Жюль Верн.

Два года каникул

(страница 9 из 24)

скачать книгу бесплатно

– Как же, Гордон! – возразил Донифан тем насмешливым тоном, от которого не мог избавиться. – Ведь это само совершенство! Это герой…

– Нет, Донифан, у него есть недостатки, как и у каждого из нас. Но твое отношение к нему может вызвать разлад, который еще более ухудшит наше положение. Бриана все уважают.

– Как же, все!

– По крайней мере большая часть его товарищей. Не знаю, почему Уилкокс, Кросс, Феб и ты ни в чем не хотите согласиться с ним.

Гордон видел, что гордый мальчик не был расположен принять во внимание его советы, и это его огорчало, так как он предвидел в будущем большие неприятности.

Полная разгрузка плота заняла три дня. Оставалось я только разобрать плот, доски которого могли пригодиться.

К несчастью, нельзя было поместить все вещи в пещеру, и если не удастся ее расширить, то придется построить навес, где можно было бы сохранять тюки и в плохую погоду, а до тех пор, по совету Гордона, эти вещи были сложены около выступа утеса и прикрыты просмоленными брезентами.

Тринадцатого мая Бакстер, Бриан и Моко были заняты установкой кухонной печи, которую нужно было вкатить на колесах внутрь грота. Ее приставили к правой стене около входа так, чтобы тяга была сильнее. Трубу, через которую должен был проходить дым, удалось поставить после долгих усилий. Так как стена была не очень крепка, то Бакстеру удалось пробить отверстие, в которое была вделана труба, и дым мог выходить наружу. Днем, когда юнга затопил плиту, он с удовольствием увидел, что она действует хорошо.

В следующие недели Донифан, Феб, Уилкокс и Кросс, к которым присоединились Гарнетт и Сервис, могли удовлетворить свою охотничью страсть. Однажды они охотились в березовом лесу в полумиле от грота. В некоторых местах были видны следы работы человека. Это были ямы, вырытые в земле, покрытые сплетенными ветками и настолько глубокие, что если животные падали, то уже не могли вылезти из них. Состояние ям указывало, что они вырыты несколько лет тому назад, а в одной из них сохранились еще останки животного, породу которого трудно было установить.

– Во всяком случае, это кости большого животного, – заметил Уилкокс, быстро вскочив в яму и вытащив оттуда кости, побелевшие от времени.

– Это было четвероногое животное, потому что вот кости четырех лап, – прибавил Феб.

– Если только здесь нет животных о пяти ногах, – заметил Сервис, – может быть, это феноменальный баран или бык!

– Вечные шутки, Сервис, – сказал Кросс.

– Смеяться не запрещается, – возразил Гарнетт.

– Это, наверно, очень сильное животное, – продолжал Донифан. – Посмотрите на величину его черепа и на челюсть с сохранившимися клыками. Пусть Сервис смеется сколько ему угодно! Но если бы это четвероногое воскресло, то не думаю, чтобы у него хватило храбрости смеяться!

– Молодец! – воскликнул Кросс, всегда приходивший в восторг от замечаний своего двоюродного брата.

– Ты думаешь, – недоверчиво спросил Феб Донифана, – что это плотоядное?

– Да, без сомнения.

– Лев? Тигр? – спрашивал Кросс.

– Если не тигр и не лев, – ответил Донифан, – то по крайней мере ягуар или кугуар.

– Надо быть настороже! – заметил Феб.

– И не уходить очень далеко, – прибавил Кросс.

– Слышишь, Фанн, – сказал Сервис, обращаясь к собаке, – здесь есть большие звери!

Фанн ответил радостным лаем, не выказывая ни малейшего беспокойства.

Молодые охотники решили вернуться в грот.

– Вот идея, – сказал Уилкокс. – Не покрыть ли нам эту яму новыми ветками? Может быть, какое-нибудь животное попадет в нее!

В этих словах сказался охотник, но, в общем, Уилкокс со своей природной страстью расставлять западни был практичнее Донифана.

Товарищи помогли ему срубить ветви с соседних деревьев; самые длинные положили поперек ямы и таким образом совершенно скрыли отверстие. Очень первобытная западня, но часто с успехом употребляемая североамериканскими охотниками в пампасах.

Чтобы узнать место, где была вырыта яма, Уилкокс сделал несколько заметок на деревьях до лесной прогалины, и все возвратились в грот.

Охота была очень удачна. Дичи было в изобилии; не считая дрофы, было много каменных стрижей с белыми точками на перьях, как у цесарки, стаи лесных голубей, гусей, которых можно есть в том случае, когда после жарения они теряют свой жирный вкус. Между зверьками встречались «tucutucas» – род грызунов, которые свободно могут заменить кролика в фрикассе, рыжие зайцы с черными хвостиками, похожие вкусом на агути, «pichis» из породы броненосцев, млекопитающие с костяной оболочкой, мясо которых очень вкусно, «pecaris» – маленькие кабаны, и «guaculis» из рода оленей.

Донифан мог бы убить какого-нибудь из этих животных, но так как они не подпускали к себе близко, то результаты охоты не окупили бы потраченного пороха. Гордон опять сделал замечание, которое неохотно приняли Донифан и его товарищи.

В одну из этих экскурсий они запаслись двумя прекрасными растениями, найденными Брианом во время первой экспедиции к озеру. Это дикий сельдерей, росший в изобилии на сырых местах, и кресс, молодые побеги которого представляют хорошее средство от цинги. Эта зелень ради гигиены подавалась за каждым кушаньем.

Кроме того, так как озеро и река еще не совсем замерзли, то удочками можно было ловить форелей и вкусную рыбу, похожую на щуку. Наконец, однажды Айверсон вернулся в восторге, неся довольно большого лосося, с которым ему долго пришлось бороться. В то время когда рыба устремляется к устью реки, ее можно было много наловить и запастись ею на зиму.

Они несколько раз ходили к яме, устроенной Уилкоксом, но никакое животное не попадало в нее, хотя туда и положили большой кусок говядины, который мог привлечь какое-нибудь плотоядное животное.

Однако 17 мая положение изменилось.

В этот день Бриан и несколько других ребят отправились в лес близ утеса. Они хотели поискать вблизи грота какую-нибудь пещеру, которая могла бы им служить местом для склада остальных вещей.

Подходя к яме, они услышали хриплые крики.

Бриан направился в ту сторону, и к нему вскоре присоединился Донифан, не допускавший, чтобы его опередили. Остальные следовали за ними в нескольких шагах, с ружьями наготове, в то время как Фанн бежал, навострив уши и вытянув хвост.

Они были в двадцати шагах от ямы, когда крики снова повторились. Среди сплетенных веток оказалась большая дыра, образовавшаяся, вероятно, от падения в яму какого-нибудь животного.

Что это было за животное, нельзя было сказать. Во всяком случае, надо было быть наготове.

– Пиль, Фанн! – закричал Донифан.

Собака тотчас бросилась, не обнаруживая беспокойства.

Бриан и Донифан подошли к яме и, нагнувшись, закричали товарищам.

– Идите, идите!

– Это не ягуар? – спросил Феб.

– И не кугуар? – прибавил Кросс.

– Нет, – ответил Донифан. – Это двуногий зверь, страус!

Действительно, это был страус, и можно было порадоваться, что в лесу есть такие птицы, потому что их мясо очень вкусно, особенно жирная часть на груди.

Нельзя было сомневаться, что это страус; по его среднему росту, по голове, похожей на гусиную, и по светло-серым перьям можно было его отнести к породе нанду, встречающихся в изобилии в пампасах Южной Америки. Хотя нанду нельзя сравнивать с африканским страусом, однако он все-таки делает честь фауне острова.

– Надо его взять живым! – сказал Уилкокс.

– Непременно! – воскликнул Сервис.

– Это будет неудобно! – ответил Кросс.

– Попробуем, – сказал Бриан.

Сильная птица не могла выбраться из ямы, потому что крылья не позволяли ей подняться на поверхность, а ногам упереться в стены. Уилкокс вынужден был спуститься в глубь ямы, рискуя получить несколько ударов клювом. Однако ему удалось набросить свою куртку на голову птице, так что страус не мог повернуть головы. Теперь было легко перевязать лапы двумя или тремя связанными платками и общими силами вытащить его из ямы.

– Наконец-то он попался! – воскликнул Феб.

– А что мы с ним будем делать? – спросил Кросс.

– Очень просто, – возразил Сервис, который никогда ни над чем не задумывался. – Мы его отведем в грот, приручим и будем ездить на нем. Он приручится, подобно его другу Жаку из «Швейцарского Робинзона».

В том, что мальчики сумеют приручить страуса, можно было сомневаться, несмотря на ссылку Сервиса.

Когда Гордон увидел американского страуса, он испугался того, что придется кормить еще один лишний рот. Но сообразив, что травы и листьев для него хватит, обрадовался. Маленькие с восторгом любовались этой птицей, привязанной на длинной веревке, но подходить к ней боялись. Когда они узнали, что Сервис намеревался его приручить, то взяли с него обещание покатать их.

