Роджер Желязны.

Дикие карты

(страница 7 из 42)

скачать книгу бесплатно

– Однажды я, наверное, вытянул джокера…

– Да, и это может произойти снова. Но, в отличие от всех остальных, вам нужно всего лишь подождать.

– Мне больше всего не хочется превращаться в монстра. Нельзя ли как-нибудь повлиять на эту часть болезни?

– Боюсь, что нет. Это часть общего синдрома. Я могу бороться только с ним в целом.

– Вы знаете джокера по имени Бентли? Он был похож на собаку.

– Бентли – одна из моих удач. Теперь он снова стал нормальным. Собственно, он только недавно ушел отсюда.

– Что вы говорите! Приятно знать, что кому-то повезло.

Тахион отвел глаза.

– Да, – согласился он, помолчав немного.

– Я хотел бы спросить…

– Что?

– Если я меняюсь только во сне, значит, я мог бы отодвинуть превращение, если не буду спать, правильно?

– Да, прием стимулирующих средств несколько задержит превращение. Если почувствуете, что сон надвигается тогда, когда вы находитесь вне дома, то, приняв кофеин в виде пары чашечек кофе, вероятно, вы продержитесь достаточно долго, чтобы добраться до дома.

– А нет ли чего-нибудь посильнее? Что задержало бы сон на более длительное время?

– Существуют мощные средства: амфетамины, например. Но они могут представлять опасность, если принимать их слишком долго.

– В чем эта опасность?

– Нервозность, раздражительность, агрессивность. Позже – токсикопсихоз, сопровождающийся иллюзиями, галлюцинациями, паранойей.

– Стану психом?

– Да.

– Ну, вы ведь это вылечите, если до такого дойдет, правда?

– Полагаю, хотя и не уверен.

– Мне очень не хочется снова превратиться в монстра или… Вы мне не говорили этого, но есть ли вероятность, что я могу просто умереть во время очередной комы?

– Такая вероятность существует. Вирус очень опасен. Однако вы уже пережили несколько атак, что дает мне основания предполагать: ваше тело знает, что делает. Я бы на вашем месте об этом понапрасну не беспокоился.

– Меня волнует только возможность снова стать джокером.

– С подобной возможностью необходимо смириться.

– Ладно. Спасибо, доктор.

– Мне бы хотелось, чтобы вы приехали к нам в следующий раз, когда почувствуете, что время приближается. Интересно понаблюдать за процессом, происходящим с вами.

– Лучше не надо.

Тахион кивнул:

– Сразу же после пробуждения?

– Может быть, – ответил Кройд и пожал протянутую руку. – Кстати, доктор, как пишется слово «амфетамин»?

Позже Кренсон остановился у дома семейства Сарцанно, потому что он не видел Джо с того сентябрьского дня, как они вместе добирались домой из школы. До сих пор необходимость заботиться о средствах существования отнимала у него все свободное время.

Миссис Сарцанно приоткрыла дверь, оставив лишь щелку, и уставилась на него. Когда он назвался и попытался объяснить, что внешне изменился, она все равно отказалась открыть дверь.

– Мой Джо… он тоже изменился, – сказала она.

– Э-э, как изменился?

– Изменился.

И все тут. Изменился. Уходи.

Она захлопнула дверь.

Мальчик снова постучал, но ответа не дождался.


Бентли превратился в маленького человечка с лисьими чертами лица, темноволосого, с бегающими глазами – это в общем-то соответствовало прежнему его облику и поведению. Бывший человекопес несколько секунд тоже изучал его, затем спросил:

– Это действительно ты, Кройд?

– Ага.

– Заходи. Садись. Выпей пива. Нам надо о многом поговорить.

Он шагнул в сторону, и Кройд оказался в квартире, обставленной мебелью с яркой обивкой.

– Я вылечился и вернулся к своему бизнесу. Но дела идут плохо, – сообщил Бентли, когда они уселись. – А у тебя как?

