Сергей Иванов.

Союз одиночек

(страница 3 из 38)

скачать книгу бесплатно

   Тут в спор влетел Клим, кудахча, будто раззадоренный петух, затем и Казимир встрял, взрыкивая медведем, – и понеслась сеча! Хотя итог был более-менее предсказуем: на сей раз Трофим останется в меньшинстве. Понятно, невольничий рынок гильдия вряд ли учредит и от смертельной дури, верно, воздержится. А вот отравка поумеренней да стволы – дело иное. Если уж государства таким наваром не брезгуют!..
   Лаялись, впрочем, недолго, спустя короткое время вернувшись к самой больной из тем: безопасности.
   – Послушайте, – сказал Клим, – может, отгородить слободу от прочих улок? А чего – возвести заборы промеж домов, наладить проходные…
   – И каждого общупывать на входе? – Казимир гулко хмыкнул. – Да так мы половину клиентов потеряем!
   – Вчерашним днем живешь, Климушка, – поддержал Виктор. – Давно придуманы более деликатные средства контроля.
   – К слову, имеется на примете системка, – вступил Трофим. – Тоже Род рекомендовал. Каждый уголок будет под надзором, никто из вниманья не выскользнет! И всех шибко ушлых… Чтоб вы знали, любой разбойничек где-то да засветился, а полный иконостас мне обещали на днях забросить. Так что следить за ними будет нетрудно. И пресекать, буде потребуется.
   – Тут новый товар предлагают, – вдруг повернул Казимир. – Выгодный. И даже весьма, по моему разумению.
   Эка! – подивился Трофим. С виду-то слонище неразворотливый, однако ж опять обскакал всех. И где только выискивает партнеров?
   – Что, – спросил, – опять отраву какую?
   – Да по первому глазу подвоха не видать.
   – Оружие?
   – Не-а. Этот… как его… энергоноситель. Природный. А может, и живой – черт его разберет.
   – Это что ж, – холодея, произнес Трофим, – потусторонники, что ль? С того света то есть?
   – А хоть из Преисподней, – не стал оспаривать Казимир. – Ежели правда, о чем толкуют, мы сами озолотимся и всех людишек вокруг подкормим. Будет как в этом… в Брунее. Всё на халяву и каждый день баня!
   – Да что за энергоноситель такой? – спросил Виктор, загораясь.
   – Емкость якобы несусветная, схожая едва не с атомом.
   – Ну, не заливай!
   – Почем купил… А видом схож с маревом, желтым и густым аки кисель, – мне предъявили образчик. Так и кличут его: «туман».
   – И что ж его, машинам в баки заливать? – съязвил Клим. – Далеко они укатят на твоем «тумане»!..
   – Ты, Климушка, сперва бы думал, – ответил Казимир, – затем уж болтал. Да на том «тумане», сколько его в баке уместится, любой лимузин год проездит, а то и боле. Может, развалится раньше.
   – Выходит, дело за мотором? – снова вступил Виктор. – У них уже есть готовый? И на каких условиях передадут know-how? Вот если наложить на него руку… да при монополии на носитель… Господи! И где тогда окажется этот Гейтс?
   – Слушайте, братцы, – сказал Трофим, мучаясь от неловкости. – Мы что ж, договор будем с дьяволом заключать? На предмет общей выгоды.
   – Во-первых, нигде не записано, что наш партнер – выходец с того света.
Ну с чего ты взял, будто это посланник дьявола?
   – Да слышал я… кое-что. И неспроста ж – такие дары!.. Боком же выйдет. Сами ведаете: легкие деньги не ведут к добру.
   – Всяко бывает, Трофим, – прогудел Казимир. – А такой фарт случается в жизни единожды. Не упускать же?
   – А что еще наплели тебе про «туман»? – спросил Клим.
   – Транспортировать его надо в контейнерах, не шибко объемных. Я так понял, сгодятся обычные бензобаки.
   – Ну, – усмехнулся Виктор. – У нас этих контейнеров по автосвалкам!..
   – «Туман», ты сказывал, вроде живой, – опять вступил Трофим. – Наверно, и хищный. А ежели вырвется? Это ж погибель!
