Сергей Иванов.

Сила отчуждения

(страница 6 из 31)

скачать книгу бесплатно

   – И королеву чужак зачаровал, – подхватил серый. – Теперь, чего тот ни пожелает, она исполняет.
   Ох, если бы! – вздохнул Светлан. Беда в том, что Анджи шибко самостоятельная, а ведь ее заносит по молодости и от избытка чувств… Или это не избыток? Смотря где, наверно.
   А бородачи не унимались. Они походили на пацанов, расшалившихся до того, что стали задирать взрослого, – и жутко, а несет. Да еще каждый подзуживает другого, играя на знакомых струнах. Ну и допрыгались: рыжий побился с серым об заклад, что дутый богатырь не сможет прорубить его новый панцирь, купленный в Нордии, знаменитой своими мастерами, и что он, рыжий, уверен в этом настолько, что готов испытать такой удар на себе, обрядившись в нордийские латы. Похоже, сболтнул сдуру, а потом уперся из упрямства и глупого гонора.
   Затем оба кое-как выбрались из-за стола и направились, гулко топоча, к Светлану, чтобы вовлечь и его в свой дурацкий спор. Де Биф этому не препятствовал – скорее заинтересовался нежданной потехой, даже прекратив жевать.
   Волей-неволей Светлан согласился на демонстрацию, хотя урезонивать закусившего удила рыжего пришлось долго. Сошлись на компромиссе: первый удар – пробный, по пустому панцирю; второй – как заказывал… если не передумает. Логики в этом Светлан не видел, но упрямца такой вариант почему-то устроил. Да и кого тут можно убедить нормальными доводами?
   В течении следующей пары минут стражники-исполины приволокли откуда-то деревянного болвана (мало здесь живых), установив его по центру зала и споро обрядив в латы, за которыми рыжий сгонял своего оруженосца, – кстати, выглядели железки и впрямь недурно. А затем на арену, весь… гм… в белом (во всяком случае, светлом), вышел Светлан и неспешно направился к злосчастной деревяшке.
   Иногда ему нравилось пускать пыль в глаза. А такой удар был эффектен, даже красив: единым махом меч выдергивается из заплечных ножен и с гулом обрушивается на цель – хорошо, не живую. А если еще дополнить свирепым рыком…
   Собравшиеся тут мужи знали толк в рубке и сами умели биться, превосходя силой и сноровкой едва не всех в здешнем королевстве. Впечатлить такую публику было потрудней, чем медлительных увальней из окружения королевы или даже огров, стерегущих Праматерь. И Светлан показал, на что годен. Меч блеснул перед ним тусклой вспышкой, вернувшись в ножны еще прежде, чем до зрителей донесся лязг.
   В первую секунду мало кто понял, что произошло, – даже удар заметили немногие. Затем хваленные доспехи распались надвое, с грохотом обрушась на каменный пол, и у спорщиков-рыцарей отвисли челюсти. У рыжего от лица отхлынула кровь, ряха же серого, наоборот, налилась ею, точно перед инсультом.
   – Что, – спросил Светлан вкрадчиво, – теперь испробуем на живом?
   Оба замотали головами, пятясь под его взглядом. Конечно, лестно, когда тебя боятся хищники, но лучше этим не увлекаться.
Ведь каждый раз, подержав в руке меч, Светлану требовалось усилие, чтобы убрать его обратно, – словно бы тот требовал жертв, увлекая владельца к новым сечам. Действительно: лучше не обнажать без нужды.
   – Ну, как желаете, – не стал настаивать он.
   И нацелился было вернуться за стол, когда расфранченный нордийский посол, насмешливо кривя сочные губы, произнес – вроде бы для своих дворян, но так, чтобы слышал и де Биф:
   – Похожий фокус я лицезрел при дворе нашего доброго Луи. Правда, тамошний чародей не изображал из себя рубаку. Честная магия, господа!
   Вокруг маркиза раздались услужливые смешки, впрочем не поддержанные междуреченцами. И все равно: это вызов. Кажется, богатыря только что обозвали мошенником?