Кренсон поведал о своих превращениях и о разговоре с доктором Тахионом. Умолчал он лишь о своем возрасте, поскольку во всех превращениях у него был облик взрослого человека. Вдруг Бентли не будет доверять ему, если узнает, сколько на самом деле ему лет?

– Ты неправильно брался за те дела, – сказал маленький человек, закуривая сигарету и кашляя. – Метод тыка не годится. Тебе необходимо планировать, и планы надо всегда составлять в зависимости от тех особых способностей, которые у тебя в данный момент появились. Вот ты говоришь, что на этот раз умеешь летать?

– Да.

– Хорошо. Есть множество квартир в небоскребах, обитатели которых чувствуют себя в безопасности. На этот раз займемся ими. Даже если тебя кто-то заметит, не имеет значения. Все равно в следующий раз ты будешь выглядеть по-другому.

– А ты мне достанешь амфетамин?

– Все, что пожелаешь. Приходи сюда завтра – на то же место, в тот же час. Может, я уже разработаю для нас план действий. А для тебя достану таблетки.

– Спасибо.

– Я еще и не то могу! Если будем держаться вместе, оба разбогатеем.


Бентли действительно спланировал хорошее дело, и три дня спустя Кройд принес домой больше денег, чем когда-либо держал в руках. Большую часть он отдал брату, который вел финансовые дела семьи.

– Давай пройдемся, – предложил Карл, пряча деньги за книги и бросив выразительный взгляд в сторону гостиной, где сидели мать и Клодия.

Кройд кивнул:

– Конечно.

– Ты сейчас выглядишь гораздо старше, – как только они оказались на улице, заметил Карл, которому через несколько месяцев должно было исполниться восемнадцать.

– Я и чувствую себя гораздо старше.

– Не знаю, откуда ты берешь деньги…

– Лучше тебе не знать.

– Ладно. Не могу жаловаться, поскольку я на них тоже живу. Но хочу предупредить тебя насчет мамы. Ей становится все хуже. Видеть, как папу разорвало на части… С тех пор она сдает буквально на глазах. Ты еще не знаешь худшего – тогда ты спал. Три раза она ночью просто вставала и выходила из дома в ночной сорочке, босиком – и это в феврале, господи помилуй! – и бродила, будто искала папу. К счастью, одна из знакомых каждый раз замечала ее и приводила обратно. Мать все спрашивала ее, миссис Брандт, не видела ли она папу. Пойми, ей становится хуже. Я уже беседовал с парой врачей. Они считают, что ее надо на время поместить в лечебницу. Мы с Клодией тоже так думаем. Мы не в состоянии все время следить за ней, а она может попасть в беду. Клодии сейчас шестнадцать. Мы вдвоем способны управиться с делами, пока ее не будет. Но это дорого стоит.

– Я достану денег, – ответил Кройд.

Когда он на следующий день нашел наконец Бентли и сообщил, что им придется быстро провернуть еще одно дело, маленький человечек обрадовался, потому что до этого его приятель не стремился повторять подобные операции так скоро.

– Дай мне примерно день, чтобы все продумать и разобрать детали, – сказал Бентли. – Я с тобой свяжусь.

– Договорились.

На следующий день Кройд ощутил, что аппетит его растет и время от времени одолевает зевота. Поэтому он принял одну из таблеток.

Она здорово подействовала, если не сказать больше. Все его движения стали особенно плавными и грациозными. Мальчик чувствовал себя более энергичным, сильным, ловким. И самое главное – ему не хотелось спать.

