Сергей Иванов.

Миро-Творцы

(страница 8 из 38)

скачать книгу бесплатно

   – Спецы! – с презрением сказал гигант. – Умники!.. Кабы не мы, запаршивели б в своей Крепости. Или слонялись сейчас по помойкам, кормясь объедками. У вас мозги настроены на безделье. Ежели вас не подхлестывать, сыщете сотню причин, лишь бы не дергаться. Хоть бы разобрался со своими фокусами – а может, ты готовый маг?
   – Типун тебе… – испугался малыш. – Говорю ж: я нормальный! Мало что выскочит с перепугу? У меня и справка есть. Никаких отклонений, понял?
   – А тебе трудно попробовать? Что ты теряешь!.. Или боишься лишний раз задницу от стула оторвать?
   – Передай своему громиле, – сказал Тим Вадиму, – что, когда у одного помершего силача взвесили мозг и бицепс, – оказалось, бицепс весит больше.
   – Передай своему задохлику, – лениво откликнулся Гризли, – что у него тоже зад наверняка тяжелей головы. И о чем это говорит?
   – А ведь мускульные нагрузки и впрямь угнетают работу мозга, – поддел Вадим богатыря. – Думаешь, почему пролетариат такой организованный?
   – И что? – не растерялся тот. – Мало у нас умников? Вот пусть они соображают!
   – Да вишь, беда какая: соображать-то они вроде умеют, и даже чудеса иной раз удаются, однако трудиться разучились напрочь. А ведь как ругали Крепость, что не дает развернуться!
   – Бедняги, – хмыкнул крутарь. – Сдалась им эта воля!.. Они-то хотели той же клетки, только чуток пошире. Вот и опешили теперь.
   В этот момент в комнату вступил Конрад. Молча прошел к столу, сел на свободное место, рядом с Гризли и напротив Тима, и зацепенел, терпеливо ожидая, пока обслужат.
   Увидев троицу вместе, Вадим поразился, сколь далеко разошлись породы – будто разные виды. Колоссальная фигура Гризли вовсе не казалась грузной, каждое его движение удивляло легкостью и было выверено до миллиметра. Гигант был насыщен энергией, однако держал ее в узде – ни лишнего жеста, ни пустого слова. Зато Тим суетился и дергался, как мартышка. А Конрад выглядел заторможенным и расхлябанным – точно пьяный. А ведь они лучшие среди спецов!..
   – Хватит о грустном! – возгласил Тим, размякшим взглядом лаская девичьи фигуры, а безропотную малышку Уму только что не обнимая. – Дамы скучают!.. А не устроить ли нам танцы?
   Но тут на пороге кабинета вырос нахмуренный технарь, исподлобья оглядел пирующих и пробубнил, опасливо переступая замызганными башмаками (видно, уже схлопотал от Оксаны):
   – Ну, кажись, налажена связь.
   – Слава богу, разродились! – обрадовался Гризли. – На дядю пашете? Надоело же вас шпынять!..
   Бедняга насупился еще пуще, но спорая хозяюшка тотчас одарила его подносом с двумя чашками кофе и фирменным набором выпечки. Умиротворенный, спец отступил.
   – Пошли, что ль? – сказал Гризли, бодро вскакивая. – Брон заждался!..
Михалыч, идешь?
   – Отзынь! – отмахнулся хозяин. – Без меня умные.
   Нехотя Вадим оторвался от угощения и вместе с Тимом поспешил за крутарем, оставив “бирманку” на попечение приветливой Оксаны и угрюмого колдуна. Мало им бездушной Милицы – добавилась иноземка, которая по-русски ни бум-бум. Правда, умница-ведьма слегка кумекает в английском, так что договорятся.
   На просторных экранах, словно на оконцах в завтрашний день, где видеосвязь станет обычным делом, светилось выразительное лицо Брона. Только компания подсела к мониторам, как изображение распалось на квадраты и в каждом возник свой лик. Теперь, кроме князя, с экранов смотрело трое: Юстиан, Гога, Игорек. (Власий, наверно, еще не проспался) Причем все подключились к разговору из разных комнат – эдакое коллекторное совещание с максимальным эффектом присутствия.
   Тяжелым взглядом Гризли выдавил технарей в соседнюю комнатку, где уже устроили страж-пульт, и подождал, пока за ними закроется дверь.
