Сергей Иванов.

Сила отчуждения

(страница 2 из 31)

скачать книгу бесплатно

   Порывшись в мешке, Светлан достал копченый окорок, специально выданный ограми для зверя, и кинжалом срезал с мяса ломоть, насадив на острие. Кобрис сразу оживилась, придвинувшись ближе и нацелив глаза на благоухающую говядину, – уж она точно не была вегетарианкой. Ухмыльнувшись, Светлан принялся кормить хищницу с руки, поначалу опасаясь за пальцы… как оказалось, зря: со своими ядовитыми клыками она привыкла обращаться аккуратно. Впрочем, время от времени кобрис, своевольная как все коты, пыталась выхватить кус, но Светлан был быстрее. А воздерживаться от лишнего напора у нее хватало ума. Жеванием она себя не утруждала, заглатывала сразу. Предатор – одно слово.
   Все же кобрис был потрясающе красива. Это сочетание кошачьей грации со змеиной расцветкой… Ну как в такую не влюбиться?
   – Вот так и рождается большое чувство, – вздохнул Светлан, когда от окорока осталась только кость. – Мы ценим женщин за красоту, а они нас – за устроенный быт.
   – Жизнь делает из рыцарей циников? – заметил Артур. – На самом-то деле ты не думаешь так.
   – Об Анджелле – нет. И ведьмы в этом не замечены. Но они не делают погоды… а если и делают, то не ту. «Я ж тебя так любил, так любил!» – проныл он гнусавым голосом.
   – Это стихи? – с сомнением спросил король.
   – Этот стон у нас песней зовется, – пояснил Светлан. – Народное творчество вечных мальчиков. Через столетие потомки будут умиляться.
   Теперь окончательно стемнело, и хотя шестиногам мгла вовсе не мешала, следовало позаботиться о ночлеге – не столько ради себя, сколько из-за ожидаемого пополнения. Впрочем, Светлану тоже не помешал бы короткий привал. Как ни комфортно было мчать на таких «лошадках», в глазах уже рябило от беспрестанной смены картинок – душе хотелось постоянства, тишины. Ну, можно еще лесных птичек послушать…
   Рыцари затормозили на подходящей поляне, укромной, но не тесной, рассеченной надвое прозрачным ручьем. Спешились и разложили пожитки на траве, даже успели запалить посадочные огни, чтобы летуны не промахнулись во тьме. И только подсели к одному из костров, намереваясь перекусить, когда прибыла первая гостья.
   Над кронами деревьев к ним скользнула Жанна, прелестная и совсем юная девушка, бывшая служанка королевы, – как и положено ведьме, нагая, омытая лунным светом, а взамен метлы оседлавшая изящную конструкцию, сработанную искусником Этьеном из дерева и горсти железок. За последний год, избавясь от страха, местные ведьмы заметно прибавили в мастерстве, а особенно продвинулись ближние подружки Анджеллы. За лучшими из них даже дракон Георг поспевал с трудом – вот и сейчас он отстал от Жанны на пару минут.
   Правда, дракон прибыл с грузом, доставив к рыцарям сразу троих. Первым был Стрелок с неизменным своим луком – как всегда, тихий и стеснительный. Второй стала дива, прекрасное вместилище демонессы Джинны, сотворенное ею для контактов с людьми, а в отсутствие хозяйки безвольное точно растение, даже не подающее голоса.
Третьим оказался плечистый рослый юнец, выряженный не по-здешнему. Смуглое тонкое лицо могло принадлежать персу или иранцу, легкие доспехи и широкий изогнутый меч тоже больше подходили Азии, да и звали его Бахрамом – о чем он сразу уведомил, учтиво поклонившись. В детали вдаваться не стал, прибавил лишь, что в королевство проник из-за южных кордонов, пробравшись через дикие пустоши, охраняемые драконами, – деяние само по себе нехилое. Говорил Бахрам сдержанно и без положенных Востоку цветистостей, но речь выдавала образованность, а темные глаза светились юной страстью.
   – Для полной икебаны не хватает самурая, – хмыкнул Светлан, усаживаясь на прежнее место. – Или хотя бы монгольского батыра. Кажись, Анджелла решила набрать дружину из иностранцев. Три богатыря, блин… не считая Стрелка.
