Александр Житинский.

Фигня (сборник)

(страница 5 из 41)

скачать книгу бесплатно

   – На фига она мне? Вас, гражданка Пенкина, все на провокации тянет! – укоризненно сказал Иван, вешая картину на место.
   После героического освобождения Ольги она и Иван долго выясняли отношения в отеле «Коммодор». Иван укорял Ольгу не столько за позорящий его снимок, сколько за сотрудничество с мафиозным «Курьером», на деньги которого Ольга и сняла номер в «Коммодоре». Постановил впредь, до суда, называть ее гражданка Пенкина. Ольга же по широте души называла его Ванечка или Ваня. Ей всех было жаль, даже милиционеров и бандитов.
   Народу в Лувре было немного. Почти сплошь из СНГ. Мимо промаршировала экскурсия русских теток во главе с экскурсоводом, тоже русской теткой.
   – Слышь, Вадим, а французы в Париже есть? – спросил Иван, проводив их глазами.
   – Есть. Я видела, – сказала Ольга.
   – Но русских-то больше…
   – Нас и должно быть больше, – сказал Вадим. – Мы – великая нация.
   Все трое на секунду присмирели, ощущая себя представителями великой нации. Но дотошный Иван все же спросил:
   – А чем мы великие? А, Вадим?
   – Всем. Величиной. Отставить разговоры, лейтенант, – приказал старший по званию.
   Иван глубоко задумался. Может быть, впервые в жизни.
   Они пошли к выходу.
   Когда выходили на улицу, Ольга забежала вперед, навела на агентов «Минолту» и нажала на спуск.
   – Клевый кадр! Русские агенты Интерпола выходят из Лувра! – похвасталась она. – Все помню, Вадик, глазки вам на отпечатке прикрою черной полосочкой, чтобы не узнали, – поспешила она успокоить Богоявленского, увидев его недовольство.
   – Да я не о том, Ольга. Это понятно… Ты нам за каждый кадр сколько обещала?
   – По десять баксов на нос. Если нос есть на снимке, – сказала Ольга.
   – А когда платить будешь?
   – По возвращении. Сейчас у меня денег не хватит. Ты же знаешь, гостиница пятьсот франков в день, а сколько еще тут проторчим – одному Богу известно.
   – И все же – запроси свое начальство. Пусть подошлют. У нас тоже деньги скоро кончатся, – сказал Вадим.
   Иван слушал недовольно, сопел.
   – У бандитов грязные деньги брать не буду, – наконец сказал он. – Пускай гражданка Пенкина их отмывает.
   – Так я их и отмою, Ванечка! Еще как отмою! Хочешь, здесь в «Либерасьон» или в «Фигаро» напечатаем ваши фейсы? – спросила Ольга.
   – Это другое дело, – проворчал Иван.
   За разговором не заметили стоявших у входа в Лувр двух художников в темных очках. Они что-то малевали на холстах, установленных на этюдниках. Когда троица прошла, художники бодро свернули этюдники и устремились следом за нею.


   В скором времени мафиози Максим и Федор, следя за неразлучной тройкой, дошли до бульвара Оссман и увидели, что все трое скрылись в отеле «Коммодор».
Максим, оставив этюдник на попечение напарника, скрылся за стеклянными дверями отеля, а Федор, положив на каждое плечо по этюднику, принялся прохаживаться по бульвару, всматриваясь в окна отеля.
   Под одним из каштанов на бульваре стоял нищий старик. Перед ним лежала кепка. Старик довольно крепким еще голосом исполнял Марш юных нахимовцев.

     Солнышко светит ясное,
     Здравствуй, страна прекрасная!
     Юные нахимовцы тебе шлют привет!
     В мире нет другой
     Родины такой.
     Путь нам осеняет, словно утренний свет,
     Знамя твоих побед.