Только ночью, когда все остальные улеглись, эти ощущения начали угасать. Он принял еще одну таблетку. Когда она подействовала, Кройд, не в силах совладать с приподнятым настроением, вышел на улицу и взлетел высоко над городом, поплыл в холодном мартовском небе между яркими огнями города и далекими небесными созвездиями, полный сознания того, что владеет тайным ключом к смыслу всего окружающего мира. Кройд мельком вспомнил о воздушном сражении Джетбоя и пролетел над развалинами речного порта на Гудзоне, который сгорел, когда на него обрушились обломки самолета. Он читал, что на этом месте пилоту собираются поставить памятник. Интересно, что тот чувствовал, летя вниз?

Кренсон снизился и стал пикировать между домами, иногда опускаясь на крышу, а затем снова взлетая. В одно из таких мгновений он заметил двух человек, которые наблюдали за ним из подъезда. По какой-то причине, непонятной ему самому, это вызвало у него раздражение. Тогда он вернулся домой и принялся за уборку. Сложил в пачки старые газеты и журналы и перевязал их бечевками, выбросил мусор, подмел пол, перемыл посуду в раковине. Отнес по воздуху четыре порции мусора к Ист-Ривер и бросил их в воду, так как за мусором все еще приезжали нерегулярно. Вытер всюду пыль, а рассвет застал его за чисткой столовых приборов. Потом он вымыл все окна.

Совершенно неожиданно Кройд почувствовал слабость и весь затрясся. Поняв, в чем дело, он принял еще таблетку и поставил на плиту кофейник. Прошло десять минут. Трудно было усидеть на месте, любая поза казалась ему неудобной. Ему не понравился зуд в ладонях. Мальчик несколько раз мыл руки, но зуд не проходил. В конце концов Кренсон принял еще одну таблетку. Он смотрел на часы и прислушивался к шуму закипающего кофейника. Как раз когда кофе был готов, зуд и дрожь начали ослабевать. Кройд стал пить кофе и тут снова вспомнил о тех двоих в подъезде дома. Они над ним смеялись! Следили за ним! Если бы у них было побольше времени, могли бы и камень бросить…

Кройд затряс головой. Это глупо. Просто два незнакомых парня. Неожиданно захотелось выйти из дома и обойти весь город или снова полетать. Но тогда можно пропустить звонок Бентли. Он стал ходить взад и вперед по комнате. Попытался читать, но был не в состоянии сосредоточиться. В конце концов Кройд сам позвонил Бентли.

– Ты уже что-нибудь придумал?

– Пока нет. А к чему спешка?

– Меня снова клонит в сон. Знаешь, что это означает?

– Да. Ты уже принимал таблетки?

– Угу. Пришлось.

– Ладно, послушай, не слишком на них налегай, если сможешь. Я сейчас прорабатываю некоторые детали. Попытаюсь все организовать к завтрашнему дню. Если не выйдет, бросай принимать таблетки и ложись спать. Провернем дело в следующий раз. Понял?

– Мне надо сейчас, Бентли.

– Поговорим завтра. А теперь расслабься.

Кройд вышел из дома. Был облачный день, землю местами покрывал снег со льдом. Черт, у него в желудке пусто со вчерашнего дня. Наверное, дело в таблетках. Кренсон стал искать кафе, твердо решив заставить себя что-нибудь съесть. Пока шел, обнаружил, что ему не хочется сидеть в толпе людей и есть. Мысль о присутствии вокруг людей была ему неприятна. Нет, придется взять еду с собой…

Неподалеку от кафе Кройда остановил голос из подъезда. Он обернулся так резко, что окликнувший его человек поднял руку и отпрянул.

– Не надо! – воскликнул незнакомец.

Кройд сделал шаг назад.

– Простите, – пробормотал он.

Человек был одет в коричневое пальто с высоко поднятым воротником. Поля шляпы натянуты так низко, как только можно было, чтобы хоть что-нибудь видеть. Голову он держал низко опущенной. И все же мальчик разглядел загнутый клюв, блестящие глаза и необычайно яркий цвет лица.

– Окажите, пожалуйста, услугу, сэр, – попросил человек надтреснувшим писклявым голосом.

– Что вам надо?

– Еды.

