Александр Житинский.

Flashmob! Государь всея Сети

(страница 4 из 27)

скачать книгу бесплатно

   Она уехала, взяв с меня слово внимательнее ознакомиться с проблематикой «Звонницы». Что-то заученное было в её словах, она словно урок мне излагала. Нет, без сомнения, в постели она выражается гораздо лучше и свободнее.
 //-- donnickoff --// 
   2 апреля 20… года
   Я стал ставить себе задачу.
   В моем распоряжении есть некая информационная среда, или медиасреда, как теперь чаще говорят. Я рассматриваю ее как инструмент, но также как среду обитания. Каковы ее свойства?
   Среда состоит из элементов, каждый из которых имеет свой заряд и вес, а также траекторию движения. Это очень напоминает элементарные частицы. Заряд частицы можно сопоставить с ее политической ориентацией, а массу с рейтингом ее в этом поле, то есть попросту с числом френдов. У меня пока был нулевой заряд и почти нулевая масса. А траектория моя едва вышла из начальной точки и лишь искала направление.
   Сотни тысяч, миллионы юзеров в виде светящихся точек, шариков, звезд и планет закружились передо мною, как виртуальная Галактика. Юзеры сходились и расходились, притягивались и отталкивались, сгущались вдруг в длинные хвосты тредов, хороводились и тусовались.
   Это была огромная беспорядочно сплетенная сеть. Дернешь за один узелок – отзовется в другом. В этом облаке заключена была огромная энергия и мне предстояло овладеть ею.
   Зачем?
   Затем, чтобы применить к решению каких-то задач. Задачи эти могут быть разнообразны. Ну, например, знакомства. Это я уже пробовал. Отбор информации, завоевание популярности, покупка и продажа – все это могло осуществляться при помощи этого инструмента. И не только это. Революция. Разрешение глобальных конфликтов. Я чувствовал там скрытые возможности, как чувствовали термоядерную энергию в скоплениях частиц великие физики прошлого.
   И они освободили ее.
 //-- donnickoff --// 
   4 апреля 20… года
   Я принялся анализировать главные узлы сети Живого Журнала – его «тысячников», то есть юзеров, которых читали более тысячи других пользователей. «Тысячников» можно было разделить на несколько групп.
   1. Интеллектуалы и поставщики информации.
   Эта группа честно делилась своими знаниями и сведениями из политики, литературы, науки, показывала фотографии и почти не претендовала на пропаганду политических идей.
   2. Балагуры, рассказчики баек, трепачи, «приколисты». Сюда же примыкали и писатели, пишущие миниатюры – философические или юмористичнеские, или то и другое вместе. Эти тоже были, как правило, политически неангажированы.
   3. Идеологические вожди, вдохновители и организаторы. Эта группа явно хотела воздействовать на умы, боролась с противниками, иногда возникали чудовищные скандалы со взаимными оскорблениями и грудами матерных слов, а последнее время наметились явные попытки перейти к акциям в офф-лайне, как называли здесь реальную жизнь.
Мелькали объявления о собраниях, сходках, пикетах. Либералы и демократы, националисты, фашисты, консерваторы – все были равно неприятны, хотелось назвать их мужских представителей недоносками.
   4. Люди, известные в офф-лайне. Их дневники, как правило, были малоинтересны, не говоря о том, что никогда не было уверенности, что это подлинный дневник, а не подделка. Однако, к ним тянулись из всегдашнего стремления побыть рядом со «звездой» или сообщить «звезде» какую-нибудь гадость.
   Отдельную категорию «тысячников» составляли художники и фотографы, которые выставляли свои рисунки, обходясь почти без всяких слов, что было особенно приятно.
   И у подножия этих сияющих вершин плели свои нехитрые сети десятки тысяч юзеров, стремящихся и не стремящихся к славе, сбегавшиеся на постоянно возникающие скандалы и исправно вставлявшие свои пять копеек. Из этих денег давно можно было соорудить пантеон человеческому тщеславию.
