Жюль Верн.

Плавающий город

(страница 4 из 8)

скачать книгу бесплатно

– Говорит, в Америку. Он думает, вероятно, что случай пошлет ему то, чего он не хочет добывать трудом.

– Несчастная Елена, – промолвил капитан.

– Где же она теперь?

– Может быть, он ее уже бросил.

– А вдруг она на корабле? – спросил Корсикан.

Мысль эта поразила меня, но я тотчас же успокоился. Нет, Елены не было на корабле. Питферж, при своей наблюдательности, заметил бы ее.

– Драке, вероятно, не взял ее с собой в Америку.

– Хорошо, если это так, – сказал капитан. – Один вид этой несчастной жертвы нанес бы ужасный удар Фабиану. Кто знает, что могло бы случиться. Мак-Эльвин, мне кажется, был бы способен убить Драке, как собаку. Во всяком случае, мы, как друзья Фабиана, должны стараться не терять его из виду, и если что-нибудь случится, мы должны встать между ним и его соперником. Вы понимаете, конечно, что дуэли не должно быть между ними, так как ни одна женщина в мире не пойдет за убийцу своего мужа, хотя бы этот муж был отъявленным негодяем.

Я был согласен с Корсиканом. Какое-то предчувствие волновало меня. А что если Драке своим задорным видом привлечет на себя внимание Мак-Эльвина?

– Скорее бы уж приехать в Америку! Расставаясь с Корсиканом, я пообещал ему следить за нашим общим другом, он же, в свою очередь, решил не терять из виду Гарри Драке. Затем он крепко пожал мне руку, и мы расстались.

Вечером поднялся туман. Из ярко освещенных залов раздавались звуки вальсов, неизменно сопровождаемые аплодисментами; когда же некий Т., большой весельчак, усевшись за фортепиано, стал насвистывать разные песенки, публика пришла в такой восторг, что стала кричать «ура».

Глава тринадцатая

На другой день, 31 марта, было воскресенье, и меня очень интересовало, как пройдет у нас на корабле этот первый праздничный день. В Америке и в Англии в этот день повсюду прекращаются работы и закрываются магазины, церкви же переполняются молящимися. Мне казалось, что и здесь будет что-нибудь в этом роде. Я не ошибся. Несмотря на великолепную погоду и попутный ветер, капитан Андерсон не отдавал приказания поднять паруса, чтобы не нарушать воскресного отдыха матросов. Хорошо еще, что винту и колесам не препятствовали продолжать их будничную работу. Весь экипаж был при параде, и меня бы нисколько не удивило, если бы мне сказали, что кочегары в этот день работают во фраках. Офицеры и инженеры были в новых мундирах с золотыми пуговицами. Сапоги их блестели, как зеркало, как бы стараясь перещеголять клеенчатые фуражки. Но наряднее всех были сам капитан и его помощник. Застегнутые на все пуговицы, в свежих перчатках, блестящие и надушенные, они прогуливались по палубе, ожидая начала богослужения.

Море сверкало под первыми весенними лучами. Ни один парус не появился на горизонте. «Грейт-Истерн» парил на беспредельном водном пространстве. В 10 часов раздался протяжный звон. Шкипер, одетый тоже по-праздничному, исполнял должность звонаря и с таким искусством ударял в корабельный колокол, что воображение невольно рисовало сельскую колокольню, с которой несся благовест, призывавший всех на молитву.

Пассажиры группами выходили на палубу, которая все более и более покрывалась нарядной толпой.

С молитвенниками в руках, все молча ожидали начала богослужения. Но вот принесли груду Библий и разложили их по столам в храме, или, вернее, в большой столовой, которая должна была заменить собой храм. Я вошел туда. За столами уже сидело много народу. Глубокое молчание царило в храме, главную часть которого занимали офицеры вместе с капитаном Андерсоном. Дэн Питферж поместился рядом со мной и внимательно рассматривал присутствовавших. Мне казалось, что он пришел сюда скорее из любопытства, нежели из религиозного чувства.

В половине одиннадцатого капитан поднялся со своего места и стал читать по-английски десятую главу книги «Исход». После каждого стиха, прочитанного им, присутствующие шепотом произносили следующий стих. Тонкие детские голоса смешивались с меццо-сопрано женщин и с баритоном мужчин. Этот библейский диалог продолжался с полчаса. Капитан Андерсон, руководивший ими, внушал уважение даже самым легкомысленным людям. Но вот он закрыл Библию и уступил свое место какому-то оратору, Это был маленький, подвижный янки, один из тех, которые пользуются огромным влиянием в Штатах Новой Англии. Проповедь его была давно приготовлена, и вот ему представился случаи воспользоваться ею. Я взглянул на доктора Питфержа, Он глаз не сводил с оратора и, казалось, собирался стойко выдержать его ораторский огонь.

