Александр Житинский.

Параллельный мальчик (сборник)

(страница 3 из 31)

скачать книгу бесплатно

   Пашка оторвался от тетрадки и сообщил, что у него есть идея: Мананаму, не дожидаясь ответа из газеты, надо познакомиться с писателем. В доме, где жили Булкины, двумя этажами ниже жил писатель-фантаст, который писал книжки для детей. Пашка тут же показал Мананаму одну книжку писателя.
   – Про что он пишет? – спросил Мананам.
   – Про пришельцев.
   – Про нас? Он знаком с пришельцами?
   – Нет. Он фантаст. Он их выдумывает, а потом пишет про них.
   – Браво-Мурильо! – воскликнул Мананам. – Про нас ничего не надо выдумывать. Напишет все как есть. Надо с ним познакомиться.
   – Я пойду узнаю, дома он или нет. – Пашка с удовольствием оторвался от уроков и побежал вниз по лестнице.
   Писателя дома не оказалось. На звонки никто не отвечал, лишь за дверью лаяла собака. Пашка наведывался туда еще дважды, но безрезультатно. Визит к писателю отложили до утра.
   Наутро, когда из квартиры все разошлись, Мананам остался наедине с Красавцем. Кот ушел в кухню и лакал там свое молоко, обдумывая планы мести. Мананам стал гулять по квартире.
   Он обследовал комнату родителей, залез в сервант, походил по полкам, рассматривая посуду, потом перелез на книжный стеллаж и отправился гулять по нему, читая названия книг на корешках. Надо сказать, что по гладким вертикальным стенкам, например, по стеклу или по полированной поверхности серванта, Мананам ходил, пользуясь присосками, так же легко, как по полу. Потом он спустился вниз, вышел на балкон и принялся рассматривать окрестности.
   Вдруг он услышал внизу чей-то хрипловатый голос:
   – Не покормил я тебя вчера, Джеки… Ешь… ешь…
   Мананам вылез на карниз балкона и свесил голову вниз. Двумя этажами ниже на таком же балконе стоял человек в пижаме, сладко потягиваясь. «Писатель… – сообразил Мананам. – Ну что ж, отправимся в гости».
   Дверь квартиры, естественно, была заперта. Тогда Мананам нашел катушку ниток и прикатил ее на балкон. Зацепив ее за балконное ограждение, он принялся тянуть за нитку. Катушка вертелась на месте, нитка разматывалась. Мананаму удалось отмотать несколько метров нитки, после чего он обрезал ее бритвой, найденной в ванной комнате. Все это потребовало труда и времени. Один конец нитки Мананам привязал к ограде балкона, а другой спустил вниз, предварительно обвязав им для тяжести стиральную резинку.
   Нитка натянулась.
   Мананам крепко ухватился за нее и осторожно начал спускаться? Он увидел, что писателя на балконе уже нет, а дверь в комнату раскрыта. Мананам благополучно добрался до писательского балкона и спрыгнул на него. Стараясь не шуметь, вошел в комнату.
   Писатель сидел в кресле, откинув голову назад. На лбу у него было мокрое полотенце. Не успел Мананам как следует разглядеть обстановку, как из угла комнаты на него с лаем бросилась огромная лохматая собака желто-белой масти.
Мананам сам не понял, как оказался на стенке платяного шкафа, по которой он быстро взбежал вверх, перебирая присосками. В один миг он очутился на шкафу. Собака прыгала под ним, издавая громкий лай.
   – Джеки! Что случилось?! – писатель оторвал голову от кресла и замахнулся на собаку мокрым полотенцем. – Прекрати! – Он перевел взгляд вверх, поняв, что собака обеспокоена чем-то, находящимся на шкафу, и увидел Мананама. – Та-ак… Чертики мерещатся… – огорченно констатировал писатель и снова уронил голову на спинку кресла, прикрыв глаза.
   – Наш дом – Вселенная. Наш мир – един! Здравствуйте, брат по разуму! – проговорил Мананам со шкафа.