Кройд машинально опустил руку в карман.

– Нет. Деньги у меня есть. Вы не понимаете. Я не могу войти туда, меня не обслужат – при моей-то внешности. Я заплачу вам, чтобы вы вошли, купили пару гамбургеров и принесли мне.

– Я все равно туда иду.

Позже Кренсон сидел с этим человеком на скамейке и ел. Его привлек этот джокер, потому что в какой-то степени он считал себя одним из них.

– Где вы, ребята, обычно живете?

– Нас много на Бауэри. Там нас никто не трогает. Есть места, где тебя обслуживают и никого не волнует, как ты выглядишь. Никому нет никакого дела.

– Вы хотите сказать, что люди могут… напасть на вас?

Человек коротко и пронзительно рассмеялся:

– Люди не слишком любезны, парень. Когда узнаешь их получше.

– Я провожу вас обратно, – предложил Кройд.

– Вы, возможно, рискуете.

– Не беспокойтесь.

Где-то в районе сороковых улиц трое парней, сидевших на скамейке, уставились на них, когда они проходили мимо. Как раз за несколько кварталов до этого места мальчик проглотил еще две таблетки. (Неужели всего за несколько кварталов?) Ему не хотелось, чтобы его затрясло во время беседы с новым приятелем, Джоном – по крайней мере так он просил его называть, – поэтому он принял еще две, чтобы легче пережить следующий критический момент, если такой скоро наступит.

Кренсон сразу понял, увидев тех троих, что они замышляют что-то плохое против них с Джоном, и мышцы его плеч напряглись. Он стиснул руки в карманах в кулаки.

– Ку-ка-ре-ку, – произнес один из тех, и Кройд начал было оборачиваться, но Джон положил руку ему на плечо и сказал:

– Пойдем.

Они пошли дальше. Парни шагали позади.

– Ко-ко-ко, – произнес один из них.

– Пик-пик, – прибавил другой.

Вслед за этим сигаретный окурок пролетел над головой Кройда и упал у его ног.

– Эй, любитель уродов!

На его плечо опустилась рука.

Он ухватился за нее и сжал. Кости руки стали ломаться с тихим треском, а человек закричал. Крик резко оборвался, когда Кройд опустил руку и ударил его по лицу, сбив с ног. Следующий нацелил кулак в его голову, и мальчик молниеносным взмахом отбил удар, развернув при этом нападавшего к себе лицом. Протянул левую руку, ухватился за оба лацкана, сминая их в кулаке, и поднял этого человека на два фута в воздух, а затем послал его спиной в кирпичную стену, возле которой они стояли. Человек рухнул на землю и больше не шевелился.

Последний вытащил нож и начал сыпать проклятиями сквозь сжатые зубы. Мальчик подождал, пока он приблизится почти вплотную, а потом взлетел на четыре фута в воздух и пнул ногами в лицо. Противник свалился на тротуар. Кренсон проплыл по воздуху, завис над ним и рухнул вниз, приземлившись на середину туловища. Ногой отшвырнул выпавший из руки нож в сточную канаву, повернулся и пошел к Джону.

– Вы – туз, – через некоторое время произнес тот.

– Не всегда, – ответил Кройд. – Иногда я джокер. Я меняюсь каждый раз после того, как сплю.

– Зачем вы с ними так?

– Если все так и дальше пойдет, мы должны позаботиться друг о друге.

– Да. Спасибо.

– Послушайте, я хочу, чтобы вы показали мне те места на Бауэри, где, по вашим словам, вас никто не беспокоит. Возможно, когда-нибудь мне понадобится туда прийти.

– Конечно, покажу.

– Кройд Кренсон. Кренсон, запомните. Ладно? Потому что, если мы снова увидимся, я буду выглядеть иначе.

– Я запомню.