   – И ладушки, – проворчал богатырь. – У вас своих дел по горло.
   Первым, конечно, заговорил Брон – на это его право пока не покушались.
   – Какие новости, Вад? – спросил он. – Где еще побывал?
   – На плантации, – откликнулся тот, с удовольствием озирая знакомые физиономии. – Или в сель-коммуне, по-нынешнему. Туда и завлек меня “королевский” след.
   – А куда он повел дальше?
   – В трубу, – сказал Вадим. – Я протянулся по ней, сколько смог.
   – И?
   – Похоже, она нацелена в Центр и дорожка сия Шершню знакома. Во всяком случае, его не испугала встреча на том конце. А главного коммунара он прихватил с собой.
   – Не нравится мне эти подзем-ходы, – пробурчал Гога. – Раньше-то, в нормальных войнах, больше заботила угроза с воздуха. Если крепостники вот так же подберутся к Замку…
   – Далековато, а? – усомнился Тим, как и всегда, пытаясь приукрасить реалии. – Столько километров долбать, да по камню!..
   Если массивного Гогу выделяла редкостная оперативная память, то щупляк Тим отличался завидным быстродействием. Но иногда его слова обгоняли мысли.
   – Наверняка от Крепости к Гнезду протянут канал, – сказал Вадим. – Надо законопатить, пока не поздно.
   – Или подготовить встречу, – жестко повернул Брон. – У нас есть похожие машинки.
   – Боюсь, сражение под землей мы проиграем, – вздохнул Вадим. – Чужая территория. Лишь и можем, что организовать оборону.
   – Или ударить первыми, – снова прибавил крутарь.
   – Ну да, предупредительный выстрел в голову! – развеселился Тим. Но тут же умолк, натужно кашляя.
   – Мы уже устанавливаем по Замку сейсмодатчики, – сообщил Юстиан. – На случай подкопа. Это не считая прочих ухищрений.
   – Если б знать в Крепости слабые места! – произнес Гога. – Пока баланс сил не в нашу пользу. Но и время работает не на нас – выжидать опасней.
   – Раз “король” сбежал через поместье, – предположил Юстиан, – может, он подчинен Главе сель-коммун? Что если Шершни не убирали опасных смутьянов, как мы полагали, а заготавливали корм для гурманов?
   Кажется, идея была достаточно безумной – Тим даже дернулся.
   – Мясо, мозги, кости? – тотчас спросил Гога. – Или кровь? Тогда в ход идет версия Вадима: про вампиров.
   – Боже, не надо! – опять не сдержался Тим. – Давай что попроще. Почему не обговорить “химию”?
   – Вряд ли на нас нападут плантаторы с надсмотрами, – заметил Брон. – Им бы только безответную скотину гонять!.. Скорее натравят блюстов – если не припасли кого покруче.
   – Кто о чем… – ляпнул Тим и заткнулся, увидев усмешку на твердом лице князя. Конечно, тявкать на смирного Вадима куда как проще!
   – А еще вспомните Мстителей, – продолжил крутарь. – Кто они, по-вашему?
   – С этим – к Вадиму, – сказал Юстиан. – Он единственный, кто с ними сталкивался и кто унес после этого ноги.
   – И голову, – прибавил ничего не забывающий Гога. – И лапу… Я имею в виду части забитого монстра. Вы хоть исследовали их?
   – Исследуем, – ответил Юстиан. – Со вчерашнего дня. Пока без особого продвижения. То есть понятно, что голова принадлежала человеку, а лапа зверю, – но вот как один превращался в другого?..
   Оба тяжеловеса, творец и системщик, сидели в креслах как влитые, с бесстрастными лицами, и только глаза выдавали живость мыслей. Успели они познакомиться или нет, но понимали друг друга без затруднений.
   – Если принять мою версию, – вступил Вадим, – это оборотень, хотя не простой. (“А золотой”, – чуть слышно брякнул Тим.) В Пирамиде каждому слою отводится некий диапазон высоты. Конечно, диапазоны не перекрываются – лишь соприкасаются. Так вот, Мститель – это без пяти минут вампир, причем вампир высшей квалификации, куда страшнее “королька”. Когда из таких куколок станут вылупляться стрекозы, нас не спасут никакие ходульники.
