Жюль Верн.

Зеленый луч

(страница 2 из 8)

скачать книгу бесплатно

При этом неожиданном ответе братья Мельвнль с недоумением переглянулись, а в ту минуту, как мисс Кампбель усаживалась в большое кресло, стоявшее в амбразуре окна, брат Сэм спросил ее:

– Что это еще за «зеленый луч»? Что такое?

– Зачем нужно видеть этот луч? – поддержал брата Сиб.

– Зачем? Мы это сейчас узнаем, – ответила девушка.

Глава третья. СТАТЬЯ ИЗ «МОРНИНГ ПОСТ»

Вот что было напечатано в тот день в газете «Моршшг пост».

«Случалось ли вам когда-нибудь наблюдать закат солнца на море, когда верхний край его исчезает за горизонтом? По всей вероятности, вы видели это не раз. Но заметили ли вы дивное явление, которое совершается в мгновение, когда при совершенно безоблачном небе солнце бросает свой последний луч? Если вы этого явления не видели, то в первый раз, как вам представится случай наблюдать его – а такие случаи бывают очень редко, – вы увидите, что последний солнечный луч будет не красного цвета, как это можно было бы предположить, а ярко-зеленого. Цвет этого луча так красив, что ни один художник не может составить для него краску на своей палитре и его нельзя сравнить ни с одним из тех зеленых цветов, в которые окрашено бесконечное множество растений, а также море, как бы ни были прозрачны его воды; если есть в раю зеленый цвет, то он именно такой: истинный цвет надежды».

Вот что сообщала статья в газете «Морнинг пост», которую мисс Кампбель держала в руках в ту минуту, когда она входила в залу, где сидели ее дяди. Эта статья произвела на девушку большое впечатление, и она с увлечением прочла ее; но лукавая девушка скрыла при этом, что с этим явлением «зеленого луча» на море была связана старинная легенда, которую она до этой минуты не вспоминала. В легенде говорилось, что тот, кто хоть раз увидит этот луч, никогда не ошибется ни в своих чувствах, ни в чувствах другого: свет этого луча рассеивает всякое предубеждение и всякую ложь.

Да простится молоденькой шотландке это поэтическое суеверие: оно против воли воскресло в ее душе при чтении статьи в газете «Морнинг пост».

Выслушав внимательно статью, братья Сэм и Сиб посмотрели друг на друга глазами, широко раскрытыми от удивления. До сих пор они жили на свете, не подозревая о существовании «зеленого луча», даже больше, они подумали втайне, что можно продолжать жить на свете, никогда не увидев этого луча. Но не таково было мнение мисс Кампбель; увидеть это явление ей представлялось теперь важнейшей жизненной задачей.

– А-а, так вот что такое «зеленый луч»! – сказал Сэм, медленно кивая.

– Так это его ты хочешь увидеть? – сказал и Сиб.

– Да, его я и увижу с вашего позволения, дяденьки, и даже в недалеком будущем.

– А после того, как ты его увидишь?..

– Когда я его увижу, мы с вами возобновим разговор о мистере Аристобюлюсе Урсиклосе.

Братья Сэм и Сиб с улыбкой переглянулись; они, видно, поняли друг друга.

– Что ж, посмотрим «зеленый луч», – сказал один из братьев.

– Не теряя времени, – добавил другой.

И оба приподнялись с кресел и уже хотели отворить окно, но мисс Кампбель остановила их.

– Постойте, – сказала она, – надо дождаться заката солнца.

– Так вечером, стало быть… – уточнил Сэм.

– После обеда мы вместе отправимся на мыс Розенхет, – добавил Сиб.

– Или просто поднимемся на башню нашего дома, – предложил Сэм.

– Ни там, ни тут мы открытого моря не увидим, – сказала на это мисс Кампбель. – Закат солнца надо наблюдать там, где открытое море, и я хочу видеть этот закат без промедления.

Говоря эти слова, мисс Кампбель так мило улыбнулась дядям, что те не нашли в себе сил противиться ей.

– Но ведь время терпит, – попробовал, правда, возразить Сэм.

Мисс Кампбель отрицательно покачала головой.

– Нет, у нас очень мало времени впереди, надо спешить.

– Потому ли надо спешить, что это в интересах Аристобюлюса Урсиклоса? – спросил Сэм.

– Счастье нашего молодого друга зависит, по-видимому, теперь только от «зеленого луча», – сказал Сиб.

– Потому что теперь август, дядюшки, ответила мисс Кампбель, – и туманы не замедлят опуститься на землю; следует пользоваться теми прекрасными вечерами, которыми еще дарят нас конец лета и начало осени! Так когда же мы едем?