   Писатель только тяжело вздохнул. А Джеки снова начала лаять.
   Мананам сел на шкафу, свесив вниз ноги. Он не понимал такого поведения писателя и его собаки.
   – Разрешите представиться: Мананам, – сказал он.
   Писатель приоткрыл один глаз и взглянул на Мананама.
   – Опять… – хрипло протянул он, закрывая глаз.
   Писатель был не первой молодости, с редкими волосами и немного опухшим от сна лицом. Под глазами были мешки.
   – Вы меня слышите? – спросил Мананам. – Я прошу простить меня за вторжение. Мне сказали, что вы писатель…
   – Что же это делается… – простонал писатель, срываясь с кресла.
   Он подбежал к шкафчику, распахнул его, что-то булькнуло, и писатель залпом выпил какую-то жидкость из стакана. «Лекарство», – подумал Мананам.
   Переведя дух, писатель снова взглянул вверх.
   – Сидит, – сказал он себе. – Что тебе надо?
   – Собственно, я с визитом доброй воли, – проговорил Мананам. – Мне нужно поговорить с вами.
   Писатель снова упал в кресло.
   – Говори, – сказал он.
   – Дело в том, что мы прилетели с другой планеты… – И Мананам начал рассказывать о космическом путешествии братцев по разуму, о планете Талинта и ее обитателях.
   Писатель некоторое время слушал неподвижно, потом тряхнул головой и перебил Мананама:
   – Ладно. Кто это подстроил?
   – Клянусь честью, я – пришелец, – сказал Мананам.
   – Честью! Ха-ха-ха… – Писатель рассмеялся, глаза его оживились.
   – Мне сказали, что вы пишете о пришельцах, – несколько обиженно отвечал Мананам.
   – Пишу… Только не пишется. – Писатель с тоской взглянул на свой рабочий стол, где стояла пишущая машинка и были разбросаны листы бумаги.
   – А в чем дело? Какие трудности? – поинтересовался Мананам.
   – Придумать не могу. Каюк, – признался писатель.
   – Зачем же придумывать? Я вам говорю чистую правду. Напишите про нас с братцем. Нам нужно, чтобы жители Земли узнали о нашей планете.
   – Зачем это вам нужно?
   – У нас такое задание. Программа, – объяснил Мананам.
   Писатель задумался. Он поднял полотенце и вытер лицо. Потом подошел к столу и уселся за него.
   – А что, это идея… Талинта, говоришь? – Он взялся за перо.
   И Мананам продолжил свой рассказ. Писатель некоторое время водил пером по бумаге, конспектируя историю планеты Талинта, но потом отбросил авторучку.
   – Нет! Все не то. Где проблема? Где идея? Это – не литература.
   – Это – правда, – сказал Мананам.
   – Нужен конфликт.
   – Послушайте, почему вы так любите конфликты? – спросил Мананам.
   – Читатель любит конфликт, – снисходительно отвечал писатель.
   – Тогда вот вам конфликт. – Мананам рассердился, но по его тону этого нельзя было понять. – Я заметил, что на вашей планете с нами обращаются не совсем… так сказать, уважительно. Чем это объяснить?
   Писатель поднялся с кресла и подошел к шкафу. Мананам на всякий случай взбежал на потолок.
   – Ишь ты! Как муха! – воскликнул писатель. – Знаешь, я мух не уважаю. Не привык.
   – Уважения достойны не размеры, а мысль, – сказал Мананам.
   – Ах ты шпендрик! – улыбнулся писатель.
   Он вернулся в кресло, закинул ногу на ногу и сказал:
   – Согласен. Поговорим уважительно. Допустим, что вы – пришелец.
   – Допустим, что вы – писатель, – сказал Мананам с потолка.
   – Что значит – допустим? Я писатель и есть.
   – А я – пришелец.
   – Чем вы вооружены? – спросил писатель.
   – Не понял.
   – Какое у вас оружие?
   – Зачем нам оружие? – удивился Мананам.
   – Мало ли что может встретиться во Вселенной! Знаете, сколько там опасностей! – воскликнул писатель.