     Простор голубой,
     Волна за кормой,
     Гордо реет на мачте
     Флаг отчизны родной.
     Вперед мы идем,
     С пути не свернем,
     Потому что мы Сталина имя
     В сердцах своих несем!

   Федор сразу узнал в старике Бранко Синицына, но не мешал ему, слушал песню до конца. Старик пел взволнованно, в конце песни по его небритой щеке скатилась слеза.
   – Дед, ты еще на свободе? – весело приветствовал его Федор, когда пение кончилось.
   Бранко вгляделся в Федора и вдруг бросился на него с криком:
   – Фашист! Недобиток! Не дал мне умереть достойно!
   Порыв Бранко разбился о могучую грудь Федора. Тот сделал легкий вдох, распрямив торс, и Бранко отлетел на исходную позицию под каштаном. Федор положил свои ручищи ему на плечи и проговорил ласково:
   – Бранко, умирай достойно, но в одиночку. Зачем тащить с собой еще триста человек?
   – Теперь я здесь один! Нищий! Без единого франка! – кричал старик.
   – Да, репертуар у тебя… – задумался Федор.
   Из отеля «Коммодор» деловой походкой вышел Максим, приблизился к ним, машинально пожал руку Бранко.
   – Они в семнадцатом номере. Вот окно, – указал он на окно второго этажа, которое находилось буквально над ними, вблизи каштана. – А ты что здесь делаешь, отец? – обратился он к Бранко.
   – Пою, – мрачно ответил тот.
   – И танцуешь? – подхватил шутку Максим.
   – Нет, только пою, – не поддержал шутку Бранко.
   – И много платят?
   – За день – два франка.
   – Не густо… – Максим оценивающе посмотрел на старика; в голову ему пришла идея. – Хочешь заработать франки и улететь в свою любимую Тирану? Хотя я лично посоветовал бы Гавану.
   – Хочу, – сказал Бранко.
   – Только учти, тебя там могут расстрелять.
   – Пускай.
   Максим вынул из кармана бумажку в сто франков, повертел перед носом старика.
   – Это задаток. Выполнишь задание, получишь еще девятьсот франков.
   – Какое задание? – Глаза Бранко загорелись.
   – Вон за тем окном, – указал Максим вверх, – живут оппортунисты…
   – Настоящие недобитки, – вставил слово Федор.
   – Они опоганили великого вождя. Лимонка при тебе?
   Старик с готовностью выхватил из кармана лимонку.
   – Погоди, не так быстро. Федя, дай ему взрыватель.
   Федор протянул старику взрыватель, объяснил:
   – Вот здесь сточишь надфилем два миллиметра. Тогда сработает. Понял?
   Бранко радостно кивал.
   – Взорвешь этих, приходи за гонораром в кабаре «Донья Исидора» на Елисейских Полях, – сказал Максим.
   – Только чтобы все надежно. Понял? – веско сказал Федор.
   – Я потомственный взрывник! – гордо заявил Бранко. – Мой отец взрывал фашистские составы в отряде Тито. Потом взрывал Тито…
   – Не слышал что-то, чтобы он его взорвал… – заметил Максим.
   – Отца расстреляли, а мы с матерью бежали в Союз…
   – Ладно. Свою автобиографию напишешь следователю, – остановил старика Максим. – И гуманнее, старичок, гуманнее! Постарайся, кроме этих, никого не угробить!
   – Слушаюсь, гражданин начальник! – вытянулся в струнку Бранко.