   Впрочем, именно здесь попадались дневники кристальной чистоты и безыскусственности, точные слепки с характера и жизни автора, читать которые было особенно интересно, но временами даже неловко, когда я сталкивался с таким уровнем откровенности, который казался мне недопустимым для публичной записи.
   Я не имею в виду бесстыдства, которым отличались многие девичьи дневники, обладательницы которых по-матросски матерились и не забывали сообщать о своих ПМС и очередных победах в сексе.
   Это было очень смешно, но особую утеху доставляли дневники фанфаронов, чьи представления о собственной значимости сильно превосходили саму значимость. Здесь творили для вечности, афоризмами и размышлизмами, несмотря на это любителей читать «нетленку» находилось мало.
   Поэты бубнили стихи и схватывались, как котята на ковре. Уроды и отморозки доказывали изо всех сил, какие они уроды и отморозки. И все равно, получалось плохо, потому что они были уроды.
   Такова была общая картина.
 //-- donnickoff --// 
   8 апреля 20… года
   Зизи оказывает мне знаки внимания в «аське» и, по всей вероятности, делает мне рекламу среди подружек.
   В «аську» постучалась некая Мортимора Шведская – это ее ник, я не шучу. Ей двадцать один год, она виртуальная подружка Зизи. Москвичка.
   Я ее спросил, догадывается ли она о смыслах, заложенных в ее имени? Всё-таки соединить две смерти в одном никнейме – это надо уметь. Мортимора ответила, что просто красиво звучит. Ну, пускай. Мне-то что за дело.
   Почему Шведская, я уже и не спрашивал. Вероятно, потому же.
   Мортимора оказалась не то чтобы спортсменкой, но любительницей фитнесса. Боже, как я ненавижу все эти слова, переехавшие к нам из заграницы! Было такое слово – физкультурница. Так вот, Морти – физкультурница. Если считать секс тоже физкультурой.
   Каждый Божий день она едет в фитнесс-клуб и там изнуряет свое немаленькое тело. Насчет размеров тела я судил по фотографиям, которыми Морти снабжает свой журнал. Мордашка приятная, росту за сто восемьдесят, плечи, как у пловчихи.
   Что-то есть шведское, тут она права.
   Конечно, она стала приобщать меня к фитнессу. Надо же о чем-то говорить. Я отшучивался, говорил, что из всего фитнесса предпочитаю баню.
   Она сказала: о! обожаю баню! Давайте сходим вместе.
   – Как ты себе это представляешь? – спросил я.
   – Очень просто! – ответила она.
   И правда, проще некуда. Преведение, заткните свои очаровательные ушки, если они у вас есть. То есть, закройте свои глазки, я хотел сказать.
   Ну, назвался груздем, надо лезть в кузов. К этому культпоходу я готовился ответственно, как к небольшой контртеррористической операции.
   Предстояло найти место сражения. Обилие предложений в Интернете меня удивило.
   Во-первых, слова «сауна» или «отдых в русской бане» употреблялись не часто. Чаще встречалось волшебное слово «эскорт». Меня должны были эскортировать, как линейный корабль. Или, наоборот, я? Морти имела с линкором больше сходства.
   Во-вторых, мероприятие, судя по всему, оборачивалось в серьёзную копеечку размерами в мою бывшую зарплату. Но ничего не поделаешь, я бесстрашно шел навстречу своей мементо море.
   Как восхитительны, в сущности, вечера в России, когда тебя эскортирует в баню девица гренадерского роста. Мы встретились у метро «Аэропорт» и пошли по адресу. У меня торчал из-под мышки веник. Морти была с рюкзачком. В моей сумке имелся небольшой запас провизии и выпивки от щедрот моего сына. Если бы вместо веника у нас была собачка на поводке, мы могли быть приняты за отца и дочь на вечернем выгуле.