   – Догадываюсь. Но мы на Талинте исходим из убеждения, что разум – самое надежное оружие мыслящего существа. Если нам встретятся разумные существа, мы сумеем убедить их в своем дружелюбии, а неразумных мы просто обхитрим.
   – Смотрите, как бы вам не откинуть присоски с такими убеждениями, – проворчал писатель.
   – Мы совсем и не собираемся кидаться присосками, – серьезно сказал Мананам.
   – Не-ет, дорогой… – Писатель встал и принялся ходить по комнате. – Здесь вы не правы. Другие планеты надо завоевывать. Силой! Если вы стоите на такой высокой ступени развития, что можете передвигаться в космосе без помощи ракет, то все остальные для вас – тьфу! Муравьи. И обращаться с ними нужно, как с муравьями.
   – Ну что вы. Вы – совсем не муравей, – сказал Мананам. – Я же вижу, что вы мыслите.
   – Спасибо, – сказал писатель. – И все же экспедиция в другой мир сопряжена с таким риском, что лучше себя обезопасить. Бронированный корабль, знаете ли… Лазерная пушка. Икс-лучи… Я бы начал рассказ о визите на Землю примерно так: «Рано утром шестого сентября в бронированном космическом корабле, вооруженном лазерной пушкой, на Землю прибыла экспедиция с планеты Талинта…».
   Мананам коротко рассмеялся, представив себя с Пататамом в бронированном корабле. А писатель внезапно сел за машинку, лицо его озарилось, он бросил радостный взгляд на Мананама.
   – А что? Я так и начну! – И он с бешеной быстротой забарабанил по клавишам, забыв о Мананаме.
   Мананам вздохнул и по занавеске перебрался к открытой балконной двери. Качнувшись на ней, он прыгнул на подоконник, оттуда перебрался на перила балкона, уцепился за нитку и быстро пополз вверх. Через минуту он был дома. Подтянул нитку к себе, отвязал стиральную резинку и отнес ее обратно на письменный стол Пашки. На душе у него было грустно…
   Когда он вошел в комнату, то там, к своему удивлению, увидел Лену, хотя Лене еще рано было возвращаться из садика. Лена горько рыдала.
   – Я здесь. Не плачь, – сказал Мананам.
   Лена подняла голову, но слез не вытерла.
   – Мананамчик, миленький! Пататама продали, – сказала она и снова уронила голову на подушку.


   А с Пататамом случилось вот что.
   Когда Котькина мама и Котька принесли его домой, Пататам был вынут из мешочка и поставлен на кухонный стол. Котькина мама внимательно осмотрела космонавта, надеясь найти дырочку, куда вставляется ключик. Дырочка была обнаружена в ухоносе. Котька принес ключик от заводного автомобиля и по совету мамы вставил его в ухонос.
   – Я прошу вас осторожнее, – предупредил Пататам, который не без интереса наблюдал за их действиями.
   – Смотри-ка, Котеночек, он уже заговорил, – сказала Котькина мама. – А ну-ка, поверни ключик!
   Котька повернул. Пататам выдернул ключик из ухоноса и забросил его подальше.
   – Не хочет, – сказала мама. – Может быть, он электрический?
   – Может быть, – сказал Пататам.
   Котькина мама перевернула Пататама вниз головой и стала искать место, куда вставляются батарейки. Пататам вздохнул. Ему это стало порядком надоедать. А Котькина мама, недолго думая, схватила за присоску и принялась ее отвинчивать. Нога Пататама скрутилась как резиновый жгутик.
   – Помилуйте, гражданка! – сказал Пататам.
   – Говорит, говорит… – прошептала Котькина мама, отпуская братца. Пататам присел на краешек тарелки и выправил скрученную ногу.
   – Опять молчит! – с досадой сказала Котькина мама. – Хоть бы инструкция была, как им пользоваться!
   Она опять схватила Пататама и поставила его на ноги, затем неожиданно подтолкнула его в спину. Пататам растянулся на столе. Это окончательно вывело его из себя.