   – А если бензобак грохнется? – отрезал Виктор. – Каждая стоящая вещь требует аккуратности. И опасностей кругом полно – приноровились же?
   – То вещь, – пробормотал Трофим неуступчиво, – а то… А если оно, вдобавок, думает?
   – Чем – своим туманом? Сказанул тоже!
   – А чем оно живет? Где ты вообще видел живой газ?
   – Ну, мало ли…
   – Да уж мало не будет. Вот расползется «туман» по шарику – с нашей-то подачи…
   – Ох, ты изобразил – апокалипсис прямо! И что характерно: из пальца высосал. Далеко б мы ушли, если бы от каждой тени шарахались.
   – Да уж в такое болото бы не забрели, я мыслю. Поспрашивай людей!..
   – Еще голосование устроить, да? Вече скликать… Уж там наголосуют.
   – С кем они схожи хоть? – спросил Клим. – А, Казимир?
   – Кто?
   – Ну, эти… пришельцы или выходцы… не разберешь с вами.
   – Собственно, я видал лишь одного.
   – Ну, неважно. Как выглядел-то?
   Гигант пожал плечищами.
   – Обыкновенно. Росточку среднего… пожалуй, чуток выше… сложен ладно, хотя не крепыш. Ликом благостен, речь плавная, говорит с почтением. Одет добротно, зато неброско. Что еще… Серой не пахнет, копыт тож не приметил. И чего это Трофим выдумал?
   – Да ведь ты не очень и возражал, – откликнулся тот.
   – Ну, говоря по правде, было в нем… эдакое. И сколько лет, не понять. А один раз я даже усомнился…
   – Что? – подстегнул Виктор.
   – …мужик ли это.
   – Нешто баба переодетая? – изумился Клим.
   – Так ведь и с бабой не схож, – сказал Казимир без уверенности. – Ни то, стало быть, ни сё.
   – Ангел! – Клим даже по колену себя хлопнул от восторга. – А Трофим все стращал: дьявол, дьявол…
   – Ведь дьявол и произошел из них, из ангелов-то. Тож, небось, порхал по раю с нимбом да крылами. А потом то ли у него не заладилось с боженькой, то ли он на особом задании – кто ж отсюда-то поймет?
   – Н-да, трактовочка, – заметил Виктор. – А что по сему поводу мыслит митрополит?
   – Вот его лучше не мешать в наши дела, – сказал Казимир. – И потом…
   – Чего? – насторожился Трофим.
   – Да поступила цидуля: нечисто там.
   – Это в Храме-то? – вскинулся Клим. – А не путают твои шпиёны?
   – Всяко возможно. А все одно: лучше не мешать.
   – Ладно, а что они просят взамен? – спросил Виктор. – Не души, нет?
   – Хе, души! – хмыкнул Клим. – Откель они у торгашей?
   – В подробности не вдавались, – ответил Казимир. – Я так мыслю: одному это предприятие не поднять – кумпания требуется. Вот на следующей встрече и обговорим.
   – Я – в доле, – сейчас же сказал Виктор.
   – Поглядеть-то надо, – присоединился и Клим.
   Все ж прав Родя, прав! – думал Трофим, теребя себя за бороду. Каждому – свой искус. Вот и нас нашли, чем уесть. Какой торгаш устоит тут? Это ж какой прорыв: на самый, что ни на есть, верх! И поплевывать на всех с вышины. О Господи, грехи наши тяжкие…
   Остальные вопросы не заняли много времени, и спустя минуты торгаши уже рассаживались по машинам, спеша по своим делам.
   – Куда теперь, хозяин? – спросил Карим, когда они вырулили из гаража.
   – Слышь-ка,парень, – рассердился Трофим. – Да сколько ж талдычить тебе: не зови меня хозяином!.. И где набрался этой пакости?
   – А кто ты?
   – Босс, – вспомнив Демида, предложил Трофим. – А чего?
   – Это и есть «хозяин», – пожал плечами горец. – Только на английском.
   – Ну, может быть. Зато звучит как-то… демократичней. Или шеф, да?
