Сергей Иванов.

Ветры империи

(страница 3 из 37)

скачать книгу бесплатно

   Сейчас произойдет, подумал Эрик, останавливаясь перед входом в злополучный дом. Может быть.
   Он толкнул дверь, и та распахнулась – неожиданно легко, зияя устрашающим провалом. Нервно ухмыльнувшись, Эрик ступил внутрь, прощупывая тьму клинком. Нашарил на стене светильник, включил.
   Ничего здесь не изменилось, даже его трос так же свисал с чердачной балки. Ну, и где настигла заговорщиков божья кара?
   – Кто-то порезвился тут с лучеметом, – прозвучал из-за спины голос Биера. – Весь пол в подпалинах… – Бесшумным скользящим шагом Волк выдвинулся вперед. – Погодите, а это что?
   Он надавил сапогом, и одна из половых плит послушно повернулась, обнаружив под собой пустоту. Так вот куда провалились панцирники!
   – Уходили в спешке, – заметил Биер. – Даже не успели затворить за собой дверь… Ну что, прогуляемся?
   – Бессмысленно, – с сожалением возразил Эст. – Без планировки мы можем там месяц проплутать. Это же катакомбы, вы не слышали про них?
   – А мы-то решили, будто это вход в Подземелье, – проворчал Волк. – Эрик, вы удовлетворены осмотром?
   – По крайней мере убедился, что мне это не приснилось, – отозвался тот хмуро. – Но разорви меня Ветер, если я поверю в эти чудеса, пока не испытаю их на своей шкуре!.. Больше им меня не испугать.
 //-- 3 --// 
   – Ты уж прости его безобразную выходку, – громыхающим басом, более похожим на львиный рык, говорил Глава Тор, громадный величественный старик с белоснежной, но еще пышной гривой, поверх нательных доспехов облаченный в косматую шубу. – Мне б не хотелось, чтобы по Лоту ты судил о всем нашем прайде.
   Глава сам налил гостю вина, и тот кивнул, оценив жест. Они сидели друг против друга в небольшой округлой комнате, искусно стилизованной под пещеру. Ее высокие своды исчезали во тьме; от примитивного очага, сложенного посреди каменного пола, исходил живой свет, скачущий багряными бликами по стенам и скудной мебели, веяло расслабляющим теплом. В костре потрескивали ароматные дрова, завезенные из самой Огранды, дым поднимался строго вверх, повинуясь могучей тяге.
   – По-настоящему я пока знаком лишь с Норой, – усмехаясь, ответил Горн. – Впечатления ошеломляющие!
   – У девочки неплохие задатки, – охотно подтвердил Тор. – Высоко поднимется, если найдет подходящую пару.
   – А разве Лот…
   Хозяин покачал гривастой головой.
   – Уже нет, – сказал он. – Пусть подберет себе такую, которую сумеет укротить. – Угрюмо помолчав, он добавил: – Это Дворец его испортил. Нахватались манер у побежденных – теперь расплачиваемся!.. А Нору я туда не пускал.
   Девушка расположилась здесь же, в глубоком кожистом шезлонге. Она будто дремала, по горло укутавшись в меха и протянув к огню породистые узкие ступни.
По странному контрасту с безмятежным лицом ее ноги пребывали в непрестанном и вкрадчивом движении: томно терлись друг о друга, сладко потягивались, поджимали длинные пальцы. Искоса рыцарь наблюдал за беспокойным этим шевелением, словно бы приглашавшим оголить Нору полностью и вклиниться между соблазняющими ногами. Гм, чертовка!.. Любопытно, дедушку Тора она тоже пропустила через себя? А почему нет? Старикан не лишен обояния, к тому же Глава прайда. И своего отпрыска он, похоже, ценит невысоко, раз не пожалел для меня его подружки. А хороша приманка – знал, чем купить! И сейчас продолжает водить ею перед моим носом, чтобы не сорвался с крючка. Соглашайся, парень, и тогда можешь приступать прямо тут, на шезлонге, – лишь разбросай меха, а уж там, наверняка, все готово к приему…
   Не открывая глаз, Нора промурлыкала:
   – Не отвлекайся, милый, – сперва дело!
   Тор добродушно рассмеялся и, наклонившись, подбросил в очаг дров. Горн уже обратил внимание, что в этом блоке предпочитают обходиться без слуг и даже бессловесных рабов допускают не всюду. Добрые старые традиции… или обычная конспирация?
   – Так чего же тянуть? – спросил рыцарь, демонстрируя понятное нетерпение. – Вперед, светлейший!
   – Что ж, – согласился Тор. – Как ни бесчестна была выходка Лота, она показала нам, чего ты стоишь.
   – Будто специально, верно? – невинно вставил Горн. – Ну-ну, продолжайте…
   – Днем раньше, позже, но естество проявится, сколько ни скрывай.
   Тор вдруг поднялся, и только сейчас рыцарь в полной мере оценил, какая это громадина. И двигался старик на удивление легко. Пожалуй, в тех легендах, что про него сложены, немало правды. Даже и теперь немногие из молодых посмели бы с ним поспорить.
   Рыцарь тоже встал, и Тор оглядел его с одобрением.
   – Прайду не помешает приток свежей крови, – произнес он и вздохнул. – Мельчает порода. А ведь когда-то наши женщины рождали героев!..
   – Говорят, вы были последним? – с интересом спросил Горн.
   – Как-то за один вечер я победил дюжину лучших бойцов Империи, – ответил Тор, глядя мимо гостя в такую даль, куда теперь за ним могли последовать немногие. – И мог бы стать Верховным Правителем, если б захотел. Но тогда меня влекло другое.
   – Надеетесь возродить древнюю традицию? – усмехнулся рыцарь. – А честь прайда на сей раз буду отстаивать я?
   Тор уперся в него пронзительным взглядом. Глаза у старика были ясные и твердые, словно у юноши.
   – Это хорошо, парень, что ты умеешь не только драться, – произнес он. – Ты ведь из провинции, так?
   – Я – лишенный рода, – уточнил Горн. – Почти что шатун. Разве я могу биться за вас?
   – Конечно – если мы тебя примем. Это еще одна древняя традиция, о которой забыли нынешние блюстители пород.
   – Ну ладно, – сказал рыцарь. – Допустим, я одолею всех. Что дальше?
   Глава перевел взгляд на Нору, со значением осклабился. Приоткрыв глаза, девушка улыбнулась в ответ и распахнула ворот, обнажив неправдоподобную грудь, – будто ей стало жарко.
   – Вы не поняли, – возразил Горн. – Это-то само собой, иначе вам не привязать меня к прайду. Но не думаете же вы, что меня можно купить женщиной? даже такой, как Нора.
   – Хочешь власти?
   – Провалиться мне в Подземелье, почему нет!.. Но и это не главное. Когда вы станете императором, с чего начнете?
   Тор одобрительно кивнул, большой рукой гладя роскошные волосы Норы. Девушка благодарно потерлась щекой о его ладонь, и это мало походило на дочернюю ласку – мысленно Горн похвалил себя за проницательность.
   – Желаешь знать, ради чего это затевается? – спросил старый Лев. – Молодец, ты нравишься мне все больше… Может, ты и историей интересуешься? Помнишь, кем были мы, огры, какие-нибудь полвека назад? Мы наводили ужас на врагов!
   – С тех пор врагов у нас поубавилось, – усмехаясь, заметил рыцарь. – Похоже, скоро их не останется вовсе.
   – Самый страшный враг – внутренний. Думаешь, это мы завоевали соседей? Нет, это они завоевали нас! Они развратили нас роскошью, изнежили комфортом, они растворили нас в себе – среди огров уже почти не осталось истинных… Каленым железом! – вдруг загремел Глава. – Да, каленым железом мы будем выжигать бесхребетность!
   – Все это слова, светлейший, – возразил Горн. – Покажите мне врага.
   – Оглянись, парень, – враг всюду!
   – Даже во Дворце?
   – Особенно в нем. Толстяк Ун хочет угодить всем, и к чему это привело?
   С сомнением покачав головой, рыцарь опустился в кресло и снял с огня узкий клинок, на котором сочился кровью шмат отменного мяса. Полил его вином и стал откусывать, поджимая губы, чтобы не обжечься. Сейчас же к мясу потянулась Нора и принялась жадно рвать его с другого края, искренне сердясь, когда Горн, поддразнивая, отводил кусок от ее рта.
   – Пора показать, кто в Империи господин, – грозно продолжал Тор. – Чернь слишком о себе возомнила – в рабошлемы ее! К чему нам столько бездельников? Мы возродим исконную силу огров, и никто больше не посмеет нам угрожать.
   – Если б рабошлемы появились чуть раньше, – со смешком заметил рыцарь, – нам не пришлось бы приручать побежденные народы.
   – Именно! – подхватил Тор. – Но ведь кто-то должен исправить положение?
   – Предположим, мы его исправили. С кем станем воевать дальше?
   – Есть еще Второй Материк, – мечтательно улыбнулся Лев. – Там возродится былая слава огров.
   Он снова пригладил Норину гриву и пожаловался:
   – Вот ведь несчастье: вся моя сила перешла к этим плутовкам – нет бы в мужское потомство… Справишься с ними, парень? Если на брачном ложе ты так же хорош, как в драке, я подарю тебе всех!
   – Я могу приступать? – усмехнулся рыцарь. – С кого начать?
   – С меня! – потребовала Нора. – Остальными займешься после… если сможешь.
   – Погоди немного, – хмыкнув, сказал Тор. – Так ты согласен?
   – На что? – удивился Горн. – Войти в ваш прайд? Охотно. Подправить вам породу? С великим удовольствием!.. Ведь ничего другого мне пока не предложено. Или вы всерьез полагаете, будто вызвать Уна на единоборство – реально?
   – У нас есть цель. Ты согласен ей служить?
   – Допустим. Но как?
   – Пути мы тебе укажем.
   – «Мы»? – ухватился рыцарь. – Я-то полагал, что в прайде Львов все решает великий Тор.
   – В прайде – может быть. Но в таком деле без союзников не обойтись.
   – А про них мелкой сошке, вроде меня, знать не положено, верно? – Горн понимающе осклабился. – Честно сказать, светлейший, в таком деле я не доверился бы никому с репутацией менее кристальной, чем у вас. Слишком велико бывает искушение избавиться от исполнителей!.. Если я правильно понял Нору, вы рассчитываете с моей помощью похитить Божественную? Что ж, я могу это устроить, но, как люди здравые, вы должны понимать, что без своих Хранителей, а главное – вычислителя, богиня стоит мало. Надеюсь, поддержкой Хранителей вы заручились?
   – А ты впрямь умник, – задумчиво произнес Тор. – Может, это к лучшему. Только не вздумай хитрить и со мной!
   – От вас зависит. Пока вам не взбредет в голову меня подставить…
   – Сло ва Тора с тебя довольно?
   – Пожалуй.
   – Тогда можешь приступать… И запомни! – Глава поднял огромный палец. – Никто не должен знать о твоей связи с нами. С Норой будешь встречаться, сколько пожелаешь, но – скрытно. Женой она станет, когда докажешь свою преданность прайду. – С усмешкой он оглядел молодых людей и добавил поощрительно: – Больше отвлекать вас не буду, ступайте!
   Тут же рыцарь сграбастал Нору в охапку, вместе со всеми ее мехами, и по извилистому сумеречному коридору понес в знакомую комнату с водопадом. Смеясь, девушка пыталась вырваться, но лишь распаляла обоих все сильней, так что Горн даже обеспокоился подступающим неистовством – не разразилось бы оно прежде, чем они успеют уединиться. Но еще раньше навстречу им вынесло троицу кряжистых Львов, из которых один оказался стариком, на диво бодрым, с благообразным и суровым лицом праведника. Странным образом он даже походил на Тора, хотя сильно уступал тому по части величия. Двое же других интереса не представляли – молодые верзилы, самодовольные, туповатые. Но при виде их Нора потухла. Затем снова попыталась опустить ноги на пол, и теперь Горн не стал препятствовать.
   – Это и есть Кон, – шепнул он девушке на ухо, – пресловутый блюститель породы?
   Молча она кивнула, так и застыв: с опущенной головой, – даже чуть присела, скрывая босые ноги. впрочем, судя по брезгливой гримасе Кона, тот успел их разглядеть.
   – Замечательно, – процедил он, останавливаясь перед застигнутой парочкой. – Превосходно!.. Чужаки уже разгуливают по родовому блоку Львов, как по собственному, да еще забавляются с нашими дочерьми!
   – С племянницами, – чуть слышно поправила Нора. – внучатыми.
   – Я в широком смысле! – рявкнул старец. – Клянусь пращурами, Нора, что происходит тут с тобой и другими? Только я добился от Тора запрета на посещение Дворца, как тамошние нравы сами стали проникать сюда через все щели!
   – Может, стоит замуровать окна? – участливо предложил Горн. – А на дверях поставить этих молодцов? – он кивнул на мордатых здоровяков, скучающе переминавшихся за спиной Кона. – Только очень уж они молоды, а ведь столичные красотки – такие бесстыдницы, совратят и святого!.. Вот ежели б их оскопить, а?
   Нора тихонько фыркнула и еще ниже наклонила голову, пряча лицо. Зато охранники разом подобрались, с угрозой уставясь на рыцаря.
   – Дожили, – горестно произнес старик. – В собственном блоке уже не укрыться от оскорблений чужаков!..
   – В широком смысле? – осведомился Горн. – В самом деле, дружище, стоит ли так переживать из-за ерунды – смотрите на вещи шире!.. Вы же один представляете здесь старейшин? Где вам углядеть за всеми! Тут остается либо набрать побольше стариков, либо уматывать из Столицы.
   – Лжешь, инородец! – распаляясь, вскричал Кон. – В нашем прайде вдоволь и молодых, не затронутых скверной. Только… – С усилием он оборвал себя, негодующе запыхтев.
   – Только проку от них в серьезных делах немного, – продолжил за него Горн. – А ведь так хочется подобраться к верховной власти, хотя бы и вослед Тору!.. Вот и приходится терпеть его своеволие да беспутные вечеринки, переполненные чужаками, и даже меня – эдакого нахала. – Он благодушно хохотнул. – А как приятно было б спустить на меня своих волкодавов, заодно и ослушницу Нору поучив хорошим манерам, – да, старина? Но предупреждаю: я ведь впрямь чужак тут, и ваши запреты для меня – пустой звук. а потому переломаю кости любому, кто попробует наехать на меня или мою подружку… Ну, есть желающие?
   – Не хватало, чтобы я позволил затеять потасовку внутри блока Львов, – надменно откликнулся Кон. – Здесь, слава Духам, не городские улицы. Но вот Нора пойдет сейчас с нами, иначе потом сильно пожалеет!
   Недолго поколебавшись, девушка с покорным вздохом шагнула было вперед, но в тот же миг Горн опустил ей на плечо тяжелую длань.
   – Считайте, я захватил Нору в плен, – объявил он. – Это ведь снимает с нее ответственность?
   – Так это что, объявление войны?
   – Всего лишь необходимая самооборона. А если вам невтерпеж, то объявляйте войну сразу Тору. Правда, у вас против него и рост пониже, и грива пожиже.
   – Превосходно, – зловеще заворчал Кон опять, – замечательно, великолепно… Вот уже чужеродец стравливает Совет и Главу. А чего ждать дальше? Забвения традиций, упадка нравов, гибели породы – чего? Да минует нас судьба Тигров и послужит предостережением!
   – А что – Тигры? – с ленивой ухмылкой возразил Горн. – Между прочим, ушлые ребята были – куда там Львам!.. А вашими стараниями, Кон, в прайде скоро не на кого будет глаз положить. И что проку тогда в чистоте породы?
   – Да кто ты такой, чтобы судить об этом? – гневно вскричал старец. – Сам-то, небось, из столь захудалого рода, что стыдно назваться!..
   – А хоть бы и вовсе беспороден, – небрежно предположил Горн. – Что с того? В чем сможет обойти меня любой из ваших чистокровок? Ну объясните, Кон, – может, я вправду чего-то не понимаю.
   – Всемогущие Духи, – провозгласил старейшина. – Да, невежда, это они, Духи, разделили нас на породы и наказали сохранять их до скончания времен!.. Какие еще нужны доводы?
   – А-а, – разочарованно протянул Горн, – Духи… Тогда здесь и спорить не о чем, верно? – Одним движением он усадил безучастную девушку себе на плечо, словно законную добычу, и посоветовал, уже всей троице: – Впредь лучше вам не попадаться мне на глаза. иногда я бываю оч-чень несдержан – упаси вас Ю!..
   Расправив плечи, он мастондом двинулся на молодых Львов, и поневоле тем пришлось сторониться. Кажется, они удивились его нахальству, однако промолчали: нюх на опасность предостерег их вовремя. И только когда ошарашенную троицу скрыл поворот, Нора позволила себе немного расслабиться.
   – Ты сумасшедший! – шепнула она своему носильщику. – Да разве так можно с Коном?
   – Н-да, – с сожалением подтвердил Горн, – лучше б я его зашиб… как бы ненароком.
   – Что ты говоришь, подумай!
   – Вот и у меня та же слабость: не поднимается рука на стариков, – вздохнул рыцарь. – Но помяни мое слово, Нора, этот замшелый пень еще покажет себя. Чтоб ему… С такого настроя сбил!
   – Как раз это – дело поправимое. – Внезапно распахнув шубку, Нора перемахнула голой ногой через его голову. – Чувствуешь: я еще не остыла!
   – Да уж, – согласился Горн, – по этой части у нас проблем не возникнет.
   В самом деле, он ощутил шеей достаточно, чтобы надолго забыть о прочем.
   – Знаешь, – сообщила девушка, – в прежние времена каждому Вождю полагался верховой крог. Так вот, всем крогам на свете я предпочла бы тебя.
   – Это оттого, что я не кусаюсь, – объяснил Горн. – Да и бегаю, пожалуй, быстрее.
   – Дурень! – засмеялась Львица. – Просто на тебе я готова скакать днем и ночью.
   – Действительно, – усмехнулся он, – такого никакой крог не выдержит.
   Коридор наконец завершился небольшой, едва приметной дверью, и Нора пригнулась к самой голове Горна, чтобы не ушибиться о притолоку. А он, едва успев прикрыть за собой дверь, сразу снял с плеч притихшую девушку, уже дрожащую от сладостных предвкушений, и разложил посреди пушистого ковра, приготовившись истязать ее долго и разнообразно, пока сама не запросит пощады.


 //-- 1 --// 
   – Что вы намерены предпринять?
   беглец вскинул голову – быстро, слишком быстро! – и улыбнулся приклеенной улыбкой.
   – Собирать информацию, – ответил он размеренным бесцветным голосом. – Искать центр. Уничтожить его.
   – Понятно, – со вздохом сказал хозяин и растер худые щеки. – Так я и предполагал.
   – Что вам не нравится?
   – У вас ничтожно мало шансов. И потом, – повернувшись к пульту, хозяин щелкнул переключателем, – это уже было.
   Одна из стен растаяла, превратившись в экран. Беглец увидел громадную, до горизонта, плантацию, на которой вдоль натянутых проводов слаженно трудились сотни полуголых людей в рабошлемах. У беглеца знакомо стиснуло сердце – от ужаса и ненависти. Зачем ему это показывают? Разве мало было…
   Четкий режим работы на плантации внезапно нарушился. Люди выпрямлялись, растерянно озирались, бессмысленно двигали руками, ногами. Через минуту растерянность сменилась яростью, людская лавина накатилась на цепь сторожевиков. Те встретили ее выстрелами, кося первые ряды. В воздухе замелькали лопаты – множество, сотни. Уцелевшие Псы побежали, рабы настигали их, прыгали на спины, крушили кулаками, жадно хватали оружие…
   И вдруг над долиной разнесся вой. Из торчащей посреди плантации трубы вырвалось облако тяжелого фиолетового газа, накрыло восставших. И все исчезло.
   – Их отравили? – беглец с трудом разжал сведенные судорогой челюсти.
   – Ну зачем? Просто усыпили. Аварию устранили, газ откачали, и все покатилось по прежней колее.
   – Это диверсия?
   – Возможно. – Хозяин погасил экран. – Но обратите внимание, как безупречно организована эта исполинская система. Все производство через многочисленные подстанции подчинено Координатору. тот, в свою очередь, программируется Советом Избранных на основе директив императора и Откровений Божественной. Конечно, можно уничтожить Координатор, и это внесет разлад в экономику. Однако электронные Управители всех уровней обладают известной автономией и производственный процесс не прервется. Авария же в первичном звене вызовет немедленное срабатывание блока защиты – в его эффективности вы только что могли убедиться. А на крайний случай в Империи достаточно войск, чтобы подавить любой локальный бунт.
   – Хорошо, – беглец заговорил прежним бесцветным голосом, – что вы предлагаете мне?
   – Затаиться. Ну да, да… Вас снабдят необходимыми документами, убедительной биографией, и вы начнете новую жизнь. Искать вас не станут, поверьте. Процент беглецов ничтожно мал, и власти предпочитают на них не давить.
   – Почему?
   – Лучше не доводить людей до отчаяния, иначе они могут сделаться опасными.
   – Но меня-то будут искать. Я бежал не с плантации.
   – Мы это учтем.
   – И многие прошли через ваши руки?
   – Человек тридцать – это за семнадцать лет. Практически все внедрились успешно. Некоторым была сделана пластическая операция, хотя требовалось это больше для их спокойствия… Ну, так как?
   – Пожалуй, вы меня убедили, – сказал беглец медленно.
   – Вот и отлично, – кивнул хозяин, но в его голосе беглецу почудилось разочарование.
 //-- 2 --// 
   Как и обычно, Эрик слегка опоздал – чтобы не толкаться на входе и не томиться ожиданием. Подобных ему нахалов при дворе находилось немного, и теперь Эрик мог вышагивать по гостевому тоннелю на полной скорости, не опасаясь ненароком обогнать кого-нибудь рангом выше. По сторонам, в многочисленных нишах, скучали Дворцовые стражники, сохраняя на физиономиях каменную неподвижность. После той злополучной засады юный Тигр посчитался уже со многими, для памяти пометив их косым крестом на лбу, но нескольких хитрецов не мог достать до сих пор. С особенной ловкостью избегал поединка насмешник-вожак – при том, что Эрик натыкался на него почти при каждом посещении Дворца и даже узнал его имя: Керкс. Кнут уже оставил на лбу имперца косой шрам, и теперь юноше не терпелось завершить рисунок. Хотя больше из азарта – злость давно прошла.
   На выходе из тоннеля четверо стражников с подчеркнутой учтивостью избавили Эрика от кинжала и скоренько оглядели на предмет выявления скрытых сюрпризов. Обыскивали здесь при малейшем подозрении, но Эрик никогда не доставлял имперцам такого удовольствия, а без повода они не смели трогать даже его. Впрочем, при желании Эрик мог бы их сильно удивить. Только зачем?
   Стражники расступились, и Тигр уже нацелился входить, когда его окликнули сбоку. Не спеша он повернулся и расцвел: ха, да это же Керкс – легок на помине!.. Вожак глядел на него из-за решетчатого окошка, точно из тюремной камеры.
   – Выходите, не бойтесь, – радушно позвал Эрик. – Меня уже осмотрели.
   – Ну, это не гарантия, – ухмыльнулся в ответ Керкс. – Хватит с меня ваших фокусов!
   – А кстати, – вдруг вспомнил Эрик, – как поживает наше чудище – ему уже залатали дыры? Он не похудел, бедняжка?
   – Послушайте, милейший, – негромко заговорил вожак, – кого вы из себя строите? Ведь вы такой же, как мы, и в Стражи угодили по недоразумению, до первой серьезной чистки. Или не знаете, что безродным закрыты в Империи все пути?
   – Кроме как в Дворцовую стражу – это вы имели в виду? – Эрик рассмеялся. – Любезный Керкс, меня лишили рода, это верно, – но кто сказал вам, будто я потерял честь?
   – Честь? – усмехнулся имперец. – Это такая детская болезнь? Или это игра, придуманная родовой знатью с жиру да скуки?.. Если первое, то вы подзадержались в отрочестве, милый мой, а если второе, то кто позвал вас в эту игру? Вам же нечего проигрывать, кроме жизни. Поверьте, для нас с вами подобные забавы – непозволительная роскошь…


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

Поделиться ссылкой на выделенное