   Одним прыжком очутившись рядом с нордийцами, Светлан саданул кладенцом поперек массивного стола – будто молния ударила. А заодно рявкнул от души, как и должно, сопровождая молниевый разряд громом. От акустического удара, будто разорвавшего пространство, ближних рыцарей отбросило вместе с креслами, да и прочих тряхнуло крепко. Взвыли напуганные псы, со сводов посыпалась труха и пыль, едва не треть свечей погасла. А затем, под звон осыпающихся блюд и кубков, рухнула на пол столешница, разрубленная надвое. Эффектная точка!
   – А как вам понравился такой фокус? – спросил Светлан в наступившей тишине.
   Почему-то никто не ответил. Зато расхохотался Артур, откровенно наслаждаясь спектаклем, а в сощуренных глазах де Бифа блеснуло удовлетворение. Эта демонстрация явила мощь его победителя – и разве хоть кто-то здесь сможет противостоять ей? Значит, и в тогдашнем поражении графа нет позора.
   – Вообще, то же самое можно было сделать кулаком, – проворчал Светлан, снова усаживаясь в кресло. – Или это уже перебор?
   Понемногу вокруг опять разгорался пир. Захмелевшие рыцари оживленно обсуждали оба богатырских удара, несколько крепышей даже устроили проверку, пытаясь разрубить собственный стол. Рыжий бородач горевал над загубленным панцирем, в то же время радуясь, что легко отделался, и на пару с серым приятелем стремительно напивался – похоже, по обоим поводам. Огорченным нордийцам заменили мебель и посуду, но сочувствием и издевками пока не докучали – наверное, до этого еще дойдет очередь. В предвкушении насмешек злосчастные щеголи тоже усиленно налегали на спиртное.
   – Может, и мне напиться? – спросил Светлан. – Или хотя бы выпить. Имеются тут достойные напитки?
   Агра протяжно зевнула, затем сомкнула пасть с отчетливым клацаньем. При виде ее смертоносных клыков и раздвоенного языка на минуту притихли даже самые горластые.
   – Не пей, хозяин, – козлом станешь, – с ухмылкой предостерегла Лора. – Или какой иной скотиной.
   – Вино-то, похоже, заговоренное, – негромко сказала Жанна.
   – И черт с ним, – буркнул Светлан. – Лишь бы отравы не сыпанули.
   Он не смог бы опьянеть, даже если бы захотел, – не богатырская это доля, не хмелеют истинные батыры.
   – В этом де Биф не замечен, – сообщил Артур. – Он злобен и жесток, но со спины не нападает.
   – И слава богу. А то от яда у меня изжога.
   Все ж не обошлось без небольшого концерта. «Сдуру или с отчаяния», но Стронг посетила труппа комедиантов, и де Биф решил, видимо, показать гостям, что не дурее прочих графьев и тоже как бы не чужд искусству. Правда, на спектакль это походило мало – скорее на подборку эстрадных номеров. А уровень исполнения… провинциальный, даже по меркам королевства. Зато почти половину труппы составляли девицы, и лишней скромностью они не отличались, недостаток мастерства возмещая дерзкими нарядами и фривольными повадками. И не боятся же дразнить зверей!..
   – Бедняжки думают, будто умеют танцевать, – позволила себе шпильку Жанна. – Про голоса уж не говорю. Верно, над ними кто-то зло пошутил.
   – В здешних представлениях одно хорошо, – с улыбкой откликнулся Артур. – Они не длятся долго.
   Тигрица опять зевнула, словно бы не выспалась за день. Розовая ее пасть расцвела огненным цветком, при том что сама Агра почти растворялась в сумраке зала, – впечатляющая картинка.
   – Вообще, и я не отказался бы баиньки, – поддержал киску Светлан. – Как ни странно, да? На меня такие сборища действуют удручающе. И время уже позднее – за’полночь.
   – В самом деле, долг вежливости мы отдали, – молвил король. – Себя показали, публику потешили. Вот только дела не успели обговорить.
   – По-твоему, здесь может быть толк от серьезных разговоров?
   – Немедленный – вряд ли. Но чтобы зерна дали всходы, нужно бросить их в землю загодя.
   – Монарх-землепашец, надо же! – ухмыльнулся Светлан. – И где ж ты набрался таких сведений?
