Сергей Иванов.

Ветры империи

(страница 8 из 37)

скачать книгу бесплатно

   Скользнув по нему хмурым взглядом, Горн отвернулся, опуская полог. Ю лежала в прежней позе, кажется, не дышала. Представив, что должны сейчас ощущать жрицы, Горн склонился над богиней и стал прилежно массировать ей сердце. К счастью или нет, но отозвалось оно почти сразу, застучало ровно и сильно. Живите, малышки, – только вот для чего? Чем порадует вас грядущий день?..
   Из охранной комнаты донесся знакомый голос, беспечный и даже, будто, веселый. Оставив Ю (она наконец задышала), Горн снова развел шторы и увидел Эрика, чуть похудевшего, но оживленного, с возбужденно сверкающими глазами. Заметив приятеля, юноша улыбнулся и помахал подбитой рукой, то ли приветствуя, то ли демострируя боеготовность.
   – Еще не сбежал? – радостно удивился он. – Как там Ю?
   – Жива пока. А что стряслось?
   – Разве неясно? Навозники взбунтовались.
   – И скоро их ждать?
   – Как только расправятся с Уном, если не раньше.
   – Наверно, и Защита уже снята?
   – Ясное дело, – подтвердил Эрик. – Кто же захочет рубиться со Стражами на мечах, да еще в Храмовом Лабиринте? Придется теперь и нам пострелять.
   – Как раз нам это ни к чему. Ты с Моном-то виделся? Что он решил?
   – Просил передать, что полностью полагается на тебя. – Юноша презрительно хмыкнул. – В самом деле, зачем ему такая ответственность!..
   – Разве в Храме не оказалось Хранителей?
   – Ни одного, – развел руками Эрик. – Такое вот стечение обстоятельств. Похоже, их вообще нет в Столице.
   Горн задумчиво побарабанил пальцами по рукоятям мечей. При чрезвычайных обстоятельствах на него, как на Старшего Стража, возлагались чрезвычайные полномочия.
   – Неужто навозники сунутся в Храм? – вопросил любознательный Дарт. – Неужто осмелятся?
   – Не сомневайтесь, дружище, – заверил Эрик. – Они осмелятся: их много. Даже если удастся снова включить Защиту – сунутся все равно.
   – Вот что, – заговорил Горн. – Для начала надо перекрыть вентиляцию.
   – Но мы же задохнемся! – вскричал Дарт.
   – Вряд ли. А вот если навозники догадаются подпустить газы…
   У Дарта вытянулось лицо, он торопливо защелкал аварийными тумблерами. Шагнув к стене, Горн набрал на замке код и раздвинул створки, открывая доступ к стойке с лучеметами. Наверное, мало кто предполагал, что они могут пригодиться здесь, в Храме.
   – Разбирайте! – велел Горн. – Берите по два – мало ли?.. И раз вы такой активный, Дарт, назначаю вас вожаком тройки. Ступайте на центральный пост – здесь вы больше не нужны.
   – Э-э… как? – удивился Дарт. – Предлагаете оставить вас одних?
   – Не предлагаю, – веско поправил Горн. – Приказываю.
Или я не Старший Страж?
   – Конечно, конечно, – заторопился Дарт. – Разумеется, Горн, вам виднее… Удачи!
   Подождав, пока тройка Стражей скроется в Лабиринте, Горн проворчал:
   – А теперь пора позаботиться о себе.
   – Если я правильно понял, – подхватил Эрик, – речь пойдет о тайном ходе?
   – Думаешь, ты один понятливый в Империи? – усмехнулся Горн. – По всем этим ходам давно поставлены заслоны – легче прорваться поверху.
   – Тогда я не понимаю…
   – Собственно, я уже все объяснил. – Горн широко развел заветные шторы, кивком позвал за собой Эрика. – А чуть погодя – покажу.
   Юноша отважно вступил в покои Божественной, но у самого входа притормозил, с недоумением глядя на Ю, все еще неподвижно лежащую на полу. Правда, глаза она открыла, а лицо обрело прежнюю строгость. Горн наклонился над ней, снова проверил сердце, затем поднял девушку на руки – Эрик наблюдал за ним с испугом.
   – Как твое плечо? – спросил Горн.
   – В порядке.
   – Тогда возьми. – Горн протянул богиню Эрику, и тот ошарашенно ее принял. – Назначаю тебя главной жрицей, – с ухмылкой добавил гигант. – Справишься?
   – Черт возьми, Горн!.. Это шутка?
   – А кто еще о Ю позаботится? Ладно, не хочешь – будем меняться. Однако начнем с тебя… Двинулись!
   Не оглядываясь, Горн миновал пару дверей и зашагал по Лабиринту к центру Храма. Именно здесь, пронизывая все этажи, вздымалась к куполу широченная колонна, внутри которой размещался подъемник – сейчас тоже обесточенный. Но между цилиндрическими стенами колонны-башни была устроена винтовая лестница. По ней и повел Горн крохотный отряд – все выше, выше, пока они не достигли самой вершины городской Крыши, через тесный люк выбравшись под открытое небо.
   Как и всегда, здесь буйствовал ветер, изредка подхлестываемый Вздохами далекой Огранды, а прямо над головами проносились черные тучи, густо искрящиеся разрядами. До настоящей грозы дело пока не дошло, однако электричества в воздухе скопилось столько, что оно ощущалось даже через доспехи. Прежде эти излишки стекали по бесчисленным шпилям, подзаряжая батареи во всей Столице. Но сейчас стальной лес над Дворцом и ближними блоками поредел, будто здесь порезвился безумный рубщик, – от большинства стержней уцелели только кургузые пеньки с оплавленными верхушками.
   – Дьявольщина, – воскликнул Эрик, поведя вокруг взглядом, – они втащили на Крышу «единороги»!
   Действительно, вдоль Срединной Стены над прорванной пленкой торчали характерные бронекупола вездеходов, знаменитых на всю Империю, и методично плевались длинными молниями, сшибая оставшиеся над центром шпили.
   – А кто-то тем временем подорвал батареи, – добавил Горн. – Похоже, навозников все-таки научили воевать.
   – Но ведь батареи под особой охраной?
   – Как и тумблеры Защиты, – подтвердил гигант. – И что это значит?
   – Ну, что?
   – Кое-кто из Истинных успел переметнуться.
   – Горн!.. Ты в своем уме?
   – А ты уже забыл покушение? – спросил тот с ухмылкой. – Или, думаешь, те двое Стражей были единственными? Кстати, как раз сегодня кто-то пробрался к Координатору и через кабель саданул по Ю таким разрядом!..
   Отобрав у потрясенного Эрика богиню, Горн ступил на громадную балку, плавно спускавшуюся к Дворцовому Кольцу, оттолкнулся и заскользил – все быстрее, быстрее, взрезая белесые клубы тумана. Юный Тигр без слова поспешил следом, настороженно озираясь.
   А внизу, на Храмовой площади, уже разгоралась пальба. Внезапная атака Низких прорвала Дворцовое Кольцо сразу в нескольких местах, вынудив имперцев раздаться по сторонам либо отступить в верхние этажи, и теперь из многих дворцовых окон сыпались на Храм трескучие молнии. Вреда от них было немного, тем более что Стражи перегородили храмовые входы мощными Щитами, с гарантией поглощавшими заряды лучеметов. Но что станет, когда армейцы подтащат сюда излучатели? Впрочем, сперва им придется очистить от имперцев хотя бы пару дворцовых секторов. Уже и сейчас над Кольцом возникали, словно выдавливаемые из его пор, отблескивающие металлом фигуры и стекали по Крыше к городским окраинам – слишком пустячные мишени для «единорогов». Как видно, среди придворных эти оказались самыми ушлыми, если сумели, подобно Горну, оценить выгоды именно такого пути. Ведь ни один Низкий не сунется к тучам без надежного прикрытия – просто в голову не придет. В то время, как Истинные имели немало шансов уцелеть даже в центре грозы.
   Но императорский и примыкающие к нему секторы еще удерживались прочно, а потому над ними оставалось безлюдно. Без помех и нежелательных встреч отрядец Горна пересек широченное Кольцо и притормозил на самом краю, упершись в один из столичных радиусов.
   Еще вчера пустынный и просторный, теперь он на многие сотни локтей был запружен боевыми машинами – сплошь «жуками», «единорогами», даже «мастондами», – и все они, не жалея зарядов, слаженно и споро обстреливали Дворец, сомкнувшись защитными полями против дворцового излучателя-стационара. С десяток станковиков хлестали по вездеходам из чердачных бойниц Кольца, подлавливая моменты, когда в общей Защите Низких возникали оконца для собственных выстрелов. Но, хотя стражники превосходили армейцев умелостью, те подавляли их числом. К тому же дворцовые Щиты явно не выдерживали массированного штурма, да и кто мог предполагать, что императору придется обороняться против своей же армии? И лишь чудовищный стационар еще как-то уравнивал шансы, на одной своей мощи прожигая дыры в сборном Щите армейцев и взрывая машины одну за другой, – но надолго ли хватит его энергии?
   Вблизи Дворца, в узких проемах между вездеходами и, наверное, даже под ними, скапливались для штурма тысячи пеших стрелков. А кто в Империи не знает, какими настырными становятся Низкие в боевой лаве, подпираемые с боков товарищами и жестко направляемые командирами!..
   – Эк они спелись, а? – проворчал Горн. – Любо-дорого.
   – Ун не продержится долго, – подтвердил Эрик, щуря глаза на частые вспышки. – А что до бегства, так у нас шансов даже больше.
   – И я о том. – Рассеянным взглядом Горн окинул Крышу, во многих местах озарявшуюся голубыми всполохами, а кое-где и оплавленную, словно бы на сей раз гроза разразилась под ней. – Но угодить в самый разгар драпа тоже худо. – Кивком он указал на Ю. – Не лучше ли переждать?
   – А что, ты знаешь безопасное место?
   – Может, и знаю.
   Горн огляделся и скорым шагом направился к ближней балке, через Дворцовую площадь переброшенной к соседнему блоку.


 //-- 1 --// 
   Человек за столом был стар. Прошло не так много лет, но они тяжелым грузом легли на его костлявые плечи. Однако привычкам своим старик не изменил – как прежде, чертил на клочке бумаги, так и не выучившись рисовать на экране.
   Гость неслышно приблизился к столу, уселся напротив. Старик заметил его не сразу, а заметив, удивленно поднял брови.
   – Что еще за явление? – пробормотал он. – Слушайте, вы откуда свалились?
   – С того света, – без улыбки ответил гость. – Ну сделайте усилие, вспомните!
   Старик вгляделся, наморщил лоб.
   – Постойте-ка, – сказал он. – Ваш голос – где я… – Его глаза вдруг округлились, он отшатнулся.
   – Узнали, – удовлетворенно отметил гость.
   – Вы?!.. Откуда?
   Гость улыбнулся:
   – На это я уже отвечал.
   – Но что с вашим лицом?
   – Я изменился? Пустяки – мог ведь и вовсе не вернуться. Зато теперь я знаю, кого благодарить за эту… гм… экскурсию.
   Старик уже пришел в себя – он всегда отличался выдержкой.
   – Любопытно, – вежливо отозвался он. – Кого же?
   – Вас, учитель, вас!.. Понять это оказалось несложно. Интересуетесь подробностями?
   – Почему нет?
   – Я ведь никому не мешал, учитель, я умел молчать и вовремя уступать дорогу этим чванливым болванам, именующим себя Истинными, – лишь бы мне позволяли работать. И разве я не был полезен нашим хозяевам, большим и малым, – за что же было лишать меня тела? За то, что я презирал их и ненавидел Империю, – но кто знал об этом!.. Остается одно: в своих изысканиях я угодил в запретную зону. А над чем мы работали тогда, не помните?
   – Я помню.
   – Ну да, мы занимались дальней связью. Очень полезная штука, эта дальняя связь… в масштабах роты, батальона, максимум – корпуса… Но я-то набредаю на идею всеимперской связи, мгновенной, беспомеховой, и с восторгом идиота сообщаю об этом вам. А на следующий день меня забирают. Вы верите в подобные совпадения? Я тоже пытался верить, пока не узнал, что великолепная моя идея, оказывается, на годы раньше пришла в голову другому человеку – и знаете, кому? Конечно же, вам!.. Как хотите, но для совпадения это чересчур. И что за непонятная таинственность, ведь ни один спец даже не слыхал об открытии? Видимо, императорский секрет, никак не меньше, и больше одного технаря на него не полагалось. А я оказался вторым – вот и вся разгадка.
   – Вас и без меня бы забрали, только чуть позже, – заговорил старик. – Но тогда с вами прихватили б еще нескольких.
   – Конечно, учитель, вы поступили гуманно, – согласился гость. – Однако не проще ли было меня предупредить? Хотя что я говорю – это же было рискованно!
   – Так вы пришли мстить?
   – Ну что вы, учитель, какие между нами счеты?
   – Тогда зачем?
   – Как и всегда – за знаниями. Вы столько раз помогали мне, не откажите и теперь.
   – Спрашивайте.
   – Насколько знаю, вы не только открыли дальнюю связь, но уже и применили ее в рабошлеме. Ведь так?
   – Допустим. Что дальше?
   – Я видел этот шлем, даже раскурочил его, – солгал гость. – В нем два приемника, для ближней и для дальней связи, причем последний доминирует. Но где же тогда передатчик?
   – Узнай я об этом – полагаете, мне сохранили бы жизнь?
   – А ведь и верно! – рассмеялся гость. – Я как-то не подумал.
   – Врете, все вы подумали. А сюда пришли, чтобы подробнее вызнать про передатчик. – Старик откинулся в кресле, вызывающе сдвинул мохнатые брови. – А если я не скажу?
   – Скажете, – улыбаясь, заверил гость. – Куда вы денетесь? Я же помню про ваш пониженный болевой порог.
   Старик саркастически усмехнулся:
   – Счастливое время: ученики пытают своих учителей, а те строчат на них доносы!..
   – И все ж вина учеников меньше – так их учили.
   – Может быть. – Старик кряхтя поднялся. – Вы не поверите, но мне было очень жаль вас. – Он проковылял к шкафам. – Однако я не мог рисковать, не имел права. В конце концов, у меня семья… кем-то надо было жертвовать. – В глубине шкафа старик раскопал пачку сколотых листков. – Здесь все – разберетесь.
   – Разве у вас не забрали чертежи?
   – Разумеется, забрали. Это я уже после восстановил – по памяти. Сначала хранил в тайнике, затем надобность в этом отпала… Ну посмотрите, посмотрите! – предложил он. – Я же вижу: вы мне не верите.
   Утвердительно кивнув, гость перелистал чертежи и снова кивнул – на этот раз удовлетворенно.
   – Спасибо, учитель, – произнес он. – За это вам многое простится. Но не мной.
   – Уж как водится. – Старик сухо усмехнулся. – Вы ведь тоже не любите рисковать?
   Гость молча развел руками.
   – Я имею право на последний вопрос?
   – Спрашивайте. – Гость сложил чертежи в небольшой пакет, сунул в карман.
   – Зачем вам это?
   – А что вы хотели бы услышать?
   Старик задумался.
   – Не знаю, – ответил он наконец. – Честное слово, не знаю.
   – Ненавижу рабство, – ровным голосом сказал гость. – Всегда ненавидел, но теперь – до судорог. Вам этого не понять.
   Поднявшись, он отступил к двери, обернулся. Старик смотрел на него спокойно и грустно.
   – Простите, учитель, – негромко сказал гость. – Вам не будет больно.
   Он бросил на середину комнаты газовую гранату и плотно задвинул дверь.

 //-- 2 --// 
   Вот так штука – блок был пуст!
   Горн пронизывал одну комнату за другой, не обходил вниманием ни один закуток, но отовсюду веяло запустением, заброшенностью. Судя по всему, Львы оставляли родные норы в спешке, зато без паники, и состоялось это никак не меньше суток назад, то есть задолго до заварушки. Хранители, что ли, надоумили? А ведь Тор многое потерял, не позаботясь меня предупредить!
   Горн шагал, натыкаясь взглядом на памятные места, и дрожал, будто в лихорадке, – слишком велико было разочарование. Ах, Нора, Нора, радость моя нестерпимая, где же ты? Как мне тебя недостает!..
   Обойдя всё, Горн вернулся в просторную нарядную комнату, где он оставил своих спутников. Ничего тут не изменилось. Эрик с комфортом возлежал на придвинутом к окну диване и, блаженно щурясь, прихлебывал вино из запотелого бокала. На ковре, перед мерцающим экраном, изваянием застыла Ю, поджав под себя ноги. Рядом с ней, на низеньком столике, скучало объемистое блюдо с фруктами, так и не тронутыми.
   – Как тебе это нравится, громила? – озадаченно спросил Эрик, кивая на экран. – Они будто с цепи сорвались.
   – Спи дальше, парень, – проворчал Горн, принимаясь за отвергнутые богиней фрукты. – А чего ты ждал, интересно?
   – Так ведь Империя рушится!
   – Что ж, – ответил Горн хладнокровно, – все там будем.
   Впрочем, с Империей ясности пока не было. Зато императорский дворец полыхал на экране очень эффектно. Невидимый вестник знакомым голосом и с привычным восторгом, но уже на диалекте Низких, сообщал:
   «…наконец пал. Свергнутый император Ун с горсткой Избранных и остатками дворцовой стражи трусливо бежал из Столицы. Храм и богиня захвачены восставшим народом, и лишь немногие Стражи сумели ускользнуть от возмездия. Страной временно управляет Совет из восьми достойных и всеми признанных Лидеров. Бывший император, так называемые Избранные и все примкнувшие к ним объявляются изменниками государства и заочно приговариваются к лишению имущества и тела…»
   Встав рядом с экраном, Горн переводил комментарий на Священный язык. С непривычки у него сразу заныли пальцы. Хорошо, что общение с Ю не заходит пока дальше кистей, – красив же он будет в танце!
   Вот Эрику перевод не требовался. Если он и не понимал всех слов, то суть их схватывал вполне. Сказывались его свидания с окраинными красотками. И скольких же успел осчастливить юный Тигр?
   – Эти вестники очень вовремя вспомнили о своей Низости, – брезгливо пробормотал он. – Раньше казалось, будто они напрочь забыли родную речь, зато теперь чешут так, будто никогда не болтали по-нашему.
   Пылающий Дворец наконец пропал с экрана, и на нем возникло вдохновенное костлявое лицо с пылающим взором, в упор нацеленным на зрителей. А ведь принадлежало оно Лидеру Коридагу, в прежние времена неизменно сдержанному и предупредительному.
   – Братья кэнты, к вам взываю я! – звонко заговорил он и тоже на диалекте Низких. – Пришла наконец пора вспомнить, кто мы есть. Да, никакие мы не огры и не Низкие, мы – кэнты, мирный оседлый народ, некогда процветавший. И это наша земля, здесь наши корни. Испокон веков мы были ее хозяевами, пока не спустились с гор кровожадные огры и не захватили нашу благодатную страну. Что сделали они с нашей святой землей, что сотворили они с нами!.. Огры растоптали нашу высокую культуру, а нас превратили в своих слуг. Они забирают себе лучшие дома и отборную пищу, их услаждают красивейшие женщины, у них в руках власть – а по какому праву?.. Ныне настало время справедливости: мы возвращаем себе нашу землю, наши богатства и нашу свободу, – и да настигнет захватчиков возмездие! Мы не хотим ничьей крови, но если нам станут мешать, мы будем упорны и беспощадны в нашей священной борьбе. И мы никого не отталкиваем от себя. Тем, кто докажет лояльность великому народу кэнтов и его законному Совету, не возбраняется нам служить, – остальные пусть возвращаются в родные горы, мы не станем препятствовать. Но тем, кто пойдет против нас, мы говорим: сила, ум, правда на нашей стороне, и месть будет ужасна!
   Коридаг торжественно воздел худые руки, и на экране вновь запылал костер из императорского дворца, видимо, согревающий сердца новым хозяевам Столицы.
   – Может, заодно они и от рабов откажутся, раз уж пошли на принцип? – язвительно спросил Эрик. – Тех-то мы захватывали вместе, разве нет?
   – Видишь ли, они только не хотят оставаться слугами, – откликнулся Горн. – Но кто говорил, будто они откажутся выбиться в господа?
   – Выходит, они возмущены лишь тем, что мы в свое время оказались удачливей? И что же изменится теперь?
   – Для нас – многое, для страны – почти ничего. Кэнтов сейчас не намного больше, чем огров, так что поменять их местами несложно. Низкие переберутся в дома Истинных, отберут у тех замки и гаремы, а бывших хозяев упекут на черную работу либо запихнут черепушками в рабошлемы. В остальном же все останется как было.
   – Хвала Духам, хоть что-то неизменно под тучами!
   – Не волнуйся, малыш, – усмехнулся Горн, – желание властвовать в людях неистребимо. Стало быть, и рабство пребудет в веках… На том стоим!
   – Так ведь править надо уметь, – возразил юноша. – А на что годны навозники? Лишь пыжиться да бездельничать, ломать да жечь. – Раздраженно он ткнул пальцем в экран. – Все!
   – Молчал бы, – фыркнул Горн. – Строитель…
   – Клянусь Горой, старина!.. Мне многое не нравится в Империи и чем дальше – тем больше. Но что они смогут устроить взамен?
   – Сам же сказал: дальше – хуже. Может, и нынешняя заварушка вполне вписывается в это правило? Может, такова воля Духов?
   – Не знаю, как насчет Духов, – с дерзкой улыбкой заметил Эрик, – но кто-то за навозниками стоит наверняка. Сами бы они никогда не решились на бунт, просто заряда бы не хватило – это же Низкие!.. Не согласен?
   Горн пожал плечами.
   – По-моему, ты усложняешь, – ответил он. – Или по доброй огрской традиции пытаешься во всем углядеть заговор. Кэнты ведь как та вздорная собачонка, что набрасывается на убегающих. Растеряв силу, Ун попытался с ними заигрывать – и нарвался. Впрочем, если ты подозреваешь кого-то конкретного… – Горн вдруг умолк и рывком повернул голову, краем глаза заметив движение в дальнем углу. Оказалось это всего лишь уборщицей-голышкой, тихонько выбирающейся из потайного лаза, чтобы приняться за очередное помещение. Выходит, Львы в самом деле не слишком торопились, если успели позаботиться о такой программе.
   – Пока я придержу это при себе, ладно? – Улыбка Эрика сделалась странной. Мельком глянув на голышку, он вернулся глазами к экрану. – Ты ж потребуешь фактов, а где их сейчас взять? Вот чуть погодя…
   Наконец опорожнив бокал до дна, Эрик очередной раз выглянул в узкое окно, присвистнул.
   – Ого! – произнес он. – Кажется, и до нас добрались.
   С неохотой Горн выключил приемник и подошел ко второму окну, успев досмотреть, как из кузова тяжелого транспортера, впершегося всеми лапами на тротуар, торопливо выскакивают армейцы и бегом устремляются к Львиному блоку. Затрещали взламываемые двери, и солдат будто засосало внутрь.
   – Один у входа, – задумчиво молвил Тигр, разминая раненое плечо, – второй в кабине… Как?
   – Годится.
   Горн выстроил несколько фраз для Ю, неслышно открыл окно. Переглянувшись с Эриком, вскочил на подоконник и без промедления шагнул в пустоту. Мгновением позже прыгнул Эрик.
   Выдернув водителя из кабины, Горн с размаху шмякнул его о тротуар и тут же подхватил Ю, падающую сверху. Опустив ее на широкое сиденье, следом протиснулся сам. Почти одновременно с другой стороны влетел в кабину Эрик, в два удара расправившийся со вторым солдатом, и Горн рванул машину с места.
   – Куда теперь? – поинтересовался Эрик, осторожно вытягивая длинные ноги.
   – Для начала выберемся из Столицы.
   – А потом?
   – Потом не худо бы отыскать место поспокойней, где-нибудь в глуши, – чтоб переждать эту кутерьму.
   – Ну да, одно такое мы уже опробовали, – с ухмылкой поддержал юноша. – Как раз до утра хватило.
   – По-твоему, на нас наткнулись слишком быстро?
   – А разве мало у навозников иных забот, кроме как устраивать повальные обыски? Кто-то навел их, Горн, я чувствую.
   – Может, Духи?
   – Что?.. Они-то при чем!
   – А ты забыл, каким манером они плетут судьбы? Это ведь могла быть и случайность.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

Поделиться ссылкой на выделенное