Было очевидно, что если мисс Кампбель действительно желает видеть «зеленый луч» в этом году, то времени нельзя терять.

Оставалось немедленно переехать на какой-нибудь выдающийся в море мыс на западе, найти там удобное помещение и ходить каждый вечер к морю наблюдать закат солнца в ожидании дивного явления. Все это необходимо было сделать тотчас же, а после этого можно было питать надежду на то, что мисс Кампбель, удовлетворив свое фантастическое желание увидеть «зеленый луч», отнесется благосклоннее к предлагаемому замужеству.

Но газета «Морнинг пост» предупреждала, что явление «зеленого луча» очень редкое, и она писала правду.

Прежде всего необходимо было решить, куда именно ехать; следовало выплыть из залива Клайд, маленькие островки и берега которого не позволяли видеть даже самую незначительную часть горизонта с западной стороны. Итак, чтобы не покидать Шотландию, необходимо было ехать или далеко на север, или на юг, и ехать непременно до наступления туманной осени.

Для мисс Кампбель было совершенно безразлично, куда ехать. Она желала увидеть «зеленый луч», а вопрос, где случится увидеть его – в Ирландии, во Франции или в Испании, – не имел для нее значения.

А потому, глубокомысленно переглянувшись и обменявшись тонкими дипломатическими улыбками, братья поспешили заявить, что всего лучше будет ехать в Обан.

– Ну что ж, поедемте в Обан, – согласилась мисс Кампбель. – Но видно ли в Обане открытое море?

– Конечно, видно! – воскликнули оба брата.

– Так едемте!

– Через три дня, – предложил один из братьев.

– Через два, – уточнил другой.

– Нет, завтра, – ответила мисс Кампбель, поднимаясь с кресла, так как в эту минуту раздался звонок, призывавший обитателей усадьбы к обеду.

– Завтра так завтра! – сказал брат Сэм.

– Я желал бы быть там уже сейчас! – заметил брат Сиб.

И он говорил правду. Но почему именно братья выказали такую готовность ехать в Обан как можно скорее? Об этом знали только они сами. Мисс Кампбель и не подозревала, что в Обане она должна была встретиться с тем молодым человеком, которого дяди выбрали ей в мужья, – с человеком из разряда ученейших и, скажем от себя, скучнейших. О последнем обстоятельстве, конечно, не подозревали лукавые старички; они думали, что мисс Кампбель, соскучившись бесплодными наблюдениями заката солнца, бросит свою затею и кончит тем, что протянет руку своему будущему мужу.

Но если бы Елена даже подозревала о планах дядей, то ученый Аристобюлюс Урсиклос не мог стеснить ее своим присутствием в Обане.

– Бет!..

– Бесс!..

– Бетси!..

– Бетти!.. – снова раздалось в зале, но на этот раз на него явилась сама миссис Бесс, которой отдано было приказание немедленно собрать все вещи в дорогу.

Да и действительно, следовало спешить, так как барометр стоял высоко и если на другой день утром выехать пораньше, то уже вечером можно было бы наблюдать заход солнца в Обане.

Конечно, в этот день миссис Бесс и Партридж хлопотали без устали и все сорок семь ключей миссис Бесс гремели непрерывно, как бубенчики на шее испанского мула; сколько нужно было шкафов и сундуков отпереть и запереть! Кто мог знать, на сколько времени опустеет господский дом в Эленбурге? Дело шло об исполнении каприза мисс Кампбель! А если вдруг этой очаровательной девушке вздумается начать погоню за «зеленым лучом»?! А если этот «зеленый луч» нескоро покажется? А вдруг горизонт Обана будет недостаточно чистым для наблюдения и придется ехать в Англию или Ирландию? Все уезжали завтра, в этом не было сомнения, но когда возвратятся домой: через месяц, или через полгода, или через год, а может быть, даже через десять лет, этого никто сказать не мог.

– Откуда взялась у барышни фантазия относительно «зеленого луча»? – спросила Бесс Картриджа, помогавшего ей укладывать вещи.

– Не знаю, – ответил Партридж, – но, без сомнения, фантазия эта имеет важное значение; наша молодая госпожа ничего не делает бесцельно, вы это сами знаете, впрочем, милая.

– Партридж, – сказала Бесс, – я разделяю ваше мнение, что в этой невинной фантазии мисс Кампбель кроется какая-нибудь затаенная цель.

– Какая же?

– Ах, кто знает! Может быть, отказ или желание оттянуть ответ на предложение дядей!

– По правде сказать, – возразил Партридж, я не знаю, чем именно господин Арисюбюлюс Урсиклос расположил их так в свою пользу? Разве такой муж нужен нашей барышне?