   Но у нас был веник, и он выдавал нас с головой.
   Вы думаете, я стану выкладывать интимные подробности? Моя совесть мне запрещает. Но обслуга в бане прекрасная, есть бассейн и огромных размеров кожаный сексодром. Морти сказала, что ей впервые такой встретился, и намекнула на эпизодическую связь с одним популярным в ЖЖ «тысячником».
   Тщеславны они, тщеславны…
   – Ты запишешь меня во френды? – спросила она.
   – Нет, – сказал я. – Мой журнал читает жена, и она ревнива.
   Так я нашёл безобидную формулировку.
   Мы сидели в холле за столом и пили виски, завернувшись в простыни.
   – А скажи, Морти, какие у тебя преобладают общественно-политические взгляды? Если они есть, конечно? – спросил я отечески.
   – Гы! – сказала она. – Я национал-большевик.
   То есть, она оказалась лимоновкой! Вы не представляете, как это возбуждает. Круче этого – только женщина майор милиции. Была у меня и такая.
   Конечно, я немедленно поволок ее на кожаную тахту. Не знаю, возможно, это больше походило на экзекуцию. Я занимался сексом в бане второй раз в жизни. Первый был очень давно и был связан с непростыми коллизиями. Но не буду об этом…
   После экзекуции она наконец сказала, как её зовут по паспорту. Ее звали Евдокия. Дуся. Как мою кошку. Она стала мне ещё милей и большевичней.
   – Дуся, ты будешь с нами. Нас ждут великие дела!
   – Дон, я вся твоя! – прорычала она басом.
   Из викингов. Из варягов.
   Так мы куем свои кадры.

   pre_vedenie
   Милый А. Д.!
   Почему-то Вы считаете свою совесть воспитанницей пансиона для благородных девиц. «Закройте глазки, заткните ушки!..» Мы и не такое слыхали и видали, благодаря Вам же. Потом Вы валялись в ногах, вымаливая прощение и находя массу смягчающих обстоятельств.
   Кстати, о том «первом случае» в бане.
   Как Вы помните, все происходило в сауне Дома творчества кинематографистов в Репине, под Ленинградом. Там в свое время проходили ежегодные семинары Института полупроводников АН СССР, куда Вы ездили из Долгопрудного молодым аспирантом.
   Как обычно, в один из вечеров в баре возникло братание физиков и лириков. Лириков представляли ленфильмовские киношники – актеры, режиссеры, сценаристы. В тот вечер было немало выпито и сама собою родилась идея продолжить банкет в сауне, находившейся в отдельном строении, в ста метрах от Дома.
   Набралось человек 15, среди них Вы, а также молодая актриса Т. Вам было лет двадцать пять, ей и того меньше…
   Продолжать?
 //-- donnickoff --// 
   Нет. Вы чудовище. Вы не можете этого знать. Я никому не рассказывал.
   pre_vedenie
   Но Вы же были не один.
 //-- donnickoff --// 
   Вы – та самая актриса?! Невероятно!
   pre_vedenie
   Нет, успокойтесь. Вы никак не можете поверить в то, что я действительно Ваша совесть.
 //-- donnickoff --// 
   Я Вас боюсь…
 //-- donnickoff --// 
   8 апреля 20… года
   Так вот, случай, о котором вы осведомлены, был действительно нетривиальный. Бывает так, что отношения, завязавшиеся случайно и по пьяной лавочке, вдруг вырастают в нечто большее. В любовь, не побоюсь этого слова.
   С актрисой Т., о которой Вы упомянули, связь состоялась в первый же вечер, прямо там, в Доме творчества. Мы оба были пьяны, нас потянуло друг к другу… Короче, пьяная случайная связь, если пользоваться определениями моралистов.
   Но мы обменялись телефонами, и меня потянуло позвонить ей уже из Москвы. Дело в том, что она не произвела впечатления женщины, легко отдающейся первому встречному, хотя со мною было именно так. В какой-то момент я просто взял её за руку и повел прочь от компании в свой номер. И она нисколько не жеманничала.