   – Постранствуешь с мое, еще не то узнаешь, – парировал Артур. – Вы не против, друзья?
   Стиснув обеими руками тяжелый стол, он поднялся и аккуратно, не пролив из бокалов ни капли, перенес его поближе к де Бифу. Пришлось и остальным перебираться на новое место, волоча за собой кресла.
   – Монсеньор, я же сказал: дела – после, – пробурчал де Биф, нехотя отрываясь от еды. Спьяну или намеренно он приравнял короля к принцу. Конечно, королевство у того крохотное, но от этого его величие не делается меньшим.
   – Нынче же, граф, – возразил Артур спокойно. – Больше – никаких отлагательств. Нам не до пирушек.
   – По-вашему, мы плохо воюем?
   – По-нашему, с этой войной надо завязывать, – вступил Светлан. – С большими парнями мы столковались, осталось уломать мелюзгу. Или, думаешь, не сладим? Скажу тебе, как граф графу: лучше не мешайся.
   Угрюмо помолчав, правитель изрек:
   – Если королева забыла свой долг, то я – нет.
   – Вассальский? – вкрадчиво уточнил Артур.
   Подумав еще, де Биф ответил:
   – Божий.
   – И что, Бог лично поручил вам крушить огров или уведомил через посредников? А вы уверены, что им не нашептывал дьявол? Или что тут не замешан ваш интерес? Ради высших целей обычно жертвуют чем-то, а вы больше наживаетесь, разве нет? Но если потребуют принести на алтарь самое дорогое – что тогда запоет ваш «бог»?
   – Не тратьте слов, сир. Я не меняю взгляды и решения. Пока я хозяин здесь, война будет длиться.
   – В таком случае, любезный граф, придется отстранить вас от руководства кампанией. Как посланник королевы, я наделен такими полномочиями.
   – И каким образом ваше бродячее величество собирается это устроить? – просипел де Биф язвительно.
   – Самым надежным, мой дорогой, – вогнав вас в грунт по макушку. Или же это сделает мой друг. Вы не забыли, на что он способен?.. Кажется, бедняга покраснел, – добавил Артур шепотом.
   – Побагровел, – поправил Светлан.
   – А есть разница?
   – Багровеют от злости, краснеют от стыда.
   – Действительно, до стыда ему, как до спасения души.
   Впрочем, непохоже было, что эта перепалка завела графа всерьез, – сейчас его явно заботило иное. И что же может оказаться для де Бифа важнее власти?
   – Вызовете на поединок? – спросил он, осклабясь. – После всего, что показали тут? Конечно, я не откажусь. Даже, если выйдете против меня вдвоем.
   – Если потребуется, мы вызовем всех ваших рыцарей – скопом, – надменно молвил король. – Я поручился перед великанами, что люди не нарушат перемирие, а вы знаете, сударь, чего стоит мое слово. Или нет?
   – И во сколько жизней его оцениваешь? – тихо поинтересовался Светлан. – Ой, не заносись, величество!
   – Считаете, монсеньор, тогда силы выровняются? – фыркнул де Биф. – И за сколько ударов рассеете наши ряды? Вам же это лучше знать!.. Или будете сшибать наездников криками?
   – Черт, ведь он прав, – пробормотал Артур. – Разве выйти против них пешими? Нет, даже так шансы не уравнять… Эх, прощайте, турниры!
   – А ты учреди турнир богатырей, – предложил Светлан.
   – Да где ж их наберешь столько? На все королевство лишь четверо, считая чужестранцев… Что же остается, сударь? – осведомился король. – Как прикажете биться с вами? Ведь должен быть выход из этого тупика!..
   – Только осада, монсеньор, – ответил тот серьезно. – Если дадите нам время подготовиться.
   – Ну что вы усложняете? – не выдержал Светлан. – Бла-ародные!.. А почему попросту не надавать ослухам оплеух, вздернув за шкварник?
   – Мне говорили, – не глядя на него, выцедил граф, – что в делах чести Убийца Чудовищ не особо разборчив. Еще я слышал, будто он слуга сатаны и сражается с помощью колдовства. И что наша королева пленена им с первых дней правления, а все указы исходят от чужака. И что даже вы, сир, находитесь в плену его чар.