   – Зато я местная, – вставила Жанна, беззастенчиво ластясь к нему. – И всегда под боком, да?
   Впрочем, у нее хватило благоразумия держаться по другую сторону от кобрис, способной убить девушку одним ударом когтистой лапы. А вот рыцарей, куда более сильных, ведьма совершенно не опасалась.
   – Ну, ты-то на батыра мало смахиваешь. – Не удержавшись, Светлан погладил ее по упругой спине, чмокнул в подставленные губы: – Ах, сладкая!.. Давайте-ка, други, не стесняйтесь, – позвал он остальных гостей. – Проголодались, небось, за время полета?
   На аппетит, действительно, не жаловался никто из прибывших. Даже Георг согласился отведать копченой форели, посчитав это приемлемым отступлением от своей обычной диеты. И «отведал» ее таки как следует, сметя порцию вчистую и не отказавшись от добавки. После чего сразу заснул, свернувшись вокруг костра в громадное полукольцо, мерцающее радужной чешуей, и сложив на спине утомленные крылья. Сейчас же Жанна приникла к его горячему боку, вполне доверяя благодушному чудищу. При этом не забыла принять изящную позу, откровенно похваляясь точеными округлостями, обретенными не столь уж давно. Несмотря на худенькую стать, плоды на этом деревце уже созрели и налились, а более крупные здесь просто бы не смотрелись.
   – Ты стала еще сексапильней, – сказал Светлан искренне. – Растешь, видимо?
   – Над собой, – засмеялась польщенная девушка. – Кто из нас вырос, так это ты – я даже не поверила сперва. Куда ты опять влетел, си-ир?
   – Долго рассказывать. Чуть погодя, ладно?
   – И Артура разнесло. Даете, а? Вас и прежде с трудом признавали за людей…
   – Ты всегда умела утешить, – проворчал он, снимая доспехи. – Не хочешь погреться о меня?
   – Спрашиваешь!..
   Скоренько Жанна сменила печку, ибо после своих полетов больше нуждалась не в обычном тепле. Как и все ведьмы, она отлично умела расходовать… гм… Силу. («Да пребудет она с нами!»). Но вот накапливать ее с той же лихостью не могла. Для того девам и требовались мужчины, эдакие естественные конденсаторы, чтобы заряжаться от них энергией. А уж от богатырей прямо полыхало – тут даже не требовалась полная близость… к счастью.
   – Слушай, а тебя-то с чего сюда занесло? – обратился Светлан к Бахраму. – Случаем, ты не принц?
   – Нет, я не знатен, – мягко ответил тот. – И хотя семьи своей не стыжусь, великими предками похвалиться не могу. А если б и мог, вряд ли бы захотел. Пусть лучше мои потомки гордятся мною.
   Похоже, скромному честолюбию Бахрама имелось на что опереться, а его статная фигура вполне годилась для героя.
   – Далеко целишься, а? – хмыкнул Светлан. – Потомки!.. А свою пери уже завел? Конечно, и без нее можно плодиться, только зваться такие детки будут иначе: в лучшем случае отпрыски, в худшем – исчадия. Да кто ж охранит их от злых духов, если рядом не будет доброй феи?
   – Всему свой срок, – произнес Бахрам. – Прежде, чем думать о наследниках, следует разжиться наследством.
   – Резонно, – признал Светлан и перевел взгляд на Стрелка: – У тебя глаз наметанный – кто-нибудь встречался на пути?
   – Пару раз замечали Пропащих, рыскающих по лесу мелкими группами, – откликнулся тот тихим голосом.
   – И всё?
   – А еще видели латников, спешащих в ту же сторону, что и мы.
   – Разглядели, кто это?
   – Святое воинство де Бройля, – ввернула Жанна, уютно устроившаяся под его рукой. – Скачут во весь опор левым берегом реки, будто от чертей спасаются.
   – Может, наконец взялся за ум? – предположил Артур без особенной надежды. – Нам бы пригодилась его команда.
   – Ага, щас! – фыркнул Светлан. – Хоть раз был он замечен в хорошем?
   – Тогда к чему такая спешка?
   – Боюсь, к худому. Жанночка, а много с Бройлем народу?
   Ведьма обратила вопрощающий взгляд на Стрелка.
   – Большой отряд, – ответил тот. – Около двух тысяч всадников.
   Бахрам кивнул, подтверждая. Светлан переглянулся с Артуром.
