Сергей Иванов.

Похитители теней

(страница 4 из 30)

скачать книгу бесплатно

   – «Как зима катит в глаза», ну конечно, – фыркнула она. – «Помертвело чисто поле…»
   – Когда-нибудь тебя раздавит грузом знаний, – предупредил богатырь. – И как они умещаются в твоей головке?
   – С трудом, – сказала девочка. – Тебе хорошо – у тебя во-он какой чан!
   – Представляешь, как он смотрелся бы на твоих плечах? – усмехнулся Светлан. – Зато у меня и инерция большая. Чтобы настроиться, нужны недели. А где их взять?
   – Сам себе лучший критик, да? – с ехидцей спросила Мишка. – Чтоб другие не тужились.
   – Clevergirl , – похвалил он.
   – Гёрла, – фыркнула ведьма. – Из клевера. А может, меня вправду там нашли?
   – Не придумывай.
   – А чего? Одних, вон, в капусте… будущих огородников, наверно.
   – А птичников, выходит, приносит аист, – добавил Светлан. – Логика!..
   – Зато у тебя ее завались, – отрезала она. – Ну с чего ты решил, будто не потянешь большую магию?
   – Можно или творить чудеса, именуясь магом, или самому сделаться чудом, записавшись в богатыри. Попытки совместить, насколько знаю, не приводили к хорошему. А хуже всего было, когда чудодейством пытались решить богатырские задачи – вот эти сразу ухали меж двух стульев, отшибая… гм…
   – Зад, – заключила Мишка. – Чтобы не сказать ж…
   – И не надо, – прервал он. – Дай тебе волю – такого наговоришь!
   – Да не боишься ли ты магии? – вдруг спросила девочка.
   – Э-э… В каком смысле?
   – В том, что не совладаешь с ней и либо покажешь себя бездарем, либо наломаешь таких дров!..
   Светлан задумался: а вдруг правда? Или хотя бы ее часть. Вроде он не из тех, кто страшится пробовать…
   – А можно и мне сказать? – спросила Изабель, слишком скромная для принцессы. Оказывается, она уже вынырнула из своего погружения. Ну, или ее оттуда выдернули – ключевыми словами.
   – Да кто ж тебе не дает, – улыбнулся богатырь.
   – Вот ты давеча говорил, что магию нельзя совмещать с властью…
   – Почему нельзя? – пожал он плечами. – Ради бога… верней, ради дьявола. Потому что тогда власть делается колдовской и пишется уже с прописной буквы. А Властью над смертными владеют лишь слуги сатаны.
   – Ну-ну, – пробурчала ведьма. – Давай без штампов, а?
   – Иногда они бывают полезны, – возразил Светлан. – Во всяком случае, с ними проще.
   – Это да, – согласилась Мишка.
   – Выходит, если Гийом захочет стать королем, – продолжила принцесса, – мне придется отказаться от магии?
   – Видимо, так, – подтвердил он. – То есть можно будет баловаться по мелочи, как это делает маркиз де Гронде, но серьезные дела станут попросту опасны.
Видишь ли, когда остаешься наедине с чудом, нужно отрешиться от дрязг, мелких или даже уровня государств. Вообще, хочешь быть магом – держись подальше от политики.
   – «И боже вас сохрани, не читайте до обеда советских газет», – подхватила ведьма.
   – Именно, – сказал Светлан. – Думаешь, зачем отшельники сбегают в пустыню? Чтоб укрыться от суеты, заглушающей голос Бога, точно шум эфирных помех. А не сможешь слышать его, начнешь прислушиваться совсем к иным голосам. И куда это заведет… Впрочем, Луи не стар и, если его не будут торопить, способен прожить еще долго, – прибавил он в утешение. – Тогда Гийом сделается монархом в очень зрелом возрасте.
   – Скорей, даже перезрелом, – вставила Мишка.
   – Но быть наследным принцем – тоже, знаешь ли… Столько забот!
   – А как же вашей королеве удается сочетать эти ипостаси? – спросила Изабель.