   – А можно мне назвать Бифа сучьим выродком? – шепотом спросил Светлан. – Как бы в отместку.
   – Зачем оскорблять его мать? – сказал Артур. – Она ж не знала, что родится такое!.. Думаете, стены замка защитят вас? – обратился он к графу. – Ведь приспешники дьявола умеют летать.
   С усилием де Биф натянул на широкое лицо прежнюю маску вынужденной приветливости.
   – Вижу, милостивые судари, вас уже утомило наше общество, – произнес он на удивление гладко. – Не смею больше докучать. Вас проводят в гостевые покои. А наша война, думаю, потерпит до утра.
   Вот на это не возразил никто.
   – Ну-с, зерна брошены, – пробормотал Светлан, вставая. – И какими же будут всходы?


   Гостевые покои располагались на верхнем этаже громадного здания, высящегося по центру замка этаким утесом, а окнами выходили на юг, позволяя жильцам услаждать взоры видом, открывавшимся за крепостной стеной: обширный пустырь, заросший дикой травой и убегающий к далекому лесу. Как ни странно, королевским послам выделили смежные помещения, даже не попытавшись разделить опасных гостей. Наверно, де Биф и вправду был чужд коварству. Или в достаточной мере радушен, переняв это у огров, своих врагов (пока те учились у людей хитрости). Или же не настолько глуп, чтобы рассчитывать на согласие богатырей селиться порознь.
   Обследовав покои и не найдя тут скрытых сюрпризов, все собрались в большой комнате, такой же мрачной, как парадный зал, и так же озаренной чадящими факелами да огромным камином. Конечно, факелы немедленно затушили, дабы не отравляли воздух, зато возле камина расселись, словно вокруг костра, придвинув кресла. На квадратном столе было заготовлено угощение, будто на пиру могло не хватить кормежки. Впрочем, здешние яства оказались не столь убойными, как бы десерт: пироги, фрукты, легкие вина, – из этого хоть что-то можно выбрать.
   Прелестный паж Артура выглядел сейчас странно, ибо разгуливал по пояс голым, рассчитывая в случае тревоги успеть одеться за секунды. Лора опять распустила на себе латы, призывно светясь бронзовым телом сквозь множество щелей. А Светлан с охотой избавился от лишнего груза, свалив доспехи в углу, – эльфский кортик, правда, прихватил с собой, чтоб было чем резать плоды.
   – Смотри-ка, для те6я уже придумали прозвище, – заговорила Жанна, посмеиваясь. – Убийца Чудовищ, ого!
   – Да кого я убил: единственного огневика? – возразил Светлан. – О Пропащих Душах здесь еще не знают, а назвать чудищем старикашку Паука… Самое смешное, что с годами второе слово потеряют и спустя поколения будут с трепетом повторять: убийца, убийца!.. Это греет, верно?
   – Главное, что с трепетом, – утешила ведьма. – А уж какая станет у тебя кликуха… Ведь и убийцы бывают такие душки!
   – Постоянно забываю, что тебя нужно делить на восемь, – вздохнул он. – Каждый раз принимаю за взрослую. Может, причина в твоем бюсте?
   – А я и в других местах оформилась, – похвалилась девушка.
   – Жаль, не во всех. Конечно, головка у тебя милая…
   – Только пустая, да?
   – Ну почему… Хотя ветер гуляет.
   Пока они трепались, Лора успела проверить запоры на дверях и даже выглянула в окно, обследуя наружную стену, – а нельзя ли пробраться по ней? Что ж, осторожность не повредит. Кроме де Бифа, в замке полно прочих доброжелателей, иногда слишком инициативных.
   – А славно ты рявкнул на нордийцев, – заметил Артур, неспешно расстегивая панцирь. – Ведь это не было Громом из твоего магического резерва?
   – Я ж не собирался их калечить, – повел плечами Светлан. – Вообще, сей финт не я придумал. Видишь ли, старина, хорошая озвучка вынуждает увидеть даже то, чего нет, а впечатление от действа возрастает в разы.