   – Но ведь и мы спать не будем? – спросил Брон.
   – Хочется верить.
   В кабинет тихонько вступила Оксана и принялась обносить гостей свежими порциями бутербродов, рассудив, что таким здоровякам требуется вдвое. Наклоня голову, Тим следил за ней с открытым ртом, будто не видал женщин год.
   – От этого мало го держись подальше, – предостерег Вадим. – Что он умеет, так это бить на жалость. И не заметишь, как “просклизнет”, куда не следует.
   – Ох-ох, ты больно честный! – взвился Тим. – Как ни увижу – рядом дева!..
   – Они ищут защиты, – пояснил Вадим. – От таких, как ты.
   Рассмеявшись, Оксана взъерошила ему волосы и упорхнула, вдруг застеснявшись. Либо вспомнив о бедняжке Уме, явно робеющей косматого хозяина и громадного пса, похожего на медведя. Да ведь у них, в Бирме, и настоящих медведей-то не водится! Одни лишь панды да губачи.
   С непроходящим энтузиазмом Гризли принялся за бутерброды, заглатывая каждый в два приема. Вадим наблюдал за ним с трепетом: это ж какие объемы тот собирается наесть? Как бы вместо богатыря не образовался великан.
   – Ты не Гризли, – заявил Вадим. – Ты – Жора. Смотри, не подавись.
   – Массу набираю, ага, – подтвердил довольный крутарь. Не удержавшись, поделился: – За два центнера зашкаливает!
   Тут снова открылась дверь, и на пороге возник Конрад, неуверенно озираясь. Игнорируя недовольство Гризли, Вадим помахал спецу рукой, приглашая внутрь, и указал на свободный монитор: включайся, дескать, разговор идет занятный.
   – Предлагаю еще версию, – заговорил Гога. – Чем занимались Шершни, если вкратце? Отлавливали вольнодумцев, истребляли ведьм, искореняли ересь во всех проявлениях. Почему не представить их, как военно-монашеский орден нашей “святой” церкви, пока вынужденный орудовать скрытно? Тогда выстраивается иная и тоже занятная цепочка – вплоть до Феропонта. Если в прочих структурах “отцы” прячутся за управителями, то здесь в этом никакого смысла, поскольку в тени вся конструкция.
   – Кстати, и силовики не на виду, – поддержал Вадим. – И там тоже идет реорганизация. Прежних олухов сменяют такие звери – роют землю от рвения!
   – Версий хватает, – сказал Брон. – Вот с фактами не густо. И с делами недобор. Пора решаться на серьезную операцию.
   – Операция “Ы”, – сейчас же выскочил Тим и пропел мерзким голосом: – “И чтоб никто не догада-ался!..”
   – Заткнулся бы, – ласково посоветовал Гризли. – Один ты умный?
   – Здесь – все! – огрызнулся щупляк, на этот раз не устрашившись. – Такие умные – даже противно.
   – Рука к пистолету не тянется? – хмыкнул Гога.
   – Тимушка, ты сегодня в ударе! – добавил Вадим. – Сила, красота, ум… Чему еще не завидовал? – Он покачал головой. – Может, на тебя заклятие навели? Слабое звено как-никак, засланец большевизма в наших рядах.
   Юстиан поглядел на спеца с сожалением, но промолчал, рассудив, видно, что с того хватит двух плюх. А Брон и вовсе не стал вмешиваться: зачем растрачивать себя на ерунду?
   – Операция вслепую обречена на провал, – заметил Гога. – Мы еще не знаем ни чужих сил, ни даже собственных. С богатырями более или менее ясно, а вот как с магами?
   – Что мы имеем, – заговорил обстоятельный Юстиан. – Из всех воображенцев самостоятельным потенциалом обладают не более полутора десятков, а остальные потихоньку перекочевывают к Вольным Творцам, вливаясь в “main streem”. Конечно, тамошний суммарный Дух – немалая сила… особенно, когда собирается весь монастырь.
   – Нам требуются не просто фантазеры, – сказал Вадим. – Нужны творцы миров, способные двигать планеты…
   – Миро-творцы, – тихонько вставил Тим.
   – Ну, таких и вовсе… по пальцам…
   – Одной руки?