   – Или Трофим Иванович?
   – Или так, – согласился тот. – А прокатиться надо к трактиру. Там от Амира посыльный дожидается.
   – Опять Рыжий, да?
   – Вроде бы он.
   – Не пущу, – решительно объявил Карим. – Не верю Рыжему, у него глаз худой.
   – Это как же ты меня не пустишь? – поинтересовался Трофим. – Хозяина-то!
   – Увольняй, – сказал горец. – А пока все дела с муселами – через меня.
   – Работничек, – проворчал торгаш. – Ладно, езжай в лечебницу – чего-то там строители морочат. Или тоже нельзя?
   Карим молчал, глядя перед собой. Благотворительности он не одобрял.
   – Ну, что насупился?
   – Расходы, а? – сказал гард едва не с болью. – Какие средства уходят!
   – Это наш долг Богу, – произнес Трофим твердо. – А долги надо платить. Не заплатишь – себе дороже выйдет.
   – Добрый ты, хозяин…
   – Я не добрый – расчетливый. Если без дележа не обойтись, лучше тратить на убогих и сирот, чем отдавать громилам с кистенем…
   И тут затрезвонил видеофон. Вздрогнув, Трофим суетливо задвигал над ним ладонями – пока Карим, скосив взгляд, не нажал нужную клавишу. Тотчас на экран вскочила оживленная мордаха Демида. И откуда он: не с презентации ли?
   – Конечно, мое дело – сторона, – заговорил малый, ехидно посмеиваясь, – но тебе, дядя, назначили свиданку.
   – Где? – растерявшись, брякнул Трофим. – То есть… тьфу… кто?
   – Некая известная в губернии дама… о коей ты, ясное дело, понятия не имеешь. Зовется Клер. Место встречи – отель «Астория», номер 38. Ух, какие там диваны!.. А время выбери сам.
   – Ладно, – пробурчал торгаш, – разберемся.
   – Ну, ты востер, дядя! – бросил Демид вроде даже с одобрением и отключился.
   Трофим засопел озабоченно: и впрямь бог знает чего могут вообразить. Арина-то, понятно, разумница, а все равно – лучше не испытывать. Да и самому подальше бы от таких краль. Плоти-то накопилось вон сколь – разве сдюжишь с ней, если войдет в раж? А с Клер все должно проходить на виду да при большом стечении, иначе не поручусь.
   – Вот что, Каримушка, – сказал он ласково. – Голубь наш сизоскулый… Вот ты и пойдешь на рандеву, раз взялся меня заслонять. Уж там твоя стать придется к месту, и развеяться тебе не лишне. Ты должен больше вращаться! – прибавил Трофим фразу, озадачившую самого. Она-то откуда выскочила? Не из той ли книжицы, какую Арина читала младшенькому перед сном?


   Вступив в трактир, Геральд притормозил на пороге и огляделся. Просторный, скудно освещенный зал оказался не полон, но и далеко не пуст – посетителей хватало, даже в такое время. Знакомых вроде не наблюдалось, и слава богу. Очень немногих из них Геральд хотел бы сейчас видеть. Хотя поболтать с кем-нибудь не отказался бы – была у него такая слабость.
   Не спеша он зашагал между столиками, вглядываясь в публику. Как и ожидал, коллекция собралась занятная. Приграничье все ж таки, раздолье для авантюристов, мошенников, игроков – этакий современный Клондайк. Состояния делаются тут за считанные дни, но так же легко теряются, нередко вместе с жизнью. И кто только не стекается сюда, включая обнищалую интеллигенцию. Кстати, вон, кажется, представительница!..
   В углу, за небольшим столиком, прихлебывала чай молодая женщина, одетая не без элегантности и с золотистыми волосами, уложенными в изящную прическу. Рядом со стаканом лежали на блюдце два ломтя батона, от третьего, густо помазанного даровой горчицей, она откусывала по чуть-чуть, будто от пирожного, и тщательно пережевывала. Бог знает, зачем дамочка явилась сюда: может, собой торговать. Странно, что ее не выставили. То ли не успели еще, то ли решили, будто она ждет кого-то… то ли сочли перспективной. Хотя не девочка – явно. Наверно, и замужем успела побывать.