   – Да плохо, – буркнул Светлан. – Пока правила заочно, все было сносно. Но когда взялась за бразды обеими руками… Черт знает, куда это приведет.
   – Ты по-прежнему не можешь прорваться к Анджи? – снова вступила Мишка.
   – Только перешел границу – как отрезало. Раньше хотя бы ночью ее слышал.
   – А как же любовь? – спросила кроха. – Эта… всепобеждающая.
   – Умирает последней, – проворчал он. – Но не сдается. Если можно это считать победой…
   – Что, и во сне не получается достать?
   – Мне перестали сниться сны, – сообщил Светлан. – Включая и вещие.
   – Да ты ж почти не спишь, – фыркнула ведьма. – Не говоря, что ешь точно канарейка, а без воздуха можешь обходиться часами – как кашалот.
   – Работа такая, – пояснил он. – Богатырь не должен быть уязвимым. А если станет слишком реагировать на среду…
   – Вот за что ценю тебя: за ровный нрав, – заявила девочка. – Какие б вихри ни веяли над нами, ты – безмятежен. Хотя мне ли не понимать: если на поверхности гладь – это вовсе не значит, что в глубинах покойно.
   – Неужто по себе знаешь? – удивился он.
   – Змей, – буркнула Мишка. – Ну да, я импульсивна – в моем возр… э-э… статусе это простительно. А вот когда дозрею до своих календарных лет, сделаюсь старенькой… как Бэла.
   Принцесса прыснула совсем по-девчачьи. Хотя она-то расцвела чуть ли не год назад, вдруг сделавшись завидной невестой.
   – Ладно, дети, закрыли тему, – объявил богатырь. – Какую профессию выбрать, еще успеете решить. А сейчас есть задачки понасущней.
   – Будто ей позволят решать, – проворчала ведьма. – Наш дядя-король лучше знает, что нужно такой глупышке для счастья. А если и муженек пошел в папу…
   – Куда Гийом пошел, пока рано судить, – сказал Светлан. – Но если он вправду любит Бэлу…
   – Любовь любовью, но в другую сторону его тоже тянет. Чтоб на этой должности самому строить судьбу, нужно быть батыром… хотя батыра хрен наймешь служить. А если на парня еще и напустят кого-нибудь из орудий Рока, условно говоря, Вершителей… ту же Улю, к примеру…
   – А кто это: Уля? – сейчас же спросила принцесса.
   – Не чудище, не пугайся, – ответил он. – Маленькая девочка, на свою беду наделенная громадной Силой, позволяющей дергать людей за нити, точно кукол. Мы пересеклись с ней несколько недель назад и, наверно, сумели бы помочь. Но через день Улю выкрали из нашего Города, а догнать похитителей я не смог.
   – Их-то ты как раз догнал, – поправила Мишка. – И даже прикончил… Это были оборотни, – пояснила для Бэлы. – Жуткие твари!
   – Слабое утешение, – заметил богатырь. – Поскольку свой груз они успели передать. А дальше следы затерялись.
   – Там еще мелькала некая бабка, – сообщила девочка, – известная как Яга. Хотя можно ли считать это именем…
   – Как ни называй, а пакостить она горазда – такое у нее, видимо, хобби. Иных ведь хлебом не корми, дай ближнему насолить.
   – Без хлеба не сытно, а без соли не вкусно, – хохотнула ведьма. И тут же прибавила: – Что нам хлеб, были бы пироги!
   – Оставь Даля в покое, – сказал Светлан. – Тоже мне, ходячая библиотека! Вообще, пора завязывать с болтовней – Лоры на нас нет. Тут Дьявол на подходе…
   – Что, «на подвиг Отчизна зовет»? – ехидно спросила Мишка.
   – Ну, насчет Отчизны я сомневаюсь, а вот что касаемо подвига…
   – Есть такая профессия, да?
   – Так ведь не на кого свалить.
   – Зато на вас сваливают, кому ни лень. Пора тебе вести счет своим геройствам – как Гераклу. Может, и у тебя наберется на полную дюжину.
   – Думаешь, он сам считал?