   Настроение у Алексея Заблудского было приподнятое, несмотря на обескураживающий прием в посольстве. Денег дали по русским меркам невероятную сумму: почти миллион рублей. Во франках, разумеется. Как-нибудь разберемся с этим Бадди, думал Алексей. Не уроним чести России.
   Подходя по адресу, указанному в посольстве, Заблудский испытал некоторое беспокойство. Он понял, что ему и впрямь предстоит что-то необычное. Здание представляло из себя стеклянный дворец, на фасаде которого развевались флаги. Алексей насчитал сто четырнадцать. Среди них – флаг России. Сознание того, что честь этого конкретного флага, в сущности, зависит от него одного, Алексея Заблудского, необыкновенно окрыляло.
   Также на фасаде располагалась огромная афиша с изображением молодого человека в одних плавках с невероятным количеством выпирающих из всех частей тела мышц. Даже из тех, где их, по мнению Заблудского, быть не могло. «Бадди Рестлинг, – подумал Алексей. – Вот он какой. Может, он античный поэт? Или философ. На древнего грека похож».
   Но Бадди Рестлинг был похож, скорее, на виноградную гроздь. Мускулы выпирали из него, как ягоды.
   Алексей вошел внутрь. В фойе было людно. Самое интересное, что и здесь очень часто встречались люди, по комплекции схожие с Бадди Рестлингом. «Последователи», – решил Алексей и подумал, что это правильно. В человеке все должно быть прекрасно – и лицо, и одежда, и так далее – это он знал с детства, хотя у него самого прекрасными были лишь душа и мысли, а лицо и в особенности одежда – так себе.
   Особенно поражали поклонницы Бадди Рестлинга – белокожие и темнокожие женщины с мускулами как у ломовых лошадей. Точнее, коней с яйцами, – так подумал Заблудский и застеснялся грубости этого сравнения.
   Алексей ходил среди этих огромных фигур, как в лесу, стесняясь спросить. Наконец осмелился и поинтересовался поанглийски у величавого негра размерами с трех Отелло, где регистрация участников.
   – Там, – ответил негр и показал пальцем, напоминающим копченую сардельку, на антресольный этаж холла.
   Алексей поднялся туда и увидел длинный стол, за которым сидели девушки в униформе. Перед каждой стоял букетик флажков. Заблудский нашел букетик, в котором находился флажок России, и обратился к соответствующей девушке:
   – Хау ду ю ду. Ай эм фром Раша. Май нэйм из Заблудский.
   – Здравствуй, – с акцентом произнесла девушка по-русски. – Ты тренер, коуч? Менеджер?
   Ему было приятно, что она сразу обратилась к нему на «ты». И мускулов на ней было немного, не больше, чем у Алексея.
   – Я один. Элоун, – охотно объяснил он. – Участник. Партисипент.
   Она порылась в списках, нашла фамилию Заблудского, после чего с нескрываемым интересом уставилась на Алексея.
   – Ты участник форума боди-реслинга?
   – Да, меня послали… Ознакомиться. От комитета по культуре.
   – О’кей, – сказала она и принялась заполнять документы.
   Алексей рассматривал сидящих неподалеку гигантов, тоже занимавшихся оформлением документов.
   – Вот твоя карточка участника, намбер…
   Намбер, то есть номер, был 77. Счастливый.
   – Это программа. Здесь места тренировок. Можешь пойти посмотреть. – Она указала куда-то в сторону. – Конкурсный показ послезавтра.
   – Показ чего? – удивился он.
   – Тела. Боди.
   – Чего? – пролепетал он.
   – Мус-ку-ла-туры, – по складам произнесла она.