   Что ж, этой хотя бы повезло – на длинные ноги, стройную фигуру и тонкое лицо. Есть надежда продаться не дешево. А если очень подфартит, то и пристроиться к снисходительному удачливому мужчинке. К Геральду, например.
   – Вы позволите? – спросил он, трогая спинку стула.
   Не поднимая глаз, женщина кивнула. Попробовала бы она отказать!.. Вообще здесь даже спрашивать вряд ли принято.
   Опустившись на стул, Геральд покрутил головой, высматривая официанта (или кто они теперь: половые?), поманил пальцем. Тот подлетел, демонстрируя то ли усердие, то ли приличное знание людей, – молодой, прилизанный, слегка женственный, с приторной миной на ряхе.
   – Две солянки, пару бифштексов, – распорядился Геральд. – И что-нибудь выпить – не слишком крепкое.
   – «Каролайн»? – предложил парень.
   Покосившись на соседку, Геральд кивнул. Конечно, ликер с солянкой… хм. Но кто сейчас обращает внимание на тонкости?
   – Бокалов тоже два?
   – Соображаешь.
   Половой упорхнул. Геральд посмотрел на дамочку в упор и усмехнулся.
   – Меня зовут Гарри, – сообщил он.
   Сейчас многие корежат имена на иностранный лад, но ему с имечком удружили родители, еще при рождении. И вот поди ты, угодило в струю!
   – Энни, – тихо сказала женщина и поправилась: – Анна Георгиевна. Но я не голодная, вы не думайте.
   – Рассказывайте! Можно еще соврать, будто на диете. И которые уже сутки, хотелось бы знать? – Геральд ухмыльнулся: – Надо, надо себя заставить!..
   Впрочем, долго ломаться она не стала – то ли поняла, как неубедительно это выглядит, то ли в самом деле очень хотела есть. И когда половой выставил перед ней дымящуюся солянку, тотчас принялась за дело, стараясь только не слишком спешить.
   – Вы ведь не местная? – спросил Геральд, размешивая сметану в своей порции. Он не любил горячее и вообще редко потреблял супы – от случая к случаю, чаще за компанию.
   Энни кивнула, не прерывая процесса. Действительно, сперва следует человека накормить, а уж затем приступать к расспросам. Но Геральд был любопытен – особенно, когда дело касалось женщин, пригожих и одиноких.
   – А как с жильем: устроилось уже?
   – Более или менее, – ответила она, все же прервавшись на секунду.
   – Скорее менее, да?
   Недолго подумав, Энни опять кивнула. По крайней мере, не пытается врать – хороший признак. Не столько честности, сколько ума. Темнить в подобных вещах и в такой момент!.. Возможно ведь, ей действительно повезло. Впрочем, время покажет.
   – Я снял недурной номер в здешнем отеле, – произнес Геральд. – Со всеми наворотами, трехкомнатный. Одну могу предложить вам.
   Он наконец хлебнул солянки и повел бровями: хм, недурно. Лучше, чем можно было ожидать в этой дыре.
   – Я не предлагаю сожительство, – добавил Геральд, перехватив ее настороженный взгляд. – Хотя не исключаю и такой вариант. Но я не насильник и не торговец людьми. А покупать женщину за миску супа и мягкую койку – это, знаете ли, пошло.
   – Тогда на что я вам? – спросила Энни, со вздохом откладывая ложку. Как ни сдерживала она себя, солянка закончилась быстрее, чем можно было желать. А добавлять не стоит: опасно.
   – Немножко для представительства, – сказал Геральд. – Немножко для маскировки. Вам не претит небольшой обман? Наверно, придется выдавать себя за супружескую пару.
   – Разве это не предполагает общую постель?
   – Вовсе нет. – Он усмехнулся. – У вас устарелые представления на сей счет. Нынешняя элита давно перешла на раздельные спальни, а на Западе это и вовсе вошло в обычай. Никакого принуждения, заверяю вас! Разве только пожелаете сами.
   – А что еще будет входить в мои обязанности?
   – По ситуации. Надо разобраться, на что вы годны.