   Вспомнив о зажатой в руке чаше с кремом, девочка поставила ее на стол и заявила:
   – Что до схватки с Дьяволом – это ведь промежуточный финиш.
   – А какой, по-твоему, главный: Армагеддон? – усмехнулся богатырь.
   – Боюсь, его нам вполне заменит нашествие Пропащих Душ.
   – Будем решать проблемы по очереди, ладно? А что у нас сейчас в расписании?
   – «День продержаться да ночь простоять», – хмыкнула Мишка. – Вернее, наоборот.
   – Вот и давай думать, как одолеть монстра. Иначе не доживем до следующей задачи.
   – А че тут думать? – пожала она плечиками. – Мочить гада!
   – Будем биться со Зверем в его же манере, ну да… пока сами не озвереем. И какой тогда смысл в битве?
   – Все ж это будет наш Зверь, родненький, – засмеялась ведьма.
   – Это будет сплошное зверство, с обеих сторон. А значит, Дьявол победит – кто бы ни взял вверх. Тебя устроит такое?
   – Да шутю я, шутю! – сказала она. – Нешто не ясно?
   – Самое время. Может, в цирк сходим, клоунами потешимся?
   – Тебе что, меня мало? Обижаешь, начальник!..
   Однако задумалась, ненадолго умолкнув.
   – А магия тут не поможет? – тихонько спросила Изабель.
   Поглядев на нее, Светлан ответил:
   – Даже если сложить все чары нордийских магов, для Дьявола это будет щекоткой. А я опаснее для него как богатырь и рисковать своей силой…
   – Обойдемся без магии, – мотнула головой Мишка. – Знание, как известно, тоже сила, причем страшная.
   – Ты про что? – поинтересовался он.
   – Сейчас – про «Марию Целесту». Помнишь, какая там главная версия?
   – Инфразвук?
   – Именно. Я вот думаю: не рев ли динозавров вселил в людей страх перед низкими частотами? Да и громилы вроде тебя умеют…
   – Не отвлекайся.
   – Да, – спохватилась девочка. – Как ты сказал, у Гильдии не хватит чар, чтобы всерьез навредить Дьяволу. Зато здешние маги умеют управлять погодой – собственно, это одно из немногих, в чем они набили руку. Вот и пусть гильдийцы внесут поправки в нынешний шторм, чтоб валы набегали на берег именно с той частотой, которая будит панику в человечьих телах. И когда эта громадина разляжется перед городом, а в ее корпус начнут долбать такие волны… Представляете, что начнется внутри?
   – А говорила: без магии, – заметил Светлан.
   – Так ведь не напрямую. Кто ж Дьяволу виноват, что он очутился не в лучшем для себя месте? Мы-то его сюда не звали…
   – …и вроде как ни при чем, да? Тогда можно пойти дальше и с помощью моей пленки устроить перед береговой стеной глыбопад, вознося в безвоздушность тонны воды, а затем, когда заледенеют, сбрасывая их вниз… Типа: а че ты гуляешь там, куда мы швыряем?
   Ухмыльнувшись, Мишка возразила:
   – Не-е, это ж будет повтор – похожее мы вытворяли в прошлой серии. Действие нужно разнообразить.
   – Тебе тоже показалось, что тут играют по киношным правилам?
   – Как выразился бы наш проф, определенная искусственность имеет место, – сказала она. – Другое дело: кто тут режиссер?
   – Вот и я задаюсь, – вздохнул богатырь.
   И снова поглядел на плескавшихся в ванне ведьм, чьи негромкие игры помалу обретали вовсе не детский характер. Не то чтоб это мешало ему…
   – Не многовато ли натурализма в этом кино? – проворчал он. – Все же сказка – неловко как-то.
   – А кто сказал, что она для детей? – тотчас оспорила девочка. – И, кстати, при правильном воспитании…
   – Ну-ну, педагог, – прервал Светлан. – Вот заведешь своих…
   – Как ты, что ли? – парировала Мишка. Но тут же прикусила язычок, сообразив, что попала по больному. – Вообще-то я намекала на нас с Бэлой, – прибавила после паузы.
