Жюль Верн.

Два года каникул

(страница 12 из 24)

скачать книгу бесплатно

Если бы яхта пристала к этому месту, то, увидя такую бесплодную землю, мальчики подумали бы, что они лишены всяких средств к существованию.

Им не следовало теперь идти дальше в этом направлении и исследовать подробно ту часть острова, которая казалась необитаемой. Лучше было бы предпринять вторую экспедицию на правый берег озера, где в других лесах они могли найти новые богатства. Кроме того, на востоке должна была находиться Америка, если только остров Черман лежит с ней по соседству.

Однако по предложению Донифана решили дойти до конца озера, до которого было недалеко. С наступлением ночи сделали привал в маленькой бухточке в северном углу Семейного озера.

В этом месте не было ни дерева, ни пучка травы, ни мха, ни сухих листьев. За неимением топлива нужно было удовлетвориться взятой из дома провизией, а за неимением убежища – песком, на котором расстелили одеяла.

Эта ночь в песчаной степи прошла спокойно.

Глава пятнадцатая

Обратный путь. – Экскурсия на запад. – Чайное дерево. – ДейкКрик. – Вигонь. – Тревожная ночь. – Гуанако. – Умение Бакстера владеть лассо. – Возвращение во Френ-ден.

В двухстах шагах от бухты находилась дюна высотой в 50 футов. Отсюда Гордон и его товарищи могли обозревать окрестности на большом расстоянии.

Как только взошло солнце, они поспешили забраться на верхушку дюны и направили подзорную трубу на север.

Если обширная пустыня тянулась до берега, как это было указано на карте, то конца ее нельзя было видеть, потому что море было от них в 18 милях. Идти дальше было бесполезно.

– Что же мы теперь будем делать? – спросил Кросс.

– Вернемся в грот, – ответил Гордон.

– До завтрака, – поспешил возразить Сервис.

– Приготовим завтрак! – ответил Феб.

– Не пойти ли нам по другой дороге? – заметил Донифан.

– Попробуем, – ответил Гордон.

– Мне даже кажется, – прибавил Донифан, – что наша экспедиция будет закончена, если мы обойдем правый берег Семейного озера.

– Это будет далеко, – ответил Гордон. – По карте выходит тридцать или сорок миль, на что потребуется от четырех до пяти дней, предполагая, что не будет никаких препятствий в дороге. Оставшиеся в гроте будут беспокоиться, и, по-моему, лучше не причинять им этого волнения.

– Однако, – возразил Донифан, – рано или поздно необходимо познакомиться с этой частью острова.

– Конечно, – ответил Гордон, – и я намереваюсь организовать экспедицию с этой целью.

– Однако, – сказал Кросс, – Донифан прав. Интереснее идти по другой дороге.

– Понятно, – возразил Гордон, – но я предлагаю идти по берегу озера до Stop-river, а затем прямо к утесу, который мы обогнем.

– Зачем спускаться по берегу, по которому мы уже шли? – спросил Уилкокс.

– Действительно, Гордон, – добавил Донифан, – почему не идти по этой песчаной равнине, чтобы дойти до леса, находящегося на юго-западе в трех или четырех милях?

– Потому что нам все равно придется переходить Stop-river, – ответил Гордон. – Мы уверены, что можем пройти там, где проходили вчера, тогда как ниже нам будет трудно, если река сделается бурной.

Мне кажется благоразумнее не удаляться в лес прежде, чем мы будем на левом берегу реки.

– Ты, как всегда, благоразумен, Гордон! – воскликнул Донифан не без иронии.

– Никогда не мешает быть благоразумным, – ответил Гордон.

Все сошли с дюны, вернулись к месту стоянки, съели по куску сухаря и холодной дичи, свернули одеяла, захватили оружие и отправились хорошим шагом по старой дороге.

Небо было чудесно. Легкий ветерок едва рябил поверхность воды. Можно было рассчитывать на прекрасный день. Гордон только желал, чтобы эта погода продержалась в течение 36 часов, так как он рассчитывал быть дома на другой день к вечеру.

С 6 до 11 часов утра они прошли без труда 9 миль, отделявших озеро от Stopriver. Дорогой не было никаких приключений, исключая того, что около реки Донифан убил двух прекрасных дроф, у которых сверху были черные перья, смешанные с рыжими, а внизу белые. Это привело их в приятное настроение, и Сервис, как всегда, с удовольствием готов был ощипать, выпотрошить и изжарить какую угодно птицу, что он и сделал, когда переехали реку в каучуковой лодке.