Между тем проповедник застегнул свой черный сюртук, положил на стол шелковую шляпу и, окинув взглядом всех присутствовавших, начал так:

«В шесть дней Бог сотворил Америку, в седьмой же он отдыхал от дел своих».

После этих слов я вышел из комнаты.

Глава четырнадцатая

За завтраком Дэн Питферж сообщил мне, что проповедник очень старательно развил свою тему. Чего только не было в его речи! Там фигурировали и башенные корабли, и тараны, или стеноломы, крепости и даже подводные электрические скаты – и все это сводилось к тому, чтобы доказать величие Америки.

Вернувшись в общий зал, я прочел следующее объявление:

Широта…… 50°8?

Долгота……30°44?

Курс……255 миль;

Итак, мы прошли только тысячу сто миль, включая сюда и триста десять между Фастенетом и Ливерпулем, что составляло около трети всего пути. Офицеры, матросы и пассажиры отдыхали в течение всего дня, как «отдыхал Господь после сотворения Америки». В залах было тихо благодаря тому, что никто не садился за рояль. Игорный зал был совершенно пуст, так как в этот день не разрешалось играть ни в карты, ни в шахматы. Мне представился случай познакомить доктора Питфержа с капитаном Корсиканом, которому очень понравились рассказы его нового знакомого, относящиеся к тайной хронике «Грейт-Истерна». Доктор уверял, что с кораблем неизбежно должно было приключиться какое-нибудь несчастье. Легенда о запаянном в паровике механике чрезвычайно понравилась капитану, который, как истый шотландец, очень любил все таинственное, но, впрочем, не мог удержаться от улыбки во время рассказа доктора.

– Я вижу, капитан, – сказал Питферж, – что вы не очень-то верите таким легендам?

– А нужно, чтобы я «очень» верил! Вы слишком многого хотите! Может быть, вы не поверите и тому, что на пароходе ночью показывается привидение?

– Привидение! – воскликнул капитан. – Да неужели вы-то сами в них верите?

– Да, я верю всему, что мне рассказывают лица, заслуживающие доверия. Вахтенные офицеры и матросы единогласно заявляют, что в глубокую ночь какая-то тень расхаживает по кораблю. Никто не знает, откуда она появляется и куда исчезает.

– Ради Бога, подкараулим ее! – воскликнул капитан.

– Сегодня ночью? – спросил доктор.

– Прекрасно, сегодня ночью. Может быть, и вы составите нам компанию? – спросил меня капитан.

– Нет, – сказал я, – мне не хотелось бы нарушать инкогнито этого призрака. К тому же я уверен, что доктор шутит.

– Я совсем не шучу, – настаивал доктор.

– Послушайте, – сказал я ему, – неужели же вы серьезно верите в выходцев с того света, разгуливающих по палубе кораблей?

– Я твердо верю в воскресающих мертвецов, – ответил он. – Вас, конечно, главным образом удивляет то, что такие вещи говорит медик.

– Медик! – воскликнул, отступая, Корсикан, как будто это слово испугало его.

– Не беспокойтесь, капитан, – сказал, улыбаясь, доктор, – я не практикую в дороге.

Глава пятнадцатая

На следующий день было первое апреля. Атлантический океан, зеленый, как луг, освещенный первыми лучами весеннего солнца, был великолепен. Волны весело разбегались, а в молочно-белом кильватере, подобно клоунам, кувыркались морские свинки.

Встретившись с Корсиканом, я узнал, что привидение на этот раз не пожелало появиться. Вероятно, ночь была для него недостаточно темна. Тут мне пришло в голову, что Питферж просто хотел обмануть нас с первым апреля, как это принято в Англии, Америке и Франции. То и дело слышался смех обманывающих и выражения неудовольствия обманутых. Местами даже завязывалась драка, но, к счастью, она не приводила ни к каким серьезным последствиям, так как у саксонцев кулачный бой никогда не кончался боем на шпагах. Всем известно, что дуэль в Англии строго преследуется; даже офицеры и солдаты не имеют права драться ни при каких условиях. Виновник подвергается самому строгому и тяжкому наказанию, и мне помнится даже, что доктор называл мне одного офицера, который десять лет тому назад был сослан на каторгу за убийство противника во время дуэли. Понятно, что при такой строгости законов дуэль не входит в обычай у англичан.

В этот ясный, солнечный день капитану легко удалось составить следующее объявление:

Широта………48°47?

Долгота………36°48?