   – Так у меня… Нет ее… – произнес он трагическим шепотом.
   – Ай си. Я вижу. Покажешь что есть.
   Алексей встал со стула и, как в бреду, направился к дверям, указанным девушкой. Там был прекрасно оборудованный тренажерный зал, где атлеты качали мышцы с неукоснительностью автоматов. Алексей застыл в дверях, наблюдая великолепную и пугающую картину блестящих тел, состоящих из узлов мышц. Он знал, что ни одной такой мышцы у него нет. И таких горделивых поз, какие принимали атлеты, ему никогда не освоить.
   Так вот он каков, Бадди Рестлинг! Античный философ, мать его за ногу!
   У Алексея был вид человека, пережившего жестокий удар судьбы. Одна из участниц, на голову выше Алексея, проходя мимо, улыбнулась и шлепнула Алексея по заднице. Мол, не робей, мужик.
   От этого шлепка Заблудский вылетел из зала, как пушинка, и тихо-тихо, бочком покинул место форума. Уходя, оглянулся на флаг России, который гордо развевался на ветру.
   Естественно, последующие три часа Заблудский надирался в каком-то дешевом ресторанчике, придумывая ослепительную месть своему начальству, комитету по культуре и отделу виз и регистрации. Пил он кальвадос, как герои Ремарка.
   Когда он вышел из ресторанчика, было уже темно. Над Сеной горели огоньки домов, теплый вечер спустился на Париж, пели шансонье. Алексей размяк, тоже мурлыкал что-то. Ему стало все по фигу, а когда все по фигу – лучше не надо.
   «И покажу что есть», думал он. По правде сказать, единственный достойный мускул, который мог посоперничать на международной арене, показу не подлежал. Алексей был из тех мужчин, про которых говорят «маленькое дерево в сук растет». Но и сук никаких не наблюдалось.
   Он шел по набережной, напевая Высоцкого, «Все не так, ребята», и не заметил, как попал в толпу клошаров, которые, как летучие мыши, в каких-то хламидах, окружили его и принялись галдеть. Он понял, что они говорят между собой, что вот, мол, еще один русский забрел на набережную.
   – А кто первый? – пьяно спросил он по-французски.
   Клошары увлекли его под мост, где прямо на гранитном парапете что-то обтачивал лохматый человек, окруженный клошарами. Клошары все время пытались отобрать у него надфиль, человек сердился, отпихивал их локтями и бормотал:
   – Не мешайте… Вот народ! Одно слово, клошары!
   – Бранко! – воскликнул Алексей и полез обниматься.
   Бранко испуганно отшатнулся, но потом увидел, что это не мент и не бандит, приобнял Заблудского, похлопал по спине.
   – Хочешь выпить? – спросил Алексей, показывая бутылку кальвадоса.
   – Не могу. Срочное задание, – сухо ответил Бранко.
   Алексей взглянул на парапет, где лежали лимонка, взрыватель и надфиль.
   – Все взрываешь?.. А я, брат, так влип, так влип…
   Он отхлебнул из бутылки. Клошары окружили его, загалдели, указывая на бутылку.
   – На всех не хватит, месье. Самому мало, – твердо заявил Алексей.
   Бранко наконец сточил что надо во взрывателе, засунул его в лимонку. Клошары почтительно отступили. Бранко со вздохом сунул лимонку в карман.
   – Пошли, что ли? Тебе куда? – спросил Алексей.
   – Отель «Коммодор».
   – И мне! – обрадовался он. – Пошли вместе. А то в этом Париже… Черт ногу сломит.
   Он обнял Бранко за плечи, и они побрели куда-то в темноту по набережной Сены, провожаемые почтительными взглядами клошаров.