– Вот мы в лесу, – сказал Гордон, – и я надеюсь, что Бакстеру удастся испытать и лассо, и бола.

– Дело в том, что до сих пор не приходилось ими пользоваться, – ответил Донифан, признававший только одно ружье.

– Да, но они не годились для птиц, – возразил Бакстер.

– Это все равно, птицы ли, четвероногие ли, Бакстер, я не очень им доверяю.

– И я также, – добавил Кросс, всегда готовый поддержать своего двоюродного брата.

– Подождите решать, прежде чем Бакстеру удастся воспользоваться ими, – ответил Гордон.

– Я уверен, что он хорошо справится. Если у нас не хватит снарядов, то лассо и бола все-таки останутся при нас.

– Увидим, – возразил Гордон, – а пока позавтракаем.

Но для приготовления надо было время, а Сервис хотел, чтобы его дрофа была хорошо изжарена.

Эта птица была очень большая и могла удовлетворить аппетит молодежи. Такая дрофа весит около 30 фунтов, длиной она от клюва до хвоста 3 фута и принадлежит к самым крупным видам. Ее съели до последнего куска, даже до последней кости, потому что Фанн, которому достались кости, все уничтожил.

После завтрака мальчики вошли в незнакомый лес, пересекавший реку до ее впадения в Тихий океан. На карте было обозначено уклонение ее течения к северозападу и что устье находилось за мысом. Гордон решил отойти от берега реки, иначе они уклонились бы в противоположном гроту направлении.

Ему хотелось как можно скорее дойти до холма Окленда, чтобы спуститься к югу.

Справившись со своим компасом, Гордон смело пошел на запад. Деревья не были здесь очень густы и земля не поросла травой и кустарником, так что свободно можно было пройти. Между березами и буками виднелись просеки, через которые проникали лучи солнца.

Дикие цветы ярко пестрели на кустах и в траве.

Нарвали цветов, и Сервис, Уилкокс и Феб украсили ими себе куртки. Гордон, познаниями которого маленькая колония часто пользовалась, сделал тогда полезное открытие. Он обратил внимание на куст с малоразвитыми листьями, с ветками, покрытыми шипами, и с маленькими красноватыми плодами величиной с горох.

– Это trulca, если я не ошибаюсь, – воскликнул он, – у индейцев он в большом употреблении!

– Если его едят, – заметил Сервис, – то попробую и я.

И прежде чем Гордон успел его остановить, Сервис раскусил два или три плода.

Он сделал такую гримасу, что его товарищи не могли не рассмеяться.

– А ты еще сказал, что их едят, Гордон, – сказал Сервис.

– Я вовсе не сказал, что их едят, – возразил Гордон. – Индейцы приготовляют из них напиток, который нам очень может пригодиться, когда выйдет весь коньяк, только его надо осторожно употреблять, иначе он ударяет в голову. Наберем этих trulcas, и попробуем сделать напиток.

Рвать плоды было очень трудно, потому что кустарники были с шипами, но Бакстер и Феб все-таки наполнили ими свои сумки и пошли дальше.

Пройдя немного, они собрали стручки с другого кустарника, встречающегося главным образом в землях, лежащих близ Южной Америки.

Это были стручки algarole, плоды которых после брожения тоже дают очень крепкий напиток.

На этот раз Сервис не попробовал, и хорошо сделал; сначала algarole кажется сладким, но затем во рту быстро ощущается болезненная сухость, и без привычки нельзя разгрызть зерна.

Днем было сделано еще одно не менее важное открытие в четверти мили от холма Окленда. Вид леса изменился. Воздух и тепло проникали в изобилии в прогалины. Деревья высотой в 60 или 80 футов раскидывали свои ветви, под которыми щебетали массы крикливых птиц. Между деревьями особенно отличался своей красотой южный бук, сохранявший круглый год нежную зеленою листву. Затем, росли не такие высокие, но все-таки роскошные деревья из породы winters, кора которых может заменять корицу, что могло пригодиться для приготовления соусов.

Гордон только тогда заметил pernettia – чайное дерево, душистые листья которого дают настой очень здорового питья.

– Вот это может нам заменить чай, – сказал он. – Возьмем несколько горстей листьев, а впоследствии наберем их на всю зиму.

Было почти четыре часа, когда они дошли до северного склона холма Окленда. В этой местности, хотя она оказалась немного выше, чем около грота, нельзя было подняться, так как склон шел вертикально. Это не имело значения, потому что можно было вернуться к Зеландской реке.

