Сергей Иванов.

Ветры империи

(страница 5 из 37)

скачать книгу бесплатно

   Крауг еще падал, хрипя и цепляясь руками за древко, когда Горн и Эрик слаженно рванулись мимо застывшей Ю, навстречу накатывающим из-за угла темным фигурам – дьявол, да сколько же их!.. Взметнулись просторные черные рукава, сверкнули метательные ножи. Мгновенно Горн закрылся предплечными щитками – зазвенел металл о металл. Он развел руки, и в каждой оказалось по массивному клинку. С этого момента Горн перестал думать и чувствовать, словно отключился. Закованный в броню, бешено вращая мечами, он взре зал свору нападавших, оставляя позади зарубленных и оглушенных. Но на полпути затормозил, и враги с готовностью окружили Стража плотным кольцом, не подозревая, что именно круговой бой устраивает его более всего, – теперь он мог держать противников под контролем и не опасаться случайностей.
   Все же Горну не удалось загрузить работой всех, просто не хватило вокруг места. после секундного замешательства с полдюжины оставшихся не у дел двинулись на Ю. Краем глаза Горн увидел, как путь им с готовностью заступил Эрик и, будто заправский фокусник, закружил оба свои клинка в мерцающие завесы – от стены до стены, так что не обойдешь. И теперь не скучал никто.
   Под черными мантиями убийц скрывались добротные латы, и махать мечами они умели – но и только. Обычный уровень провинциальных наемников, даже похуже, чем у имперцев. И угораздило же бедолаг нарваться на четыре клинка из десятка лучших в Империи! С жесткой ухмылкой, как и всегда, обретя в бою совершенное хладнокровие, Эрик играючи сметал на стороны летящее в него железо и раз за разом атаковал сам, неизменно попадая. Вот уже захромал прочь один из его противников, затем и второй обессиленно присел у стены. На их счастье, юноша не выносил лишней крови и, даже защищая Ю, старался только выводить врагов из строя. Третьего наемника он попросту обезоружил, захватив его клинок в ловушку из двух мечей и зашвырнув далеко за спину. А кольцо вокруг Горна таяло еще быстрей – уж он не стеснял себя в средствах. Через минуту убийцы, похоже, поняли, какого маху они дали, ввязавшись в рукопашную. Но для исправления ошибки их оставалось уже слишком мало.
   В этот момент позади безучастной Ю появилась из-за поворота парочка Стражей, стандартный лабиринтный патруль. Не раздумывая, оба рванулись вперед, чуть разделившись по направлениям. Один устремился к Божественной, для чего-то занося меч, а другой бесшумными скачками кинулся со спины на Эрика, тоже нацеливая клинки.
   – Эрик, сзади!.. – бешено взревел Горн и, опрокидывая черных наемников, ринулся на помощь.
   Но юноша среагировал раньше. Стремительно крутанувшись, он с разворота метнул тяжелый меч, и перехваченный на последнем шаге предатель грузно осыпался к самым ногам Ю. В следующий миг Эрик отразил яростную атаку второго. Тут же сзади на него набросились трое, и в этот раз юноша запоздал, своим единственным клинком успев встретить лишь двоих – третий дотянулся-таки острием до его плеча.
с болезненным рыком Эрик отшатнулся, тотчас перехватил меч здоровой рукой и в сердцах резанул везунчика по горлу. Двух других уже приканчивал подоспевший Горн, а юноша снова развернулся к предателю и погнал его перед собой, пока тот не рванулся прочь, посчитав, видимо, что раненому Тигру за ним не угнаться. Однако, как и первого, его настиг брошенный меч, уложив намертво.
   Удрученно качая головой, Эрик выдернул свои клинки – сначала из груди одного трупа, затем из спины второго, – и поспешил на помощь к Горну, вновь принявшегося за черных убийц. Но те уже отступали в сумрак лабиринта, не забыв добить своих раненых.
   Горн остановился, дыша часто и тяжело (легкие все ж не справлялись), наскоро огляделся. На каменных плитах распласталось с десяток тел – красные потеки из-под черной одежды. Чуть поодаль остывали двое незадачливых Стражей, и это не считая бедняги Крауга. Недурно порезвились!