   – Это не только де Бройль, – молвил король. – Неужто дикие бароны все же учредили союз? Вот уж чего не ждал!
   – Союз нерушимый баронов свободных, – пробормотал Светлан. – И кто ж их сплотил, а? Ладно, если это лишь игры тамошних заговорщиков…
   – Ага, – сказал Артур. – Есть и худшие варианты?
   – Когда тупарь вроде нашего Бройля начинает выкидывать фортеля… До сих пор-то он был предсказуем, как паровоз. Если помнишь, мы оставили его возле развалин, перед этим разворошив Паучью нору…
   – И?
   – А возле входа в Подвал Безвременья нам чудилась чертовщина. Ты ведь опознал ту страшненькую тень?
   – Призрак-колдун, бывший Паук, – пробормотал Артур. – Разве он может быть опасен?
   – Для нас скорее всего нет… ежели напрямую. А вот темное и куцее сознание Бройля притягивает монстров. И стоит этим двоим состыкнуться…
   – Упаси бог! Потому барон и страшится Преисподней, что слишком уязвим.
   – От судьбы-то не убежишь. И если Паучья Тень все ж поглотила Бройля…
   А теперь Паук рвется ко мне, добавил Светлан мысленно. И что ему неймется, чего не хватает? «Отдай мое сердце», ну да… Сюжет детских страшилок. Но, может, в этом есть резон? Убив колдуна, я завладел его силой, похитил магический дар. А теперь он хочет это вернуть.
   – Ведь до сих пор баронам не удавалось договориться, – сказал Артур. – Каждый хотел верховодить – других сие не устраивало.
   – Очевидно, теперь равновесие нарушилось и Бройль подмял прочих, одного за другим. Ты знаешь, как начиналась Османская империя? Или здесь она еще не началась? И крестовиков что-то не видно. Неужто не бродите по долинам и взгорьям Азии, мстя неразумным? А кто ж будет огнем и мечом утверждать милосердие Божье?
   – На это мне нечего сказать, – пробормотал король.
   – Настоящему рыцарю всегда есть, что сказать, – поддел Светлан. – Ладно, у наших дам уже глаза слипаются – давайте придавим с пару часов. А что не доспим тут, доберем на ходу.
   Хотя для богатыря и два часа – много. Но чего не сделаешь ради хорошей компании!
   Ночь выдалась ясной, а ветер был довольно теплым. К тому же, с одной стороны поляну загородил Георг, с другой громоздились шестиноги, пыша жаром не хуже дракона. Разумеется, Артур устроил диву подле себя – впрочем, со всей рыцарской галантностью, вовсе не злоупотребляя ее покорностью. А Жанна, конечно, улеглась под бок Светлана, вместе с ним завернувшись в походный плащ, подбитый нездешним мехом, и принялась тереться о богатыря, восполняя энергию, потраченную на полет. Вот ни Бахраму, ни Стрелку не нашлось пары… если не считать за пару их самих.
   Прищурясь на догорающий костер, Светлан обмяк всем телом, жалея, что рядом нет Анджеллы. Конечно, если не вдаваться в детали и дать волю фантазии… Чем дальше, тем сильней эти две девушки делаются похожими. И, главное, никаких претензий со стороны жены!.. Уж не затем ли она и прислала Жанну? Кому ж еще доверить столь деликатную миссию, как не лучшей подруге?
   – А ты, си-ир, чего не спишь? – сонно пробормотала ведьма.
   – Тут либо спать, либо думать, – откликнулся Светлан. – А пока думается, лучше не тратить время на прочее.
   Надо же, выродил!.. А под «прочим» чего разумею? Может, как раз прочее – важнее?
   – У тебя думалка не треснет, сир? Надо, не надо – он все морщит лоб.
   – Кто-то же должен? Это у вас, летуний, в обычае сперва вляпаться по самые… гм…
   – А думаешь ты, конечно, об Анджи, – не столько спросила, сколько объявила Жанна. – Любимая косточка, хо!.. А теперь-то с какого бока обсасываешь?
   – Да вот прикидываю, кто из ближнего круга остался при дворе.
   – И что выходит?
   – Она что, решила отослать от себя всех друзей? – проворчал Светлан. – И остаться наедине с тамошним гадюшником. Как думаешь, не пора вызывать команду Бертрана? На дворцовую-то охрану надежды мало.