Расстояние же только 250 миль.

Инженер объяснил слабость давления недостаточной вентиляцией новых печей. Мне же казалось, что это зависело от колес, диаметр которых был слишком мал.

Около двух часов, однако, корабль пошел скорее. Я узнал об этом, взглянув на жениха и невесту, которые, стоя на правом борте, заметно чему-то радовались и хлопали в ладоши. Улыбаясь, смотрели они на едва заметный белый пар, поднимавшийся из труб парохода и доказывавший, что давление увеличивалось. Молодые люди были в эту минуту так же счастливы, как Папин в то время, когда стала подниматься крышка его знаменитого котла.

– Дымится, дымится! – воскликнула молодая девушка.

– Пойдемте скорее к машине! – сказал жених, увлекая ее за собой.

Дэн Питферж подошел ко мне, и мы отправились за влюбленной парочкой.

– Какое счастье быть молодым! – сказал он.

– И любимым, – прибавил я. Остановившись около люка винтовой машины, мы заглянули туда!

В глубине этого огромного колодца работали четыре длинных горизонтальных поршня, при каждом движении смазываясь маслом.

Молодой человек вынул часы и стал считать обороты винта, в то время как невеста его следила за секундной стрелкой.

– Минута! – воскликнула она.

– Тридцать семь оборотов, – отвечал он ей.

– Тридцать семь с половиной, – заметил доктор, тоже следивший за винтом.

– Даже с половиной! Слышите, Эдуард? – сказала она жениху.

Затем, повернувшись к доктору Питфержу, она промолвила с ласковой улыбкой:

– Благодарю вас, милостивый государь.

Глава шестнадцатая

При входе в зал я увидел афишу следующего содержания:

ПРОГРАММА

I отделение

Ocean Time …………………………… Mr. Mac-Alpine

Songs: Beatiful of the sea ……………… Mr.Ewing

Reading ……………………………… Mr. Affelcet

Piano solo: Chant du Berger ……………… Mrs.Alloway

Scotsh song ………………………… Docteur T…


Антракт 10 минут


II отделение

Piano solo …………………………… Mr. Paul V.

Burlesque. Lady of Lion ………………… Docteur T…

Entertaiment …………………………… Sir James Anderson

Song: Happy moment ……………………… Mr. Norville

Song: Your remember …………………… Mr. Ewing


ФИНАЛ

Национальный гимн

Как видно, это был настоящий концерт с двумя отделениями, антрактом и финалом.

– Вот тебе и на! Концерт без Мендельсона! – услышал я позади себя чей-то недовольный голос.

Обернувшись, я увидел простого слугу, который был очень огорчен отсутствием пьес его любимого композитора.

Поднявшись на палубу, я встретил Корсикана. Он сказал мне, что Мак-Эльвин давно куда-то ушел из своей каюты. Не желая оставлять Фабиана в полном одиночестве, я отправился разыскивать его. Он стоял на носовой части корабля. Я подошел к нему, и мы разговорились, но о своем прошлом он опять не проронил ни слова. Минутами он молчал, и, поглощенный своими мыслями, казалось, не слушал меня. Во время прогулки нам несколько раз попадался Гарри Драке. Он, по обыкновению, громко разговаривал и размахивал руками. Мне показалось, что он упорно следит за Фабианом. Вероятно заметив это, Мак-Эльвин спросил меня:

– Кто этот господин?

– Право, не знаю, – сказал я.

– Какой несимпатичный человек! – прибавил он. Я чувствовал, что встреча двух врагов неизбежна и весь вопрос был лишь во времени.

Наступил вечер. Публика заполнила ярко освещенный зал, в котором должен был состояться концерт. В полуоткрытые люки просовывались широкие, смуглые лица и большие черные руки матросов. В дверях толпились слуги. Публика сидела на диванах, креслах и складных стульях, лицом к роялю, который был хорошо укреплен между двумя дверьми, ведущими в дамскую каюту. Время от времени корабль покачивало; стулья и кресла скользили, сидевшие на них цеплялись друг за друга, но без шума. Никто не боялся упасть, так как в зале была страшная теснота.

Вечер начался чтением «Ocean Time». Это был ежедневный политический, коммерческий и литературный журнал, издаваемый пассажирами. Американцы и англичане очень любят заниматься этим делом. Публика довольствуется малым, а потому и редакторы не очень затрудняются составлением журнальных статей.

Для француза этот первоапрельский номер не представлял особенного интереса; остроты его, мне кажется, могли нравиться только тем, кто их писал. Тем не менее американец Мак-Альпин, поощряемый аплодисментами публики, с увлечением читал журнал, последними новостями которого были следующие:

– Нам сообщают, что президент Джонсон отказался от своей должности в пользу генерала Гранта.