   – Помнится, и де Бройль заявлял, что громовые рыки во время боя наводят дрожь даже на храбрецов. Еще он говорил, что клинок при атаке должен издавать устрашающий свист.
   – Надо же, – удивился Светлан. – Иногда и болваны глаголят истину. Устами дебила…
   – Кстати, а почему банду баронов не объявить войском королевы? – спросил Артур. – Пока еще де Биф разберется!..
   Видимо, он не считал такую хитрость обманом – на войне, как на войне. Вот вам и рыцарское благородство!
   – Этот ход напрашивается, верно, – согласился Светлан. – А потому не годится. С некоторых пор я избегаю очевидных решений – не терплю, когда меня дергают за нити.
   – Сказала бы я, за что вас дергают! – фыркнула Лора, разваливаясь в соседнем кресле.
   – Не боишься перехитрить самого себя, си-ир? – спросила Жанна, усаживаясь к нему на колени. – То есть, если кто-то хорошо тебя изучил…
   Светлан усмехнулся:
   – Он знает, что я знаю, что он знает… Да? Тут важно вовремя затормозить. Или чувствовать, когда тебя подталкивают.
   – Кто подталкивает? – не понял Артур.
   – Да хоть бы обстоятельства.
   – Ладно, все это чересчур сложно… для простого короля. А вот что делать с графом? Если он упрется рогами…
   – По-твоему, я недостаточно его впечатлил? Или он хочет поглядеть на богатырей в настоящей драке? Упаси его бог! Когда от молодецкого маха люди разлетаются кеглями…
   – Увы, мой друг, фамильное упрямство де Бифов вошло в поговорку. Боюсь, без боя не обойтись. Ты же знаешь: некоторым проще снести голову, чем вразумить.
   – Есть менее радикальное средство, – сказал Светлан. – А применяли его в Византии, дабы стреножить шибко деятельных. И потом для них открывалось столько маленьких радостей!..
   Поморщившись, Артур проворчал:
   – Уж лучше смерть.
   – Может, оставим выбор за клиентом?
   – Но что за средство, господин? – простодушно спросил Стрелок, вызвав у Лоры усмешку. А Жанна и вовсе залилась смехом, впрочем не обидным.
   – Надо отправить тебя в турне по Ближнему Востоку, – сказал Светлан. – Чтоб представлял, как выглядят евнухи. Кстати, внешне Биф не слишком изменится. Борода, правда, оскудеет.
   – Ведь это не всерьез? – произнес король. – А с графом надо решать, причем до утра.
   – Я и сам не прочь вогнать его в землю. Но станет ли от этого лучше?
   – А какую ты видишь альтернативу?
   – Может, и в нем сыщется светлое? – предположил Светлан. – Или хотя бы здравое.
   – В де Бифе? – спросил Артур с сомнением. – Вот в этой глыбе говядины?
   – Неприступных людей не бывает, – наставительно молвил Светлан. – Если они еще люди, конечно. И почти с каждым можно поладить, подойдя с верной стороны. Подходы надо искать, подходы!..
   – Рыться в куче дерьма, чтобы найти жемчужину? – фыркнула Жанна. – Была охота!
   Светлан вздохнул… пожалуй, даже сочувственно: самому не хочется.
   – По молодости либо сгоряча и я бы наломал тут дров, – сказал он. – А еще год назад попытался бы выстроить интригу, дабы порешить вражин, по возможности не замарав рук. Но нынче… душа не лежит. Точнее говоря, не пускает. Почему-то чудится, что этим способом мы навредим больше себе, чем другим. Как говаривал один… гм… рыцарь, большие дела надо вершить чистыми руками. И мыл их, надо признать, тщательно – кровью.
   – Видишь? – хмыкнул Артур. – Говорить легко.
   – А тебе подавай легкие пути? Богатырь!..
   – Знаешь, друг мой, я ведь привык действовать напрямик, а не искать, как ты говоришь, подходы. Тем более, когда их в помине нет.
   – Ну, должны же быть плюсы и у Бифа?
   – Он отважен, – нехотя признал король. – Хотя это у него больше от упрямства и отсутствия воображения.