   – Ах, сир, ты недооцениваешь первую ведьму королевства! И потом, она так любит тебя…
   – А это при чем?
   – Да при том, что королева постарается тебя не огорчать.
   – Но если ее стараний не хватит? Что-то творится с Анджи последнее время… Нет, тут есть над чем поломать голову.
   – Ну думай, думай, – разрешила девушка и тотчас провалилась в сон, совершенно разомлев в его тепле.
   Неподалеку ворочался Стрелок, тяжко вздыхая. Его давно уже влекло к Жанне, и шалунья, кстати, вовсе не воротила нос. Но кому-то там, в дальнем зарубежье, юноша хранил верность, уже сам не зная, как избавиться от опрометчивого обещания, – еще одна жертва долга. Вот и изнемогает теперь в неравной борьбе с собой. Хорошо, парень не ревнив, а то и вовсе бы съехал с ума, наблюдая Жанкины сумасбродства. У ведьм-то свои причуды.
   Зато Артур с дивой будто умерли: ни вздоха, ни шороха. И Бахрам спал беззвучно – если спал. Когда нужно, богатыри умеют обращаться в камень, а юнец явно из этой породы: силой от него прямо пышет, в каждом движении сквозит мощь.


   Выступили с рассветом, но предварительно простились с Георгом, улетавшим обратно в столицу. Не прошло и часа после начала похода, когда Светлан наконец сообразил, как сомкнуть шестиногов в платформу, сцепив боками. В такой конструкции тряска и вовсе не ощущалась – седоки будто скользили над бездорожьем, увлекаемые парой дюжин ног. Броневые щиты, превращавшие роговые образования на спинах чудищ в надежно защищенные кабинки, теперь укрепили вокруг общего ряда сидений, заслонившись не только от возможных засад, но и от встречного ветра.
   Жанна устроилась на коленях Светлана, обвив стройными ногами его талию, а плечами и затылком возлежа на гигантской кошке, свернувшейся перед ним в шелковистый ком, – плутовка уже успела поладить со зверем. Обе дремали, накрытые широким плащом, а из соседней кабинки на девушку поглядывал Стрелок, грустно вздыхая. Беднягу явно раздирало между верностью сюзерену, выбранному сгоряча, и томлением по шалунье-ведьме, приветливой к слишком многим, – это не считая слова, данного невесть кому. Или парню нравится себя терзать?
   По другую сторону Светлана разместился Артур вместе с дивой, по-прежнему безучастной, зато прекрасной, точно ожившая статуя. Оживить-то ее оживили, но вдохнуть душу не удосужились. Творец и владелица этого шедевра, существо бесплотное (а потому и бесполое), возникала в своей оболочке лишь изредка, вовсе не заботясь предупреждать о визитах, – но даже так сумела настолько очаровать короля, что бедняга совершенно забыл о прочих пассиях. А ведь у него такое большое сердце!
   Еще дальше, в собственной кабинке, восседал Бахрам, зорко следя за доставшимся ему флангом. С управлением шестинога он освоился за минуты – впрочем, как и ожидалось. Сил на это у парня хватило с лихвой. Вот обычных солдат тут потребовалось бы не меньше трех.
   Мимо проносились пологие холмы, похожие на курчавые макушки исполинов, мелькали гроздья деревьев, постепенно разрастаясь в немалые рощицы. Иногда путь отрядцу пересекали ручьи – точнее, шестиноги сами пересекали их, расплескивая каскады брызг и почти не замедляя хода. Ощущение скорости было, будто мчишь на суперкаре, – вот только этим зверюгам не требовалось шоссе. Вообще, чем больше привыкаешь к ним, тем симпатичней они кажутся – именно, как машины, отлично приспособленные для своих функций. Ну что красивого в авто, если не знать, для чего оно создано? Здешние рыцари на эту груду крашенного металла лишь поморщились бы. А ведь хороший кар – это произведение!
   Вдруг открыв глаза, Жанна сладко потянулась. Затем радостно засмеялась, приветствуя новый день, и вместо зарядки принялась топтаться маленькими ступнями по его обширной груди, грея подошвы.
   – Что, «молодая-звонкая»? – спросил Светлан. – Будет нам весело… э-э… всколькером?