– Будьте уверены, Партридж, – поставила точку Бесс, – что если он мисс Кампбель не подходит, то она за него и не пойдет. Ответит дядям «нет», поцеловав их в щеки, и дяди будут очень удивлены, что могли хоть одну минуту считать этого господина подходящим женихом для Елены. Что же касается меня, то мне он вовсе не нравится!

– И мне тоже, моя милая!

– Видите ли, Партридж, сердце мисс Кампбель похоже на этот ящик, который крепко заперт, и ключ от этого ящика находится у нее; и чтобы его отпереть, нужно, чтобы она дала ключ!

– Или чтобы у нее его взяли, – добавил Партридж, улыбнувшись одобрительно.

– Его не возьмут у нее, если она этого не пожелает! – ответила Бесс. – И скорее ветер унесет мои чепчик на колокольню святого Мунго, чем наша барышня сделается женой мистера Урсиклоса…

– …который если и родился в Шотландии, то все же жил всегда на юге!

Теперь Бесс в свою очередь кивнула одобрительно.

Этот шотландец и эта шотландка понимали друг друга с полуслова. Они явно не сочувствовали браку, задуманному братьями Мельвиль, и желали лучшей партии для мисс Кампбель. Хотя внешне партия и была подходящая, но тем не менее их не удовлетворила.

– Ах, Партридж, – начала снова говорить Бесс, старинный обычай наших горцев был лучше теперешних; я думаю, что прежние браки были счастливее теперешних.

– Вы вполне правы, моя милая! – ответил Партридж серьезно. – В то время все искали в браке любви, а не денег; деньги хорошая вещь, без сомнения, но любовь гораздо лучше денег.

– Да, Партридж! А главное, тогда люди желали узнать получше друг друга, прежде чем жениться.

Разговаривая таким образом, Бет и Партридж не переставали, однако, усердно укладывать вещи.

Отъезд был уже решен; куда именно ехать – тоже решено; оставалось условиться о способе передвижения. Предстояло сделать выбор между двумя направлениями: первый путь шел сушей, по правому берегу озера Лох-Левен, через Боулинг и Думбартон до Баллоха, откуда предстояло пересечь живописнейшее шотландское озеро, изобилующее островками и знаменитое историческими событиями, связанными с его берегами, и плыть по озеру вплоть до Далмали; отсюда дорога шла все время по скатам, образующим начало цепи Грампиенских гор. Горы, по которым идет эта дорога, покрыты вереском, дубовыми и сосновыми лесами. Проехав через эти леса, путешественник спускается к Обану, маленькому городку, расположенному на живописнейшем берегу Атлантического океана.

Эта поездка может доставить туристу истинное наслаждение, и каждый, кто путешествовал по Шотландии, наверное, уже любовался красотами природы этой части страны. Но так как с этого пути невозможно наблюдать за закатом солнца в открытом море, то Мельвили, предложившие сначала мисс Кампбель совершить поездку по этому маршруту, должны были отказаться от своей затеи.

Другая дорога идет реками и морем, и мисс Кампбель выбрала ее. Здесь она рассчитывала увидеть «зеленый луч».

– Вы понимаете, дядя Сэм, вы понимаете, дядя Сиб, – говорила она, – ведь нужен только один момент. И если я увижу то, что хочу, наше путешествие придет к концу и нам незачем будет больше оставаться в Обане.

Последние слова племянницы вовсе не обрадовали братьев Мельвиль – они хотели прожить в Обане некоторое время – мы знаем почему, – и в их расчет вовсе не входило слишком поспешное появление «зеленого луча», так как это могло расстроить их планы. Тем не менее, поскольку решающий голос принадлежал мисс Кампбель, а она желала ехать водным путем, ее дядям ничего больше не оставалось делать, как только покориться.

– Черт бы побрал этот «зеленый луч»! – сказал брат Сэм, когда Елена вышла из залы.

– И всех тех, кто его выдумал! – поддакнул брат Сиб.

Глава четвертая. ПО ТЕЧЕНИЮ РЕКИ КЛАЙД

На следующий день, 2 августа, ранним утром мисс Кампбель в обществе своих дядей, Бетси и Партриджа села в поезд, следовавший из Эленбурга в Глазго. Чтобы доехать до Обана, им необходимо было сесть на пароход в Глазго, так как Глазго был ближайшим от них пунктом, где останавливались пароходы. Прибыв в Глазго в семь часов, семейство Мельвилей, не теряя времени, ступило на палубу парохода «Колумбия», уже поджидавшего у пристани пассажиров, пыхтя и выбрасывая густые клубы дыма, который, смешиваясь с утренним туманом, постепенно рассеивался, пропуская лучи восходящего солнца. Небо обещало ясный день.

