Сергей Иванов.

Пропащие Души

(страница 3 из 17)

скачать книгу бесплатно

   – Занятный мальчуган, – произнес он, усмехаясь. – Как считаешь?
   – Перспективный, – согласился Светлан. – Не мешает время от времени выпускать его из-под жесткой руки Бертрана. Занимать такие мозги лишь проблемами безопасности – чрезмерная роскошь… Кстати, а что поделывает Этьен?
   Этьен, мастер из Тьена, самого богатого города королевства, если не считать столицы, был тот самый кузнец-изобретатель с ликом Христа и фигурой Геракла, облик которого принял Паук, чтобы всучить Светлану меч-кладенец. По завершению тогдашнего переполоха его отыскали и пригласили попастись в заповеднике техники, какой и не снился неуемному самородку. Удивительно, но за неполный год Этьен ухитрился одолеть многовековый разрыв и вновь выйти на передовые позиции, тем самым разрушая иллюзию обывателей об их заведомом превосходстве над отдаленными предками, якобы темными и невежественными. А чтобы не соскользнуть с подаренной волны, один из трех его подмастерьев, тоже прошедших через Канал, теперь по много часов бултыхался в Сети, вылавливая последние достижения.
   К общему удовольствию, Этьен был универсалом, а душу имел щедрую, поэтому без отказа брался за любую задачу – тем более, как и положено здоровяку, к женщинам благоволил. Это он придумал для ведьм весьма простой, но изящный аппаратец, с успехом заменивший пресловутую метлу. В ней-то самой волшебством не пахло: метлы лишь заменяли ведьмам хвостовое оперение, нормальным летунам положенное от природы. Но в обращение были неудобны, вдобавок натирали ноги и нежный пах – нередко до крови. Поднаторев в аэродинамике, Мастер сконструировал почти безупречную леталку, разом добавившую седокам маневренности, скорости и комфорта, но весящую совсем немного. Ее-то и собирался Грифон запродать алчущему человечеству. Сувенир, конечно, симпатичный…
   – Насколько знаю, сейчас Мастер озабочен межквартирной звукоизоляцией, – сообщил Артур.
   – Да, это важно, – согласился Светлан.
   Действительно, сия проблема не потеряла актуальности даже тут. Как правило, ведьмы аккуратистки и отличные хозяйки, но пылкий их темперамент добавляет сложностей при такой тесноте. То есть места им как раз хватает, но непроницаемые стены очень бы пригодились, чтобы заменить расстояния, прежде отделявшие шалуний от соседей.
   – Еще Этьен подумывает о замене линолеума на паркет.
   – Паркетные полы с подогревом – это такой кайф! – объявил Светлан, мечтательно жмурясь.
   – Правда? – спросил Артур, уже привыкший разгуливать дома босиком.
   – Ага. Особенно зимой.
   – А во сколько это выльется? – тут же осведомился король, поневоле вынужденный считать.
   – Ну, если сравнивать с остальным…
   – А если приплюсовать?
   Вот так, без лишнего напряга , разговор переключился на текущие дела, о которых тоже следовало помнить, невзирая ни на какие эксцессы.
Расходов в самом деле было много: Артур действовал с размахом. Начав с дома, где жил Светлан, он постепенно скупил все здания микрорайона, а заодно и землю, на которой те стояли, угрохав на это не один десяток миллионов. А их зарабатывал, наладив через Канал поставку раритетов: старинного оружия, утерянных рецептов, древних заклинаний, диковинных зверей, вымерших, а то и вовсе неведомых тут, – чтобы затем, через разветвленную сеть подставных лиц, продать все это музеям, институтам, частникам.
   Выкупленную территорию, постоянно расширявшуюся, оградили передвижными заборами – нечто вроде крепостной стены. Прежних жителей, готовых принять новых соседей без агрессии и лишнего любопытства, осталось тут не более четверти. Расселились они свободней, но в нижних этажах, а все верха, вместе с крышами, предоставили пришельцам. Впрочем, грабежи аборигенам больше не грозили. От пришлых воров их обезопасили, а здешних шалунов Стражи вылавливали с легкостью, скоренько выдворяя из Города.
   В дополнение к жилым домам Артур приобрел трехэтажку в глубине общего двора, окруженного высотниками. Прежде она было школой – с просторными комнатами, большими залами, бассейном, – но в последние годы большинство детей стало обучаться дома, и почти две трети таких зданий остались не у дел. Теперь эти помещения не пустовали, со сказочной быстротой превращаясь в залы единоборств, где оттачивали боевые навыки Бертран со товарищи и отводили душу прочие любители мордобоя; в тренажерники, помогавшие раздувать мышцы всем желающим; в разнообразные студии, куда коварные искусительницы-ведьмы завлекали окрестных деток, но уже не для скучной зубрежки; в роскошные сауны, солярии, массажные кабинеты, прочие усладители плоти.
   Понятно, ожил и бассейн, тоже изрядно обновленный. Однако свободно допускались туда лишь подданные Анджеллы – остальным, чтобы попасть в избранную компанию, требовался немалый блат. К тому ж, нравы царили там… э-э… не для широкого круга.
   Зато в бывших школьных залах, ныне преображенных едва не в дворцовые, каждый вечер устраивали званые гульбища, и популярность этих полубалов-полуприемов разрасталась с пугающей быстротой. Все незанятые самцы в округе истекали слюной на здешних красоток (большинство занятых – тоже), а от именитых чужаков, жаждущих посетить эти вечеринки, не было отбоя. Правда, завершать их приходилось до полуночи, поскольку затем шалости ведьм начинали принимать опасные формы. А устраивать шабаш по полной программе лучше где-нибудь в лесной глуши, подальше от нормальных людей. Конечно, многие гости не отказались бы поучаствовать и в таком… один раз. Хотя кто знает? При нынешних запросах, когда развелось столько пресыщенных…
   Кстати, у симпатяги Артура хватило воли и такта направить большую долю энергии своих беспокойных подопечных в созидательное русло: в музыку и танцы, в живопись и поэзию, в эстраду и спорт – туда, где прежде всего ценится красота и где за нее щедро платят. В этом ему подсобляли несколько доверенных помощников и целый штат менеджеров, набранных в основном из местных, намного лучше понимающих здешнюю конъюнктуру. И постепенно эта статья доходов догоняла прибытки, получаемые от поставок через Канал, а со временем обещала даже обставить. К счастью, те, чьим талантом и усердием добывались эти деньги, вовсе не возражали делиться. Да и с чего? Ведьмы обожали комфорт, но к роскоши относились спокойно; предпочитали признание славе. Тем более летуний не влекла власть. Все их потребности Артур покрывал с лихвой.
   Как ни забавно, больше всего здешние порядки напоминали коммуну – под ненавязчивым патронажем благородного монарха. Вообще Светлан не переносил монархий, от самодурных до самых конституционных, но этому конкретному королю доверял полностью. Наверно, такие чудные субъекты, как Артур, и могли произойти лишь из сказки – что, впрочем, не мешало ему вести дела с редким прагматизмом.
   И при всем том номинальным владельцем Города являлся Светлан – единственный старожил, в лояльности которого не сомневался никто из пришельцев. Сам бы он с охотой уступил эту честь тому же Артуру, но приходилось страховаться на случай проверки. Конечно, по первому слою все было в ажуре. Как всегда, Бертран подошел к проблеме обстоятельно, даже принял в свою команду виртуоза-хакера, разгуливавшего по чужим архивам, как по своей квартире, и с легкостью вносившего туда любые требуемые коррективы. А через своих агентов местной закваски вышел на умельцев, состряпавшим новым жителям Города такие «ксивы», что для подлинных они выглядели даже слишком безупречными. И легенду для каждой ведьмы придумывали профи, нередко увлекаясь настолько, что по этим историям хоть фильмы снимай.
   Но риск разоблачения, сколько его ни уменьшай, все равно остается, – а потому фиктивному хозяину приходилось заслонять фактического правителя. Тем более, подданные Анджеллы воспринимали ее супруга чересчур серьезно. Впрочем, на роль советника Светлан вполне годился, даже мог сойти за аналитика. Ведь королю тут многое было в диковинку, и даже с его незаурядным умом не постигнешь за один год такую глыбу. Одно дело прыгнуть вперед на полвека, как Светлан, другое – на тысячелетие.
   – Никак не привыкну, что больше всего в вашем мире ценится то, что даже в руках нельзя подержать, – удивлялся Артур. – Мы словно бы торгуем дымом… миражами, грезами. И при этом идет нарасхват!
   – Здесь почти не осталось голодных и раздетых, – объяснял Светлан. – То есть с «хлебом» всё устроилось, более или менее, и об этом головы уже не болят. А потому на первый план вышли «зрелища». Вот за них готовы платить не скупясь. И при нынешних средствах тиражирования лицедеи с менестрелями почитаются не хуже богов. Вдумайся, король!.. Их облик и деяния известны по всему свету, они отпечатались в сознании миллиардов. Разве снилась рыцарям такая слава? Если это не бессмертие, то жизнь, растянутая на века. Неудивительно, что прикоснуться к ней хотят очень многие, а бабки тут крутятся бешеные. Соответственно, и дерутся за них, не разбирая средств.
   – Вот это мне тоже не по душе. Я сам азартен – но правила нарушать?.. Что за интерес в нечистой игре!
   – Да ты сделаешь всех на одном упорстве. Даром, что король.
   – И на везении, – добавил справедливый монарх. – Не забывай про Канал, мой друг, – без него мы бы не раскрутились… И все ж не терплю мошенников. Да будь моя воля!..
   – Нельзя требовать с людей, как себя, – укорил Светлан. – Это негуманно.


   Закончив с делами, Светлан поднялся на крышу. Прежние жильцы устроили здесь стоянку для своих скайкаров, даже не поленились выстроить навес. Но нынешним обитателям хватило для машин кусочка крыши, а на остальной площади разбили уютный парчок, с раскидистыми деревами, беседками, мягкой травой. Даже с небольшим прудом, вполне пригодным для плавания. Это походило на райской сад – скорее мусульманский, поскольку гурии паслись тут в любое время. Многие любительницы загара попросту отсыпались на здешних лужайках и пляжиках. А под навесом теперь проживал Георг, дракон-вегетарианец, миролюбивый до трусости, но в дружбе надежный, как лучшие из его племени.
   Над Городом по-прежнему сияло солнце. Огибая бронзовеющие тела, вольно раскинувшиеся тут и там, Светлан пробрался к воротам ангара, во избежание духоты открытым настежь. Георг возлежал на деревянном помосте, опустив уродливо-прекрасную голову на сложенные лапы и аккуратно сложив крылья, тихонько позванивающие в ожидание полета. Разноцветная его чешуя даже в тени отблескивала россыпью драгоценных камней.
   – Что-то ты невесел, мой друг, – гулким шепотом заметил он, лишь только Светлан вступил под навес. Рядом с людьми дракон старался умерять свою мощь, а перед красотками благоговел, точно художник перед шедевром. Не будь он столь добродушен и благонравен, тоже, наверное, похищал бы девиц – чтобы любоваться ими без помех. А Светлан, как и положено витязю, дубасил бы беднягу по шипастой башке.
   – Я маюсь, – сообщил гость. – Когда Анджи не рядом, мое обычное состояние – ожидание.
   Георг вздохнул не без зависти.
   – Ну, куда летал сегодня? – спросил Светлан. – Что видел, кого встречал? Полна пасть впечатлений, да?
   Он опустил на подставку блюдо, наполненное отборной малиной, и Георг поблагодарил учтивым кивком.
   – Спокойный мир, – ответил дракон, задумчиво моргая огромными глазами. – Безопасный, сытый. Только немножко скучный. А мои прирученные сородичи перестали походить на разумных – с ними и не поговоришь. Хотя среди окрестных дам попадаются привлекательные особи. Прекрасного сложения, великолепных расцветок, ухоженные до последнего когтя. Но совершенно безмозглые.
   Он опять протяжно вздохнул. Ну вот, будем скучать вместе.
   – Не переживай, со многими людьми та же беда, – сказал Светлан, усаживаясь на некотором удалении, чтобы Георг не напрягал зрение. – Возможно, драконов не следовало приручать. Конечно, это лучше, чем уничтожать вчистую. Но еще лучше было бы подружиться.
   – Легко сказать, – возразил Георг. – Разве ты забыл буйство огневиков? Удивительно, что хотя бы некоторых сумели укротить.
   – Заодно сотворив из них идиотов!.. Разве это лучше смерти?
   – По крайней мере обратимо… я надеюсь.
   – Ну-ну, надейся, – пробурчал Светлан. – Не ты первый… А что, Гоша, уже присмотрел какую-нито кралю?
   В ответ дракон хмыкнул, застенчиво отведя взгляд.
   – Ты слишком романтичен, – заявил человек. – Смотри на вещи проще. В каждом из нас живет самец, коему нужна самка. А рассчитывать на единение душ!..
   – Но ты же нашел себе пару?
   – Мне повезло, – сказал Светлан. – Невероятно, сказочно повезло – один шанс из миллиона. Я и надеяться перестал. Но ведь без этого живут многие. Да почти все!
   – Много ли радости: быть как все?
   – Ты что, с ума сошел? – хмыкнул Светлан. – В прежней моей стране это был главный принцип. Сиди тихо, не высовывайся – иначе так звезданут, что последние мозги разлетятся… Скучно ему тут! А что б ты запел в тамошнем болоте?
   Вздохнув в третий раз, Георг поднял громадную голову и чуткими губами стал снимать с горки по одной, по две ягоды, смакуя вкус. Конечно, удовольствие не то, что собирать прямо с кустов, – но вблизи города таких сборщиков больше, чем ягод. К тому же, когда видишь дракона, обирающего малинник на манер медведя…
   – Вздыхальщик! – фыркнул Светлан. – Если положил на кого глаз, только скажи. Выкупим у хозяина, поселим рядом – сможешь обхаживать каждый день. Вдруг да пробудится разум? Хотя на твоем месте я бы не очень надеялся. Скорее сам с ума съедешь.
   – Кем она будет тут? – спросил дракон. – Рабыней, наложницей, домашней скотиной? Мне ведь нужна подруга.
   – Разве нельзя полюбить дурочку? Хотя ты прав: счастья это не принесет. Если разрыв такой, что уже не слышно друг друга, – лучше не связываться.
   – По себе знаешь, да?
   – А это касается не только подружек. И даже не столько. Там эту глухоту еще можно компенсировать, хотя бы частично. Но каково иметь дело с теми, кто не способен дать ничего, кроме общения? Ведь у меня после посещения сказки настолько вознеслась крыша, что пропала всякая охота знаться с заурядами. «Горе от ума» – слыхал про такое?
   – Еще бы, – пробормотал дракон. – Будь я глупей, не сделался бы изгоем для своих соплеменников. И воображения лучше иметь поменьше – это прибавляет смелости.
   – Господи, Георг!.. Я совсем разучился забывать. Знаешь, как это утомляет? Ощущать себя ненасытной губкой, впитывающей все, что видишь, встречаешь…
   – А чего же тут плохого?
   – Нет былой легкости, – пояснил Светлан. – Раньше-то больше скользил по верхам, а ныне тянет в глубины. И понимали меня тогда лучше, и популярность была шире… среди простого люда. Занудлив я становлюсь, вот что. Меньше делаю, больше говорю – даже философствую. И поучать все время тянет. Эдак недолго вообразить себя мессией!..
   Дракон передернул плечами, изобразив пожатие.
   – Почему нет, – сказал он. – Кому-то же надо?
   – Потому что чаще это свойственно дуракам. А еще… психам, ага.
   – Но иногда – пророкам.
   – Как-нибудь я проснусь, – произнес Светлан задумчиво, – а меня и нет.
   – В смысле? – удивился Георг.
   – Окажется, что моя сила – пшик, а вас всех не существует вовсе. И что мне делать тогда? Слоняться в поисках места, где этот сон сможет вернуться?
   – А нам? – усмехнулся дракон. – Ты-то хоть живым останешься.
   – Уверен? Я – нет. Во всяком случае, это вариант, когда живые завидуют мертвым… Ладно, – сказал он вдруг, – хочу прошвырнуться по окрестностям. Не скучай!
   Светлан и сам не понял, отчего сорвался с места, – хотя летать, само собой, любил, а одним из скайкаров, припаркованных на крыше, пользовался единолично. Снова пришлось пробираться меж прелестных гурий, даже во сне начинавших беспокойно шевелиться при его приближении. Втиснувшись в небольшую кабину, он послал аппарат ввысь.
   Машинка была недурна – эдакий гибрид самолета, вертушки и авто, способный за считанные секунды разгоняться до двух тысяч километров или же надолго зависать в воздухе. При исправных двигателях полеты были даже безопасней, чем наземная езда, тем более что система защиты практически устраняла угрозу столкновений. Впрочем, «рожденные ползать» по-прежнему держались за землю, и таких оказалось гораздо больше, чем можно было ждать. Вот они еще нуждались в дорогах.
   Со стороны дом походил на раскрытую книгу, поставленную вертикально, либо на фрагмент городской стены, зачем-то испещренный окнами. Хотя настоящая стеночка Города подступала здесь вплотную к окружной дороге и выглядела куда скромней – что, впрочем, не сказывалось на надежности. Преодолеть ее было сложно даже на леталке, хотя поначалу это пытались проделать многие. Понятно, их не сбивали, но к посадке вынуждали, сразу же отбирая машины, – и это лишь малая доля штрафа, положенного за вторжение в чужие владения. Так что охотники быстро перевелись.
   Пронизав невидимый заслон, Светлан сразу прибавил ходу, по своему обыкновению мча над самым лесом, чтобы ощущать скорость. В вышине не те впечатления, а Светлану остро их недоставало. Сколько ни черпала из него Анджелла, энергии оставалось слишком много. Покойная жизнь все ж не для богатыря. Держать эдакий бронепоезд на запасном пути – слишком расточительно.
   Светлан усмехнулся: «а он, мятежный, просит бури…» Во-первых, не прошу – еще не хватало! Понятно, при нынешних потенциях уже не так тянет к дивану. Но буря?.. Во-вторых, тучи и сами, кажись, начинают сгущаться.
   – Смотри, – пригрозил он организму. – Вот как заставлю вкалывать!..
   Организм немедленно сдал назад, заверяя, что тоже не прочь подрыхать на солнечной крыше, да еще в столь теплой компании. Все-то он врет. Если бы не Анджи, Светлан и в постели проводил бы не более часа-двух – этого с лихвой хватало для отдыха.
   Но все-таки, куда его влечет сейчас? Нынешний полет явно не лишен цели, как большинство предыдущих.
   Впрочем, одна гипотеза имелась. С недавних пор Светлана тянуло к ведьмам, точно магнитную стрелку к Северному полюсу, – хотя в пределах Города это ощущение терялось, как у того же компаса на залежах руды. Насколько Светлан знал, в той стороне, куда он спешил изо всех турбин, не было никого из подружек Анджи. Значит, логично предположить появление новенькой. А если судить по силе притяжения, талант у девочки нерядовой.
   Впрочем, и расстояние до нее оказалось не особенно большим. Светлан ощутил сближение секунд за десять до того, как увидел, и успел затормозить, подкравшись к чужачке-ведьме словно на цыпочках.
   Как ни смешно, это впрямь оказалась девочка, причем самого занятного возраста (еще его именуют сложным) – лет двенадцати. Чумазая, оборванная, со сбитыми босыми ногами, серыми от пыли. Дерзко пробравшись за полутораметровую ограду, где у пешеходов не было никаких прав, она расселась на обочине скоростного шоссе и рассеянно играла с таким же неухоженным котенком, время от времени поглядывая на дорогу, будто ждала кого-то.
   Машины проносились по бетонной трубе не часто, захлестывая парочку ревом и воздушной волной. Никто не останавливался, даже из любопытства, да бродяжка и не пыталась голосовать. Эти два слоя были слишком разнесены, чтобы пересекаться, – может, и к лучшему. Кто знает, во что может вылиться интерес той или иной стороны.
   Внезапно котенок соскочил с колен девочки и мячиком запрыгал через дорогу – прямо под колеса очередного авто, вовсе не собирающегося тормозить. В следующую секунду хозяйка метнулась следом, надеясь, верно, что человека давить не станут. Но как раз у нее шансы пережить такую встречу были значительно меньше, чем у зверька, – на того еще следовало попасть колесом. А вот как избежать широченного бампера, если водила продолжает гнать, будто не видит никого?
   Разумеется, тот не был слепым. И уж тем более не был психом. Напротив, он рассуждал здраво и отлично умел взвешивать. А потому решил не рисковать тормозами, прекрасно зная, что закон в такой ситуации на его стороне.
   Быстрым взмахом отрубив защиту, Светлан включил взамен форсаж (собственный тоже) и направил свою машину навстречу. Время замедлилось, секунды растянулись в минуты. Он увидел, как бродяжка присела, подхватывая котенка, а в следующий миг перед глазами вырос мерцающий капот.
   Разогнался Светлан ровно настолько, чтобы погасить инерцию массивного автомобиля. К счастью, убийца катил не быстро, видимо, радея за свою жизнь, и потому настоящей катастрофы не произошло – в том смысле, что обошлось без жертв. Но обе машины, как и положено дорогим моделям, рассыпались в хлам, оберегая седоков.
   Выбравшись из своей, Светлан с усилием расслабил окаменевшие мышцы, заменившие ему ремни безопасности. Локти и плечи ныли, возмущенные таким обращением. Впредь наука: нефиг выпендриваться, хоть и богатырь!..
   В ту же минуту и второй водитель вывалился из остатков кабины – судя по всему, в полном здравии. Уж этот не забыл пристегнуться, да и подушка сработала исправно.
   – Ты очумел? – заорал он, лишь только пришел в себя. – Из-за какой-то нищенки!..
   – Цела? – не обращая внимания на крикуна, спросил Светлан у девочки. – А зверь – в порядке?
   Помедлив, она дважды кивнула.
   – Родители есть? – снова спросил Светлан. – Жилье?
   Теперь кроха дважды качнула головой из стороны в сторону, явно предпочитая отмалчиваться, пока ситуация не определилась.
   – Говорить-то можешь?
   – Да, – сказала она, лишь бы отвязался.
   – Вот и славно. Сейчас за мной прилетят друзья. Не хочешь прокатиться? Иначе – сама понимаешь.
   А иначе сироту прихватят блюстители и весь ущерб повесят на нее, заставив отрабатывать не один год. Может, это и справедливо… если бы не котенок. Но в суде к такому доводу вряд ли прислушаются.
   Оставленный без участия, потерпевший топтался возле родных развалин, с надеждой поглядывая вдоль трубы, словно желал побыстрей обзавестись свидетелями. Кулаки его непроизвольно сжимались – не от злости ли? Мужик здоровый, морда уверенная. Может, сгоряча не сообразит, с кем столкнулся… причем в обоих смыслах. Не-ет, он не из рисковых – отлично знает, где и на кого можно разевать пасть. Тем более, сейчас он не столько в гневе, сколько в печали. Надо же, как любил усопшего!..
   Но слова Светлана горемыка не пропустил мимо ушей.
   – А-а! – ощерился он. – Маленьких любишь?
   Повернувшись, Светлан вгляделся в товарища по тарану, легко проникая за охранительные рубежи, расстроенные нежданным стрессом. Ха! Пожалуй, дело тут не в одном жлобстве. Этот ухарь хотел задавить малышку – может, сам того не сознавая. И не потому, что садист по натуре. Черт знает, как, но он ощутил потенциал, заложенный в девочке, и убоялся того, что может из нее вырасти… Или он попросту не любит кошек?
   Маска, а ведь я знаю тебя! – вдруг сообразил Светлан. Если к этой припухлой ряхе добавить мужественные усы да накладной парик, скрывающий лысину, да импозантный костюм, то получим Михея Несторова, популярного телевика и большого любителя копаться в чужих гнойниках (может, тем и популярен?), заодно поучая несчастливцев с высоты своего благополучия. Надо же, как он прост и доступен! И как близок к народу… своими бамперами.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Поделиться ссылкой на выделенное