   – Прекратите ваши шутки! – воскликнул он, поднимаясь.
   – Котя, почему он не ходит? Он раньше ходил? – спросила мама.
   – Ходил… – ответил Котька.
   – Они уже успели его испортить, – сказала мама, имея в виду Лену и ее брата.
   Она ухватилась за присоски и стала передвигать их по столу, как бы обучая Пататама ходить. Котька принес из своей комнаты грузовой автомобиль. Видя, что Пататам ходить не желает, мама посадила его в кузов, и Котька повез братца по квартире. «Есть в этом нечто унизительное, – думал Пататам, сидя в кузове игрушечного автомобиля. – Хотя, если быть честным, мне немного приятно. Однако стоило ли преодолевать миллионы километров в космосе, чтобы развлекать дикарей на планете Земля?»
   Он выскочил из кузова и направился к двери.
   – Рад был познакомиться с вами, – поклонился он. – Но меня ждут дела. Откройте мне, пожалуйста, дверь.
   Но тут Котька накрыл его сачком для бабочек. Пататам запутался в розовой марле, а Котька, перекинув сачок через плечо, отправился в свою комнату, где на подоконнике стоял круглый аквариум с зеленой водой и игрушечным гротом.
   Недолго думая, Котька вытащил Пататама из сачка и бросил в аквариум. Естественно, Пататам не утонул, поскольку был растением, но возмутился страшно.
   – Константин, может быть, вы прекратите ваши эксперименты?
   – Мама, он плавает! – заорал Котька.
   – Очень хорошо, Котеночек, – отозвалась из кухни мама.
   Пататам подплыл к стенке бассейна, уцепился за край и подтянулся на руках. Глядя Котьке в глаза, он проговорил раздельно:
   – Немедленно выньте меня и оботрите. Иначе вся планета Земля перестанет вас уважать.
   По правде говоря, особым уважением планеты Котька не пользовался и раньше. Однако такая постановка вопроса озадачила его. Он вытащил Пататама из воды и вытер его носовым платком.
   – Поставьте меня куда-нибудь, – сказал Пататам.
   Котька поставил его на стул, а сам уселся рядом на тахту.
   – Теперь поговорим, – сказал Пататам и убедительнейшим образом объяснил Котьке, что его необходимо тотчас отнести назад к Мананаму, в противном случае программа космических исследований окажется под угрозой.
   Из этой речи Котька не понял ничего – за исключением требования вернуть его Лене. Он нахмурился и засопел. Котькина мама уже стояла в дверях. Услышав длинные объяснения пришельца, она сказала:
   – Как хорошо он говорит. Умеют же делать!
   Пататам еще раз повторил свою просьбу. Но мама будто не слышала его. Она лишь спросила у Котьки, где он намерен держать новую игрушку.
   – У тебя в комнате нельзя. Еще убежит. Давай поставим его в бар. Когда придут гости, он будет с ними разговаривать.
   – Никогда! – вскричал Пататам. – Вы не услышите от меня больше ни одного слова! – И с этими словами как подкошенный рухнул на мягкое сиденье стула.
   Мама потрясла его и, вздохнув, отнесла в бар, где стояли бутылки и рюмки. Она положила его на стеклянную полочку и плотно закрыла дверцу.
   – Может быть, отлежится, – сказала она.
   Но Пататам решительно не подавал признаков жизни. Он лишь презрительно смотрел в глаза Котькиной маме, когда она вынимала его из бара и встряхивала, как термометр. Наконец она не выдержала, снова завернула Пататама в полиэтилен и вышла на улицу.
   Через десять минут Котькина мама была у двери, рядом с которой имелась табличка «Ателье по ремонту бытовых приборов». Неизвестно почему она решила, что Пататам – бытовой прибор. Приемщик ателье, пожилой мужчина в черном халате, устало взглянул на Пататама и спросил:
   – Чего вы хотите?
   – Ровным счетом ничего! – заявил Пататам, думая, что вопрос обращен к нему.
   Приемщик не обратил на его слова никакого внимания.