   – Нечто вроде выездной секретарши? – спросила Энни. – Я умею работать с компьютером, знаю четыре языка, разбираюсь в юриспруденции, живописи. Вдобавок музицирую на двух инструментах, немножко пою.
   – Надо же, – улыбнулся Геральд. – Прямо находка! Может, вы еще и актриса? При моих занятиях это не помешает.
   – Был и такой грех, – кивнула она. – Хотя широкого признания не добилась.
   – И слава богу. В смысле, лишняя шумиха мне ни к чему. Я вообще скромный человек, чураюсь больших компаний. Зато люблю путешествовать. Как у вас с этим?
   Энни пожала тонкими плечами.
   – Приходится, – сказала она. – Пока выбирать не из чего.
   – Бомжуем помаленьку, да? – улыбнулся Геральд. – Вас тоже сорвал с места ветер перемен? А был бы собственный дом… Кстати, не такая уж химера – если повезет чуть-чуть. Хотя связано с известным риском.
   – С «известным»? – вскинула Энни брови. – И насколько большим?
   – Не слишком значительным, если уметь себя вести. Не чрезмерным. Рассиживаясь тут в одиночестве, рискуете не меньше. Похоже, вы не знаете здешних правил и не готовы еще платить полную цену… а сунулись на чужую территорию. Глупой вы не кажетесь – значит, дошли до ручки?
   – Гарри! – раздалось вдруг за его спиной. – Это ты, што ль?
   Ему потребовалась секунда, чтобы опознать голос и выбрать линию поведения. Проклятье, все ж нарвался на знакомца!
   – Ради бога, только не заговаривайте с ним, – успел он прошептать. – Это как чума.
   В следующий момент по его плечу стукнула трость, требуя внимания. А ведь дуралею уже грозили набить лицо за такие выходки!.. Как-нибудь в другой раз, ладно? Сейчас не до тебя.
   – Чтё-о? – раздраженно каркнул Геральд, оборачиваясь. – Мне не есть знать вас!.. Ви кто?
   За один миг в нем изменилось всё: осанка, голос, мимика, даже черты. Он достаточно владел телом и учился перевоплощению не один год. Если это не искусство, то вполне пристойный уровень профессионализма.
   Некоторое время нахал изумленно вглядывался в него. Затем извиняюще пробормотал что-то и ретировался, пока разгневанный иноземец не затеял скандал. Невнятно выругавшись, Геральд вновь повернулся к Энни и вкрадчиво улыбнулся, возвращаясь к прежнему облику. Кажется, его внезапная маска ошеломила женщину. Ну-ну, милая, привыкай!
   А тут и вторая смена подоспела – вполне под стать солянке, судя по запаху. Все-таки здешнюю кухню стоит взять на заметку. Вот только нежелательные эти встречи… Н-да. Будем пока считать это случайностью.
   – Вас что, разыскивают? – осторожно спросила Энни.
   В смысле: не в розыске ли он?
   – Я убил десять человек, – сипло поведал Геральд и даже показал на пальцах: – Десять! – Поглядев на ее вытянувшееся лицо, рассмеялся: – Шучу. – Затем подумал и добавил: – А может, и убил. Я ведь воевал, сударыня, а там, знаете ли… Кто считал, сколько из выпущенных мною пуль нашли цель?
   – Ну, это другое.
   – Думаете? Поначалу и я…
   – А что затем? – живо поинтересовалась она.
   – А затем, невесть с чего, во мне проснулась совесть. – Геральд снова улыбнулся, на сей раз без веселости, одной половиной лица. – Очень, знаете ли, мерзкое ощущение – словно бы вспоминаешь свои давние проигрыши, обиды, унижения… когда еще позволял себя унижать. И вот тогда я задумался: как искупить? Раскаянием, добрыми делами? Так мне вроде не по профилю. И смирением не отличаюсь – с младых ногтей обуревает гордыня. Но ближним теперь стараюсь не пакостить… если сами не нарываются. Некоторых даже полезно время от времени колотить.
   – Женщин тоже?
   – Обижаете, милая. Это – табу. Если что не по мне, отхожу в сторону.
