница 4 из 36)

скачать книгу бесплатно

Патрульные замерли на трапе, ослепленные светом мощных фар бронетранспортеров.

– А как все хорошо шло, – грустно произнес Пасти.

– Вам не кажется странным, что ни один из нас даже не ранен? – спросил Ку Ши.

– Зато всех нас теперь расстреляют, это уж точно, – без энтузиазма ответил ему Тротт.

Из вертолета, зависшего над «Гала-4», раздался ревущий мегафонный голос:

– Внимание! Немедленно прекратить все боевые действия в районе космопорта до особого распоряжения Главного судьи!

Сообщение было повторено как на галактос, так и на местном языке.

– Это означает какие-то перемены в нашей судьбе? – спросил Морин у подошедшего к ним автоматчика.

Тот неопределенно дернул плечом.

Вертолет приземлился чуть в стороне от сгрудившейся вокруг «Гала-4» боевой техники. Из него вышли трое человек. При приближении этой группы все военные вытягивались в струнку и, отдавая честь, вскидывали левую руку к плечу.

Троица остановилась в двух шагах от замерших в напряженном ожидании патрульных. Шедший впереди высокий седоволосый мужчина с очень худым, вытянутым, словно заостренным книзу, лицом был одет в зеленый форменный френч, такой же, как и у других военных, но сшитый более элегантно и из лучшего материала. На левом рукаве его был пришит бело-голубой шеврон с пятью выпуклыми треугольниками, расположенными полукругом.

– Я Главный судья Огис Марл, – представился он. – Господа патрульные, от имени правительств планет Сторн и Дакат я приношу вам самые искренние извинения за причиненные беспокойства и препятствия в выполнении вашего служебного долга.

Никто из патрульных не смог ничего ответить. Впервые за все время пребывания на Сторне их почему-то не называли дакатскими шпионами.

– Если вы соблаговолите посетить мою резиденцию, – продолжил Главный судья, – я дам вам исчерпывающие объяснения по данному инциденту.

Морин одернул помятый китель и сделал шаг вперед.

– Командир отряда Галактического патруля «Гала-4» Петр Морин, – представился он. – Может, поговорим у нас на корабле? Зачем далеко ходить?

Главный судья понимающе улыбнулся:

– Я не против.

Поднявшись на корабль, они расположились за круглым столом в кают-компании. Кромов на кухне попытался запрограммировать универсальный кухонный агрегат на приготовление кофе, но, не добившись желаемого результата, сам встал за плиту.

– На планетах Сторн и Дакат независимо друг от друга развивались две гуманоидные цивилизации, – издалека начал свой рассказ Главный судья. – Мы установили контакт друг с другом задолго до выхода в космос. Отношения складывались самые дружеские: мы обменивались информацией, достижениями науки и культуры. Обе цивилизации развивались примерно одинаковыми темпами и почти одновременно начали осваивать космическое пространство. Но после первых же непосредственных встреч представители двух цивилизаций, психологи и футурологи обеих планет пришли к неутешительному заключению: тесный контакт между обитателями Даката и Сторна на начальных стадиях обмена может привести к войне.

И тогда правительства Сторна и Даката на совместном совещании пришли к решению: вместо того, чтобы ожидать настоящей войны, следует договориться о правилах и начать военную игру. С тех пор на протяжении вот уже более ста лет представители двух наших народов играют в войну. Со временем стало ясно, что предсказания грядущей войны не имели под собой никакой реальной почвы. Дакат со Сторном прекрасно уживаются друг с другом, мир-но решая все возникающие проблемы. Однако игра настолько увлекла жителей обеих планет, что ее решили не прекращать. Игра ведется в строгом соответствии с разработанными правилами, за неукоснительным соблюдением которых наблюдает коллегия судей.

– Ничего себе игра! – не сдержавшись, перебил судью Кромов, который именно в этот момент вошел в кают-компанию с подносом в руках. – Нас же едва не убили!

Принимая в руки чашку кофе, Главный судья улыбнулся:

– Строго по правилам, трое из вас уже убиты, а двое оставшихся тяжело ранены.

Патрульные недоумевающе переглянулись – ни один из них не был похож на умирающего.

Судья достал из кармана небольшой фонарик и направил его луч на грудь Тротта. В лучах бледного ультрафиолетового света на кителе пилота проявились три красных пятна. Судья дотронулся до каждого из них пальцем.

– Три попадания в грудь, – сказал он. – С такими ранениями обычно не выживают.