– Мы слышали из достоверных источников, что папа Пий Девятый назначил своим преемником императорского принца.

– Говорят, что Фердинанд Кортес угрожает судом императору Наполеону Третьему за покорение им Мексики.

После чтения «Ocean Time» господин Ивинг, красивый мужчина, обладавший тенором, спел довольно грубо, чисто по-английски, «Beautiful of the sea». Следующим номером было опять чтение, но оно показалось мне совсем неинтересным. Англичанка госпожа Алловей бесцветно исполнила на рояле «Le chant du Berger» и в заключение первого отделения доктор Т. пропел шотландскую комическую песенку.

После десятиминутного антракта, во время которого никто не вставал с места, началось второе отделение. Француз Поль В. сыграл два прелестных вальса; ему много аплодировали. Молодой брюнет, корабельный доктор, прочел комическую сцену, представлявшую собой пародию на драму «Lady of Lion», которая была в большой моде в Англии.

Затем следовал «entertaiment». «Что подразумевает под этим название сэр Андерсон: лекцию или проповедь», – думал я. Но оказалось, ни то, ни другое. Сэр Андерсон встал, улыбаясь, со своего места, вынул из кармана колоду карт, засучил рукава и стал показывать фокусы. Со всех сторон раздались аплодисменты и крики «ура».

После номеров господ Норвилля и Ивинга по программе следовало: «God Sare the Queen», но американцы стали уговаривать Поля В. сыграть им французскую национальную песню. Мой покладистый соотечественник тотчас заиграл неизбежную «Partant pur la syrie»; часть публики, требовавшая Марсельезу, запротестовала, и послушный пианист, не заставляя себя долго просить, тотчас перешел на песню Руже Делиля, которая имела огромный успех. Затем все присутствующие встали и протяжно запели свой национальный гимн, в котором подданные просят Бога о сохранении здоровья королевы.

Концерт кончился, и все стали расходиться. Я поискал глазами Фабиана, но его не было.

Глава семнадцатая

В ночь с понедельника на вторник море было очень бурное. Перегородки снова затрещали, и товарные тюки опять начали путешествовать с места на место.

Около семи часов утра я поднялся на палубу. Шел дождь, и ветер становился все сильней. Вахтенный офицер приказал спустить паруса. Корабль сильно качнуло. Весь этот день, 2 апреля, на палубе никого не было. В залах тоже было пусто. Пассажиры сидели по своим каютам, а некоторые даже не выходили ни к завтраку, ни к обеду. Играть в вист или в шахматы не было никакой возможности, так как столы ускользали из-под рук игравших. Одни читали, растянувшись на диванах, другие спали. На палубе расхаживали матросы в клеенчатых накидках. Помощник капитана, закутанный в непромокаемый плащ, стоял на вахте. Несмотря на страшный ливень и шквал, его маленькие глазки горели от удовольствия; очевидно, он любил бурю.

Серый туман окутывал корабль. Птицы с криком носились над нами. В десять часов показалось трехмачтовое судно, но национальности его нельзя было определить.

К одиннадцати часам ветер стих, дождь перестал, и сквозь тучи стали проглядывать кусочки голубого неба. Запись показывала следующее:

Широта 46°29?

Долгота 42°25?

Расстояние 256 миль.

Несмотря на усилившееся давление пара, быстрота хода не увеличилась вследствие того, что корабль шел против ветра. В два часа туман стал опять сгущаться и, наконец, дошел до того, что офицеры не видели с мостика людей, находившихся на носу корабля.

Туман очень опасное явление на море. Благодаря ему часто происходят столкновения, которые гораздо страшнее всякого пожара. Вот почему во время туманов офицеры и матросы относятся с особенными вниманием к исполнению своих обязанностей. Около трех часов внезапно появилось трехмачтовое судно, менее чем в двухстах метрах от «Грейт-Истерна»; столкновение казалось неизбежным, и только благодаря поспешности, с которой вахтенные дали сигнал рулевому, «Грейт-Истерн» успел повернуть и обойти встречный корабль.

К вечеру, несмотря на сильный ветер, качка значительно уменьшилась, так как мы приближались к Ньюфаундлендской мели. В этот день был объявлен «entertainment» сэра Андерсона. К назначенному часу публика собралась в зал. Но на этот раз капитан уже не показывал карточных фокусов. Он рассказал присутствующим о прокладке кабеля и познакомил их с помощью фотографических снимков с главными машинами, которые способствовали успеху в этом деле. По окончании лекции троекратно раздались громкие крики «ура», относившиеся главным образом к одному из основателей этого предприятия, Киру Филду, бывшему в это время в зале.