   – А это как сам пожелаешь, на сколько хватит твоих богатырских сил, – с готовностью откликнулась дева. – Вон Геракл, я слыхала…
   – Ты меньше слушай, чего люди плетут, – хмыкнул он. – Если б герои размножались с таким пылом, все человечество давно бы стало героическим. А что видим в действительности? У богатырей иные функции, милая моя, – это ж не самцы-производители.
   – Кто говорил о размножении? – пожала плечиками ведьма. – Вот у зверей это на первом месте. А мы, цари природы, живем для радости.
   – Думаешь, у царей мало иных забот, кроме как… гм, ладно. Про монарший быт лучше спроси у Артура. Конечно, он не дурак развлечься – но часто ли ему выпадает такая возможность?
   – При чем тут короли, сир? Речь о людях – вообще.
   – Ах, о людях!.. Тогда поспрошай у здешних крестьян, зачем они живут.
   – Ну о чем с ними можно говорить? Такие пни!..
   – Понимаешь, им приходится вкалывать от зари до зари – некогда расти над собой.
   – А нечего плодиться, точно кроли, – с неожиданной злостью бросила ведьма. – Всё для детей – ха!.. Да просто они до чертиков боятся смерти.
   – И что, их можно понять – это общая потребность. Одни проникают в вечность через славу, другие – через свое потомство.
   – Да кому они сдались там? И ведь чем дрянней человечишка, тем сильней ему хочется наследить!
   – У тебя что, девонька, свежие комплексы появились? – поинтересовался Светлан. – Ты б сперва от прежних избавилась.
   – Ну не люблю я простаков! – сказала та. – Не-люб-лю. Вот такую фурию из меня сделали. Или даже гарпию.
   Усмехнувшись, он возразил:
   – Видишь ли, я-то знаю, что в душе ты – добрая девушка. Возможно, имеет смысл почаще напоминать тебе об этом?
   – Ну, может быть, – подумав, согласилась Жанна. – Где-то в самой глубине.
   В лесу пришлось разделиться – для четырехзвенной платформы здесь было тесно. Хотя двух шестиногов, своего и соседнего, Светлан оставил в сцепке, чтоб управлять сразу обоими. А что делать? Наедине с таким зверем худощавому Стрелку пришлось бы туго, а Жанна вовсе не стремилась парню помочь, разнежившись на коленях Светлана.
   Разговор иссяк. Не слишком комфортно общаться, когда по бокам, в опасной близости, мелькают толстенные стволы, а голоса раз за разом заглушает треск кустов, взламываемых безжалостными шестиногами. Но мчались звери по-прежнему вровень, будто связанные невидимым тросом.
   Внезапно кобрис насторожилась, вскинув голову на гибкой шее. Тотчас и Светлан ощутил новый запах, совершенно незнакомый ему и, однако, показавшийся отвратительным.
   – Это еще что за мерзость? – удивился он, притормаживая шестиногов.
   – Шарки, – откликнулся Артур, тоже сбрасывая скорость. – Похоже, целая стая. И кого-то они взяли в оборот.
   Действительно, на тропе, куда они как раз выскочили, четко отпечатались следы копыт, еще совсем свежие. И неслась лошадка во весь опор, перепуганная насмерть.
   – Ну ни дня без приключений, – сказал Светлан. – Вот такие у нас, у царей, радости – прямо обхохочешься.
   С шарками он пока не встречался, но на картинках видел. Больше всего чудища походили на торпеды, переделанные для охоты на суше, – обтекаемые, приземистые, с длинными телами и мощными лапами. Их акульи пасти легко сминали любые кости, позволяя за секунды одолеть и тура. Почему-то водились шарки лишь вблизи гор, вытеснив из здешних мест как волков, так и зверей покрупней, вроде медведей или пум, и отличались свирепостью, почти равной безумию. Отпугнуть их было еще труднее, чем убить.
   – На кого люблю охотиться – это на охотников, – проворчал король, поворачивая своего зверя. – Ну, вперед!
   Впрочем, понукать шестиногов не требовалось. Низко пригнув головы, они мчали по следу, точно оголодавшие хищники. На зелень звери уже не обращали внимания, предвкушая трапезу посытней. Их бег сделался еще стремительней, хотя казалось: куда больше? Изгибам тропы всадники следовали не строго и где можно срезали углы, проторивая новые ходы в непролазных зарослях, – такие столкновения бронированных тел с хлипкими растениями напоминали взрыв. Любопытно, а какие мощности развивают шестиноги? По ощущениям, как у лучших каров – эдак под тысячу лошаков. Неужто и впрямь? Что-то запредельное!..