   – Боюсь, что так. И потом, это опасно. Вы не представляете, как расшатывают психику такие порции Хаоса. Держать в сознании целые миры!..
   – Отчего же, – сказал Вадим. – Я представляю.
   – А, ну да…
   – Надо к каждому потенциальному магу приставить крутаря помогучей, – предложил Вадим, – для равновесия и стабильности. Иначе он далеко не уедет… либо и вправду пойдет вразнос.
   – Легко сказать. Они ж друг друга на дух не переносят!..
   – Хватит, детство кончилось! – жестко произнес Брон. – Тут не до капризов – речь о выживании.
   – Придется им подружиться, – поддержал Вадим. – Это поначалу трудно. А когда наши дохлики сумеют зацепиться за витязей… Да любой истинный творец душу положит за возможность стать магом. Открываются такие перспективы!..
   – Этим и придется заняться в ближайшие дни, – без восторга признал Юстиан. – Да, Игорек?
   Вадим вдруг осознал, что за весь разговор тот не издал ни звука. И выглядел едва не больным. Ужель и он участвовал во вчерашней пирушке? Замечательные у нас подбираются маги!..
   Затем творцы убрались с экранов. А Тим заторопился в гостиную, где без него скучали три девы. Гризли хмыкнул ему вслед, но от комментариев воздержался.
   – Поредела твоя стая, да? – спросил Вадим у князя. – Бегут доблестные росичи, спасают шкуры!
   – Это не росичи бегут, – возразил Брон, все же поморщась. – Шушера! Думаешь, я кого удерживаю? Без них спокойней.
   – Вот останутся с тобой одни витязи, – посулил Вадим. – То-то навоюем!..
   – А много не надо. По-твоему, сколько в Крепости настоящих бойцов?
   – “Золотая тысяча”, – напомнил Вадим. – Думаешь, ее составляют зауряды? Поговори о том с Гогой.
   – Что меня радует, это “шмели”, – сказал Брон. – Куда “воронам”!.. И осваиваются с лету.
   – То есть в управлении ничего нового?
   – Чем лучше машина, тем проще управление, – изрек князь. – Во всяком разе, Руслан укротил “шмеля” за минуты. Между прочим, он уже подлетает к заставе – встречайте!
   – Может, ты и прав – в принципе, – сказал Вадим. – Однако к ходульникам сие не относится. Кстати, кто подбросит до города?
   – Руслан и подбросит, – распорядился князь. – На “шмеле”.
   Прежде, чем погас экран, в зрачках Брона мелькнул силуэт, будто кто-то прошел перед ним. Вглядевшись в воспроизведенную по памяти картинку, Вадим удивился: причем тут Гордей? Разве он вхож в ближний круг князя? Или наш мулат вовсе не так прост, каким кажется? И чем он заведует у росичей – не разведкой?
   Когда Вадим вернулся в гостиную, то застал там лишь Михалыча с Бэком, угрюмо глядевших друг на друга. Тим куда-то сгинул, а Оксана с подружками поднялась этажом выше, в просторную девичью, где, не откладывая, принялась обучать “бирманку” русскому языку, благо в ее компе отыскалась и такая программа. За этим могли последовать уроки танцев (тут все карты Уме) и тренинг по боевым искусствам (этим, конечно, займется Руслан). Прямо институт благородных девиц – от вчерашних селянок до потомственных ведьм.
   Распахнув окно, Вадим высунулся наружу, чтобы разглядеть темное пятнышко, стремительно наплывающее над самым лесом – куда быстрей, чем это получилось бы у “ворона”. Сбежав по лесенке, Оксанка пристроилась рядом, доверчиво улегшись на его руку, и тоже всмотрелась в пятно.
   – Твой кавалер мчится, – сообщил Вадим. – “На крыльях любви”.
   – А ничего крылышки, – оценила ведьма. – Мне бы такие!
   И засмеялась радостно.
   Облепленный турбинами “шмель”, похожий на исполинскую смоляную каплю, уже подлетал к блокгаузу, круто тормозя. Накрывавшее корпус крыло пришло в движение, вращаясь по-вертолетному. Вскоре машина зависла над поляной и опустилась перед воротами, рядом с не менее чудным “жуком”, – эдакая “выставка достижений”. Но вооружение у “шмеля” было посерьезней – мощный дальнобойный лазер (по новому, лучемет), на диво компактный.