   – Клянусь Горой, ведь это Бирт-Леопард, – потрясенно вымолвил Эрик, вглядываясь в одного из предателей. – почти что мой родич… Какого ж черта?
   – Если наемников и не направляют в Стражи, – проворчал в ответ Горн, – то кое-кто из Стражей, видно, не прочь заделаться наемником. Но эти двое, на мой взгляд, промахнулись с хозяевами – вся затея была устроена бездарно… Эй, малыш, – внезапно обеспокоился он, – а что у тебя с рукой?
   – Ерунда!.. – отмахнулся юноша. – Краугу не повезло куда больше.
   Но тут его шатнуло к стене, и он удивленно улыбнулся, бледнея с каждой секундой. Напрягшись, выпрямился снова и через силу добавил:
   – Где тебя обучали фехтованию, старина? Никак не могу привыкнуть.
   Затем все-таки опустился на корточки, прислонясь спиной к стене, и с облегченным вздохом закрыл глаза. С поникшей кисти заструился на пол темный ручеек, добавляя тому влаги.
   А в следующий миг ожила Ю, доселе неподвижная, и двинулась по коридору дальше, аккуратно переступая через трупы. Но Горн сразу догнал ее, без церемоний втолкнул в ближайшую нишу, притиснул спиной. Так и стоял он, держа мечи наготове, пока пол не загудел от топота десятков ног и нишу не окружили поднятые по тревоге Стражи.
   Чуть погодя подоспел и сам Мон, Верховный Страж. тут же отобрал пятерых в новую группу сопровождения, во главе теперь поставив Горна, и наказал спешить, ибо в молельне заждались. Но прежде, чем снова выступить, Горн отыскал взглядом Эрика.
   – Иди-иди, – смущенно пробормотал юноша. – Со мной все будет в порядке, клянусь пращурами!..
   Уже не петляя, Горн довел процессию до выхода из Храма, где их поджидала стайка встревоженных жриц, тотчас пристроившихся за Божественной. Затем все проследовали вверх по короткому коридору и наконец очутились на просторной эстраде, против которой вздымались ряды балконов, сплошь занятые Избранными. Медленно Ю выступила на середину сцены, ненадолго застыла. И пришел час Откровений.
   Снова, который уже раз на протяжении веков, Божественная неслышно говорила с Избранными. Ее безупречное, сияющее в лучах прожекторов тело было наполнено движением. с полной загрузкой работал каждый сустав, играл каждый мускул, вылепленный с божественной четкостью. И каждый жест сопровождался певучим звуком подобающей силы и высоты, словно воздух сотрясали биотоки Ю. Для непосвященных это показалось бы танцем, завораживающим и совершенно бесстыдным, но Избранные внимали Священному Языку с неослабым вниманием, страшась пропустить даже слово. За небольшим исключением они были единственными в Империи, кто изучил его досконально. (Хранители, понятно, не в счет.) Поговаривали, будто среди них даже находились умники, способные по одному звуковому сопровождению постигать смысл, – но в такое верилось слабо, поскольку редкий огр умел различать тона.
   Речь Божественной продолжалась недолго и, судя по озабоченным лицам Избранных, удовольствия им не доставила. Завершив Откровения, Ю заслонила лицо локтями и оцепенела, превратясь в подобие статуи. Прозрачная бронеплита, отделявшая сцену от зала, сразу помутнела, затем потухли прожектора. Две молоденькие жрицы тщательно размяли одеревеневшие мускулы Божественной, постепенно выводя ее из транса, после чего отступили.
   Сейчас же вокруг Ю сомкнулся усиленный наряд Стражей и повел ее через Храмовый лабиринт в обратном направлении. И опять возглавлял процессию Горн.


 //-- 1 --// 
   – Должен быть способ, – сказал беглец упрямо. – Должен быть!.. Думайте, Крис, думайте.
   – Вы сумасшедший, – отозвался хозяин. – Говорю же вам, эта башня неприступна. Двадцать лет я искал лазейку и – безуспешно. Вся беда в том, что в коренной ломке заинтересованы лишь рабы, а вы не хуже меня знаете их возможности.
   – Знаю, – согласился беглец. – Лучше вас.
   Который раз он насильно вызвал из памяти то состояние ужаса и безысходного отчаяния, что захлестнуло его, когда это отличное и надежное тело вдруг перестало ему принадлежать, – и содрогнулся.