Он взял в руки один из автоматов, которые прихватили с собой патрульные, отсоединил обойму и вытряхнул на ладонь три патрона.

– Автоматы стреляют мягкими полимерными капсулами, заполненными флюоресцентным красителем, проявляющимся в ультрафиолетовом свете, – сказал он, демонстрируя патроны собравшимся. – Так же как и любое другое оружие.

– А как же расстрел, к которому нас приговорили? – вспомнил вдруг Тротт.

– Процедура, называемая расстрелом, заключается в том, что у приговоренных отбираются их индивидуальные воинские карточки. После этого судья проводит подсчет призовых и штрафных очков, отмеченных в карточках, и на основании этого выносит решение, на какой срок должен выйти из игры каждый из «расстрелянных».

Главный судья Огис Марл допил свой кофе и, поднявшись на ноги, официальным тоном произнес:

– Я еще раз приношу вам наши извинения. Надеюсь, что подобное больше не повторится. Уже готовится проект постановления коллегии судей о внесении в правила военной игры пункта, запрещающего нападение на корабли Галактического патруля. – Судья едва заметно улыбнулся. – Взрослые, они же ничуть не лучше детей, когда играют. Порою заигрываются так, что забывают обо всем на свете. И тем не менее, согласитесь, играть в войну гораздо лучше, чем воевать по-настоящему.

– Если бы мы знали, что с нами всего лишь играют… – Морин сначала тяжело вздохнул, а затем неожиданно улыбнулся. – Наверное, в таком случае мы тоже смогли бы получить удовольствие.

– Вы можете записаться на следующий сезон, – вполне серьезно предложил Главный судья. – Уверен, любая из команд с радостью включит ваш отряд в свою сборную.

– А что, отличная идея, – улыбнулся Кромов.

– Петр, ты отпустишь нас на игру? – с воодушевлением поддержал бортинженера Тротт.

– Еще не наигрались? – сохраняя на лице суровое выражение, поинтересовался Морин.

– В соответствии с решением Главного судьи эту партию мы проиграли, – развел руками Пасти. – Должны же мы отыграться. Или ты допустишь, чтобы проигрыш лег несмываемым пятном позора не только на наш экипаж, но и на всю славную службу Галактического патруля?

– Хорошо, обещаю, что у вас будет возможность сыграть еще раз, – глаза Морина лукаво блеснули. – Но только после того, как командование признает «Гала-4» лучшим отрядом месяца.

– Выходит – отыгрались, – печально вздохнул Кромов.

– У нас говорят, что если человек перестал играть, то, следовательно, он умер, – вполне серьезно заметил Главный судья.

– Не беспокойтесь, уважаемый, – вежливо улыбнулся представитель местной власти командир Морин. – Моему экипажу это не грозит.

СТРЕМЛЕНИЕ УБИВАТЬ

Щелкнув клавишей, Ку Ши открыл нужный файл и вслух зачитал сообщение, появившееся на экране монитора:

– Фагор, вторая планета в системе звезды класса G5, значащейся в каталоге Космофлота под именем Бета-Ромео. Другие шесть планет системы Бета-Ромео необитаемы. Двенадцать лет назад официальные представители Фагора изъявили желание, чтобы их планета стала ассоциативным членом Галактической Лиги, и подписали договор о Галактическом патруле. – Ку Ши посмотрел на командира, после чего добавил: – Следовательно, на Фагоре мы обладаем всей полнотой власти.

– Вероятно, тот, кто дал название этой звезде, был большим поклонником Шекспира, – задумчиво произнес Пасти.

– С чего ты это взял? – удивленно посмотрел на штурмана Ку Ши.

– Ну, как же – Ромео! – Пасти сделал многозначительный знак рукой. – Не удивлюсь, если где-нибудь неподалеку окажется звезда, носящая имя Джульетты.

– С таким же успехом этот первооткрыватель мог быть любителем антикварных автомобилей с двигателями внутреннего сгорания, – усмехнулся Тротт. – В таком случае где-нибудь поблизости находится звезда, именуемая Альфа-Ромео.

Морин щелкнул пальцами, чтобы снова привлечь внимание к своей персоне.

– И это все? – спросил он у Ку Ши.

– Все, – с невинным видом моргнул глазами Ку Ши.

– Это вся информация о Фагоре, содержащаяся в планетарном справочнике? – перефразировал и расширил свой вопрос Морин.