   – В таком случае, мы с вами сработаемся, – заявила Энни серьезно.
   Геральд вновь засмеялся, потом взялся за вилку, жестом предлагая возобновить трапезу. С готовностью она последовала его примеру, и вскоре от обоих бифштексов осталось воспоминание – впрочем, приятное. Короткое время спустя парочка покинула заведение, причем Энни взяла работодателя под руку, сразу начав играть порученную роль. Если за ними кто-то наблюдал, решил бы, что они знакомы не первый день.
   При виде его боевого коня на лице Энни мелькнуло разочарование. Именно мелькнуло – не в ее положении привередничать.
   – Не доверяйте первому впечатлению, – предупредил Геральд. – Он как и я: неярок, но содержателен. Знаете, как его зовут? Горбунок.
   – Прикажете и вас так величать? – легонько фыркнула Энни, опускаясь в любезно распахнутую дверь. – Этакая супружеская фамильярность… Кстати, мы и дальше будем на «вы»? – спросила она, когда Геральд сел за руль. – Как-то не очень вписывается в роль, вам не кажется?
   Внутри оказалось просторней, чем казалось снаружи, – на удивление. Конечно, сам Геральд давно перестал этому дивиться. В свое время он тщательно выбирал модель, а затем переиначил тут почти все, от мотора до подвесок. Пришлось, правда, пожертвовать обтекаемостью форм ради маскировки, но и тут проигрыш небольшой – к тому ж, с лихвой перекрывается отборной начинкой.
   – В этом имеется особый шик, – ответил он, плавно трогая машину с места. – Когда по утру, после всех ночных безумств и полной распахнутости, супруги общаются с пиететом. Всегда умилялся старым аристократам – в смысле, прежним, дореволюционным еще.
   – Но сейчас-то иные времена.
   – Вы правы, нынче нас в этом не поймут. Придется соответствовать.
   – Впрочем, в постели, если дойдет дело, можете обращаться со мной, как дворянин. Такой стиль мне тоже по нутру.
   Геральд покосился на нее, но не понял, говорилось это серьезно или в шутку. Если последнее, то у дамочки своеобразное чувство юмора, а свои остроты она умеет подать. И это хорошо.
   – Как вам моя машина? – спросил он и тотчас поправился: – То есть тебе. Ощущаешь скрытую мощь?
   – Очень уж она легонькая, – отозвалась Энни. – Это не опасно?
   – А я не собираюсь бодаться с броневиками. Настоящее искусство в том, чтобы обходиться без царапины. Хотя панцирь у моей малышки не хуже. И уж резвостью она заткнет за пояс любого.
   – Вы любите ее как женщину, – заметила она и поправилась: – То есть ты.
   И опять Геральд не понял, случайно или намеренно его спародировали. Это становилось занятным. Кажется, скучать с новой знакомой не придется.
   – Тебе не говорили, что ты похожа на Нонну Терентьеву? – спросил он. – Была такая актриса, давно.
   – Да, я знаю. Странно, что ты помнишь.
   – А мне нравилась она – внешне. В ней ощущалось то, что именуется породой, присутствовал аристократизм. Потому и играла обычно стерв… Кстати, ты сама не из дворянок?
   Вот сам Геральд вовсе не выглядел бароном – хотя, если папан не врал, был им на три четверти. Вдобавок не отличался ни изяществом, ни высоким ростом – скорее коренаст. Зато проворен, энергичен, крепок. Это что, наследие низкой крови? Или смешение кровей дало взрывной эффект?
   – Ну да, сейчас это модно! – молвила Энни неопределенно.
   Они уже подкатывали к отелю, выглядевшему вполне пристойно по меркам провинции. И внутри устроенному не хуже.
   – Может, сразу съездить за твоим багажом? – спросил Геральд. – Как думаешь, милая?
   – Собственно, почти всё на мне, – ответила Энни. – Либо в сумочке. А прочее не стоит хлопот.
   – Действительно, куда спешить? – ухмыльнулся он. – Сперва следует приглядеться – ко мне, к новым обязанностям.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Поделиться ссылкой на выделенное