Джон показал ему несколько забегаловок и дома, где жили ему подобные. Представил его шестерым джокерам, попавшимся по дороге; все они были сильно изуродованы. Помня о своем существовании в фазе ящерицы, Кройд пожал новым знакомым конечности и спросил, не нуждаются ли они в чем-нибудь. Но те только качали головами.

– Доброй ночи, – попрощался он и улетел.


Боязнь, что незараженные люди следят за ним и только ждут случая, чтобы напасть, все усиливалась, пока он летел вдоль Ист-Ривер. Возможно, сейчас кто-то целится из винтовки с оптическим прицелом…

Кройд полетел быстрее. На каком-то уровне сознания мальчик понимал, что его страх смешон – но и слишком явствен, чтобы отмахнуться.

Добравшись до дома, он поспешно поднялся по лестнице и заперся в спальне. Как хотелось вытянуться на кровати… Но что будет, если сон одолеет его? Этот мир для него кончится.

Мальчик включил радио и начал ходить по комнате. Предстояла долгая ночь…

Когда Бентли на следующий день позвонил и сказал, что у него есть отличное, хотя немного рискованное дельце, Кренсон ответил, что ему все равно. Предстояло использовать взрывчатку, потому что этот сейф слишком прочный даже для его огромной силы. И еще существовала вероятность, что там вооруженная охрана…


Кройд не собирался убивать охранника, но этот человек испугал его, когда вошел с пистолетом наизготовку. И он, наверное, неправильно рассчитал длину шнура, потому что взрыв раздался раньше, чем следовало, и отлетевший кусок металла оторвал ему два пальца на левой руке. Кренсон обернул руку носовым платком, забрал деньги и ушел.

Он хорошо запомнил, как Бентли сказал:

– Ради бога, малыш! Иди домой и выспись! – сразу же после того, как они поделили добычу. После он взлетел и выбрал при этом правильное направление, но вынужден был спуститься вниз и взломать дверь булочной, где проглотил три батона хлеба и лишь тогда смог продолжать путь. Голова кружилась. В кармане лежали таблетки, но при одной мысли о них его желудок скручивало в узел.

Кренсон тихо открыл окно своей спальни, которое перед уходом не запер на задвижку, и заполз внутрь. Шатаясь, пошел в комнату Карла и бросил мешок с деньгами на спящего брата. Его трясло, когда он вернулся в свою спальню и запер дверь. Ему хотелось обмыть рану на руке, но до ванной было слишком далеко. Мальчик рухнул на кровать и больше не встал.


Он шел по пустынной сумеречной улице. Позади раздался шорох, и Кройд обернулся. Из подъездов, окон, автомобилей, канализационных люков появлялись люди, и все они смотрели на него. Мальчик продолжал идти дальше, как вдруг раздался звук, похожий на всеобщий вздох. Когда он оглянулся еще раз, люди угрожающе быстро догоняли его, на их лицах была написана ненависть. Тогда он бросился на преследователей, схватил ближайшего человека и задушил его. Остальные остановились, отступили назад. Кройд проломил голову еще одному. Толпа повернулась и бросилась бежать. Он погнался за ними…

III. День горгульи

Кройд проснулся в июне – высокий, худой, черноволосый, со всеми пальцами на руках – и узнал, что мать находится в лечебнице, брат окончил школу, сестра помолвлена, а у него появилась способность модулировать голос таким образом, что можно расколоть или разрушить практически любой предмет, если подобрать правильную частоту при помощи чего-то, вроде резонанса.

Он встретился с Бентли и попросил организовать одно крупное дело на этот период бодрствования; хотелось покончить со всем побыстрее, пока не одолел сон. И никаких таблеток, стоит только вспомнить кошмары последних дней своей предыдущей жизни!

На этот раз Кренсон уделил еще больше внимания планированию операции и задавал более продуманные вопросы, когда Бентли, прикуривая одну сигарету от другой, прорабатывал детали. Потеря обоих родителей и предстоящее замужество сестры заставили его задуматься о непостоянстве человеческих отношений. Ему пришло в голову, что приятель тоже может не всегда оказаться под рукой.