– Не знаю, как насчет планетарного справочника, но в учебнике космографии для общеобразовательной школы о Фагоре больше не сказано ни слова, – ответил Ку Ши.

– При чем здесь учебник космографии? – сурово нахмурился Морин.

– При том, что какой-то умник из информационного отдела Центральной загрузил его в память нашего бортового компьютера вместо нового дополненного издания справочника Космофлота, который я заказывал, – с невозмутимым видом ответил командиру Ку Ши.

– А что тебе самому известно о Фагоре?

– Я никогда особо не интересовался Фагором, поэтому имеющаяся у меня информация состоит из разрозненных фрагментов, которые довольно-таки затруднительно сложить в цельную картину…

Морин поднял руку, чтобы остановить нескончаемо длинный поток объяснений, обычно выдаваемых Ку Ши в том случае, если он не обладал всей полнотой информации по тому или иному вопросу.

– Что тебе известно о Фагоре? – медленно произнес Морин.

– Не очень много, – смущенно отвел глаза в сторону Ку Ши. – Аборигены Фагора по своей морфологии относятся к типу разумных существ Джи. Подобно насекомым, они имеют внешний хитиновый скелет, но при этом у фагорцев есть легкие, что позволяет им достигать размеров до полутора метров. Прежде на Фагоре обитало несколько аборигенных рас, которые вели друг с другом длительные и кровопролитные войны. В результате к настоящему времени уцелели представители только одной расы, в отсутствие своих исторических врагов ведущие спокойный и размеренный образ жизни. Научно-технический потенциал общества Фагора невысок. Основная масса населения концентрируется в обширной зоне полупустынь, климат которой представляется фагорцам наиболее предпочтительным для жизни. Однако, насколько мне известно, власти Фагора решительно отказались от щедрых предложений нескольких туристических фирм, имевших намерение взять в долгосрочную аренду прибрежную зону континента, где господствует мягкий континентальный климат. При том, что данная территория совершенно не освоена самими фагорцами, я могу объяснить их отказ только врожденным недружелюбным отношением к представителям иных народов и рас.

– Ну, если они подчистую уничтожили всех себе подобных, – усмехнувшись, покачал головой Тротт, – так чего уж говорить о чужаках, явившихся из космоса.

– Между прочим, частному лицу для того, чтобы посетить Фагор, необходимо получить визу у официального представителя планеты, – заметил Ку Ши. – Представительство Фагора имеется только на пересадочной станции Альмакель, официальный консул находится в нем только три календарных дня стандартного года, поэтому записываться к нему на прием нужно за год вперед.

– Интересно, чем объясняет такие сложности с получением визы сам консул?

– Особенностями религиозного мировоззрения представителей своего народа. Для того чтобы совершать религиозные обряды согласно установленным традициям, фагорец должен находиться у себя дома. И лишь трижды в год он имеет право пропустить ежедневное богослужение.

– Я только не понимаю, зачем фагорцам понадобилось вступать в Галактическую Лигу, – недоумевающе развел руками Пасти, – если они не собираются налаживать никаких контактов с иными мирами, входящими в нее?

– Политический расчет, – ответил Морин. – Обязанности, которые берут на себя ассоциативные члены Галактической Лиги, необременительны, зато подписание договора о Галактическом патруле избавляет фагорцев от всех проблем, связанных с незаконными проникновениями на их планету, решать которые в противном случае им пришлось бы самим.

– Да уж, – покачал головой Кромов. – Четверо малолеток, решив поиграть в первооткрывателей, садятся на Фагоре, а местные власти, вместо того чтобы самим разобраться с мальчишками, сразу же связываются с Центральной диспетчерской Галактического патруля.

– А Центральная переадресовывает всю работу нам, – закончил Тротт. – Можно подумать, что нам заняться больше нечем.

– А чем ты занимался последние восемь дней? – с интересом посмотрел на пилота Пасти.

– Я повышал свой культурный и общеобразовательный уровень, – солидно ответил ему Тротт.

– Ну да, – усмехнулся Пасти. – Проглатывая детективы в мягкой обложке по штуке в день.

– Между прочим, нелегалы, совершившие посадку на Фагоре, не такие уж безобидные мальчики, – сказал Ку Ши, щелкнув ногтем по экрану компьютерного монитора, с которым он все это время работал. – Мне удалось выяснить, что катер, доставивший их на Фагор, был угнан на пересадочной станции Кристофер у некоего Павла М. Догова.

– Тебе это имя о чем-то говорит? – спросил Морин.