Пройдя еще две мили, услыхали шум потока, который, пенясь, мчался по узкому ущелью в скале; перейти его можно было легко немного ниже по течению.

– Это, должно быть, та река, которую мы переходили во время нашей первой экскурсии к озеру, – заметил Донифан.

– Та самая, у которой была каменная запруда? – спросил Гордон.

– Та самая, – ответил Донифан, – которую мы потому и назвали Дейк-Крик.

– Сделаем привал на правом берегу, – возразил Гордон. – Уже пять часов, и так как надо еще провести ночь на воздухе, то лучше расположиться у реки под большими деревьями. Завтра вечером, Бог даст, мы будем спать в своих постелях.

Сервис приготовил обед и зажарил вторую дрофу.

В это время Гордон и Бакстер вошли в лес, один в поисках новых кустарников или растений, другой чтобы пустить в ход лассо и бола – хотя бы для того, чтобы прекратить шутки Донифана.

Оба сделали несколько шагов, когда Гордон, поманив Бакстера рукой, указал ему на группу резвящихся на траве животных.

– Козы? – спросил Бакстер тихим голосом.

– Да, по крайней мере они похожи на коз, – ответил Гордон. – Постараемся их поймать.

– Живыми?

– Да, Бакстер, живыми, и хорошо, что Донифан не с нами, а то бы он убил из ружья одну, а другие бы разбежались. Подойдем поближе так, чтобы нас не увидели.

Этих грациозных животных было штук шесть, и они нисколько не боялись. Однако, чуя какую-то опасность, одна из коз, вероятно мать, обнюхивала воздух и держась настороже, была готова броситься бежать со своим стадом.

Вдруг раздался свист. Бакстер, стоявший в двадцати шагах, ловко пустил бола, и оно обмоталось вокруг ног одной из коз, тогда как другие убежали в чащу леса.

Гордон и Бакстер бросились к козе, которая напрасно старалась освободиться от бола… Она была поймана, а с ней были взяты и два козленка, инстинкт которых заставил остаться около своей матери.

– Ура! – закричал Бакстер, который не мог скрыть своей радости. – Разве это козы?

– Я думаю, – ответил Гордон, – что это, скорее, вигони.

– А они дают молоко?

– Конечно!

– Хорошо, пусть это будут вигони.

Гордон не ошибся. Действительно, вигони похожи на коз, но их ноги длинны, шерсть коротка и тонка, как шелк, голова маленькая и без рогов. Эти животные водятся главным образом в американских пампасах и на островах Магелланова пролива.

Можно себе представить, с каким восторгом встретили Гордона и Бакетера, когда они пришли к остальным. Один тащил на веревке вигонь, а другой нес козлят. Так как они питались материнским молоком, то их можно было без труда выкормить. Может быть, это начало будущего стада, которое пригодится маленькой колонии. Донифан, конечно, сожалел, что ему не удалось стрелять, хотя он сознался, что в тех случаях, когда надо было брать животных живыми, а не мертвыми, бола действовало лучше ружей.

Обед или, лучше сказать, ужин прошел оживленно. Вигонь, привязанная к дереву, паслась, а козлята резвились около нее.

Ночь, однако, не была такой спокойной, как в равнинах песчаной пустыни. В эту часть леса заходили животные страшнее шакалов, крики которых легко узнать, потому что в них слышатся и вой, и лай. Около трех часов утра поднялась тревога из-за раздавшегося вблизи рычания.

Донифан, сторожа с ружьем у огня, не счел нужным будить своих товарищей. Но рев становился таким громким, что Гордон и другие проснулись.

– Что такое? – спросил Уилкокс.

– Это, вероятно, стая хищных зверей, которые бродят в окрестностях, – сказал Донифан.

– Это, должно быть, ягуары или кугуары, – ответил Гордон.

– Одни других стоят.

– Не совсем, Донифан, кугуар не так опасен, как ягуар, но если их много, они очень страшны.

– Мы готовы их встретить, – ответил Донифан.

Он приготовил ружье, в то время как его товарищи вооружились револьверами.

– Стрелять метко, – советовал Гордон. – Мне кажется, огонь помешает этим животным приблизиться.

– Они уже близко! – воскликнул Кросс.

Стая должна была быть близко, судя по ярости Фанна, которого Гордон с трудом сдерживал. Но в темноте нельзя было различить, что это были за звери.

Вероятно, они приходили ночью на это место утолять жажду. Увидев, что их место занято, они теперь выражали свое недовольство страшным воем.

Вдруг почти в двадцати шагах показались яркие двигающиеся точки. Тотчас раздался выстрел. Донифан выстрелил, раздалось громкое рычание.