   – Достоинства как продолжение недостатков? Ну-ну.
   – Еще он не падок на женщин… последнее время.
   – Да? – заинтересовался Светлан. – И с каких пор?
   – С тех самых, как женился.
   – Вот! А ты говоришь… Многие ли из железноголовых верны женам?
   – Но сперва граф похитил ее и надругался. Тогда это было для него обычным делом.
   – М-да, «их нравы», – поморщился Светлан. – Аппетит, стало быть, пришел во время еды?
   – Скорее болезнь, – усмехнулся Артур. – Говорят, супруги не очень-то ладят. Конечно, на публике всё пристойно…
   – Ну, учитывая, как началась их… э-э… близость… Чему ж удивляться? И все-таки факт любопытный – тут стоит порыться. Кстати, Биф как-то оправдывал свой… гм… первый позыв? Ты ж общался с ним после этого. Или не заходила речь?
   – Утверждал, что был вне себя, что девица довела его до бешенства своими колкостями и угрозами…
   – Изнасиловать в аффекте – это новое в практике, – подивился Светлан. – То есть настолько захотелось, что никакого удержу, да? Или таким способом граф ставил ее на место?
   – Странно, что он вообще снизошел до оправданий. Любой из диких баронов похвалялся бы таким подвигом, а де Биф ушел от них недалеко. Если вспомнить, что вытворял он в своем графстве, пользуясь слабостью короля Филиппа… Сейчас-то вроде поутих.
   – Но не родился же он злобным? Наверно, что-то сделало его таким?
   – Например?
   – Да откуда мне знать? Может, его от груди рано отняли. Или слишком подавлял отец. Или надругались в малолетстве. Вот и отыгрывается теперь, требует сатисфакции от обидевшего общества!..
   – По-моему, дружище, ты слишком упрощаешь. Объяснить, что движет творениями Господа, даже столь нескладными, как де Биф, – совсем не легко. Хотя, если принять за истину теорию почтенного Робинкраца, что здешний мир… э-э… виртуальный… Чего взять с придуманных персонажей!
   – Я не считаю ваш мир выдуманным – то есть не больше, чем наш, – возразил Светлан. – И уж во всяком случае, он не менее живой. Но мотивации в нем должны быть прозрачней, а характеры не столь навороченными… Я не говорю, что это плохо! Наоборот, завидую вашей цельности. Но находить зарытых собак здесь все-таки проще.
   – Ну не знаю, не знаю…
   Поглядев в узкое окно, за которым ночь сгустилась уже до черноты, ведьма вскочила с колен богатыря и, коротко разбежавшись, взмыла в воздух, сделав пробный круг под потолком.
   – Ишь ты, – хмыкнул он. – Эскадрон пажей летучих!
   – Вонючих, – скривившись, откликнулась Жанна. – В этом замке полно оружия и снеди, но не видно ни корыт, ни тазов – будто им ни к чему мыться.
   – Пачкаться не надо, – поддел Светлан. – К истинным ведьмам грязь не пристает.
   – К прирожденным, – поправила девушка и вздохнула. – Таких высот я еще не достигла. – Спланировав на середину стола, она спросила: – А что вы там трындели про графа и его закопанных псов? Признаться, сиры, я потеряла нить… Вечно вас заносит!
   – Его девушки не любят, – пояснил Светлан. – Он год не был в бане.
   – Год? – удивился Артур. – Да он там сроду не бывал!
   – Может, корень зла как раз в этом?
   – Ха! Как говорится, черного кобеля…
   – Но почему Бифу не мыться хотя б изредка? Или для него это слишком большая жертва?
   – Может, он зарок дал? – предположила Жанна. – Или на него заклятие наложено. А как завидит невинную да чистую деву, в нем пробуждается дикий тур, и кидается он, ослепленный яростью, чтобы втоптать бедняжку в грязь…
   – Только не надо сказок, – сказал Светлан. – А то я не знаю, как это бывает!.. Спроси вон у Лоры, где прячется тот «дикий тур». Но вот что затем в Бифе шевельнулось иное – действительно, чудо. Кстати, а что представляет из себя графиня?


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Поделиться ссылкой на выделенное