   Но теперь пришлось начинать всё сначала. Она не шла на общение, ей казалось, что наша поспешная связь уронила её в моих глазах. Да и мне пришлось долго доказывать, что я не принадлежу к разряду кобелирующих вертопрахов, хотя именно таково было первое впечатление.
   И мы стали исправлять его по мере сил, изредка встречаясь то в Москве, то в Питере, причем эти свидания не сопровождались постелью. Мы просто гуляли по улицам и паркам, обедали или ужинали в кафе, посещали театры и музеи.
   Так продолжалось полгода, при том, что нас несомненно тянуло друг к другу физически, но мы словно отбывали наложенную самими на себя повинность за тот первоначальный грех.
   Но наконец настал миг, когда держаться дальше на поцелуях и ласках стало невозможно, и мы вплотную приблизились к тому, чтобы снова познать друг друга – уже на гребне любви.
   Я действительно любил её.
   И тогда она сказала:
   – Я смогу это сделать только если мы дальше всегда будем вместе. Как муж и жена. Прости, иначе я не могу.
   Это было в Ленинграде, в гостинице «Москва», где я остановился.
   Я спустился в бар и купил две бутылки самого дорогого вина, на которое хватило денег. Это был крымский «Мускат» разлива одна тысяча девятьсот семьдесят четвертого года – года нашей первой встречи. После этого мы выпили в моем номере по бокалу, а вторую бутылку я подарил ей со словами:
   – Её мы выпьем, когда я буду свободен для тебя. Прости, но сейчас я не могу этого обещать.
   Моему сыну было тогда три года. Я не мог оставить его ни при каких обстоятельствах.
   Помню, как она уходила – маленькая, с прямой спиной, вздрагивая при каждом шаге и не оглядываясь. Она была актрисой травести.
   Мы больше не встречались, не переписывались и не перезванивались.
   Такие дела.
 //-- donnickoff --// 
   9 апреля 20… года
   После исследования инструмента и правил игры я попытался сформулировать, чего бы хотел от инструмента добиться. Мой интерес был чисто научный, умозрительный. Практическая польза от игры пока даже не планировалась.
   И тут на помощь пришел случай.
   Бродя по Журналу я наткнулся на давний инцидент – флешмоб*, получивший название «Московский дворик» («московский дворег» в транскрипции падонкафф).
   Суть вопроса такова, если кто не знает.
   Однажды на Чистых Прудах одна московская барышня, рядовой юзер ЖЖ, купила себе хот-дог и, дабы не привлекать внимания и съесть хот-дог в приятной обстановке, зашла в первый попавшийся двор, где действительно оказалось приятно – чисто, ухожено, покрашенные новые скамейки. Недолго думая, барышня уселась на скамейку (некоторые утверждают, что на спинку скамейки, чем и были вызваны последующие события) и принялась уплетать хот-дог.
   Внезапно к ней приблизилась тетка и объяснила, что дворик частный, находиться здесь посторонним нельзя, тем более жрать хот-доги. И попросила выйти вон. Барышня сказала, сейчас доем и уйду типа (по другим источникам послала тетку нах).
   Тогда прибежал дядька и принялся барышню выталкивать силком, нанеся легкие телесные повреждения. Короче, она ушла в слезах, а вернувшись домой, изложила событие в своём ЖЖ. Пожаловалась, по неосторожности указав адрес места происшествия.
   Народ повозмущался в комментах, а какой-то молодой человек, не из Москвы даже, а из Питера, предложил прямо сейчас всем, кто может, ломануться в этот дворик с хот-догом и там нагло его сожрать.
   То есть, дал идею флешмоба.
   Идея распространилась, как степной пожар. Назначили время – через два часа – и ровно через два часа несчастный дворик был полон ЖЖ-юзеров, жрущих хот-доги, а защитники двора в лице злой тетки и хулиганапенсионера были посрамлены.