Бакстер, схватив пылающую головню, бросил ее в ту сторону, откуда показались сверкающие, как уголья, глаза.

Несколько минут спустя звери убежали в чащу леса. В одного из них, вероятно, Донифан попал.

– Они убежали! – воскликнул Кросс.

– Добрый путь! – прибавил Сервис.

– А не вернутся ли они? – спросил Кросс.

– Не думаю, – ответил Гордон, – но будем сторожить до утра.

Подложили дров в костер, который поддерживали до зари.

Утром палатку сняли, и мальчики пошли в чащу посмотреть, не убито ли одно из животных.

В двадцати шагах от них на земле было большое пятно крови. Животное могло убежать, но его легко было найти, пустив Фанна по его следам, если бы Гордон не остановил всех, считая бесполезным углубляться в лес.

Так и не удалось выяснить, что это были за звери. Во всяком случае, важно было то, что Гордон и его товарищи остались здоровы и невредимы.

В шесть часов утра снова отправились в путь. Времени нельзя было терять, если хотели пройти девять миль, отделявших Дейк-Крик от грота.

Сервис и Феб взяли двух детенышей вигони, тогда мать охотно пошла за ними на веревке.

В одиннадцать часов они не останавливались для завтрака, чтобы не терять времени, а закусили на ходу. Идти можно было быстро, казалось, ничто не будет задерживать, когда около трех часов дня раздался второй выстрел под деревьями.

Донифан, Феб и Кросс, сопровождаемые Фанном, находились тогда в ста шагах впереди, и товарищи не могли их видеть, когда раздались крики.

– На вас… на вас.

Эти крики предупреждали Гордона, Уилкокса, Бакстера и Сервиса быть настороже.

Из чащи показалось большое животное. Бакстер кинул лассо.

Это было сделано так ловко, что петля обвилась вокруг шеи животного, которое напрасно старалось избавиться от нее. Но так как оно было очень сильное, то увлекло бы и Бакстера, если бы Гордон, Уилкокс и Сервис не схватили также за конец лассо, которое им удалось обвернуть вокруг ствола дерева.

Почти тотчас Феб и Кросс вышли из леса в сопровождении Донифана, который воскликнул недовольным тоном:

– Как это я промахнулся!

– А Бакстер попал, – ответил ему Сервис, – и он у нас живой.

– Это гуанако, – ответил Гордон, – они встречаются в Южной Америке.

Хотя это животное и было бы им полезно, Донифан все-таки жалел, что не убил его. Но он удержался, и, не говоря ни слова, стал его разглядывать.

Хотя в естественной истории гуанако причисляется к семейству верблюдов, но он совсем на них непохож. У него длинная идея, тонкая голова, длинные, немного худые ноги, что указывало на его способность быстро бегать, красноватая шерсть с белыми пятнами, и он свободно мог бы заменить лучшую американскую лошадь. Наверно, его можно было употреблять для быстрой езды, если только сначала приручить, а затем объездить, что легко делается в аргентинских пампасах.

Это животное не пыталось вырваться. Как только Бакстер отпустил затяжную петлю, которая его душила, его легко было вести на лассо, как на аркане.

Эта экспедиция на север Семейного озера была выгодна для колонии. Гуанако, вигонь с двумя детенышами, открытие чайного дерева, truclas и algarole были результатами их экскурсии, и ради всего этого стоило хорошо встретить Гордона, а особенно Бакстера, который, не обладая тщеславием Донифана, не искал случая гордиться своими успехами.

По карте им оставалось пройти еще четыре мили до грота, и они поторопились добраться до наступления ночи.

Сервису очень хотелось сесть верхом на гуанако. Но Гордон не позволил. Лучше подождать, когда это животное будет выдрессировано.

– Думаю, что оно не будет очень брыкаться, – сказал он, – возможно, что оно не позволит сесть на себя, но по крайней мере согласится возить нашу тележку. Итак, терпение, Сервис, и не забудь урока, который ты получил от страуса.

К шести часам показался грот. Маленький Костар, игравший на террасе, дал знать о приближении Гордона. Тотчас Бриан и другие поспешили к ним навстречу и с радостными криками встретили своих товарищей после нескольких дней их отсутствия.

Часть вторая

Глава первая

Бриан беспокоится о Жаке. – Постройка загородки и птичника. – Кленовый сахар. – Истребление лисиц. – Новая экспедиция в бухту Sloughi. – Запряженная телега. – Истребление тюленей. – Рождественские праздники. – Да здравствует Бриан!