Не успели Мельвили разместиться на пароходе, как раздался третий звонок: машинист пустил машину в ход; колеса завертелись, подняв целое облако желтоватых брызг; раздался пронзительный свисток, канаты убрали, и «Колумбия» быстро пошла по течению.

В путешественниках не было недостатка; их собралось много с различных частей света, но большинство – из Шотландии и из Англии.

Август считается в Шотландии лучшим месяцем для путешествий, в особенности для излюбленных поездок по Клайду. Тут были семейства в полном составе, молоденькие веселыедевушки, молодые люди с серьезными лицами, дети, привыкнувшие уже к путешествиям, пасторы в высоких черных шелковых шляпах, длинных сюртуках со стоячими воротниками и белых галстуках, фермеры в шотландских шапочках, с полдюжины иностранцев – тяжеловесных немцев и двое или трое французов, которые не переставали быть любезными даже за пределами Франции.

Миссис Бесс и Партридж, усевшись на палубе, дружелюбно беседовали и вспоминали доброе старое время, когда чистый горизонт Клайда не заволакивался черным угольным дымом заводов и по нему не разносился резкий стук молотков, а тишина вод не нарушалась беспрестанно бегущими по ним сотнями пароходов.

Справа показалось селение Патрик в устье Келвина и широкие доки, предназначенные для постройки железных кораблей. Какой стук и шум разносились отсюда далеко-далеко, какое облако черного дыма вырывалось и застилало небо! Все это было ненавистным для Партриджа и его спутницы зрелищем.

Река Клайд постепенно становилась все шире и шире и наконец сделалась похожей на море, а вскоре показалось и само море.

Между тем время только близилось к полудню и оставалось не менее семи часов до захода солнца. Семь часов еще должно было испытываться терпение мисс Кампбель! К тому же горизонт здесь был на юго-запад и солнце спускалось за него лишь во время зимнего солнцестояния. Значит, следовало ехать больше на запад и даже немного к северу, потому что до сентябрьского равноденствия оставалось еще шесть недель.

Но, впрочем, что из этого! Перед глазами мисс Кампбель расстилалось море, и в промежутке между двух островов оно сливалось с небом, а этот именно горизонт она и желала видеть, почему она теперь и не спускала с него глаз.

«Небо безоблачно, лишь бы его не заволокло тучами!» – думала при этом Елена.

Размышления молодой девушки были прерваны возгласом дяди Сиба.

– Уже пора! – сказал он.

– Что?! Куда пора, дядя?

– Завтракать пора, – сказал брат Сэм.

– Так пойдемте завтракать! – ответила юная мисс, и все трое направились в кают-компанию.

Глава пятая. С ПАРОХОДА НА ПАРОХОД

После превосходного английского завтрака, состоявшего из холодных и горячих блюд, поданных в столовой парохода «Колумбия», мисс Кампбель и братья Мельвиль возвратились на палубу. Подойдя к тому месту палубы, с которого она наблюдала морской горизонт, мисс Кампбель не могла удержаться от возгласа разочарования.

– А где же горизонт?! – воскликнула она. Горизонт действительно исчез за несколько минут перед тем, как мисс Кампбель вышла на палубу.

Пароход в это время шел по длинному проливу Кайльс-оф-Бьют.

– Вы очень дурно поступили со мной, дядя Сэм! – сказала Елена с упреком.

– Но, дорогая моя…

– Я этого вам не забуду, дядя Сиб!

Братья не знали, что сказать в свое оправдание, а между тем они вовсе не были виновны в том, что пароход взял курс на северо-восток.

В ту минуту, как засидевшиеся в столовой пассажиры вышли на палубу, пароход уже шел вдоль маленького островка. За ним «Колумбия» повернула в пролив Бьют и поплыла среди живописнейших скалистых островов, поросших лесом, а потом, обогнув мыс Ардламонг, направилась на север и достигла наконец селения Лохгильпхед, расположенного при входе в Крайнанский канал. В этом местечке пассажиры «Колумбии» должны были пересесть на другой маленький пароход; на пересадку потребовалось несколько минут, и пароходик «Линнет», принявший пассажиров, быстро пошел по каналу. Судно проплывало то мимо скалистых берегов, то мимо зеленых холмов, переходивших постепенно в обширные зеленые луга. Временами «Линнет» останавливался перед шлюзами, и на этих остановках молодые девушки и дети из окрестных селений предлагали пассажирам парное молоко и болтали между собой на том древнекельтском наречии, которое непонятно даже многим англичанам.