Он сумел повредить систему охранной сигнализации и разрушить дверь в банковское хранилище настолько, чтобы обеспечить себе доступ, только у него не было намерения разбивать все стекла в трех окрестных кварталах в процессе подбора нужной частоты. И все же ему удалось успешно удрать с большим количеством наличных.

На этот раз Кройд арендовал сейф в банке на противоположном конце города, где и оставил большую часть своей доли.

Он снял комнаты в Виллидже, Мидтауне, на Морнингсайд-Хайтс и в Верхнем Ист-Сайде и внес квартплату за год вперед. Ключи носил на цепочке, на шее, вместе с ключами от сейфа. Ему хотелось иметь несколько мест для отступления, куда можно быстро добраться, где бы он ни находился, когда начнет одолевать сон. Две из квартир были обставлены мебелью; в остальных четырех лежали только матрацы и стояли радиоприемники. Кренсон спешил, позаботиться об удобствах можно и потом. В последний раз он проснулся, уже зная о нескольких событиях, которые произошли во время последнего периода сна, и это объяснялось только подсознательным восприятием передачи новостей по радио, которое он оставил включенным.

Оборудовав последнее убежище – на Бауэри, Кройд отыскал Джона, объяснил, кто он такой, и повел его обедать. Истории, которые тот рассказывал о бандах охотников на джокеров, производили удручающее впечатление, и когда в тот же вечер его стали одолевать голод, сонливость и озноб, он принял таблетку, чтобы не заснуть, и отправился патрулировать окрестности. Одна или две таблетки, решил он, погоды не сделают.

В ту ночь бандиты не показывались, но Кренсона угнетала вероятность проснуться в следующий раз джокером. Поэтому он проглотил еще две таблетки за завтраком, чтобы несколько оттянуть события, и в последовавшем приливе деятельности решил обставить свое жилье.

В тот же вечер пришлось выпить еще три таблетки, чтобы в последний раз провести ночное патрулирование города. От его пения, пока он шел по Сорок второй улице, разлетались одно за другим стекла в домах, а в радиусе нескольких миль выли все собаки. Проснулись также пара джокеров и туз, обладавшие способностью слышать в ультразвуковом диапазоне. Бранниган, обладатель ушей летучей мыши (он погиб через две недели, под статуей, сброшенной Винченти Мускулистым в тот самый день, как его самого настигла пуля нью-йоркских полицейских), разыскал Кройда, намереваясь вбить его в землю в отместку за головную боль. Однако дело кончилось тем, что Бранниган поставил ему несколько рюмок и научил исполнять тихий ультразвуковой вариант шлягера «Бухта Гэлуей».

На следующий день на Бродвее Кренсон в ответ на ругань таксиста заставил его машину вибрировать, пока та не развалилась на части. Затем он обратил свой гнев против остальных автомобилей. Только когда вой сирен напомнил ему о таком же шуме у школы в тот первый День дикой карты, он повернулся и убежал.

Кройд проснулся в начале августа в своей квартире на Морнингсайд-Хайтс, медленно припомнил, как туда добрался, и дал себе слово на этот раз не принимать таблеток. Увидев наросты на своих вывернутых руках, он понял, что будет несложно сдержать обещание. На этот раз ему хотелось заснуть поскорее. Выглянув в окно, он преисполнился благодарности судьбе за то, что сейчас ночь, так как путь до Бауэри был неблизким.


Проснувшись в среду в середине сентября, Кренсон обнаружил, что стал темно-русым, среднего роста, обычного телосложения мужчиной с нормальным цветом лица без каких-либо видимых признаков синдрома дикой карты. Он провел несколько простых тестов, которые, судя по прежнему опыту, могли выявить его скрытые возможности. Однако ничего из области особых талантов не проявилось.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Поделиться ссылкой на выделенное