   На следующий день в ЖЖ праздновали победу и выкладывали фотографии, повествующие о флешмобе.
   Это все было крайне поучительно.
   Вот какие выводы я сделал.
   1. Система обладает способностью к самоорганизации и самопроизвольному распространению информации.
   2. Элементы системы (ЖЖ-юзеры) осознают себя как ее части и способны выступать от имени системы.
   Последнее было очень важно. Юзеры собрались во дворик со своими дурацкими хот-догами не как демократы, православные, националисты или защитники прав человека. Они собрались как ЖЖ-юзеры, их политические убеждения не помешали им собраться вместе и защитить честь члена сообщества. Хотя сообщество это никак ещё не было оформлено.
   Значит, следовало помочь ему оформиться и сделать каналы распространения информации более быстрыми и надежными.
   Первое, что пришло на ум – создание комюнити под каким-то лозунгом и списка рассылки новостей и сообщений для участников комюнити.
   Но мне это не понравилось. Здесь не было того, что делает любую организацию сплочённой, а участие в ней – романтичным.
   Здесь не было Тайны.
 //-- donnickoff --// 
   10 апреля 20… года
   Кажется, я придумал план действий.
   В сущности, у меня нет никаких знакомых в этом виртуальном мире, кроме Анжелы, Зизи и Морти. Наше «асечное» общение длится, каждая девица не прочь продолжать необязывающие встречи, а Анжела, постарше других, кажется, не против скрепить отношения документально, хотя понимает, что это трудно осуществимо.
   Мне ничего не нужно от ЖЖ – ни славы, ни денег, ни власти. Я вполне удовлетворен позицией скрытого наблюдателя. Но для того, чтобы овладеть инструментом, мало наблюдений. Надо построить машинку, приводящую ЖЖ в движение.
   Это я и собираюсь сделать с помощью моей ненадежной гвардии.
 //-- donnickoff --// 
   14 апреля 20… года
   Итак, расскажу, что вышло. Вчера мы встретились – я и мой кордебалет.
   Пару дней я готовился к встрече и договаривался в «аське» с делегатами этого учредительного съезда, как я сам его обозвал. Естественно, каждая думала, что явится на встречу одна. Зизи примчалась из Питера на своей «Мазде».
   Я назначил встречу на три часа дня в ресторане «Арагви», заранее заказав столик. Ностальгическая любовь к этому ресторану осталась со времён, когда там отмечались защиты диссертаций нашими аспирантами.
   Я пришел пораньше, встречал каждую девушку и усаживал за столик. Первой пришла Зизи, потом Мортимора; увидев у гардероба Анжелу, я отправился встречать её. Пришедшие первыми девицы курили и перешептывались.
   – Дон, у тебя бёзник? – спросила Дуся, когда я подошел с Анжелой.
   – Что?
   – Дэ-эр, день рождения, – перевела она.
   – Ах, нет. Но в каком-то смысле – да. Знакомьтесь, это Анжела.
   Девушки кивнули.
   – Ну вот, все в сборе, – начал я, ещё раз мысленно окинув с высоты наш тесный кружок.
   Подумалось, что нас меньше, чем народовольцев на первом, липецком съезде. А задачи наши не менее грандиозны. Но о них пока знал только я.
   Подошел официант и принял заказ. Я взял бутылку хорошего коньяка и две бутылки сухого красного. Девушки, щебеча, заказывали закуски и шашлыки.
   Я разлил коньяк и поднял рюмку.
   – Девушки, я рад вас видеть. Запомните этот день, вам суждено быть у истоков великого проекта, – сказал я.
   – А мы думали, ты нам группентрах предложишь! – пискнула Зизи.
   Я сохранил серьезность, показав этим неуместность тона.
   Мы выпили и я начал излагать.