– Да, если вы будете послушны, – ответил Сервис, которого маленькие считали героем.

– Будем! – воскликнул Костар.

– Как, и ты, Костар, – улыбнулся Сервис, – ты решишься сесть на страуса?

– Сзади тебя… и крепко держась за тебя… да!

– Вспомни, как ты боялся, сидя на черепахе!

– Это не одно и то же, – возразил Костар. – Страус по крайней мере не пойдет в воду.

– Нет, но может полететь, – сказал Доль.

Оба мальчика призадумались над этим.

Со дня переселения в грот Гордон и его товарищи составили распорядок дня. Когда они окончательно устроятся, то Гордон предполагал найти занятие каждому, а главное, заботиться о том, чтобы дети не оставались одни. Дети по мере своих сил принимали участие в работе, но Гордон думал о том, что следует продолжать и уроки, начатые в пансионе Черман.

– У нас есть книги, по которым мы можем продолжать учиться, – сказал Гордон, – и тем, что мы выучили, будет справедливо поделиться с нашими маленькими товарищами.

– Да, – ответил Бриан, – если нам удастся покинуть этот остров, если мы увидим наши семьи, то пусть они убедятся, что мы не теряли времени понапрасну.

Условились составить программу, и как только она получит всеобщее одобрение, следить, чтобы она точно исполнялась.

С наступлением зимы будут такие дни, когда нельзя будет выходить, и важно, чтобы эти дни не пропадали. В данное время их очень стесняла теснота единственной комнаты, где все должны были поместиться. Надо было немедленно придумать, как расширить грот.

Глава двенадцатая

Расширение Френ-дена – Подозрительный шум – Исчезновение Фанна – Его возвращение – Устройство зала – Плохая погода – Остров Черман – Начальник колонии

Во время последних экскурсий молодые охотники несколько раз осматривали утес, надеясь найти в нем другие углубления. Если бы они что-нибудь нашли, то новое помещение могло бы служить общим складом. Но окончив свои поиски, им пришлось вернуться к первоначальному плану – увеличить грот, выдолбив в нем несколько углублений, смежных с пещерой Франсуа Бодуэна.

В граните, конечно, мальчики ничего подобного не могли бы сделать, но в известняке, который легко можно было рассечь киркой или заступом, это не представляло никакой трудности. Продолжительность работы не имела значения. В длинные зимние дни было бы чем заняться.

Взрывать породу не было надобности, и достаточно будет тех инструментов, которыми они сверлили стену для проведения трубы кухонной печки. Бакстер расширил отверстие грота, приделав одну из дверей яхты. Кроме того, направо и налево от входа были просверлены в стене два узких окна, или, скорее, два пролета, чтобы было больше доступа света и воздуха.

Уже с неделю продолжалась плохая погода. Сильный шквал пронесся над островом, но благодаря своему положению на юго-востоке Френ-ден был в стороне. Дождь и снег со страшным шумом разражались над утесом. Охотники стреляли дичь только вблизи озера. Если озеро и река не замерзли еще, то скоро они могут покрыться льдом, как только после шквалов наступят первые холода.

Принужденные оставаться в гроте, ребята могли начать увеличивать свое помещение и принялись за работу 27 мая. Начали с правой стены.

– Если мы будем пробивать наискось, – заметил Бриан, – мы, может быть, выйдем к озеру и устроим другой вход в грот. Это даст нам возможность лучше наблюдать за окрестностями, и если погода помешает нам выйти с одной стороны, мы по крайней мере сможем выйти с другой.

Сорок или пятьдесят футов отделяли пещеру от восточной стороны. Следовало только проделать галерею в этом направлении, разыскав его с помощью компаса. Во время этой работы нужно было стараться избегать обвалов. Бакстер предложил сверлить узкое отверстие до известной глубины, а затем расширить его. Оба углубления грота были бы тогда соединены коридором, который можно бы было запирать по обоим концам, а по бокам можно было устроить один или два темных погреба.

По своей легкости это был лучший план, и он имел то преимущество, что если обнаружится внезапное просачивание, то можно вовремя прекратить работу. В течение трех дней с 27 по 30 мая работа проходила при благоприятных условиях. Легкий известняк поддавался даже ножу, и выдолбленные куски тотчас же выносились из грота. По недостатку места не все были заняты работой одновременно и нашли себе другое дело.

Так, когда дождь и снег переставали идти, Гордон и остальные были заняты разборкой плота. Они также наблюдали за вещами, сложенными в углу выступа, потому что просмоленные брезенты плохо защищали от шквалов.