Во Френ-дене все обстояло благополучно во время отсутствия Гордона, и предводителю маленькой колонии оставалось только похвалить Бриана, которого малыши очень любили. Донифан по своему надменному и завистливому характеру не оценил качества своего товарища, и благодаря его влиянию Уилкокс, Феб и Кросс охотно его поддерживали и были против юного француза, так резко отличавшегося по манерам и характеру от своих товарищей-англичан.

Впрочем, Бриан не обращал на него никакого внимания и поступал так, как ему велел долг, нисколько не заботясь о том, что о нем думали. Его больше всего беспокоила непонятная перемена в брате.

Еще не так давно Бриан расспрашивал Жака, но не добился другого ответа, кроме:

– Нет, брат… нет… ничего!

– Ты не хочешь говорить, Жак? – спросил он его. – Ты виноват… Расскажи, что с тобой, это успокоит и тебя, и меня! Я вижу, что ты становишься все более печальным и мрачным. Слушай, я твой старший брат и имею право знать причину твоего горя!.. Что тебя мучит?

– Брат! – проговорил наконец Жак, не имея больше сил противиться тайным угрызениям совести. – Что я сделал? Ты, может быть, только ты, меня простил бы, тогда как другие…

– Другие?.. другие?! – воскликнул Бриан. – Что ты хочешь этим сказать, Жак?

Слезы текли из глаз ребенка, но, несмотря на настойчивость брата, он добавил только следующее:

– После ты узнаешь все!

Понятно, что этот ответ встревожил Бриана, ему хотелось узнать во что бы то ни стало, что могло случиться с Жаком, и как только вернулся Гордон, Бриан рассказал о вынужденном полупризнании брата, прося его вмешаться в это дело.

– С какой стати, – разумно ответил Гордон, – пусть Жак действует, как подсказывает ему его совесть. А что касается того, что он сделал… без сомнения, это какая-нибудь шалость, важность которой он преувеличивает. Подождем, пока он сам не сознается.

На следующий день, 9 ноября, юные поселенцы принялись за работу, которой было немало. Прежде всего следовало уважить требования Моко, запас провизии которого уже начинал истощаться. Хотя и пользовались силками, протянутыми вдоль берегов Френ-дена, но главным образом ощущался недостаток в крупной дичи.

Поэтому было необходимо подумать о расстановке более прочных ловушек, так, чтобы вигони и мексиканские свиньи могли туда попадать.

Старшие мальчики и занялись этими работами. Гуанако и вигонь со своими двумя детенышами временно были помещены под ближайшими деревьями. Длинные веревки позволяли им двигаться на известном пространстве, и этого было достаточно, пока дни были длинные, но до наступления зимы надо было позаботиться о более подходящем убежище. Вследствие чего Гордон решил немедленно построить сарай с высокой изгородью.

Принялись за работу, и образовался настоящий столярный цех под надзором Бакстера. Приятно было видеть этих усердных мальчиков, довольно искусно владевших столярными инструментами; одни были с пилой, другие с топором. Если порой они и портили работу, то не падали духом.

Деревья средней толщины, срубленные у корня, пошли на загородку, где могли свободно поместиться животные; так крепко были вбиты в землю стволы, соединенные между собой поперечными брусьями, что животные не смогли бы вывернуть их.

Сарай был выстроен из обшивных досок «Sloughi», что избавило юных плотников от труда рубить деревья, – работа непосильно трудная при этих условиях. Крыша его была покрыта толстым просмоленным брезентом, так что нечего было бояться шквалов. Условия для содержания домашних животных были хорошие: травы, мха и листвы было в изобилии, подстилки можно было часто менять. Гарнетт и Сервис главным образом смотрели за оградой и вскоре были вознаграждены за свои заботы, видя, что гуанако и вигонь с каждым днем становятся более ручными.

Впрочем, в загородке появились новые гости: второй гуанако, попавший в одну из западней, расставленных по лесу, пара вигоней, самец с самкой, захваченные Бакстером с помощью Уилкокса, который, в свою очередь, начал довольно ловко управляться с бола. Был даже американский страус, которого Фанн затравил на бегу. Но видно было, что с этим будет то же, что и с первым; невзирая на доброе желание Сервиса, который к нему привязался, он ничего с ним не мог поделать.

До окончания постройки сарая гуанако и вигонь загоняли каждый вечер вовнутрь. Крики шакалов, тявканье лисиц раздавались слишком близко от Френ-дена, так что было бы неблагоразумно оставлять животных на воле.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Поделиться ссылкой на выделенное