   Раздвинув темный колпак, из кабины выбрался Руслан. Учтиво поклонясь Вадиму и Оксане, глядевших на него сверху, витязь вошел в дом. Через минуту вся компания встретила его в гостиной. А еще через двадцать, напившись кофе, отведав сластей, парень безропотно покинул юную хозяйку, чтобы доставить Вадима в город.
   – Ну как, пришел к согласию? – спросил Вадим, едва они поднялись в воздух. – Надумал чего свежего?
   – Вы насчет колдуна? А что тут думать…
   – Ну да, “трясти надо”! Пока душу не вытрясешь, верно? Еще один любитель выплескивать детей…
   – Это как?
   – А вместе с водой. Или вместо. Одни и в звере находят душу, а другие каждого слабака обратят в зверя.
   – Это колдун-то слаб?
   – Так вышло, что Михалыч завис над пропастью. Ему бы помочь, а ты подталкиваешь. А как же милосердие, витязь? Или это не входит в кодекс?
   – Милосердие годится для людей, – возразил Руслан. – А с чудищами разговор короткий.
   – Побойся бога, парень, – а мы-то с тобой кто? Разве шерстью не заросли, а так вполне готовые чудища – с точки зрения любого зауряда. Ты хочешь, чтобы к тебе отнеслись, как ты к Михалычу? Уверен, что нет.
   – В нас естество пробудилось – наша природная суть…
   – Ой ли?
   – А колдун – он же из Подземелья таскает, с темными силами стакнулся!
   – На тебя Ни коль, что ли, влияет? – предположил Вадим. – Так у него глаз черный – он во всех видит одно плохое. Хочешь и сам сделаться таким?
   – Все эти обороты, заговоры, оживления…
   – Парень, не глупи, – настойчиво сказал Вадим. – Думаешь, откуда твоя сила? Если опустить частности, источник тот же, что у чар Михалыча.
   – Сами ж говорили: есть магия, а есть колдовство! – возразил упрямец, нахмурясь. – И общего меж ними мало.
   – А есть еще чародеи, которые черпают то там, то тут. Вот от них отстраниться трудно. Между прочим, и Оксанка пасется не на одних альпийских лугах – не забывай, чья она дочь.
   – Вот за это и спрошу с колдуна!
   – Дурень ты, – вздохнул Вадим. – Если Оксана так хороша, кого надо благодарить? А что она знает много, так ты ж богатырь – сделай усилие, догони!
   Конечно, Руслан не обиделся: слишком горд для такого, – но вот проникся ли?
   – И поразмысли еще вот над чем, – добавил Вадим. – Худо-бедно, но Михалыч ее бережет. А вот сумеешь ли ты защитить Оксанку, и примет ли она твою опеку?
   По крайней мере, юноша задумался – уже немало для крутаря. А внизу как раз замелькали городские дома: “шмель” домчал спорщиков за считанные минуты, – их огороженный Бугром мир стал еще теснее. Минутой позже они подлетели к знакомому зданию.
   Руслан даже не стал приземляться – просто завис над самой крышей и подождал, пока Вадим спрыгнет. Затем сразу убрался, лавируя меж домами, словно заправский гонщик. Похоже, этот аппаратик и в вертолетном режиме легко обставит “ворона”; а при фиксации лопастей тягаться с ним некому – по крайней мере, в губернии.
   Сбежав по ступенькам, Вадим вступил в свою квартиру, в которой после него никто не побывал, судя по ощущениям. “Позарастали стежки-дорожки…” От Эвы ни слуху, ни духу, будто она уже добилась чего хотела. У Киры свои заботы: начальство, карьера. И ладно!..
   Он прогулялся по комнатам, распахивая окна, затем принял душ, чтобы вернуть себе свежесть, и не одеваясь присел за комп.
   Итак, полдня провели не без приятности, теперь надо б и делом заняться. Впечатлений за последнее время скопилось немало, пора их расфасовать, даже систематизировать – по примеру Гоги. Не все ж на интуицию полагаться?