   – Нужно его починить, – сказала Котькина мама.
   Приемщик лениво покопался в ящике стола, достал лупу, пинцет, отвертку и плоскогубцы. Он расстелил перед собою чистую тряпочку, положил на нее Пататама и принялся рассматривать его в лупу. Пататаму стало весело. Он вдруг показал приемщику язык – нежно-зеленый, как весенний листок.
   Приемщик и на язык не обратил внимания.
   – Чье производство? – спросил он Котькину маму.
   – Я не знаю… Нам из-за рубежа привезли… знакомые, – застеснялась Котькина мама.
   – Японский, должно быть, – предположил приемщик.
   «Интересная у него психология, – думал в это время Пататам, лежа на тряпочке и разглядывая через лупу огромный, наклонившийся над ним глаз приемщика. – Неужели он ничему не удивляется? Не может быть, чтобы он каждый день встречался с представителями иной цивилизации»
   Приемщик сжал Пататама пинцетом и повертел перед носом.
   – Какой у него гарантийный срок? – спросил он.
   – Да он же японский! – воскликнула Котькина мама.
   Приемщик потрогал Пататама отверткой и, не найдя ни одного винтика, снова положил на тряпочку.
   – А что не работает? – спросил он.
   – Не ходит, не разговаривает, – пожаловалась Котькина мама.
   – Контакт, значит, где-то… – пробормотал приемщик. – Но мы их не ремонтируем, таких…
   – А что, вам уже приносили?
   – Приносили, – соврал приемщик. – Не берем. Сложная схема.
   – Что же мне с ним делать?
   – Отнесите в комиссионный, – посоветовал приемщик. – Там возьмут. Кто-нибудь купит, есть любители.
   – А сколько он стоит? – с интересом спросила Котькина мама.
   – Японские, они дорогие…
   Пататам в разговор не вмешивался. Он решил понаблюдать за жителями Земли со стороны. В конце концов можно и таким способом узнать о жизни на планете. Он снова дал завернуть себя в мешочек, и они с Котькиной мамой пошли в комиссионный магазин.
   Вскоре Пататам предстал перед молодым человеком с быстрыми глазами. Он кинул взгляд на Пататама.
   – Что это такое?
   – Японский сувенир, – ответила мама.
   – Семь рублей, – коротко оценил Пататама молодой человек.
   – Он говорящий, – запротестовала мама.
   – Не слышу.
   – «Вы слыхали, как поют дрозды? Нет, не те дрозды, не полевые…» – заорал Пататам. Ему стало вдруг ужасно весело.
   – Вот! Вот! – воскликнула Котькина мама.
   – Семьдесят пять рублей, – изменил свое мнение молодой человек.
   На этом и согласились. К Пататаму прикрепили ярлык с ценой и надписью «Сувенир японский говорящий», Котькина мама получила квитанцию, а Пататама поставили в магазине на полку рядом с магнитофонами, фотоаппаратами и радиоприемниками.
   Весь следующий день, когда Мананам ходил в гости к писателю, его братец провел на полке магазина с ярлыком на шее. Несколько раз его показывали покупателям. Те вертели его в руках, пожимали плечами и возвращали обратно. Цена была слишком высока. Одна девушка подмигнула Пататаму и сказала:
   – Привет, Буратино!
   Пататам ответил: «Здравствуйте, мадемуазель!», чем привел девушку в восторг. Но денег у нее не было.
   Продавец сердито отобрал Пататама у девушки, сказав:
   – Вы что, какой это Буратино?! Он же без носа!
   – Сами вы без носа! – сказала девушка и ушла.
   Пататам огорчился.
   Наблюдая с полки за людьми, толпящимися у прилавка, Пататам думал о том, как много вещей, оказывается, нужно для счастья обитателям этой планеты. Люди толпятся у прилавка, считают деньги, с завистью смотрят на бездушные предметы со множеством ручек… А с ними ни поговорить, ни посмеяться… Пататам пробовал установить контакт с магнитофонами и убедился, что они совершенно мертвы.