   – Я понял. – Отведя глаза от резвящихся дев, он указал на чашу с кремом, не опустевшую и на треть: – Насытилась уже?
   – Угу.
   – А говоришь: я мало ем… Дюймовочка.
   Выбрав соразмерную ложку, богатырь приложился к лакомству. Действительно, вкусно. Умеет Луи подбирать поваров. Вот с прочими кадрами похуже.
   – Крестьянская жадность, да? – съехидничала ведьма. – Жаль оставлять?
   – Вот такой я доедчивый, – подтвердил он. – Откуда словцо?
   – Да знаю, знаю!.. Экзаменатор.
   Прикончив крем, Светлан произнес:
   – Все ж надо смоделировать здешнюю ситуацию… для начала в масштабе двора. Здесь не так много фигур и не такие они сложные. Понять, что ими движет, нетрудно – тут главное: не пытаться уподобить этих деятелей себе. И если соединить наши усилия…
   – Давайте и мы сплетем интригу, – предложила Мишка. – Нешто мы глупее?
   – Мы брезгливей, – ответил он. – От таких игр тебе через минуту станет тошно.
   – А тебе?
   – И мне. Но у меня толстая шкура… и крепкий желудок.
   – Насчет шкуры ты бы не врал, – не поверила девочка. – Стрелой ее, может, и не прошибешь…
   – Одно дело – чувствовать, – пояснил Светлан. – Другое – реагировать.
   – Вот и реагировал бы шибче: рявкнул бы во всю мощь, ножищей бы топнул!..
   Усмехнувшись, он сказал:
   – Мы, богатыри, точно слоны: умеем передвигаться бесшумно – не глядя на солидный вес.
   – Солидность должна быть звучной, – заявила ведьма. – Иначе не убеждает. А когда слон смахивает на облако… в штанах…
   Она фыркнула.
   – Ну не снимать же их, – пробормотал Светлан.
   – «Мой дядя самых честных правил», – процитировала Мишка. – Никак не избавишься от старых привычек?
   – Я и сам – старенький, – напомнил богатырь. – Что с меня взять.
   – Вот Лорка бы тебе объяснила!.. Кстати, где она?
   – Ее дело. Думаешь, я слежу?
   – А не мешало бы. Та еще темнила!.. И что у нее на уме, интересно знать?
   – Придет время – скажет.
   Услышав приближающиеся шаги, Светлан посмотрел на дверь. Одним из ходоков был виконт, а вторым… де Круст, да. Ну с первым ясно, а второго-то что привело? Не иначе как королевская воля. И чего ж на сей раз пожелает здешнее величество?
   – Чур, я с тобой, – застолбила Мишка еще прежде, чем открылась дверь. – Не бросай меня, Герасим!..
   – Болтаешь много, – проворчал он. – Быть тебе утопимой.


   Барон и впрямь пришел по душу Светлана, срочно затребованного к королю. Опять Мишке пришлось одеваться – хорошо, она не ленивая. К прежним платьицу, короткому плащу и туфелькам девочка прибавила шляпу со смешным козырьком, смахивающим на огромный клюв, и в тени этого клюва спрятала детское лицо, пытаясь сойти за взрослую. Лет через тысячу это, может, удалось бы, но по нынешним меркам ей не хватало пышности.
   Де Круст повел их через дворец, небрежно кивая постовым. Язык он не держал за зубами, но говорил лишь о ерунде, серьезные темы оставив своему господину. Когда покинули гостевой корпус, навстречу стали попадаться придворные, причем некоторые – явно с умыслом, будто их влекло к здешним жильцам и они слонялись рядом в надежде поживиться непонятно чем.
   Особенно усердствовали дамы, привлеченные то ли славой героев, то ли какими-то иными их атрибутами. Соответственно и себя они старались превратить в приманки, соревнуясь в оформлении своих прелестей . А одна красотка явно опередила время – ее спина была выставлена напоказ целиком. И, надо признать, картинка стоила демонстрации.
   – Обожаю такие разрезы, – восторженно сказала Мишка. – И чтоб была видна ягодичная щель!..