   – Понимаете? – продолжал Крис. – Ну, есть еще одиночки вроде меня или вас, которых возмущает эта чудовищная несправедливость, – и всё, больше никого!.. Предлагаете устроить переворот? Но любая реальная сила, к которой мы сможем примкнуть, никогда и ни за что не посягнет на основу благополучия Империи – систему рабства. Можно свергнуть императора, можно ограничить в правах и даже лишить привилегий Истинных, можно уравнять и перемешать все слои, но само рабство останется незыблемым. Ибо в нем заинтересованы все, от императора до последнего десятибуквенного.
   – И даже Божественная Ю?
   Крис безнадежно махнул рукой:
   – Ю – такой же придаток к Координатору, как рабы к конвейеру. Ее сознание необратимо искалечено, оказываемые ей почести – подачка толпе, жаждущей поклонения. Все многообразие Вселенной для этой несчастной девочки сводится к вполне абстрактным задачкам, на решение которых она запрограммирована, – больше ей ничего не нужно и не важно, а категорий морали для нее просто не существует. Поверьте, Ю – инструмент и ничего больше.
   – Уничтожив который, можно пошатнуть строй?
   – Покушение – опять? Не будьте наивны! У Хранителей в запасе еще две-три кандидатки в богини, так что, если уничтожать, то всех разом. Но и это никуда не ведет. Помимо Откровений император опирается на отборные батальоны Истинных, и сейчас это самая грозная сила в стране. Но даже если сбросить Уна и потеснить Истинных, на смену им придут так называемые Лидеры так называемого народа, то есть Низких или, если хотите, Грязи, – солдат, охранников, надсмотрщиков, информаторов, слуг, просто бездельников. И снова начнется дележка пирога, перебьют массу людей. Но положение рабов от этого не изменится, разве станет еще хуже, ибо нет худших хозяев, чем бывшие слуги.
   – Разве нет других вариантов? Подумайте, Крис!
   – Дорогой мой, эту крепость можно разрушить лишь извне, но теперь такое не под силу никому.
   – Ладно, – сказал беглец. – Вы можете устроить мне место при дворе?
   – Эк замахнулись!.. Правда, по нынешним временам в Дворцовую стражу охотно берут лишенных рода, но уж никак не ниже пятибуквенных.
   – Большое дело – выбросить из имени букву!
   – Вы ведь и фехтовать толком не умеете…
   – А это пусть вас не заботит.
   – В конце концов, хорошего учителя фехтования я могу устроить… Но при дворе тщательно проверяют родословную, а у вас не такой запас прочности. Зачем же лезть головой в петлю?
   – Так сможете или нет?
   – Ладно, подумаю, – уступил Крис. – На крайний случай есть ведь обходные пути… Только на что это вам?
   – Может, я решил сделать карьеру, – ответил беглец. – Больше-то заняться нечем.
 //-- 2 --// 
   Подперев бок раненой рукой, Эрик единственным клинком отбивался от яростно наседающего Биера. Сегодня тот был в ударе, и мечи в его длинных руках мелькали, как заведенные. Этот громадный Волк, костистый и широкоплечий, обладал могучими мышцами, пусть уступавшими по массе Эриковым, но столь же готовыми к взрыву. Вдобавок у него хватило решимости и упорства освоить двумечный бой, непосильный для большинства.
   – Ну вот, дружище, теперь вас не страшно выпускать против троих, – заметил Эрик, жестом возвещая окончание схватки. – Еще пара-другая уроков, и даже мне придется вас остерегаться.
   – Однако пока два моих меча не стоят одного вашего, – с кривой ухмылкой возразил Биер, вращая клинками уже вхолостую – выносливости у него тоже было с избытком.
   – Вы слишком стараетесь меня достать, – пояснил Эрик. – Бой – это искусство, мой друг, и когда научитесь ценить в нем красоту, обретете совершенство. Поверьте мастеру, самый короткий путь к цели не всегда самый верный.
   – А вы не усложняете, Эрик? Чего мне не хватает – это вашей гибкости. Позднее начало, ничего не поделаешь!
   – Конечно, и это, – кивнул юноша. – А еще обратите внимание на ритм – предельной скорости можно достичь только через него.
   – Дражайший Тигр, а вы на диво быстро оправились после ранения. – В углу тренажной комнаты зашевелилась тень, и в круг света опасливо вступил Эст. – Конечно, благодаря Хранителям?
   – Вы не поверите, через сутки не осталось даже шрама! – откликнулся Эрик. – Они действительно знаются с Духами, эти бесполые, – не иначе.
   – Может, и ваши мечи заговорены? – рассмеялся коротышка. – Послушайте, Эрик, неужто нет никого, кто фехтовал бы лучше вас?
   – Наверняка есть, – ответил юноша. – Только мне пока не встречался.
   – Говорят, и ваш напарник – редкостный рубака, – заметил Биер. – Хорошенькое дело: лучших мечников гноят в Стражах! Уж не сама ли Божественная гребет их под себя?
   – Ну всё, друзья, мое время вышло, – заторопился Эрик. – Должно быть, меня уже ждут.
   Когда, приняв душ и переодевшись, юноша спустился в холл, его приятели прохлаждались возле столика с напитками. При виде Эрика Волк удивленно вскинул брови.
   – Вот как, вы собрались за город? – спросил он. – Может, забыли, что творится в округе?
   – Да мне близко, не беспокойтесь.
   – А ведь дело к ночи, – заметил Эст. – Я и сам не прочь поохотиться на Невидимок в Столице, но там, за городом… – Коротышка покачал головой. – Это ж их угодья, дружище!
   – Я успею, – улыбнулся Тигр и направился к выходу.
   Уже на улице его догнал Биер.
   – Эрик, я мог бы вас сопроводить, у меня есть время, – предложил он, неловко усмехаясь. – По-моему, вы недооцениваете опасность. Везунчик не так уж неправ: ночью за городскими стенами будто чудовищ спускают, от людей остаются ошметки… Вы ж знаете: я не суеверен. Однако это – факты.
   – Спасибо, старина, – сердечно ответил Эрик. – Но на сегодня у меня другая компания.
   Он остановился возле крытой двуколки, запряженной четверкой голышей и охраняемой тремя угрюмыми Псами. В глубь кабинки застенчиво забилась Бэла, втянув ноги на широкое сиденье. Ее гибкое тело прикрывала темная мантия с неизменным капюшоном, в тени которого пряталось строгое лицо, – будто юная жрица выбралась на прогулку.
   Биер понимающе осклабился и, облокотясь на передок, заглянул внутрь тележки. Псы глухо заворчали, предостерегая.
   – Всегда вам достается лучшее! – заметил Волк, всматриваясь под капюшон. – Дорогой мой, если у вас разладится здесь, не забудьте про меня, ладно?
   – Ну разумеется! – засмеялся Эрик. – Буду рад передать девочку в хорошие руки.
   Небрежным взмахом кисти Биер попрощался и ушел. А юноша тотчас забрался в двуколку и с удовольствием принялся целовать пальчики Бэлы, затянутые в мягкую серую кожу. Такая же, насколько Эрик успел разглядеть, покрывала и ее ступни, словно девушка завернулась в нее целиком.
   – Ты опоздал, – укорила его Бэла. – Не стыдно?
   – Всего на минуту, моя прелесть, – извини.
   – Да? Но я мокрая насквозь! – Подняв полог, она продемонстрировала влажный цветок – оказалось, под мантией на ней были только кожаные чулки да коротенькая рубашка. Уронив платье, Бэла потянулась к пульту, и крепыши-голыши сразу встрепенулись, дружно налегли на постромки. Двуколка резво покатилась посредине улицы, сзади забухали каблуками Псы. Девушка повернулась к Эрику и провела ладонью по его животу вниз.
   – Милая, мы же пока в городе! – запротестовал он. – И тут слишком светло.
   – Но не терпеть же столько времени? – серьезно возразила Бэла. – До нашей усадьбы не так близко.
   И снова раздвинулись створки амбразуры. Вскинув подол, Бэла оседлала его колени, а ствол с охотой скользнул в горячую норку, будто лишь этого и ждал с прошлой ночи. Поерзав, девушка погрузила его в себя целиком и улеглась грудью на передок, словно и впрямь решила управлять голышами. Смирившись, Эрик запустил руки под обманчивую мантию и пополз ладонями по беспокойно шевелящимся бедрам. Кожаные чулки Бэды поднимались к самым ягодицам, но выше все было доступно его ласкам.
   – Ну, ты довольна? – спросил Эрик. – Продолжения не будет?
   – Почему же? – откликнулась девушка. – Ты работай, работай!..
   Зараженный ее дерзостью, Эрик повиновался. Бросая по сторонам невинные взоры, Бэла ритмично раскачивалась под его толчками, чуть слышно постанывала. Иногда на ее лице возникала странная гримаска, и тогда прохожие начинали удивленно оглядываться на двуколку. А Эрик тщетно старался себя убедить, что хоть его-то не замечают в тени кабинки.
   – Наверно, ты сумасшедшая, – предположил он. – Зачем заниматься этим на публике?
   – Этим можно заниматься когда и где угодно, – сквозь стиснутые зубы ответила Бэла. – Сейчас ты поймешь, только подними занавес.
   Охотно Эрик задрал ей подол до пояса, и глазам вновь открылся восхитительно тугой задок с нежной и гладкой кожей. Такой ракурс понравился Эрику даже больше, к тому ж теперь он любовался своей собственностью. Но скоро юноше стало не до созерцания, потому что гибкая талия Бэлы вдруг пришла в движение и на его простой поступательный ход начали накладываться разнообразные, тщательно выверенные колебания. Столь виртуозной любовной техники Эрику еще не доводилось встречать – девушка крутила тазом не хуже, чем Эрик мечами. Острота ощущений взлетела до опасной черты, но Бэла удержала юношу на самом гребне волны, и вместе с этим валом они стали вздыматься все выше, не пересекая, но отодвигая черту, – туда, где наслаждение становилось страданием… или безумием. И теперь Эрику было плевать на зрителей – он не оторвался б от Бэлы даже под страхом смерти. Наклонясь вперед, Эрик вобрал в ладони ее упругие груди, притиснул девушку к себе.
   По счастью, к этому моменту повозка достигла Срединной Стены и вкатилась в радиальный тоннель – один из восьми, разделявших Нижний Город на столько же изолированных секторов. Обычно в такое время Низкие затихали, торопясь отойти ко сну, но сейчас за полупрозрачными стенами угадывались мелькания фигур. Это могло встревожить, как и любое отступление от привычного, но только не Эрика в нынешнем его состоянии. Ибо он уже готов был рычать и выть от запредельной страсти, почти раздирающей его на части. Лишь перед самой заставой Бэла сжалилась над ним, в несколько движений доведя обоих до взрыва.
   Городские ворота они проехали, напустив на себя строгость и чинно восседая по разные стороны сиденья, чем наверняка удивили постовых. Но надо же было Эрику перевести дух?
   За городом их встретил ветер. Сумерки уже сгустились, а набежавшие к вечеру тучи забросали снегом окрестные поля и продолжали сыпать колючий порошок. Да что ж это делается с погодой?
   – Лучше б мы оседлали «жука», – заметил Эрик, завешивая кабинку прозрачным пологом. – Или у нас есть причины не рассекречиваться?
   – Не волнуйся, милый, – ответила Бэла, придвигаясь к нему. – Мои голыши выносливы, закалены, да и нам не будет холодно.
   – А скажи, подружка, где обучилась ты этим чудесам? – обнимая ее, спросил Эрик. – Возьмешь меня в ученики?
   – И немедленно!
   Теперь Бэла улеглась на передок спиной, скрестив голени у Эрика за поясницей, и уж тут дала себе волю, вскрикивая в полный голос и сотрясаясь в судорогах. Платье сбилось ей на горло, но девушке не было до этого дела, она не стыдилась наготы совершенно, будто оставалась Истинной лишь по виду. Выходит, нравы падают не только в Столице?
   Крохотный их островок тепла и уюта уносился неутомимыми голышами все дальше от городских стен. Какое-то время рабы шлепали по магистрали, исправно прижимаясь к обочине, когда их нагоняли тяжелые машины, затем свернули на невзрачное ответвление и побежали вдоль глинистого обрыва, поросшего редколесьем. Пока Бэла занималась больше собой, искусно подправляя ласки партнера, Эрик мог время от времени поглядывать по сторонам. После окончания Школы он почти не покидал Столицы и, уж конечно, не съезжал с магистралей на такие укромные тропы. Впрочем, вокруг уже стемнело настолько, что Эрик не мог видеть подробностей, но, судя по всему, места тут глухие. И вполне подходящие для засады.
   Двуколка наконец отвернула от обрыва и стала взбираться по длинному пологому склону. И чем выше они поднимались, тем сильнее сотрясались стенки под ветром. А что будет на вершине?
   С внезапным стоном Бэла притянула Эрика к себе, так что ему стало даже страшно за ее нежную плоть, и выгнулась в судороге. Повинуясь ее рукам, Эрик опустился коленями на дно тележки и задергался с девушкой в такт, торопливо лаская открытое ему тело, стремительно накатываясь на финиш.
   – Сейчас перевалим, и всё, – прерывисто выдохнула Бэла. – Ну сильнее, сильней!..
   И тут близкий треск заставил его вскинуть голову. Прямо перед глазами в пологе зияли пять небольших дыр, сквозь которые уже рвался ветер, выдувая из кабинки тепло. Вывернув шею, Эрик обнаружил сзади такую же аккуратную линию отверстий.
   – Чего ты? – недовольно позвала Бэла. – Нашел время…
   – Тихо! – Эрик лег на нее полностью, закрывая своей броней, нащупал под сиденьем игломет. – Мы теперь мертвы – совсем. Нас уже нет, понимаешь?
   Свободной рукой он коснулся пульта, подстегивая голышей. Придет время, и Эрик посчитается с убийцами – если найдет. Но сейчас он настроен на другое, и таким теплым его еще не заставали. Быстрей же, ребятки, ну быстрее!..
   Голыш из задней пары внезапно споткнулся и поник, с каждым шагом теряя силы, – из его лопатки проросло оперенье иглы. Выдернув меч, Эрик пропорол порог, перерубил постромки. Голыш молча повалился под двуколку, пропал из виду. Дьявол, хоть самому впрягайся!
   – Ну, давайте! – пробормотал Эрик, почти готовый выпрыгнуть голышам на подмогу. – Еще чуть…
   Из-за валунов возникли две смутные тени, рванулись коляске наперерез. Эрик пустил иглу в первую – та кувыркнулась. Вторая вдруг подпрыгнула и… распалась надвое. В следующий миг коляска содрогнулась, будто под Вздохом, оторвалась от упряжки и покатилась под уклон, быстро набирая скорость. Балансируя на руках, Эрик удерживал двуколку в шатком равновесии и зачарованно смотрел на связку, оставшуюся растерянно топтаться вблизи вершины. Вплотную к ней дрожал в воздухе небольшой снежный смерч – затем он надвинулся, и литые тела голышей стали рассыпаться, точно картонные. Духи, да что же это!.. Неужто этих бедолаг и впрямь разрывает Ветер?
   – Что там? – ужаснулась его лицу Бэла. – Пусти…
   – Тихо!
   Коляска подпрыгнула, налетев на Псиный труп, и на повороте врезалась в ограждение, ломая хрупкие прутья. Со всей силой Эрик даванул ногами, выбрасывая из кабинки себя и Бэлу. Сорвав остатки полога, они еще в полете разделились и упали на склон, тормозя всеми конечностями. А коляска уже кувыркалась с обрыва, разбиваясь в щепы о деревья и валуны.
   Вскочив на ноги, Эрик метнулся к девушке – та отчаянно извивалась, запутавшись в мантии. Нагнувшись, он притиснул Бэлу к земле, потянул за подол.
   – Сзади! – вдруг крикнула она.
   Крутнувшись, Эрик бездумно отбил атаку. Затем серия подхватила его и безотказно довела до заключительного удара, продравшего убийце черные латы. И вовсе это оказался не пластун, как можно было вообразить, а нормальный огр, даже Истинный. Хотя со знаком Тайного Воинства на панцире – вот новая радость! К тому же он не один.
   Торопясь, Эрик стряхнул тело с клинка и обернулся, с ходу раскручивая серию против второго чернолатника. Теперь ему противостоял двумечник и умелый, вполне освоивший те же наборы приемов. Но все ж не мастер. Наступая, Эрик с каждым ударом взвинчивал темп, и уже на девятом противник чуть запоздал с блоком, умерев недоучкой. Однако кто ж его натаскал так?


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

Поделиться ссылкой на выделенное