Работы продвигались, и коридор был уже вырыт длиной от четырех до пяти футов, как вдруг произошло неожиданное происшествие. Это было днем 30 мая.

Бриан, работая, согнувшись как рудокоп в копи, вдруг услышал внутри глухой шум. Он перестал работать. Гул снова донесся до его слуха.

В одно мгновение он вышел из пробитой трубы, вернулся к Гордону и Бакстеру, находившимся у отверстия, и рассказал им о происшедшем.

– Обман слуха! – ответил Гордон. – Тебе показалось.

– Ступай на мое место, Гордон, – ответил Бриан, – приложи ухо к стене и слушай.

Гордон поместился в узком проходе и через несколько минут вышел оттуда.

– Ты не ошибся, – сказал он. – Я слышал там словно отдаленный гром.

Бакстер, в свою очередь, тоже влез в проход и вернулся, говоря:

– Что бы это могло быть?

– Не могу себе представить, – ответил Гордон. – Надо предупредить Донифана и других.

– Только не маленьких, – прибавил Бриан. – Это их напугает.

Донифан, Уилкокс, Феб и Гарнетт один за другим лазили в отверстие, но гул прекратился, они ничего не услышали и решили, что их товарищи ошиблись.

Во всяком случае, решили не прекращать работы и по окончании обеда снова принялись за нее.

Вечером не было слышно никакого шума, но к девяти часам за стеной раздался новый гул.

В эту минуту Фанн, забравшийся в проход, выскочил, весь ощетинившись, с оскаленными зубами, громко лая, как будто желая ответить на рычание, раздающееся внутри грота.

Маленькие пришли в ужас. Воображение всякого английского мальчика постоянно наполнено легендами северных стран с их гномами, домовыми, валькириями, сильфидами, ундинами.

Доль, Костар и даже Дженкинс дрожали от страха, их ничем нельзя было успокоить, и хотя Бриан заставил их лечь спать, но они долго не могли уснуть. Им снились привидения, духи, которые водились в скале, – словом, ужасы и кошмары.

Гордон и другие продолжали тихо обсуждать это странное явление. По временам они слышали шум, и Фанн продолжал странно волноваться.

Усталость одержала верх, и все пошли спать, исключая Бриана и Моко. Глубокая тишина царила в гроте до начала дня.

Утром все встали очень рано. Бакстер и Донифан дошли до конца трубы. Не было слышно никакого шума. Собака спокойно ходила взад и вперед, не бросаясь на стену, как накануне.

– Давайте работать, – сказал Бриан.

– Хорошо, – ответил Бакстер. – Мы можем остановиться, если послышится какой-нибудь подозрительный шум.

– Может быть, – заметил Донифан, – этот гул происходит от потока, пробивающегося сквозь скалу.

– Мы бы его и теперь слышали, – заметил Уилкокс.

– Верно, – ответил Гордон, – я, скорее, думаю, что это ветер, проникший в какую-нибудь трещину наверху скалы.

– Пойдемте на плоскую вершину скалы, – сказал Сервис, – и там мы что-нибудь найдем…

Предложение было принято.

В пятидесяти шагах от спуска с берега по извилистой тропинке они могли дойти до вершины скалы. Через несколько минут Бакстер и двое или трое других поднялись наверх как раз над гротом. Это был напрасный труд. На поверхности этого ската, покрытого малорослой травой, они не нашли никакой трещины, через которую могли проникнуть ветер или струя воды. Итак, они ничего не узнали об этом странном явлении, которое маленькие принимали за что-то сверхъестественное.

Они снова начали сверлить и продолжали работать до конца дня. Вчерашнего шума не было слышно, но по наблюдению, сделанному Бакстером, звук уже был не тот; казалось, что за стеной была пустота. Может быть, в этом направлении была естественная пещера, к которой примыкал ход, и в ней-то и происходил тот необъяснимый шум. Предположение о существовании другого смежного пещерного углубления было возможно, это даже было желательно, так как тогда не пришлось бы увеличивать помещения.

Все работали с необыкновенным усердием, и до сих пор не было еще такого утомительного дня. Однако он прошел без особых приключений, только вечером Гордон заметил, что его собака пропала.

Обыкновенно во время еды Фанн садился на скамейку около своего хозяина, но в этот вечер его место было пусто.

Стали звать Фанна. Но он не появился…

Гордон пошел к выходу и снова позвал Фанна. Полная тишина. Донифан побежал на берег реки, а Уилкокс к озеру… Собаки нигде не было.