   – Девушки, я предлагаю вам принять участие в игре. Вы будете моими ассистентками. Мы создаем в ЖЖ тайное общество. Впрочем, никто не мешает распространить его на весь Интернет. Но начнем с ЖЖ.
   Девицы притихли. Тайное общество! Давненько стены «Арагви» не слышали таких слов. Со времён левых эсеров, должно быть.
   – Не пугайтесь, опасности нет. Ничего, связанного с криминалом, антигосударственной деятельностью у нас не будет, – продолжал я.
   Они ещё не могли понять, что любая тайная игра, тайное сборище и организация являются антигосударственными, даже если ты тайком проводишь турнир по шашкам.
   – Для начала скажите – способна ли каждая из вас подобрать трёх надежных друзей, которым можно довериться и которых можно вовлечь в игру?
   – Легко! – сказала Зизи.
   – Ты ещё не сказал про игру, – напомнила Анжела.
   – Я просто хочу организовать в ЖЖ идеальный способ передачи информации для устройства праздничных флешмобов. Чтобы за считанные часы можно было залудить флешмоб на тысячи участников.
   Девушки заулыбались. Это было понятно.
   – Это разве всё? – спросила Анжела, которая надеялась, что я предложу что-то, связанное с их организацией.
   – Пока всё. Не будем забегать вперед.
   И дальше я, насколько мог доходчиво, объяснил девушкам устройство системы.
   Она представляет собою пирамиду. На вершине пирамиды, на нулевом уровне, находится один человек – Главный (Верховный) Модератор. Слово «Верховный» я произносил мысленно. На первом уровне, чуть ниже, – всего три юзера. Это и были мои красотки. У каждой из них – ещё три юзера ближайшего нижнего уровня.
   И так далее.
   Легко посчитать, что число юзеров на каждом уровне представляет собою степень числа 3, соответствующую номеру уровня. На двенадцатом уровне число юзеров равно примерно полумиллиону.
   Девицы рты раскрыли.
   – А нас есть столько? – спросила Морти.
   – Вот и проверим.
   Собственно, от них требовалось лишь принимать от меня указания и предложения по электронной почте и передавать ниже трем своим избранным корреспондентам, а те ещё ниже и так далее.
   Восходящие импульсы тоже предусматривались – предложения от юзеров Верховному.
   Исходившие от Верховного предложения по флешмобам не подлежали безусловному выполнению. Я понимал, что введение строгой дисциплины в такой игре не пройдёт.
   – Ты хочешь захватить власть в ЖЖ, – сказала Анжела.
   – Отнюдь. Я не намерен раскрывать своего инкогнито и становиться публичной фигурой. Предложения и директивы официально будут исходить от некоего Центра. Сколько там народу и как принимаются решения – неизвестно. Ни один юзер не должен и не будет знать – на каком уровне он находится, насколько близок он к вершине пирамиды… Кроме вас.
   – Недемократично, – сказала Анжела.
   – А вот это правильно. Никакой демократии, – сказал я. – Хватит. Мы пойдем другим путем.
   – И зачем это вам нужно? – спросила Мортимора. Она даже снова перешла со мною на «вы».
   – В сущности, только для того, чтобы проверить некоторые принципы работы больших самоорганизующихся систем, – ответил я. – В ближайшее время вы получите от меня письмо, которое надлежит передать дальше. Но только после того, как я буду иметь сведения о достаточной численности системы.
   И мы продолжили пить и закусывать.
 //-- donnickoff --// 
   15 апреля 20… года
   Вот что пошло сегодня сверху вниз по моей информационной пирамиде.

   ИНСТРУКЦИЯ № 1
   Участникам системы тайного оповещения.

   Системой тайного оповещения (СТО) называется информационная среда, состоящая из пользователей Интернета и предназначенная для быстрого оповещения юзеров о готовящихся акциях.
   Оповещения исходят от Центра СТО, остающегося анонимным.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Поделиться ссылкой на выделенное