   К счастью, гнать пришлось недолго. Развернувшись в ряд, четверка шестиногов единой волной вырвалась к речному обрыву и тут затормозила, вспахав когтями землю. Все-таки они опоздали с помощью – в том смысле, что управились без них.
   Схватка произошла на самом берегу и была, судя по всему, жаркой. Во всяком случае, после нее победитель захотел охладиться в прозрачном потоке и смыть с себя кровь – к счастью, чужую. А тут, как нарочно, и зрители подоспели.
   Поглазеть, кстати, было на что: сложение без единого изъяна, бронзовая кожа, под которой перекатывались мышцы отменной формовки, копна темных волос, отливающих медью. И точеное лицо с нездешними чертами, и высокая упругая грудь, и сухая талия, будто стянутая незримым корсетом, и крепкие бедра, вовсе не похожие на мужские, зато отлично контрастирующие с сухими коленями и узкими щиколотками, и безупречная стройность – несмотря на мускулатуру. Конечно, красотка на любителя, но когда видишь такую гармонию, подправлять в ней не хочется ничего – just perfect, вот именно.
   Судя по разбросанным вокруг телам, наводящим жуть даже сейчас, с «конем на скаку» у этой девы не возникнет проблем. Как и с «горящей избой», буде ей вздумается туда зайти. Акция была проведена на высоком уровне – чувствовался почерк мастера.
   Вдруг оказавшись на виду стольких мужчин, вовсе не выглядевших безобидными, девушка не смутилась, не попыталась спрятаться или закрыться, а лишь подвинулась ближе к доспехам, сложенным на валуне, озирая новых персонажей настороженно, но без тени испуга. И по этим быстрым шагам, с легкостью рассекающим воду, Светлан смог оценить ее силу. Эх, ничего себе!.. Кажется, нашего богатырского полку прибыло.
   Щадя стыдливость купальщицы, Артур уже смотрел в сторону, зато Бахрам пялился на нее во все глаза, сверкая восторженной улыбкой. А Стрелок нежданно залился румянцем, будто за последний год не успел свыкнуться с женской наготой. Или дело в том, что эта красотка мало походила на бесстыдниц-ведьм? То есть и она вовсе не стеснялась своего тела, но отпущенной красотой, похоже, не злоупотребляла. К тому ж, в ее арсенале это средство – не главное.
   – А я гадал, кому сбагрить четвертого шестинога, – сказал Светлан, среди изувеченных тел разглядев пегую лошадь, не пережившую заварушки. – Милая, ты не против, если наши зверьки приберут тут? Да и мы хотели бы размять ноги.
   – И языки, да? – негромко хмыкнула Жанна.
   Успев разобраться в ситуации, силачка приглашающе махнула рукой и уже без опаски возобновила купание, грацией вряд ли уступая русалкам. Отпустив шестиногов кормиться, гости устроили привал чуть выше по течению, решив, раз уж так сложилось, позавтракать на берегу. Согревшись на утреннем солнце, Жанна выпорхнула из плаща и живенько обустроила место, разложив припасы с живописной небрежностью. Мужчины тоже разоблачились – кто до штанов, а кто и вовсе, рассчитывая окунуться после трапезы.
   Немного погодя к ним подошла незнакомка, встряхивая мокрыми волосами и даже не позаботясь одеться, – вольность неслыханная по здешним меркам. Впрочем, нагота девы вовсе не перевешивала впечатления, производимого чудесным ликом: длинные яркие глаза, небольшой нос с изящными ноздрями, столь же аккуратные уши, твердые скулы без единой морщинки, чуть впалые щеки, чеканная линия подбородка и неожиданно сочный рот – что называется, чувственный. А овал лица до того правильный, что пробирала дрожь.
   Уронив увязанное в узел снаряжение, воительница без церемоний примкнула к кружку, опустившись упругим задом на речной голыш. Какая осанка, а? Достоинства ей не занимать – уж это наверняка. А порывистость ее движений вполне уравновешивалась координацией – иначе б она не вылезала из травм.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Поделиться ссылкой на выделенное