   – Вся? – уточнил Светлан. – Нет, это перебор.
   – Ну пусть самый верх, – уступила она. – Уж пощажу твою старость.
   – А как же твои речи о «честной наготе»? Нехорошо бить ниже пояса.
   – Ведь вас не пронять иным, – ухмыльнулась ведьма. И вздохнула: – Засиделась я в девках.
   – В детках, – поправил богатырь.
   Так и не став добычей местных хищниц, он вместе с девочкой достиг королевских покоев и вступил в открытую де Крустом дверь, перед которой тоже маячили гвардейцы, уже научившиеся делать непроницаемые рожи.
   На сей раз Луи не восседал в кресле, приняв сообразную позу, а прохаживался по комнате, одолеваемый видимым беспокойством. При появлении гостей он живо развернулся ко входу и с неудовольствием уставился на Мишель, которую вовсе не звал.
   – Это мой советник, – заявил Светлан. И добавил, пресекая возможные претензии: – С кем хочу, с тем и советуюсь. Или для герцога такое – роскошь?
   – Без адвокатов не говорим, – хихикнула юная ведьма.
   Не дожидаясь приглашения, она уселась так, чтоб видеть себя в зеркале, и с удовольствием оглядела свое отражение, любуясь ладными пропорциями. Ну так себя любит – позавидуешь!.. А что решит по ее поводу здешний хозяин, Мишку мало волновало.
   Впрочем, король не стал протестовать, понимая, что без толку. Но в кресло все-таки опустился – не стоять же, когда другие сидят.
   – Ну, в чем проблема? – спросил Светлан, тоже присаживаясь. – Что у нас опять не в порядке?
   – Проблема? – откликнулся Луи несколько раздраженно. – Может быть, проблема как раз в вас? Разве вы и порядок уживаетесь в одном месте?
   – Э-э… Уточни, величество, будь любезен. Тем более что мы сейчас в присутствии, а стало быть…
   – Де Круста можешь не стесняться, – дозволил король. – От него у меня – никаких тайн.
   – Это упрощает дело, – кивнул богатырь. – И впрямь: кому-то же надо доверять.
   – А у тебя с этим проще, да?
   – А у меня такой проблемы нет вообще. В отличие от многих, я окружен лишь друзьями… если, конечно, понимаешь, чем друзья отличаются от… э-э… товарищей. Ладно, – прервал он себя, – не о том речь. Итак?
   Но Луи был не из тех, кто хватает быков за наружные кости, а потому пошел издали.
   – Буря-то на море все сильнее, – сообщил он. – А от ветра у меня разболелась голова.
   – При чем тут ветер, – пробурчала Мишка. – Давление меняется – вот головке и бо-бо.
   – Простите? – удивился король.
   – Наша кроха выпендривается, – пояснил Светлан. – Умная, видите ли, очень!.. А кто их любит, умных-то? Во всяком случае, не правители.
   Помедлив, Луи спросил:
   – Но с чего погода так круто повернула к ненастью? Вроде не предвещало.
   – Возможно, на нее влияет Озерный Дьявол, – сказал богатырь. – Кстати, и по времени совпало.
   – То есть он настолько велик, что уже задает климат?
   – Ну, «велик» – пожалуй, не то слово. Огромный – тут не поспоришь.
   – Циклопический, – предложила девочка. – Хотя так обычно говорят о сооружениях.
   – На что еще Дьявол может влиять? – задал король новый вопрос.
   – Сам, что ли, не знаешь? – откликнулся Светлан. – Наверняка ж тебе докладывают, что творится сейчас в Эльдинге, – про новое зверье, нагнанное аурой монстра. Откуда оно повылезло – вот вопрос.
   – А на людей он может воздействовать? Я имею в виду: на тех, кто от него далеко.
   – Вполне может быть… даже скорее всего. У кого есть склонность к озверению, наконец ее реализуют. Вообще, наружу выплеснется такое!..
   – И мои приближенные тоже могут измениться к худшему?
   – Разве они не люди? Впрочем, не берусь утверждать.