   Под вечер в магазин пришел юноша в очках. Он потолкался у витрины, разглядывая магнитофоны и фотоаппараты, и вдруг увидел Пататама. С минуту он смотрел на него, о чем-то размышляя, потом спросил:
   – Скажите, пожалуйста, вы действительно умеете говорить?
   – Честное слово, – ответил Пататам. Ему понравилось, что юноша обратился к нему вежливо.
   Юноша снял очки и протер их.
   – У него глаза умные, – пробормотал он.
   – Спасибо за комплимент. У вас тоже неглупые глаза, – сказал Пататам.
   Юноша сорвался с места и побежал к кассе, на ходу роясь в карманах. Он бросил на тарелочку кассира семьдесят пять рублей, приготовленных им для покупки фотоаппарата, причем от волнения не мог даже назвать номер отдела. Он только махнул рукой в ту сторону, повторяя:
   – Японский… Говорящий…
   Пряча Пататама в портфель, Он сказал:
   – Меня зовут Юра Громов. Я – аспирант.
   – Пататам, покоритель космоса, – представился пришелец.
   И Юра поехал к себе домой, в общежитие, время от времени раскрывая портфель и заглядывая в него. Увлеченный своей покупкой, он не заметил, что из магазина за ним вышел мальчишка лет двенадцати, с веснушками на носу. Мальчишка сел в тот же автобус, вышел вместе с Юрой на одной остановке и шел за ним до общежития. Внутрь его не пустила вахтерша. Маль-чищка постоял у двери, затем дошел до угла и внимательно прочитал табличку с адресом. Лицо его выражало озабоченность.


   – Его купил очкарик! – доложил Пашка, прибежав домой. – Он живет в общежитии на улице Академика Королева, дом семь.
   – Очкарик – это профессия? – спросил Мананам.
   – Нет. Это значит – он в очках.
   Мананам задумался. Он встал из-за стола и принялся, заложив руки за спину, ходить в ящике по бархатной бумаге. Лена и Пашка молча следили за ним. Мананам остановился.
   – Сколько он стоил?
   – Семьдесят пять рублей, – ответил Пашка.
   – Это много?
   – Очень. Можно купить пять радиоконструкторов.
   Мананам снова принялся ходить. Лицо его выражало озабоченность.
   – Все-таки нас ценят, – наконец сказал он. – Но неизвестно, что за человек очкарик. Можно ли вступить с ним в контакт?
   – Я украду его, – сказал Пашка.
   – Кого? – спросил Мананам.
   – Пататама.
   – Красть нельзя. Это еще хуже, чем врать.
   – Красть нельзя! Врать нельзя! – возмутился Пашка. – А продавать живых людей можно?
   – Мы не люди… – с грустью сказал Мананам. – Мне нужно подумать. Задвиньте, пожалуйста, ящик.
   Лена задвинула ящик, и Мананам остался в темноте. Лампочку он не включил. Ящик пахнул сосной, деревом, лесом… Мананаму стало грустно. Он вдыхал ухоносом запахи сосновой смолы и вспоминал густые леса родной планеты. Там прошла первая жизнь Мананама. Там он вырос на дереве, там узнал о своем Задании, там встретил братца по разуму Пататама. Страшно даже подумать, сколько лет назад это было! Миллиарды и биллиарды лет. А потом, когда кончилась первая жизнь, они с Пататамом летели в космосе в виде Зерна Разума. Как радостно было после этого вновь встретиться с Пататамом на Земле и начать вторую жизнь! И вот Пататама продали…
   Мананам тяжело вздохнул и закрыл глаза.
   Однако на следующее утро он снова был бодр и деятелен. Как бы там ни было, нужно выполнять программу. Потерпев неудачу в контакте с писателем и не дождавшись ответа из газеты, Мананам отправился с Пашкой в школу. С одной стороны, Пашка этому радовался, потому что могло получиться замечательное происшествие, но с другой – он уже догадывался о записи в дневнике, которая после этого происшествия должна была появиться.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Поделиться ссылкой на выделенное