– В определенных кругах этот человек пользуется широкой известностью. В свое время, лет двадцать назад, он являлся одним из идеологов и активных участников так называемой наркотической революции.

– Которая сводилась к возгласам кучки идиотов по поводу того, что государственная власть как таковая противоречит анархической природе человека, но до тех пор, пока государственная машина не уничтожит себя сама, только наркотик может освободить человека от ее гнета, – презрительно поморщился Кромов. – Насколько я помню, широкой поддержкой это движение не пользовалось. Студенты кое-где бузили, кое-где даже пытались строить баррикады, но до открытых столкновений с властями дело так и не дошло. Все закончилось изменением преподавательского состава в ряде университетов и разрешением на торговлю пивом на территориях студенческих городков в праздничные дни.

– Апофеозом объявленной Договым наркотической революции явилась высадка самого верховного гуру и сотни его соратников на одной из необитаемых планет системы Тох, после чего было сделано официальное заявление, что данная колония объявляет о своей независимости и выходит из состава Галактической Лиги. В соответствии с первым пунктом конституции, сочиненной Договым, все жители нового мира имели право свободно выращивать, изготовлять, употреблять, продавать или обменивать наркотики любых видов и форм.

– И чем все это закончилось?

– Колония просуществовала всего семь дней. На восьмой все ее обитатели были арестованы высадившимся на планету специальным отрядом Галактического патруля и переправлены в медицинский центр для освидетельствования на предмет психической вменяемости. Но нескольким человекам, в том числе и Догову, удалось скрыться. Позднее он покаялся в содеянном, попросил списать все на грехи молодости и, как ни странно, получил прощение от властей. Спустя лет десять его имя снова всплыло в средствах массовой информации, но теперь его именовали не иначе как признанным экспертом в области наркотических средств. В медицинском центре на Швау-А Догов занимался изучением воздействия наркотических препаратов на психику, при этом особое внимание обращал на новые, недавно появившиеся виды наркотиков, большая часть которых нелегально доставлялась из дальних колоний. Догов стал респектабельным ученым. Он выступал на семинарах и публиковал статьи в ведущих научных журналах, а средства массовой информации в один голос твердили, что только исследования Догова смогут наконец-то навсегда покончить с наркоманией как явлением. Голоса же тех, кто считал, что интерес Догова к новым наркотикам отнюдь не узкоспециальный, оставались неуслышанными.

– Ты хочешь сказать, что Догов связан с наркодельцами?

– Я бы не рискнул выносить ему окончательный приговор, но без особого труда смог бы подготовить обвинительное заключение. Судя по всему, Догов занимается разработкой способов изготовления новых видов наркотиков, сырье для которых доставляется с других планет. С тех пор как он занялся этим делом, на черном рынке ежегодно появляются пять-шесть новых видов наркотиков. Зачастую, пользуясь тем, что таможенники ни с чем подобным прежде не сталкивались, новые наркотики завозят на планеты под видом препаратов бытовой химии, пищевых добавок или ингредиентов для какого-нибудь вполне легального производства. Кстати, разработкой тестов для регистрации новых видов наркотиков занимается медицинский центр, в котором работает все тот же Догов. Естественно, новые тест-системы появляются у таможенных инспекторов только тогда, когда в них уже нет никакой необходимости.

– Но ведь катер был угнан у Догова.

– Однако он заявил об этом только после того, как с Фагора передали регистрационный номер катера, совершившего противозаконную посадку на поверхность планеты. Из чего можно сделать вывод, что Догов сам предоставил свой катер в распоряжение угонщиков и сделал заявление о пропаже только тогда, когда молчать уже не имело смысла. Однако, как все, включая самого Догова, прекрасно понимают, доказать это, не имея признания самих лжеугонщиков, практически невозможно.

– Прежде у Догова, судя по всему, не случалось проколов.

– При наличии достаточного количества денег и налаженных связей с представителями местной администрации уладить подобные проблемы обычно бывает нетрудно. Но на этот раз Догов не принял во внимание ксенофобии фагорцев. Вместо того чтобы самим разобраться с нарушителями установленного порядка посещения Фагора, как поступили бы представители власти на любой другой планете, фагорцы напрямую связались с Центральной диспетчерской Галактического патруля и вызвали патрульный корабль.

– Ты думаешь, Ку, что посланцы Догова отправились на Фагор за каким-то новым наркотиком? – слегка прищурившись, Морин приложил указательный палец левой руки к кончику носа, что делал обычно в тот момент, когда в голову ему приходила какая-нибудь гениальная мысль.