Напрасно искали Фанна вблизи грота, его нигде не могли найти. Очевидно, собака убежала далеко, иначе она бы ответила на голос Гордона. Возможно, что она заблудилась. Может быть, ее растерзал какой-нибудь зверь, и это предположение, пожалуй, было вернее.

Было девять часов вечера. Глубокий мрак покрывал скалу и озеро. Пришлось отказаться от каких-либо поисков и вернуться в грот.

Они все были встревожены и даже опечалены при мысли, что умное животное, может быть, навсегда пропало.

Никто не мог заснуть. Им казалось, что они еще более одиноки, покинуты и удалены от своей родины и родных.

Вдруг среди тишины послышался гул. На этот раз он был похож не то на ворчание, не то на вой.

– Это оттуда! – воскликнул Бриан, бросаясь к коридору.

Все в ожидании чего-то встали. Ужас охватил маленьких, и они попрятались под одеяла.

Бриан сказал:

– Там должно быть углубление, вход в которое находится у подножия скалы.

– И в него-то, вероятно, звери прячутся на ночь! – прибавил Гордон.

– Наверно, – ответил Донифан. – Завтра мы отправимся на поиски.

В эту минуту раздался лай.

– Не Фанн ли там, – воскликнул Уилкокс, – не схватился ли он с каким-нибудь зверем?!

Бриан, прислонив ухо к стене, прислушивался, но все смолкло.

Из того, что Фанн попал туда, было видно, что существовало другое углубление, в которое можно было проникнуть, вероятно, через какое-нибудь отверстие, скрытое между переплетающимися кустарниками у подножия утеса.

Ночью не было слышно ни воя, ни лая.

С рассветом предпринятые поиски около реки и озера привели к тем же результатам, что и накануне на вершине утеса.

Несмотря на поиски, Фанна нигде не могли найти. Бриан и Бакстер работали по очереди без перерыва. В течение утра проход достиг двух футов глубины. Время от времени останавливались, прислушивались, но ничего не слышали.

В полдень позавтракали и в час снова принялись за работу.

Были приняты все предосторожности в случае, если стена будет пробита и из углубления выбежит какое-нибудь животное. Маленьких отвели на берег. Донифан, Уилкокс и Феб стояли с ружьями и револьверами в руках, готовые ко всякой неожиданности.

Около двух часов раздался крик Бриана. Его лом прошел насквозь, известь обсыпалась, и открылось довольно большое отверстие.

Бриан тотчас же пошел к своим товарищам, которые не знали что и подумать.

Но не успел он произнести ни слова, как какое-то животное одним прыжком очутилось в пещере.

Это был Фанн.

Он прежде всего бросился к ведру с водой и начал жадно пить.

Затем, махая хвостом, стал прыгать вокруг Гордона. Бояться было нечего.

Бриан взял тогда фонарь и полез в пещеру. Гордон, Донифан, Бакстер и Моко последовали за ним. Через пробитое отверстие они прошли в темное углубление, в которое не проходил свет.

По размеру это была такая же пещера, как и Френ-ден, но гораздо глубже, и земля была покрыта топким песком на пространстве пятисот ярдов. Можно было предположить, что в этой пещере были вредные газы. Но раз лампа горела, то это означало, что воздух туда проникал через какое-нибудь отверстие. Кроме того, Фаин не мог бы попасть туда.

В эту минуту Уилкокс на что-то наткнулся и, дотронувшись рукой, почувствовал что-то холодное.

Бриан поднес фонарь.

– Это шакал! – воскликнул Бакстер.

– Да шакал, которого загрыз наш храбрый Фанн, – ответил Бриан.

– Так вот объяснение того, чего мы не могли понять, – прибавил Гордон.

Если один или несколько шакалов проникли в эту пещеру, то надо было найти, через какое отверстие они туда попадали.

Выйдя из грота, Бриан стал обходить скалу со стороны озера, перекликаясь с товарищами, которые ему отвечали. Таким образом он открыл узкое отверстие между кустарниками, через которое влезали в углубление шакалы. Но после того, как Фанн полез туда же, часть стены обрушилась и загородила вход.

Таким образом все выяснилось: и рев шакалов, и лай собаки, которая в продолжение двадцати четырех часов не могла выйти.

Как все это было удачно! Не только Фанн вернулся к своим молодым хозяевам, но и они были избавлены от большого труда. Оказалась «совершенно готовая», как сказал Доль, большая пещера, о существовании которой Бодуэн не подозревал. Все мальчики, собравшись в новой пещере, огласили ее радостными криками, а Фанн – своим веселым лаем.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Поделиться ссылкой на выделенное