Сергей Иванов.

Миро-Творцы

(страница 6 из 38)

скачать книгу бесплатно

   Однако на переживания времени не оставалось. Сбежав по широкой лестнице, троица очутилась в низком тоннеле, с другого конца которого накатывалась шуршащая пластиковая волна – Шершни. Двигались они размеренно и безмолвно, словно беляки в знаменитой “психической атаке”. Их в самом деле оказалось много: десятки, – будто “король” ударил по Дворцу всеми силами.
   Развернувшись в цепочку, троица перегородила тоннель, изготовилась к встрече. Тоже мне, трое спартанцев! – с нервным смешком подумал Вадим. Фермопилы в миниатюре.
   Он уже жалел об этой затее, недоумевая, почему не пустил сюда росичей. Что за манера: брать все на себя? Худший вид руководства!
   К счастью, Шершни не стали палить: из осторожности или из гонора, – а сразу ринулись в рукопашную. Первыми в бой вступили рядовые, и теперь, с высоты своего нынешнего подъема, Вадим подивился их неуклюжести. В фехтовальном искусстве они освоили внешний слой и то через пень колоду. Видно, их в самом деле не планировали надолго: “день простоять да ночь продержаться”, – ну, месяц от силы!..
   Зато их было куда больше, и все были в доспехах. А если б даже не были – все равно Вадим не мог гвоздить в полную силу, опасаясь по нечаянности убить. Под напором такой массы защитники пятились, отступая по лестнице. Шаг за шагом их вытеснили в турнирный зал и окружили, пытаясь достать сразу отовсюду. Но еще раньше троица замкнула внутренний круг, накрыв себя клинковой завесой, сквозь которую не продирался ни единый удар. Шершни бесновались, круша подвернувшуюся мебель, в щепы рубя столы, снося перегородки, – но ничего не могли поделать с филигранной обороной шестирукого и шестиногого существа, вооруженного десятком мечей.
   Затем Вадим сам надавил на осаждающих всеми тремя телами, увлекая Шершней к двери. А перед ней с натугой разорвал пластиковое кольцо и опять загородил проход, медленно отступая – все выше, выше. Этаж сменялся этажом, коридоры – лестницами, а те – снова коридорами. Когда ходы делались уже, Вадим брал передышку, доверяя неутомимым “ангелам” прикрывать отход. Затем снова включался, уже не так проворно ворочая одеревенелыми членами. По мысленной карте он следил, чтобы Шершни не обошли с тыла, но те не пытались. Большинство уже отстало от неуязвимой тройки и шныряло по этажам в поисках жертв, но дюжина-полторы следовали за Вадимом, будто повязанные монаршим приказом. С тревогой он ждал появления вожаков, с которыми и свежему непросто совладать, – но Магистры, видно, увлеклись прочесыванием Дворца. А может, “король” решил поберечь последних “птенцов” и велел избегать Вадима: мало ли, что тот опять выкинет?
   Наконец рация ожила.
   – Готово! – сообщил из динамика голос Гоги. – Мы отваливаем.
   – И мы уходим, – объявил Вадим в рацию. – Сами, не ждите нас!..
   Раздраженность Роя нарастала, и Шершней можно было понять.
Вот же она, добыча, только что была здесь – еще запахи не выветрились! И однако никого, хоть шаром покати. Даже архивы успели вывезти.
   Но у Вадима хватало своих забот, чтобы сочувствовать штурмовикам. Основную задачу он выполнил: придержал Шершней до отлета вертушки, – теперь следовало подумать о спасении. Интересно, какого черта он так рвался наверх, если там никого нет? Не прорываться же обратно через весь дом!..
   А троица уже выскакивала на залитую асфальтом крышу – просторную, точно футбольное поле. Следом ломились преследователи, растекаясь вширь. А в вышине, за слоем черных туч, нависших над самым Дворцом, слышалось вкрадчивое гудение “ворона”.
   Вместе с “ангелами” Вадим припустил через крышу, набирая фору. Они добежали до края и остановились на карнизе, озирая заросли, начинавшиеся далеко внизу и простиравшиеся до горизонта. Решаясь, Вадим набрал в грудь воздуха. Опять ему сигать в пропасть – да сколько можно!.. А куда денешься?.
   Он подал команду, и трое разом расправили ноги, взмывая ввысь, – будто катапультировались. Конечно, “ангелы” резко ушли вперед, и Вадим едва успел ухватить их за костистые щиколотки, плечами ощутив болезненный рывок. Затем скорости уравнялись, и он разбросал руки шире, чтоб не препятствовать развертыванию “ангельских” крыльев, больше похожих на плоскости дельтаплана.
   Как и тогда, у блокгауза, летуны заскользили к земле по наклонной. Только теперь спуск оказался намного круче – благодаря немалому грузу, подвешенному к ногам. Не надломились бы тощие лапы, вовсе не приспособленные для транспортировки тяжестей!..
   Но еще больше Вадим опасался Шершней, высыпавших на крышу. Вот теперь они вполне могут садануть по ускользающей добыче изо всех стволов! И что останется: падать с высоты на раскидистое дерево, ломая ветви? Вряд ли Шершни позволят ему даже это – уж стрелять они умеют, если захотят. А жить-то хочется!.. Вот они прицеливаются.
   – Гога, слышь? – сказал Вадим в рацию, едва сдерживаясь, чтобы не закричать. – Раз уж решили взрывать, поспешите! Тогда и я, может, выживу.
   – И мы того же мнения, – ответил Гога. – “Нам сверху видно все!”
   Морща лицо, Вадим вывернул шею, чтобы поглядеть на Дворец. Он был отвратителен себе: честнее было б окочуриться вместе с Шершнями. Они бы и так сгинули, но, по крайней мере, без его участия. А получается, Вадим сам дал команду на уничтожение. Скверная штука – жизнь!..
   И тут грянул взрыв. Если росичи брались за что, то исполняли на совесть, – может, даже обратились за помощью к сутерам, поднаторевшим в таких делах. Дворец полыхнул сразу и весь, от подвалов до крыши, не оставляя Шершням ни шанса, – но очень аккуратно, будто заряды направили внутрь здания. И оно провалилось в себя, коллапсируя, как звезда. При этом обломки не разлетелись по сторонам, а взрывная волна, догнавшая Вадима, лишь бережно его покачала, увлекая от опасного места. Все скромно, по-домашнему, без ненужной помпы.
   Деревья уже надвинулись вплотную. “Ангелы” вывернули крылья, отчаянно тормозя, и все равно Вадим врезался в крону с отменной скоростью, не побившись только благодаря латам. Сейчас же отпустил летунов, хватаясь за ветки, и заскользил по дереву вниз.
   У подножия уже ждали “ангелы”, снова сделавшись похожими на лохматых человечков: то ли гномиков, то ли детей. Забавные игрушки – если бы не были такими опасными!
   Встряхнувшись, Вадим побежал к взорванному Дворцу, сопровождаемый шустрыми малышами. Перед забором уцепился за их жесткие плечи и легко перемахнул препятствие, с каждым разом делавшееся нелепей. И песики сейчас не встречали, а от Дворца остались дымящиеся развалины. Где-то под ними, средь покореженного бетона и обнажившейся арматуры, погребены последние надежды Роя. И кто остался в нем – один “король” с троицей гардов?
   “Жука” таки привалило обломками, но, как Вадим и надеялся, всерьез не повредило. Лишь колпак местами потрескался да злополучную лапу опять выбило из сустава. Повозившись, Вадим вправил сустав, благо опыт уже имелся, и забрался внутрь, отправив “ангелов” в багажник. Осторожно высвободил машину из-под завала и погнал к воротам, прислушиваясь к голосам на дороге, где ждал приземлившийся “ворон”.
   “Жук” подоспел к нему, когда в салон уже загружалась свора ворчащих псов, подгоняемая парой росичей. Внутри и без того было тесно, однако никто не протестовал – собачкам даже радовались, будто домашним любимцам. Княгиня, конечно, расположилась в кабине, заняв место стрелка, и сейчас глядела на подбегающий ходульник, приоткрыв нежный рот. За пилота оказался Гога.
   Подогнав “жука” к самой вертушке, Вадим вылез наружу и уселся на платформе, свесив ноги. Пока было сухо и не холодно – ни снега, ни дождя. Хотя ветер поверх деревьев всё усиливался.
   – Нарезвился? – спросил Гога, глядя на него из оконца. – Мечиками помахал, налетался? В жизни всегда есть места… гм… заповедные.
   – Думаешь, мне хочется? – откликнулся Вадим, поводя ноющими плечами. – Эти утехи для крутарей, а нам лучше глазеть на такое из-за экрана – с уютного дивана да под душистый чаёк. Охота была голову подставлять!..
   – Летишь с нами? – спросила княгиня. – Сегодня ты славно потрудился! – И милостиво добавила: – Я распоряжусь, чтобы машину отогнали к Замку.
   – Может, у вас пианисты завелись? – засмеялся Вадим. – С “жуком” совладать куда сложней, чем даже с “вороном”, – я и сам еле справляюсь. А уж чтобы научить других!..
   – Кстати, я умею играть, – объявила Лина. – Это и впрямь сгодится?
   Конечно, дворянское воспитание! – хмыкнул Вадим. Музицирование, танцы… фехтование, стрельба, языки… компьютер.
   – С тебя и начну, – пообещал он. – Но сейчас меня некому заменить.
   – Говорят, “незаменимых нет”, – пробурчал Гога. – Итак, Шершням каюк? – И переиначил название книги: – “Конец Шершневого Гнезда!”
   – Гнездо умерло – да здравствует Гнездо! – возразил Вадим. – Помнишь сказку про Дракона? Не вышло бы в этом роде.
   – “Выпить-то он выпьет, да кто ж ему нальет?”
   – Значит, остаешься? – снова спросила Лина. – Брону что передать?
   – Мои приветы и поздравления, – сказал Вадим. – Он поймет, с чем, когда расскажешь подробности.
   На секунду княгиня надменно поджала губки, затем улыбнулась. И что это значит: тоже произвела странника в шуты?
   Погрузку завершили, кое-как разместившись, дверцу захлопнули. Немного же уцелело от Дворца – как раз, чтобы загрузить “ворон”. Лишь бы на пути не случилось опасной встречи. Уж одна вертушка у “короля” наверняка осталась, а всех Шершней наберется теперь разве на экипаж – этим машину не перегрузишь. Так что схватка будет не на равных.
   – Увидите чужого “ворона” – сразу вниз, – предупредил Вадим. – Тогда хоть кто-нибудь уцелеет.
   – Мы тоже стрелять умеем, – напомнила Лина.
   – Но не как “король” – он иудейских снайперов за пояс заткнет!.. И вообще, я плохих советов не даю – вон Гога знает.
   – Брон уже выслал навстречу пару вертушек.
   – Вот это правильно. Ну, перо вам в зад – уматывайте!..
   Помахав широкой ладонью, Гога бережно поднял машину, заранее готовясь встретиться с ветром, – как и обычно, он просчитывал все варианты. Наверно, и “ворона” поведет над самым лесом, чтобы не светиться. Бог даст, доплюхает. И тамошняя команда умников примет Гогу, как родного. Забавно будет наблюдать его рядом с Юстианом – близнецы-братья, и только. Один русый, другой темный – два веселых… н-да.
   Вадим проводил взглядом вертушку, пока она не скрылась за деревьями, затем опять полез в кабину – тем более, с неба начала сыпать колкая крупа. Разбросал пальцы по клавиатуре и снова пустил “жука” шагать по дороге, проигрывая его походку, как мелодию. Вокруг шумел лес, волнуясь от ветра, а сзади, в багажнике, осторожно ворочались “ангелы”, шурша перьями.
   Все ж Вадим ощущал холодок, слыша за спиной шебаршение складны х гномиков со смертоносными лезвиями-когтями, омытыми кровью многих. Сейчас-то они смирные, но случись на пути Хозяин, из недорезанных, – не возрадуешься!.. Или хватит и Мстителя? Конечно, он оборотень – но такой, который граничит с вампирами. Это не попрыгунчики-вожаки, с коими худо-бедно научились справляться. Этот – почти равен “королю”.
   Еще и “король”, да! – спохватился Вадим. Ежели нагрянет сейчас… У него-то власти довольно, чтобы захватить управление, – как-никак “помазанник божий”. Михалыча придавил, а уж с “ангелами”!.. Им лишь бы господин погрозней – тотчас на вытяжку встанут!
   Остановив “жука”, Вадим приказал прыгунчикам сложиться и поместил каждого в отдельную нишу, накрепко заперев. По его прикидкам, их напора не хватит, чтобы сорвать здешние замки, – так что с тыла ему ничего не грозит. Хотя бы с тыла…
   И тут он вновь услышал гул.
   В первую секунду Вадим подумал, что возвращается вертушка росичей, и удивился: чего забыли? Но, протянувшись к “ворону”, распознал “короля”, не к ночи помянутого. Наконец тот явился сам, безошибочно выйдя на цель. За прошедшие сутки Вадим попортил Рою немало крови – пора и ответ держать.
   По-крабьи “жук” устремился с дороги, под защиту крон. Гори все огнем!..
   И вправду, почти сразу с неба ударила молния, запалив первое дерево. Но “жука” под ним не оказалось. Почуяв угрозу, Вадим круто поменял направление – к счастью, мощности машины хватало на такие маневры.
   Еще раз пять Вадим уворачивался от молний, пока не убедился, что по-доброму Шмели не отвяжутся, и не пальнул в ответ. Конечно, Вадим проиграл бы “королю” в состязании на “вытяг”, однако целиться умел не хуже и подбил вертушку первым же зарядом, благо та уступала верткостью “жуку”. Но на землю она скорее спланировала – смешно было надеяться, что такое падение повредит вампиру. Хотя пилота оглушило крепко – хорошо, не убило. И пару деревьев “ворон” изломал вдрызг, а еще с нескольких нарубил винтами веток.
   Второй молнией Вадим покорежил ему пушку, третьей заварил дверцу – больше из любопытства, чтобы проверить силу “короля”. В следующий миг темный колпак “ворона” будто взорвался, и в брызгах пластика наружу вырвалась шипастая фигура. Двигалась она столь стремительно, что почти растворялась в воздухе. И, конечно, “король” не собирался убегать, а желал завершить поединок, начавшийся прошлой ночью. Ну, сейчас он покажет, где зимует кузькина мать!..
   Секунду повозившись, Вадим вынул плазмомет из креплений и примерил к рукам: ну да, годится. А вот теперь повоюем!
   Это походило на размен фигурами. Правда, пока бо льшим жертвовали Шершни. Мы вам старый Дворец да хромой ходульник без стрелялки, а уж вы положьте-выньте и Гнездо, и всех “воронов” с “жуками”, и вожаков полный состав, и пешек поболе, то бишь живой… гм… силы.
   С оружием на коленях Вадим расселся в крутящемся кресле, легкими толчками ног отслеживая перемещения “короля”. Может, тот и сумеет продраться сквозь колпак, но при этом неминуемо напорется на смертоносный заряд, пущенный в упор. А приказать Вадиму было не в вампирской власти – он же не Михалыч! Да и тот нашел способ обойти заклятие “короля”… Ну, побегай, побегай. У меня терпения хватит.
   – Поговорим? – предложил вампир, возникнув против Вадима.
   – Ага, самое время! – со смешком откликнулся тот, направляя на него плазмомет. – Это что, по сценарию положено?
   Внешне “король” мало отличался от прочих Шершней, и лишь немногие могли оценить его мощь. Большинство просто подчинялось, не рассуждая. Однако сейчас вампир выглядел странно, будто не в фокусе, – в любой миг готовый исчезнуть, раствориться в воздухе, “как струйка дыма”. А каково следить за ним при форсаже?
   – Положим, ты выиграл, – признал главарь. – Партию, но не матч.
   – Вначале ты и такого не допускал. Теперь будешь доказывать, что это случайность?
   – А ты, конечно, так не считаешь?
   – А мне лишь и остается, что играть дальше. Вдруг повезет еще разок-другой-третий?.. Тогда, как Суворов, сошлюсь на умение.
   – А если не повезет?
   – Хуже-то не будет, верно? Я ведь знаю все, чем вы можете прельстить!
   – И?
   – Как-то не греет.
   – Это лишь твое мнение, – возразил Шершень. – Ну и еще немногих. Вас меньшинство!
   – Как будто вы способны оставить в покое таких, как я! – хмыкнул Вадим. – Вы принуждаете нас защищаться!
   Главарь опустился на поваленный ствол, демонстрируя доверие, и даже стянул с головы ребристый шлем. Лица Шершневых вожаков оказались грубыми слепками с этого. Пожалуй, вампир был красив: тонкий нос с горбинкой, изящные скулы, пронзительные длинные глаза. Если б не они, Шершень вполне сошел бы за актера, обреченного играть благородных принцев. И голос для этого подходил – звучный, насыщенный, истинно монарший. А как у “короля” насчет клыков?
   – Значит, нет смысла покупать тебя сладостью власти? – спросил он.
   – Лучше расскажи, чем приходится за нее платить, – откликнулся Вадим. – Вот лично ты кому лижешь зад?
   Бестактностью вампир пренебрег.
   – И запугать тебя нечем, – продолжал он задумчиво, – раз более всего тебя страшит зависимость. Что же остается?
   – Ну наконец – и ты понял, – хмыкнул Вадим. – Да ничего!
   – А хочешь, тебя выпустят за Бугор?
   – Со всеми желающими? Вы ж зачахнете в несколько дней. Из кого кровь-то сосать – из ходячих мертвецов, что останутся? Вам нужна кровь живых! А один я не уйду.
   – Ну да, у тебя же совесть! – заметил Шершень словно бы даже с сочувствием. – Очень неудобоваримая штука, насколько я помню.
   – И честь, – добавил Вадим. – И долг. И друзья, которых я люблю. И женщины, которые любят меня. А что есть у тебя, кроме Силы? Про власть не поминаю – ты ее растерял. Хоть кто-то уцелел в твоей Пирамиде?
   – Ну, собрать новую – не проблема!
   – Вряд ли успеешь. Ты – отработанный материал. Персонаж, который уже отыграл свое.
   – Ты уверен?
   – Будто сам не понимаешь, в каком дерьме оказался! Ты же провалил что только можно, остался без всего…
   – Благодаря тебе, – вкрадчиво вставил Шершень.
   – Неважно, – отмахнулся Вадим. – Свалить вину не удастся – даже не пробуй! Вот что б ты сам сделал на месте хозяев? Уж ты знаешь, как поступают с проигравшими!..
   – Уж я знаю, – согласился тот. – “Пусть неудачник плачет!” Или платит?
   – Он обречен, – подтвердил Вадим. – Закон мафии: ты не убил – тебя убили! Еще один прокол, и тебе каюк. Ты и так засветился – ведь не время еще?
   – Это потому, что на моем пути всегда встаешь ты.
   – Судьба! – посетовал Вадим.
   – А может, мной решили пожертвовать, – предположил Шершень. – Как думаешь, умник? Может, я лишь вызывал огонь!..
   – Так радуйся! – съязвил Вадим. – Твоя гибель послужит господину.
   – Во всяком случае, дело оказалось провальным. И теперь пришло время платить – мне первому. Или дадут еще шанс, как по-твоему?
   – Ну, если принесешь мою голову на блюдце… Хотя, боюсь, и тут не выйдет. А третьей нашей встречи тебе не пережить – такое у меня предчувствие.
   – Хочешь меня убить? – спросил вампир. – В чем же дело? Давай!
   – Не хочу – придется. Больше-то некому?
   – Твой лесовик лихо меня объегорил! Оказывается, и в Пирамиде возможен люфт. Не думал над этим?
   – Думал, а как же! Только Михалыч-то в нее еще не вошел, удержался на самом краю. А если уж вступил – все, обратного хода нет!..
   – Страх и голод, – сказал вампир. – Вот, что нами движет! А еще власть.
   – Когда поймешь, что бояться поздно, – спросил Вадим, – как себя поведешь? Когда с тобой захотят расправиться свои же.
   – Хочешь меня напугать? – спросил вампир. – Не старайся. Большой Ужас не переплюнуть ерундой.
   – Занятное у вас разделение – по силе. И каждый уровень выше предыдущего втрое. Вы троечники, да? А кто еще настолько любит власть!
   – В твоих построениях ошибка, – заметил Шершень. – Ведь это мы наделяем “птенцов” Силой. И коэффициент выбираем сами. Втрое, впятеро – как захотим.
   – Наверно, вы можете сделать из серка Мстителя, – возразил Вадим. – Но серком тот должен стать сам. Исходный уровень тоже важен. Вот ты среди вампиров слабак – так, едва дотягиваешь. Подумаешь, дверь вышибить да юнца подколоть!.. А из Мстителей прорастут чудовища. Я не прав?
   – Тебе-то и меня много. Выйди, проверь!
   Усмехнувшись, Вадим продолжал:
   – И оборотни под тобой плохонькие… были. Лишь и умели, что переключаться на форсаж. А обретать новое качество – шиш. Куда им до Мстителей!.. Интересно, этих-то какой вампир плодит? И вампир ли?
   – Ты быстро растешь, – заметил Шершень со странной улыбкой. – С одной стороны, это пугает. Но когда бояться станет поздно…
   – Тебя как зовут, “король”? Перед поединком положено называться.
   – Зови меня Бонд, – после паузы откликнулся тот.
   – Джеймс Бонд? – ухватился Вадим. – Четырехбуквенный, значит. Случаем, Бондарю не родич? Хотя тот рангом выше – по крайней мере на букву. А над ним еще две ступени, да? Или три?
   – Есть вещи, – медленно сказал вампир, – от которых лучше держаться подальше. Для собственного блага.
   – А то что – убьешь меня? Ты уже пробовал.
   – Ты не понимаешь, на что посягнул. Если за тебя примутся Высшие, любой кошмар покажется ерундой!
   Кажется, “король” искренне старался Вадима предостеречь: не потому, что испугался за него, – скорее за себя. Вот так нечаянно сболтнешь лишнее… Или с умыслом?
   – Ты вообще-то из здешних? – спросил Вадим. – Или пришлый, как зверье? Или на этом уровне вас вперемежку? Конечно, пришлые рангом выше!.. Не обидно, а? Не говоря о том, что чужаки примутся устанавливать тут свои порядки, и от вас в итоге не останется ничего!
   Он уже зацепил чужое сознание и регистрировал реакцию вампира получше любого детектора лжи. Тому даже не надо было отвечать – достаточно и того, что Шершень слышал вопросы.
   – Какой у тебя стаж? – продолжал наступать Вадим. – Три года, пять… двенадцать? Кто над тобой: Бондарь, Феропонт…
   – Я сейчас уйду, – предупредил “король”. – Если не замолкнешь.
   – Ну да, – не поверил Вадим. – Уйдешь, как же!.. А где твоя прощальная речь?
   – Ты еще не понял, почему мы столкнулись? Думаешь, случайность?
   – Да нет, просто оба оказались на острие.
   – Нас связывает больше, чем думаешь. Не один ты ходил в ангелах, да только многие – пали. Когда-то и меня считали “чистым, гордым, вольным”… Не оправдал.
   – “И знали рай в объятиях” твоих? – взъярился Вадим. – Ты на кого намекаешь, урод? Откуда ты взялся, где твой дом?
   – “Дома у нас печальны”, – с той же усмешкой сказал Шершень, будто откликнулся на пароль. – У обоих. Не хочется возвращаться, верно? “И ужасом той мертвой пустоты…”
   Но Вадим уже восстановил хладнокровие.
   – Даже если не врешь сейчас, сравнение хромает, – заметил он. – Бедняга Вальсингам потерял свою любовь, а ты – предал!
   – Я завис над бездной, – возразил “король”. – Никто не любит Шершней – даже те, кто их насылает.
   – Любви тебе недодали? Еще один обделенный!.. Видно, очень боялся продешевить, все норовил отдаться подороже – вот и остался на бобах. Говорят, испытания закаляют сильных. Но ты оказался слаб.
   – Брат мой, ради бога, – мертвым голосом сказал вампир, – оставь меня…
   – “Ступай за мной!” – велел Вадим, особенно не надеясь.
   И тут “король” снова бросился, выхватывая мечи, – точно подхваченный смерчем. Вадим предвосхитил его атаку, наискось рубанув перед собой серпастой “жучьей” лапой, будто компьютерное чудище. Он и впрямь ощутил себя “жуком”, на секунды слившись с машиной, и такой симбиоз оказался убийственным. Вампир, правда, успел отскочить, но еще чуть, и удар развалил бы его надвое.
   В следующий миг “король” метнулся прочь и исчез за деревьями. Мгновения спустя он уже вырвался за пределы мысле -облака , и сколько Вадим ни тянулся за беглецом, достать не смог.
   А если Бонд не врал? – подумал он. Тогда мы с ним и впрямь братья по несчастью – вот смеху-то! Ах, Эва, Эва…


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Поделиться ссылкой на выделенное