Глава восемнадцатая

На следующий день, 3 апреля, с самого утра горизонт принял тот особенный оттенок, который у англичан называется «beinck» и который показывает близость льдов. Действительно, корабль в это время плыл на той широте, где появляются первые ледяные горы, оторвавшиеся от сплошной массы и выходящие из Девисова пролива. Приходилось следить за тем, чтобы эти огромные глыбы не ударялись о корабль. С запада дул сильный ветер. Тучи низко спускались к морю. Волны шумели и пенились.

Ни Фабиан, ни капитан Корсикан, ни доктор Пит-ферж не выходили еще на палубу. Я отправился на нос корабля. Там, при пересечении двух стенок, получался очень уютный уголок, в который я и забрался.

Встречный ветер, шумевший над головой, нисколько не беспокоил меня, и я свободно мог предаваться своим размышлениям. Весь громадный корабль был перед моими глазами. На первом плане марсовый караульный, уцепившись одной рукой за ванту фок-мачты, с поразительной ловкостью работал другой. Внизу взад и вперед ходил вахтенный матрос, пристально всматриваясь в туманную даль. На мостике офицер, закутанный в плащ, изо всех сил боролся с ветром. Моря сквозь туман не было видно, только вдали на горизонте виднелась узенькая голубоватая полоска. Машины усиленно работали, и корабль быстро двигался; пассажиры не ощущали никакой качки.

Повешенное в половине первого объявление показывало 44°6? западной долготы. Мы прошли в сутки только 227 миль. Жених и невеста, вероятно, проклинали корабль за его медленный ход.

К трем часам ветер разогнал тучи, и небо прояснилось. Однако на море все еще вздымапись большие изумрудные волны, окаймленные фестонами из бетой пены.

В тридцать пять минут четвертого с левого борта был замечен корабль. По данному им сигналу оказалось, что это «Иллинойс», идущий из Америки в Англию.

В это время лейтенант Г. сообщил мне, что мы проходим мимо Ньюфаундлендской мели. Местность эта славится обильной ловлей трески.

День прошел без приключений. Пассажиры, по обыкновению, прогуливались по палубе. До сих пор случай не сталкивал Фабиана с Гарри Драке, которого мы с Корсиканом не теряли из виду. Вечером все собрались в общий зал. Музыканты и певцы, уже мною раз развлекавшие публику своими полонезами, опять принялись играть и петь, вызывая крики «браво» и аплодисменты своих обычных слушателей.

Глава девятнадцатая

Выйдя из зала, я поднялся на палубу вместе с капитаном Корсиканом. Ночь была темная, на небе ни звездочки. Вокруг корабля царил полный мрак. С большим трудом можно было различить вахтенных, медленно расхаживавших по шкафуту.

Вдохнув полной грудью свежий морской воздух, капитан сказал:

– В зале очень душно. Здесь по крайней мере есть чем подышать! Сто кубических метров свежего воздуха в сутки для меня положительно необходимы.

– Дышите, дышите хорошенько, – сказал я ему, – тут на всех хватит свежего воздуха. Кислород действительно великолепная вещь! К сожалению, надо признаться, что парижане и жители Лондона знакомы с ним только понаслышке.

– Да, – отвечал капитан, – они ему предпочитают углекислоту. Что ж, у каждого свой вкус! А вот мне этот газ противен даже с шампанским.

Беседуя таким образом, мы прогуливались. Густые клубы дыма вместе с искрами вырывались из черных труб. Стук машин смешивался с завыванием ветра в железных вантах. Каждые четверть часа среди этого шума раздавались голоса вахтенных матросов, выкрикивавших следующие слова: «All's well! All's well!» Это означало, что все обстоит благополучно. Иначе, впрочем, и быть не могло, так как все было предусмотрено для благополучного прохождения по этому опасному пути, который часто загромождался льдинами. Каждые полчаса по приказанию капитана матрос черпал ведро воды для изменения температуры, и упади она хоть на один градус, капитан, не задумываясь, изменил бы путь. Ему было известно, что две недели тому назад в этом самом месте затерло льдом пароход «Pereiere», и он боялся подвергнуться той же участи. Всю ночь продежурил он сам, стоя на мостике с двумя офицерами, из которых один следил за работой колес, а другой наблюдал за вантом. Кроме того, лейтенант и два матроса стояли на вахте на шкафуте, в то время как штурман с матросами находились на стеме корабля. Благодаря предусмотрительности и деятельности капитана пассажиры могли спать совершенно спокойно.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное