Сергей Иванов.

Пропащие Души

(страница 2 из 17)

скачать книгу бесплатно

   – Ну так и сам не пори чушь, – велела девушка голосом Лауры. – И поубавил бы свою кобелью прыть, а? Нам и одного такого говоруна много, а тут на подходе целая рота.
   – Мой пример – другим наука, – произнес Пес значительно. – Вот ежели б вы, люди, ворочались шибче…
   – Заглохни! – прикрикнула Анджелла. – Не твое собачье дело.
   Наморщив широкий лоб, Пес озадаченно поглядел на нее и решил не обижаться, рассудив, видно, что его-то дела впрямь собачьи. (А какие еще?) Вдобавок, проблемы других не особенно его заботили: своих хватает.
   – Ну, – спросил он опять, – мне самому, что ли, готовить? Так у меня лапы не приспособлены. На задних я, с грехом пополам, смогу устоять – у плиты там, аль подле стола… А вот каково передними справляться, без пальцев-то?
   Вообще, всем хозяйством в квартире заведовала Жанна, юная ведьмочка, – уж так сложилось. Никто не назначал ее на эту роль, а Светлан поначалу даже пробовал сопротивляться: в самом деле, нашли вельможу!.. Но его протесты не возымели успеха (собственно, Жанна пропустила их мимо ушей – у ведьм это запросто), и одна из комнат как-то сама собой, без договоренностей и условий, отошла бывшей служанке, а ныне самой доверенной из подруг Анджеллы. Расправлялась с делами Жанна с волшебной быстротой и непревзойденным качеством, откровенно наслаждаясь процессом. Однако, к большому сожалению Пса, поднималась прелестница еще позже хозяев, ибо каждую ночь порхала невесть где, а возвращалась перед рассветом, изрядно вымотанная, и сразу бухалась в постель – не обязательно, свою. Похоже, еще при подлете она зажмуривала глаза, а припостеливалась и вовсе с закрытыми. Светлан уже перестал удивляться, обнаруживая у себя под боком второе тело, мирно посапывающее. (Иногда, правда, это оказывалось не Жанна, а другая летунья, превзошедшая девушку рассеянностью. К счастью, ближе к утру ведьмы не отличались живостью, растратив лишнюю агрессию на чужаков.) В ее ночную жизнь Светлан не вникал – то есть не больше, чем сама Жанна посвящала в это, охотно болтая язычком во время реактивных своих уборок или составляя молодоженам компанию в роскошной ванне, одном из любимых ими мест, или на вечерних посиделках, устраиваемых обычно на лоджии.
   – Ладно, – сказал Светлан. – Если ты помаешься за дверью еще… – он переглянулся с Анджи, – с полчасика, да?.. я сварганю что-нибудь на скорую руку. Устраивает?
   Его кулинарным навыкам, как и пунктуальности, Пес доверял, а потому немедленно убрался из спальни, по инерции ворча себе под нос. Дверь захлопнулась – отчет пошел.
   – А хватит нам получаса? – сразу засомневался Светлан, поворачиваясь к девушке.
   – Если не будем терять время, – ответила та и с хищным шипом кинулась на него, обхватив всеми конечностями.
   Пришло время утренней зарядки. Как же без традиций, если женат на королеве?


   Покончив с завтраком и пройдя через душ, парочка нехотя разлучилась, наконец занявшись делами. Наверное, и хорошо, что у каждого хватало своих забот, а пересекались те нечасто, – тем выше ценились часы, проводимые вместе. Анджелла вообще редко появлялась в квартире днем, обычно возвращаясь перед самым закатом. Зато Светлан большую часть светлого времени коротал в мастерской, не покидая их уютного гнезда без крайней надобности. Но начинал обычно с управленческой маеты, прибывающей, увы, с каждой неделей. Что делать – сперва обязанности, удовольствия потом.
   Со смертью старого Паука сгинули не все его чары – лишь те, которые еще раньше дали трещину. Слава богам (или кому?), прекратилось раздвоение Анджеллы на взбалмошную принцессу и опасную ведьму, каждая из которых попортила Светлану немало крови, – девушка наконец достигла гармонии, хотя прежних полезных свойств не утратила. И сам Светлан высвободился из-под колдовской опеки – как и положено герою, одолев злокозненного мага в финальной схватке, – зато сохранил в себе силу, разбуженную Пауком на свою голову.
   Но главным уцелевшим чудом колдуна оказался пространственно-временной канал, которым Светлана сперва затянуло в сказку, а после вышвырнуло в реальность, заметно подкорректированную его же деяниями в отдаленном прошлом. Правда, чтобы Канал заработал в полную силу, пришлось потрудиться многим: и ведьмам, привлеченных неугомонным королем Артуром (не тем, боже упаси), и лучшим умам королевства, ведомым Фридрихом Робинкрацом, профессором столичного университета и Магистром Серой Магии, не по своей воле, но от всего сердца одарившего Светлана великолепным боевым конем и превосходными рыцарскими доспехами. И тамошним мастерам пришлось поломать головы, приспосабливая идеи ученых умников к практическим нуждам. А кое-кого Светлан даже озадачил тут – впрочем, не посвящая в главные секреты.
   В результате между развалинами Паучьего замка, чаще именуемого Домом, и личной квартирой Светлана протянулся незримый ход, готовый пропускать сквозь себя живое или то, что прежде было живым, даже согласный поставлять в двадцать первый век предметы старины, но наглухо закрытый для продуктов современных технологий. И мало, что Канал за считанные мгновения доставлял желающих из одного пункта в другой, отстоящий от первого на тысячи километров и десяток веков, он заодно прояснял путникам мозги, умножая способности, и укреплял память – точнее, делал ее настолько восприимчивой к новому, что мог позавидовать любой ребенок. Воистину сильное волшебство, вдобавок полезное – все-таки Паук был могущественным колдуном, не исключено лучшим в тамошнем мире. Жаль, он не нашел иного, как решать свои проблемы за счет людей, – иначе смог бы еще многое натворить.
   Благодаря Каналу ситуация сложилась занятная: два мира, прежде разделенные неодолимыми просторами, ныне оказались соседями, могущими запросто наведываться друг к другу, – во всяком случае, это касалось людей. Но если современники Светлана о таком шансе попросту не знали, то земляки Анджеллы, из самых даровитых, живо разобрались, что к чему, и стали проникать по разведанной тропке один за другим.
   Действительно, в новой среде для них распахивались горизонты, о коих прежде они не смели мечтать. Во-первых, за прошедшие века люди все ж научилось ценить таланты; во-вторых, в сравнении с незаурядами, пришедшими из сказки, здешние звезды выглядели блекло, поскольку размах человечьих качеств за те же столетия сузился намного. К примеру, способность к левитации угасла почти у всех – правда, умельцы сумели привить похожее качество машинам. То же произошло и с трансформерами (не путать с оборотнями) – теми, кто умел менять внешность, не затрагивая суть. Зато в технике этот прием нашел отменное применение
   Кажется, этот мир сделался слишком пожилым, слишком серьезным и прагматичным, лишившись былой легкости, а вместе – немалой доли таланта. Такое часто случается и с людьми, но в данном случае вливание юной и пылкой крови могло бы помочь. А потому Светлан не видел худого в экспансии через Канал ведьм и прочих чудаков, даже способствовал этому, насколько мог. Хотя не все пришлые феномены могли рассчитывать на радушный прием. Скажем, куда податься Стрелку, не умеющему промахиваться: в киллеры, что ли? А Пса определить в цирк – говорящая собака, старый и добрый трюк. А что у него мозгов поболе, чем у многих зрителей, лучше не афишировать.
   Вступив в кабинет, Светлан по въевшейся в плоть привычке окинул его взглядом, прощупывая закутки. Как и во всех комнатах, на видном месте помещались часы, напоминая, что не стоит терять время, – Светлан и не собирался. С комфортом развалившись в просторном кресле, он отстучал вызов на клавишах, встроенных в широкие подлокотники.
   Пару секунд спустя стена напротив него, прежде имитировавшая огромный аквариум, разделилась на половинки, и в верхней, взамен воды с рыбами, как бы распахнулось окно. Но выходило оно не в соседнюю комнату, даже не в соседний подъезд, а к дальней стороне дома, где обосновался Артур. Свои здешние чертоги король во многом скопировал у Светлана – во всяком случае, это касалось кабинета, где его величество ныне обреталось. Как обычно, вырядился Артур без затей: в легкие шорты и сетчатую безрукавку, – а шло ему это не меньше доспехов. Могучая фигура короля бугрилась мышцами, лучилась энергией. Что значит порода!.. Впрочем, если верить герцогу Карлу, после своего низвержения сгинувшего невесть куда, даже с чистотой вида тут неладно: явная примесь великанской крови. Хотя в этом мире Артура отнесли бы скорее к крупным мужчинам, чем к исполинам, – а значит, таким родством могли теперь похвалиться многие. Наверняка включая и Светлана.
   – Вот и ты, мой друг, – приветствовал король звучным баритоном. – Э-э… Спрашивать, как прошла ночь, видимо, не вполне прилично?
   – Тем более, что уже полдень, – сказал Светлан. – Ты-то сам успел поспать? Или опять отложил до лучших времен?
   Говорили, конечно, по-русски – местный язык все прибывшие Каналом чудесным образом осваивали в первые же часы.
   – Пару часов урвал, благодарение Господу, – кивнул Артур. – Не тревожься, наверстаю еще. Вот разделаемся с делами…
   Забот у него вправду было невпроворот, хотя, как и Жанна, король взвалил их на себя сам. Поначалу он сделал это от избытка благородства, чтоб оградить молодоженов от лишних хлопот, но затем вошел во вкус. Совершенно неожиданно в нем обнаружилась отменная деловая хватка. Начав с верхнего этажа и постепенно спускаясь вниз, Артур скупил все квартиры в доме, а затем принялся за соседние здания, будто захватывал земли, прилегающие к его владениям. Никакого насилия, боже упаси: он просто делал жильцам предложения, от которых те не могли отказаться, – то есть достаточно выгодные. Причем, ради экономии средств (казна-то не бездонная), с хозяюшками общался сам, покоряя мужским обаянием и рыцарской галантностью, – а к хозяевам засылал Артезию, любимую и преданную фрейлину королевы, неотразимую для любого нормального мужика.
   Высвобождавшиеся квартиры тут же перестраивали на новый лад – что оказалось сложно, но выполнимо. Конечно, из нормального жилья устраивать человечьи ульи проще, чем двигаться в обратную сторону, однако Артура никогда не страшили трудности. Кстати, и квартира Светлана давно утратила прежний вид. К прежним его комнатам присоединялись соседние, снизу и с боков, – Светлан уже потерял счет новым помещениям, а кто приглядывает за ними, не представлял вовсе. Год назад и пятикомнатка показалась ему роскошью. Но, может, он просто не понимает, как следует жить?
   – На бога надейся, – произнес Светлан. – Здоровье у тебя, конечно, богатырское… Ладно, какие новости?
   – Вот о них тебе лучше услышать напрямую.
   – Неприятности? Я и то ждал: когда начнутся!.. Слишком долго всё катилось без взбрыков.
   – Уж прости.
   Артур шевельнул пальцами на локотнике своего кресла. Верхняя часть настенного экрана тотчас разделилась пополам, и в левом оконце Светлан увидел Бертрана, молодого и на редкость способного дворянина, беззаветно преданного Анджелле, – в недавнем прошлом офицера королевской гвардии, а ныне то ли начальника ее стражи, то ли шефа здешней службы безопасности. Несмотря на юность, он никогда не терял выдержки и бойцом слыл отменным. Хотя роста был среднего, а сложения скорее худощавого, особенно в сравнении с Артуром. Вот лицо – твердое, с резкими чертами и холодными глазами, – выдавало в нем опасного человека. К тому же, последнее время Бертран увлекся единоборствами и преуспел в них не хуже, чем в языках, и почти столь же быстро, очередной раз подтвердив благотворное воздействие Канала.
   – Привет, Бертранчик! – сказал Светлан. – Решил подпортить нам отчетность?
   Офицер вежливо улыбнулся. Светлана он чтил – с того самого дня, как на его глазах тот за минуту своротил с седел дюжину «благороднейших и славнейших рыцарей восьми королевств», сдуру заступивших пришельцу дорогу. А уж когда Светлан одолел трехглавого дракона, затем и колдуна-Паука с подсоблявшим тому великаном Гробби… Что ж, иногда полезно выглядеть героем – в чужих глазах.
   – Эта ночь выдалась нескучной, – сообщил страж. – Моим парням пришлось покрутиться.
   Команда Бертрана состояла из прежних его товарищей, умелых и бесстрашных воинов, которым он доверял безоговорочно, и нескольких здешних умельцев, лучше ориентирующихся на местности, но вовсе не таких надежных – уж неизвестно, куда девалось это качество за прошедшие века. Как известно, честные люди делятся на тех, кого не купишь ни за какие деньги, и кто сродни элитным шлюхам – дешево не продадутся, однако за соразмерную плату… Так вот, вторых сейчас стало намного больше – понятно, за счет первых. И когда два мира, прежде разделенные временной пропастью, встретились носом к носу, разница прямо-таки бросалась в глаза.
   – Ну ясно, – вспомнил Светлан опять. – Ночь полнолуния.
   – Не только, сир. Похоже, и здесь началась охота на ведьм.
   – Ёкалы-бабай, – не сдержался он. – Ни хрена себе!..
   Переспрашивать и сомневаться не стоило: когда Бертран говорил «похоже» – это означало, что он уверен.
   – Главное наше богатство – люди, – пробормотал Светлан. – И почем нынче берут за голову?
   – За головы нынче не берут, – жестко возразил Бертран. – Их отрывают. Хотя в прежние времена попросту сжигали – вместе с телами.
   – Давай без экскурсов, да? Понимаю, ты не привык отводить глаза – но пощади мою слабую психику.
   – Вашу, сир? – переспросил офицер, по-волчьи осклабясь.
   – Мою, мою!.. С годами, Бертранчик, все сильней тянет побыть страусом. К несчастью, это относится не только к отдельным людям… Итак, что у нас плохого на текущий момент?
   О жертвах и пропажах Светлан спрашивать не стал, поскольку в этом случае их с Анджеллой оповестили бы сразу, выдернув из любых неистовств. Слава богу, на сей раз обошлось без привлечения главных сил. Даже Артур, судя по всему, узнал о событиях, лишь когда они благополучно завершились.
   – Пока предпринимались только попытки захвата, – доложил Страж. – Несколько раз дев преследовали на скайкарах, причем дважды погоню устраивали по всем правилам, сплоченной дугой загонщиков направляя в засаду, применяя локаторы, инфравизоры, сетеметы. Если бы девы не поддерживали меж собой связь и не умели заговаривать моторы, то не отделались бы так легко. Кстати, наш аналитик считает…
   – Кто? – изумился Светлан. – Ты где набрался этого, малыш?
   – Я учусь быстро, сир, – сообщил Бертран. – И людей подбирать умею.
   – Кто бы сомневался, – проворчал Светлан. – Как и в твоей скромности. И кого же на сей раз ты… гм… подобрал?
   – Я предполагал, что вы захотите выслушать его напрямую, – заявил Страж, ради приличия переводя взор на своего прямого босса. – Вы позволите?
   Артур только рукой махнул: дескать, мог бы не спрашивать.
   – А кто он? – поинтересовался Светлан.
   – Из подданных ее величества, – отчеканил офицер, как лучшую аттестацию. – Не знатен, но честен. И умен редкостно – сейчас бы его отнесли к гениям. Подвергнут экстренному обучению, нужных сведений впитал массу. Зовут Гаем.
   – Это что, агентурная кличка? Ну, давай своего Юлия!..
   На экране возникло новое окно, вровень с двумя предыдущими. На гения аналитик походил мало: белокурый атлет, облаченный в цветистую рубаху, легкомысленные шорты и с дебиловатой ухмылкой, словно бы приклеенной к лицу, – скорее всего, защитная маска. Без имени, без состояния, без ремесла… в средние века ему была бы прямая дорога в ландскнехты. (Или они появились позже?) Наверное, он был немногим старше Бертрана, хотя выглядел моложе… то бишь юнее. В первую минуту парень оробел, как бы заглянув через голову командира на самый верх здешней пирамиды. По неопытности он, видимо, считал Светлана правителем Города Солнца, а заодно и чем-то вроде монарха в королевстве Анджеллы – раз уж тот ее муж.
   Впрочем, к исходу второй минуты лишний пиетет сгинул без следа, а смутные контуры небожителей наполнились для Гая живой плотью. И сам парень больше не казался дебилом, даже перестал ухмыляться. Живо уразумев, с кем имеет дело, он развалился с полной непринужденностью. К счастью, говорить Гай привык просто, без придворной цветистости, – поэтому современный стиль подошел ему, как по заказу. Да и потребных терминов Гай нахватался в избытке.
   А суть его выступления сводилась к следующему: концентрация ведьм в их поселке достигла порога, за которым начинаются уже качественные сдвиги. И теперь о спокойной жизни можно забыть.
   – Проблема в том, – заключил Гай, – что наши девушки притягивают носителей темных свойств… точнее тех, в ком темная сторона сильнее. Самой своей сутью, понимаете?
   – Мы стараемся, – заверил Светлан. – И что, теперь эти носители будут со всего мира стекаться к нам?
   Ничего себе, приманка! Как поется в старой песне: «если бы парни всей земли…» Тут бы их и накрыть – скопом.
   – Или к нам, – подтвердил умник. – Или туда, где к незаурядам легче подобраться. Помимо прочего, присутствует желание урвать кус чужой славы. Кто из живых откажется от бессмертия? А если сам лишен дарований…
   Помолчав, Светлан спросил:
   – Ты уверен, что девы лишь притягивают Тьму, а не добавляют ее здешнему миру? Не может это оказаться ответной волной на их Свет?
   – Девы лишь индикатор, – заявил Гай убежденно. – Если человек в душе зверь, при обострении ситуации он и ведет себя по-зверски – причем не только с иным полом.
   Светлан подумал еще, затем произнес:
   – Хорошо, парни, что вы предлагаете?
   – Надо нанести встречный удар, – сказал Гай. – И как можно скорее – ближайшей ночью. Если не покажем сразу, что способны защищать летуний, последствия могут оказаться плачевными.
   – А не приведет он к эскалации насилия?
   – По моим расчетам – нет. Это как небольшой взрыв, способный загасить пожар в зародыше. А вот когда пламя разгорится…
   – Но если охотятся не за ведьмами, а за секретом левитации, – повернул Светлан. – Слыхали о техническом шпионаже? Как раз сегодня ко мне подкатывались с предложением поделиться. И, судя по всему, это только начало.
   Пожав плечами, аналитик произнес:
   – Знаете… сир…
   – Светлан, – предложил тот. – Без сира.
   – Светлан, – согласился Гай, успевший понять, что интеллект ценится тут выше знатности и постов. – Знаете…
   – Знаешь, – подтолкнул Светлан дальше, любопытствуя, насколько парень готов заступить. – Ну?
   Но Гай с улыбкой покачал головой, демонстрируя недурное чувство меры, и повторил:
   – Знаете, Светлан… одно вовсе не исключает другое. И те, кто затевал гон, действовали слишком нахраписто для шпионов. Более того, они показались мне отлично информированными об уязвимых местах ведьм – словно уже сталкивались с ними раньше… или подняли архивы по соответствующей тематике. Их явно интересует не техника. А отпугнуть может лишь серьезный отпор, на который сами ведьмы не способны – опять же по своей сути, слишком деликатной для таких дел.
   – Конечно, у нас лучшая техника и отборные парни, с которыми тут некому конкурировать, – признал Светлан. – Но я вовсе не хочу, чтобы вокруг Города с неба сыпались трупы, – к хорошему такой град не приведет, уж поверьте моей интуиции.
   – Предоставьте это мне, сир, – сказал Бертран. – Я сумею не наломать лишних дров.
   – Лишних? – ухватился он. – Ну-ну…
   – Не доверяете?
   – Малыш, я прошел через столько разочарований!.. Неудивительно, что в итоге заделался скептиком.
   – И еще, господа, – хочу обратить ваше внимание, – снова заговорил Гай, вполне освоившийся в избранной компании. – Пока у меня мало данных, но если обобщить, что уже накоплено… Короче, в менталитете здешних аборигенов наметилась тенденция к опасным коррекциям.
   – Эк закрутил, – проворчал Светлан. – А попроще?
   – Понимаете, в этом мире, слава богу, хватает инициативных и предприимчивых. Вот с исполнителями хуже. И потому местная публика трудно смыкается в большие стаи, покорные вожаку-властолюбцу, но страшные остальным, – просто не хватает подходящего материала. Людей тут сплачивает прежде всего интерес, а не страх или зависть. И пока что таких – убедительное большинство. Но с недавних пор соотношение стало меняться. По моим ощущениям… Да, Берт, я знаю: все это зыбко, – ответил Гай на укоризненный взгляд начальника. – Однако промедлить тут еще хуже, чем поспешить… Так вот, по моим ощущениям, число тех, кто готов записаться в бараны, в последнее время стало стремительно нарастать и, по-видимому, уже перевалило за треть. А это ведь тоже носители Тьмы, хотя пассивные.
   – В прежнем моем мире их было четыре пятых, – сказал Светлан. – Это чтоб вы представляли, куда можно съехать. Но Гай прав: мешкать опасно. А к плохому, как и к хорошему, привыкаешь быстро. Одним только дай распробовать кровь, другие заражаются страхом, как чумой… И вот тогда начинается большая резня!
   – Да разве люди могут меняться с такой быстротой? – удивился Артур. – Конечно, если они не оборотни.
   – Видишь ли, они не столько меняются, сколько реагируют на ситуацию, поворачиваясь к свету разными гранями. Иной раз достаточно садануть по мозгам со всей дури, чтобы надолго отбить охоту к свободе. Кроме того, не забывай, дружище, насколько эту махину повернули трепыхания одного-единственного человека. Конечно, я не ведал, что творю. А если кто-то попробует воздействовать сознательно?
   – Но почему твои земляки сами не бьют тревогу, если настолько ценят свои порядки?
   – Здешние ребята розовые, у них на такое нюх не выработался. А я знаю, как это бывает – прежний мой мир уже проходил через похожее. Тут лишь начни, а остановит разве пуля… много-много пуль. А также гранат, снарядов и бомб.
   В этот момент опять оживился Гай:
   – Светлан, а можно личный вопрос?.. Но мне вправду хочется знать! –откликнулся он на взгляд Бертрана, словно тому хватало такого довода. – Почему вы поддерживаете нас: не только же из-за королевы? Тем более, вы не связаны с нею вассальской клятвой… Или вам просто наскучило одиночество?
   На физиономии юного аналитика проступило выражение щенка, исследующего мир, будто он составлял для себя классификацию человечьих типажей… возможно, не только человечьих. Еще один людовед! Интересно, Гай уже освоил социологию? Или решил податься в психологи?
   – Я с вами не по стайным, а по идейным соображениям, – пояснил Светлан. – Как ни смешно. Ну еще, понятно, из-за Анджеллы. – И он вскинул кулак в пролетарском салюте: – Виват королеве!
   – Вообще, хотелось бы поговорить с вами подробнее, – заявил Гай без обиняков. – По-моему, сир, это помогло бы моему образованию.
   Юноша и впрямь выглядел заинтересованным. Похоже, на таких высотах он не рассчитывал встретить настоящее понимание. Большие начальники – они же как дети!
   – Иногда я даже самому себе кажусь умным, – поведал Светлан. – Жаль только, что иногда.
   И улыбнулся поощрительно.
   – Сир, требуется ваше дозволение, – напомнил Бертран. – На решительные, но… гм… аккуратные действия.
   – Ладно, ребятки, поступайте по своему разумению, – нехотя уступил он. – Все равно лучше вас с этим никто не разберется. Только о каждом серьезном эпизоде сообщайте сразу. И не опоздайте позвать, когда ситуация обострится. При первом подозрении, ясно? Уж лучше напрасно переполошить…
   Засим младшие сгинули с экрана, словно бы начальник стражи спешил обезопасить высоких господ от своего бойкого подчиненного. На стене остался один Артур.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Поделиться ссылкой на выделенное