– Можно, конечно, предположить, что они совершили несанкционированную посадку на планету только для того, чтобы полюбоваться ее экзотическими красотами. Но лично мне вариант с наркотиком кажется куда более реальным.

– Выходит, на этот раз у нас есть возможность прищучить Догова. – Морин азартно щелкнул пальцами.

– При условии, что его подручные согласятся дать показания против своего шефа, – несколько охладил его пыл Пасти.

– А что за наркотик мог заинтересовать Догова на Фагоре, Ку? – поинтересовался Морин.

– Представления не имею, – пожал плечами Ку Ши.

– Ладно, на месте разберемся, – кивнул Морин с чрезвычайно серьезным видом.

– Оружие берем? – спросил командира Кромов.

Задумавшись ненадолго, Морин ответил:

– Да. Это придаст нам вес в глазах местных властей.

– Далеко не все народы, населяющие Галактику, относятся к вооруженному человеку с уважением, – заметил Ку Ши.

– Ну, фагорцы-то не из таких, – ухмыльнулся Пасти. – Они же воевали друг с другом сотни лет.

– Из чего совсем не обязательно должен следовать вывод о том, что они с уважением относятся к людям военной профессии, – ответил Ку Ши. – Существуют народы, у которых война является уделом изгоев, неспособных иным образом приносить пользу отечеству.

– Через три минуты выходим на стационарную орбиту вокруг Фагора, – сообщил Тротт. – Будем делать официальный запрос относительно разрешения на посадку?

– Обязательно, – кивнул Морин. – Я так понял, что на Фагоре нам лучше строго следовать всем официальным процедурам, какими бы глупыми и ненужными они нам ни казались.

– Слово командира – закон для подчиненного, – отпустил дежурную шутку Кромов.

Морин в ответ только тяжело вздохнул. Он бы предпочел, чтобы на «Гала-4» эти слова воспринимались серьезно еще хоть кем-нибудь, помимо самого командира.


Сигнал посадочного маяка с поверхности Фагора был четким, и Тротт позволил автопилоту посадить корабль.

Космопорт представлял собой ровную, залитую бетоном площадку, которая сверху выглядела как большой серый блин, брошенный на раскаленную сковороду пустыни. Поблизости не было ни одного строения или хотя бы просто навеса, где можно было бы укрыться от палящих лучей солнца.

– Похоже, нас здесь не ждали, – оглянувшись по сторонам, мрачно произнес Кромов.

По случаю высадки на планету бортинженер «Галы-4» снял свой промасленный комбинезон и облачился в подобающую патрульному форму, вследствие чего испытывал состояние крайнего дискомфорта, которое усугублялось еще и тем, что с тех пор, когда Кромову последний раз доводилось надевать форменную куртку, она несколько села или же сам Кромов немного поправился. Как бы там ни было, куртка жала бортинженеру в плечах, а широкие ее швы уже успели натереть ему подмышки.

– Ошибаешься, Джеймс. – Тротт указал рукой в сторону, где на бетонное покрытие летного поля выехало транспортное средство, имевшее довольно-таки необычный, если не сказать странный, вид. – По-моему, это комитет по встрече.

Приближающийся к патрульному кораблю транспорт больше всего походил на низкую двухосную телегу. Вся механика располагалась снизу, под днищем самодвижущейся повозки, наверх же были выведены только четыре рычага, служащие для управления. Широкие колеса на плотной резине были широко разнесены в стороны. Вероятно, устройство местного транспортного средства наилучшим образом способствовало передвижению по сухому, сыпучему песку, но конструкторы почему-то не удосужились сделать хотя бы легкого навеса над местами, отведенными для водителя и пассажиров. Да и мест как таковых тоже не было. Трое фагорцев сидели прямо на горизонтальной плоскости, служащей основанием для их транспортного средства. Они были похожи на больших жуков-палочников с тощими телами, невыраженными головами и шестью длинными конечностями, способными сгибаться в трех местах. Судя по тому, что фагорцы сидели поджав под себя пару нижних конечностей, именно она служила им для ходьбы. Двумя же другими парами конечностей они пользовались как руками. Фагорец, управлявший транспортным средством, держал все четыре верхние свои конечности на рычагах управления. И то, что ему приходилось одновременно контролировать движение всех четырех рычагов, похоже, не доставляло водителю ни малейшего неудобства.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Поделиться ссылкой на выделенное