   – У владык свои критерии, – заметила Мишка. – Главным в человеке они считают преданность господину. А слово «измениться» произошло от «измены»… Ведь так? – справилась она у Луи.
   Тот поморщился, но не возразил. В самом деле, что еще могло его заботить?
   – Во всяком случае, надежнее твои слуги не станут, – сказал богатырь.
   – Но чего от них ждать, ты можешь предвидеть?
   Усмехнувшись, Светлан покачал головой.
   – Ты сам произвел меня в воеводы, – напомнил он. – А требовать прозорливости от вояк – это, знаешь ли, нонсенс. Максимум, на что те годны: рисовать стрелки на картах сражений. А если удастся еще и направить войска по выбранным направлениям… Короче, теперь я мало вижу за рожами твоих лизоблюдов. И кто там из них чего замышляет…
   – Ведь ты уже заглядывал в души придворных?
   – Ну, родной, – хмыкнул Светлан. – Эта публика столь переменчива!.. Они и сами не знают, куда их поведет завтра. А лояльность монарху – штука скользкая, зависит от многих факторов… в том числе от прочности трона. А стоит ему зашататься…
   – …как здешние крысы брызнут кто куда, – закончила Мишка. – И хорошо, если не на прежнего хозяина.
   – Значит, такого ты мнения о цвете нордийской нации, – произнес король, стараясь слышать лишь то, что говорит богатырь.
   – Ну, если это ваш «цвет», – проворчал тот. – Похоже, рыцари тут повывелись – остались дворяне… они же придворные.
   – Или даже дворня? – подхватила ведьма. – И вот если она взбунтуется, возжелав нового босса…
   – Ладно, это худший сценарий, – придержал Светлан ее полет. – Хотя иметь его в виду не мешает.
   Луи помолчал, справляясь с обидой. Наверно, он и сам невысоко ценил сгрудившуюся вокруг него публику, но схлопотать от чужака то, про что и думать не хочется… До чего неприятны эти субъекты: герои!
   – Зато тебя сплошь окружают праведники, – все ж не удержался король. – Мне сообщали, что при дворе Анджеллы странные порядки, но такой разнузданности я и представить не мог. Устроить в моем дворце непрекращающийся шабаш!..
   – Действительно, – кивнул Светлан. – Не всякому монарху настолько везет. При большинстве дворов – скука.
   – Это же совершенное бесстыдство!..
   – Именно, что совершенное, – опять согласился он. – Хоть где-то оно есть.
   – В гостевые палаты стало страшно заходить. Куда ни глянешь – мелькания ног, оголенных едва не до ягодиц.
   – Тебя смущают их ноги? Скажи спасибо, что главное прикрыли, – для ведьм это сродни подвигу.
   – А в небо и вовсе лучше не смотреть – можно ослепнуть… или впасть в безумие.
   – И не смотри, – пожал плечами богатырь. – Зачем себя напрягать? Каждому – свои сферы.
   – А кто рожден ползать… – завела было Мишка, но тут же ойкнула, схлопотав подпопник. По голове-то детей нельзя бить… даже если детство затянулось.
   – Поглядев на ваших дев вблизи, начинаешь понимать, отчего на них так ополчилась святая церковь, – произнес Луи. – И почему их не любят простые люди.
   – Ну о-очень простые! – не смолчала ведьма.
   – Теперь и ты впал в чрезмерное благочестие? – спросил Светлан. – Обычно это случается с теми, кто грешил много.
   – И черт под старость в монахи пошел, – поделилась девочка.
   – Я-то считал тебя ценителем красоты, – решил подсластить богатырь. – А ее у наших летуний не отнять – будешь спорить?
   – Сперва надо выяснить, божественная это красота или сатанинская. И судя по тому, что она будит в душах…
   – Зависит от людей, разве нет? Вот я, видя их, испытываю… э-э…
   – Экстаз, – подсказала Мишка. – Ну, вроде религиозного.
   – Воодушевление, – выбрал он. – То есть моя душа как бы вырастает, я делаюсь ближе к Богу.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Поделиться ссылкой на выделенное