   Этого удовольствия Вадиму хватило до вечера, с перерывами на чай и разминки. Общая картина уже начала вырисовываться, но радости это не доставило: полная безнадега. Опаздываем, опаздываем!.. Пока раскрутимся, здесь наступит вечная ночь. Если не затеять что-то из ряда вон…
   Вдруг он насторожился, явственно ощутив дискомфорт, и без промедления погрузился в себя, пытаясь выудить причину из подсознания. Но еще раньше ему ответил слух.
   Сначала Вадим услышал рокот вертушки, отчетливо нарастающий и вдруг оборвавшийся прямо над ним. Потом с самого верха затопотали вниз уверенные шаги – все ближе, ближе, безошибочно направляясь к его квартире. Пока не затихли у самой двери. И раздался едва не грохот, больно ударивший по перепонкам.
   С месяц назад такой непререкаемый, начальственный стук привел бы Вадима в смятение: обычно так возникали репрессоры. Сейчас он сохранил спокойствие, но не радушие. Встречаться с репрами не хотелось по-прежнему – тем более здесь, в уставленной запретными приборами квартире, и сейчас, когда он наг, расслаблен и вовсе не настроен на драку. К тому ж его таланты, растраченные во вчерашних баталиях, еще не восстановились, – Вадим с трудом различал сознания, копошащиеся за дверью. В нынешнем состоянии он вполне мог спутать репрессоров даже с Шершнями. Правда, Шершни бы стучать не стали, а просто снесли хлипкую дверь и разобрались с Вадимом по-свойски… Если б сумели.
   Ведь и он изменился за последние дни. Теперь его переполняла легкость. Движения не требовали усилий – труднее было заставить себя замереть. Видимо, он стал сильнее раза в три, сравнявшись мощью с серками, а в импульсах – во все пять. И все же, все же… “Нормальные герои всегда идут в обход”. Жаль оставлять нажитое, но не драться же за него? Да пропади оно, это барахло!..
   Подхватив в охапку одежду, Вадим скользнул к окну, выглянул наружу. Там уже стемнело, а значит, и обезлюдело. Одеваясь, он ждал продолжения, но за дверью, видно, решили не форсировать события, тихонько ковырялись в замке. И ладушки, тем лучше.
   Вадим ступил на подоконник и, поборов секудное колебание (третий этаж все-таки), прыгнул. Земля понеслась навстречу, грозя ударом, но в момент столкновения Вадим послал по ногам огненную волну, и та погасила инерцию. Он даже на корточки не опустился – только чуть согнул колени, будто соскочил со стола.
   Теперь следовало ждать атаки – если навестившие его ребята не полные олухи и позаботились перекрыть пути отхода. И вправду, секундой позже Вадим ощутил на себе прицельный взгляд, в котором ясно читалось: “Я могу убить тебя когда захочу”. Только не сейчас, хорошо? – подумал он в ответ. Зачем со мной связываться?
   Стрелок не внял. Вадим убрался с линии атаки за миг до выстрела. А может, и в самый миг, краем глаза уловив вспышку над крышечным карнизом. Пуля вспорола воздух вплотную к нему, с чмоканьем впилась в землю. Или то была усыпляющая капсула? Все равно не греет.
   В несколько прыжков Вадим метнулся за угол и для проверки скакнул вверх, невесомо взлетев к балкону второго этажа. Тут же перемахнул перила и скрылся в темной комнате, застыв по центру. Вот здесь его вряд ли достанут – если не окружили дом.
   И все ж интересно, кто за него взялся? Кандидатов хоть отбавляй! Пожалуй, обычная публика ему теперь не опасна, но разве мало вокруг выродков? Тот охотник, чье сознание он зацепил, вроде не выходил за рамки зауряда – однако нелишне проверить.
   Оказалось, взбираться по стене панельного дома, сплошь покрытой лоджиями, совсем не трудно – когда весишь или чувствуешь себя втрое легче нормы. А десять этажей вовсе не головокружительная высота, если поделить на ту же тройку. (Или даже на пять?)
   Добравшись до верха, Вадим обнаружил там вертолет с настороженным пилотом и пару стрелков, залегших по разные стороны крыши. Экипированы они были по высшему стандарту, а кое-что из этого обмундирования даже было Вадиму знакомо. Ах, Алекс, Алекс! – подумал он. Мог бы из уважения заняться мной лично. Или это проверка?


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Поделиться ссылкой на выделенное