   Дело в Париже было вечером, делать в Париже было нечего. Ольга с друзьями играли в подкидного дурачка в номере на двоих, принадлежащем Ивану и Вадиму.
   На холодильнике стоял стеклянный графин с засунутым в него кипятильником.
   В графине варились три яйца.
   – Тебе сдавать. – Ольга передала колоду Ивану. – Ты опять дурак.
   – М-да… – задумчиво протянул Вадим.
   Иван понял намек старшего группы. Мол, с таким помощником далеко не уедешь. Он потемнел лицом и принялся яростно тасовать колоду.
   В углу номера работал телевизор. На экране появился диктор, принялся что-то говорить по-французски.
   Ольга с надеждой посмотрела на Вадима. Но тот медлил, не переводил, хотел, чтобы его попросили.
   – Вадик, ну, пожалуйста… Что говорят?
   – На Багамах задержана крупная партия наркотиков, – перевел Вадим.
   – Наши работают? – спросил Иван.
   – Ваши, – саркастически ответил Вадим.
   Иван обиделся еще пуще.
   – Значит, скоро вернутся, – сделала вывод Ольга.
   – Скорее бы, деньги кончаются, – сказал Вадим.
   – Вы, товарищ капитан, все о деньгах… – с укоризной проговорил в пространство Иван.
   – Я забочусь о группе. Группу надо чем-то кормить, – парировал капитан.
   – Кстати, кипит! – Ольга указала на графин.
   Иван отложил колоду, подошел к холодильнику и выдернул шнур нагревателя. Затем распахнул холодильник. Тот был набит едой и выпивкой. Иван вздохнул.
   – Может, возьмем чего? Не заметят, а? – спросил он.
   – Не роняйте чести офицера, Иван, – сказал капитан. – Нам не расплатиться.
   – Ванечка, давай сюда яйца, давай… – Ольга уже поставила на столик блюдца, резала хлеб.
   Иван извлек ложкой из графина яйца, сложил их на тарелку. Партнеры, обжигаясь, принялись сдирать скорлупу.
   – А-а, была не была! Угощаю! – Ольга направилась к холодильнику, широким жестом распахнула его, достала большую бутылку виски. – Надо выпить за знакомство и начало работы!
   Она поставила бутылку на столик, а рядом фужеры.
   Иван с готовностью разлил виски, получилось каждому ровно по фужеру.
   – Вот ведь делают, и отмерять не надо! – радостно удивился Иван.
   – Ну, мальчики, за успех нашего дела! – подняла фужер Ольга.
   Они чокнулись, и Ольга молодецки заглотила весь фужер разом: была уже привычна, много раз ходила на презентации, где нужно успеть за считанные секунды выпить и закусить, иначе все будет сметено со стола ордой голодных журналистов.
   Вадим интеллигентно отхлебнул глоток и поставил фужер на место. Иван же, глядя на Ольгу, тоже допил до дна.
   Закусили яйцом, помолчали, ожидая действия шотландского напитка. И он подействовал очень скоро, так что вторая бутылка оказалась на столике ровно через десять минут, – ее достал Иван – а третья незамедлительно последовала за второй. Само собой, с тою же быстротой перемещались из холодильника на столик изысканные закуски: патэ разных сортов, сыры камамбер и горгонсола, селедочка в винном соусе…
   Вадим недолго исполнял роль кавалергарда, вскоре он так же молодецки высасывал фужеры до дна, правда, не удержался и попытался-таки испортить настроение Ивану.
   – Учтите, лейтенант, расплачиваться за все это придется вам…
   – Ой, напугал! – рассмеялась Ольга.
   – Ничего, авось образуется… – сказал размякший, захмелевший Иван. – А виски все-таки дрянь в сравнении с водкой.
   – Так не пили бы, – заметил Вадим.
   – Как же не пить… когда вот оно, полный холодильник!
   Ольга закурила, положила ногу на ногу, так что ее круглые коленки невольно привлекли внимание мужчин и потребовали традиционного тоста, который офицеры выпили стоя, отведя локотки в сторону, после чего принялись лобызать Ольгу.
   Тут же все перешли на «ты» и еще дальше.
   Иван направился в туалет, оттуда раздавались его восхищенные восклицания: «Ну, еб твою мать! Чтоб я так жил!» Вадим же, подсев к Ольге и думая совсем недолго, направил свою тонкую аристократическую ладонь ей под юбку, за что тут же получил увесистый удар по морде. Капитан отлетел, удивленный.
   – Ты чего?! – обиделся он.
   – А ничего! На хуя мне это надо. Я девственница! – гордо заявила Ольга.
   – Пардон… – слегка отрезвел капитан.
   Иван вернулся к компании и долго пытался рассказать о том, что он увидел в туалете. Слов не хватало даже с привлечением ненормативной лексики.
   Ольга вынула блокнот из сумки.
   – Ша, мальчики! Хватит пиздеть. Пишем второй репортаж из Интерпола. Первое событие, то есть мое освобождение, я уже описала.
   – Больше событий не было, – развел руками Иван.
   – Надо изобрести событие, – сказала она.
   – Можно пойти в эмигрантский клуб, – предложил Вадим. – Там много моих бывших подследственных. Будет о чем поговорить. Наверняка случатся события.
   – Типа: морду набьют, – прокомментировала Ольга.
   И тут из-за стены донеслось глухое и заунывное пение:

     Не жалею, не зову, не плачу,
     Все пройдет, как с белых яблонь дым…

   – Наши! – воскликнул Иван.
   Они повскакали с мест, причем Иван предусмотрительно прихватил с собою бутылку виски и фужеры, и гурьбою выскочили в коридор. Пение доносилось из-за двери соседнего, шестнадцатого номера. Вадим безо всяких церемоний распахнул дверь…
   Посреди комнаты на ковре, поджав по-турецки ноги, сидел Алексей Заблудский и самозабвенно выпевал Есенина, прикрыв глаза.
   Перед ним на ковре стояла полупустая бутылка кальвадоса и фужер.
   – Алеша! – выдохнула Ольга, бросаясь к нему. – Он же летел с нами, помните? Из Публички, от комитета по культуре… – напомнила Ольга друзьям.
   – Культурист, значит? – то ли пошутил, то ли всерьез спросил Иван.
   Услышав это слово, Заблудский заплакал и повалился на ковер.
   Его подняли, но он твердил лишь одно – «Бадди Рестлинг». Ему догадались дать виски, Алексей успокоился, обвел новых друзей печальными пьяными глазами и сказал:
   – Мне-то ничего, фиг со мной. А вот Россия…
   – Да объясни ты, что стряслось с Россией! – потребовала Ольга.
   – Стряслось! – проговорил Алексей, и в ту же секунду где-то совсем рядом громыхнул страшной силы взрыв. Стена гостиничного номера обвалилась, обнажив соседнюю комнату, где только что сидели Ольга, Иван и Вадим. Она была страшна – мебель переломана, в ковре выжжена дыра, холодильник вдребезги.
   Из разбитых бутылок вытекало то, что не успели допить друзья.
   – Видишь, я говорил, что все образуется… – неуверенно проговорил Иван, глядя на эту страшную картину.
   – Это Бранко. Его почерк, – сказал Алексей.
   – Почему ты так думаешь? – сразу приступил к следствию Вадим.
   – Да я видел, как он с лимонкой на дерево лез. Я его подсаживал.


   А дело было так.
   Когда Бранко с Заблудским в обнимку подошли к дверям «Коммодора», Алексей пригласил старика зайти выпить кальвадоса. Но Бранко отлепился от него и направился прочь от дверей.
   – Ты не пойдешь? – удивился Алексей.
   – Мне туда не надо. Помоги мне, брат, – попросил Бранко.
   Заблудский послушно поплелся за ним. Они подошли к каштану, росшему под окнами отеля.
   – Подсади, будь другом. – Бранко указал на каштан.
   Алексей, не удивившись, подставил спину. Бранко вскарабкался на него, ухватился за нижний сук и попытался подтянуться. Но силы старого партизана были уже не те. Он висел на суке, болтая ногами в воздухе. Заблудский поймал его за пятки и с усилием принялся выжимать вверх. Кое-как они справились с задачей, и Бранко водрузился на суке, откуда мог уже перелезть на следующую ветвь.
   – Спасибо, товарищ! Иди! Иди! – махнул Бранко рукой. – Дальше я сам.
   Заблудский тоже помахал ему рукой и отправился в свой номер. Бранко отломил от дерева тонкую длинную ветвь и не спеша принялся освобождать ее от листьев.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Поделиться ссылкой на выделенное