Через два часа пассажиры «Линнета» пересели на другой пароход. На этот раз это было большое судно, носившее название «Гленгарри». Через несколько часов пути «Гленгарри» обогнул мыс, на котором возвышается древний феодальный «Дентрун-Кэстль», но горизонт все еще не был виден, к великой досаде мисс Кампбель, которой казалось все время, что она путешествует по Шотландии – стране озер, потому что она видела перед собой то скалы, то зеленые холмы, то островки, поросшие лиственницей и березой. Но вот наконец «Гленгарри» обогнул остров Джура и перед глазами молодой девушки развернулась панорама моря, сливающегося на горизонте с небом.

– Вот оно, открытое море, дорогая Елена! – сказал брат Сэм.

– Не наша вина, что эти проклятые острова, в которых сам черт мог бы заблудиться, заслонили нам море, – добавил брат Сиб.

– Я вам прощаю, дяденьки, – сказала на это мисс Кампбель, – но чтобы этого не повторялось…

Глава шестая. ВОДОВОРОТ КОРРИВРЕКАН

Было шесть часов вечера. Солнце совершило лишь четыре пятых своего дневного пути, и не могло быть сомнения в том, что пароход «Гленгарри» прибыл в Обан еще задолго до того момента, когда дневное светило погрузит свой сияющий лик в воды Атлантического океана; это давало мисс Кампбель уверенность, что желание ее увидеть «зеленый луч» осуществится в тот же день. Действительно, небо было чисто, воздух казался прозрачным, ничто, по-видимому, не могло помешать появлению «зеленого луча» на горизонте, который открывался между островами Оронсэ, Колонсэ и Муллем и был хорошо виден с парохода. Всецело отдавшись мысли о «зеленом луче», мисс Кампбель стояла на палубе неподвижно и не спускала глаз с того пространства моря, которое виднелось между островами; а так как никого из пассажиров, кроме нее, не привлекал именно этот пункт, то никто, кроме мисс Кампбель, не заметил, что близ острова Скарба в море происходило какое-то волнение. Вскоре до слуха молодой девушки стал доноситься какой-то отдаленный шум, и это казалось ей тем более странным, что пароход шел по совершенно ровной поверхности моря.

– Что это там за волнение на море? Что за причина этого шума? – спросила мисс Кампбель своих дядей.

Но братья Мельвиль не могли ответить ей на эти вопросы, они и сами не понимали, что происходило в морс. Мисс Кампбель решила обратиться с расспросами к капитану.

– Это очень простое морское явление, – сказал капитан, – вы слышите шум Корривреканского водоворота.

– Но ведь погода прекрасная, отчего же происходит такое волнение?

– Оно не зависит от погоды, – ответил капитан. – Волны моря в этом месте во время прилива попадают в узкий проход между островами Джура и Скарба и поэтому со страшной силой устремляются к берегу. Не дай Бог какому-нибудь маленькому судну попасть в это время в проход: гибель его становится неизбежной.

Водоворот Корриврекан – самое опасное и вместе замечательное место на всем Гебридском архипелаге. Если верить преданию, он получил свое название по имени скандинавского князя, судно которого погибло в его волнах еще в кельтские времена. Многие суда, увлеченные течением, нашли здесь свою гибель: по своей дурной репутации этот проход может сравниться разве с Мальстремом норвежских берегов.

Мисс Кампбель не переставала всматриваться в поднимавшиеся валы грозного океана, и вдруг внимание ее привлек какой-то темный предмет, который то поднимался на гребни волн, то исчезал.

– Взгляните, капитан, – сказала тревожно она, – должно быть, там обломок скалы?

– В самом деле! Это, по всей вероятности, обломок скалы или же… – и, взяв поспешно подзорную трубу, капитан через минуту воскликнул: – Это судно!

– Неужели судно? – удивилась мисс Кампбель.

– Да, я не ошибся… Шлюпка в водовороте.

При этих словах капитана все пассажиры подошли к борту парохода. Было ясно видно, как шлюпка то поднимается, то опускается в волнах водоворота. Не могло быть сомнения в том, что судно это обречено на гибель.

– Шлюпка, наверное, пустая, – предположил кто-то из пассажиров.

– Нет, я вижу в ней одного человека, – возразил другой.

– Я вижу в ней двоих людей! – воскликнул Партридж, подходя к мисс Кампбель.

Действительно, в лодке были двое: они безуспешно боролись с бешеным течением, увлекшим их в водоворот; хотя в их распоряжении был парус, но ветер был слишком слаб, чтобы вынести их из опасного прохода.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное