Сергей Иванов.

Иное королевство

(страница 7 из 30)

скачать книгу бесплатно

   Некоторое время Гийом молчал, прислушиваясь к щебету подружек, бросая по сторонам острые взгляды. Конечно, вряд ли он подыскивал укромное место, чтобы прикончить опасного гостя, – так далеко его болезнь еще не зашла. Да и соображал парень для этого слишком хорошо. Но ведает ли он сам, зачем затеял прогулку?
   – Знаешь, над чем я думал последние часы? – спросил главарь вдруг. – То есть, если отвлечься от Изабель…
   – Ну?
   – Я сравнивал себя с королем. И не важно, отец мне Луи или нет. Но у меня тоже есть подданные, вверенные судьбой… или Богом… я в ответе за них. Разве нет?
   – В идеале – да, – осторожно подтвердил Светлан. – Скажем, Анджелла понимает это именно так. Беда в том, что иных примеров я не знаю. Конечно, флаг тебе в руки…
   – Ты говорил про резонанс, – продолжил Гийом. – Ясное дело, сильнее всего я ощущаю его к Изабель. Но ведь и к другим – тоже. Если мое королевство рухнет, я… умру. Так мне чудится.
   – Это ты к тому, что вместе с тобой Луи придется усыновлять твою братию? – подсказал богатырь. – Конечно, если король признает тебя.
   – При лучшем раскладе я смогу покинуть Озеро, лишь когда мои люди окажутся в безопасности. Это – без вариантов.
   – Капитан уходит последним, – кивнул Светлан. – Морской закон.
   – И озерный вдобавок. А значит, чтоб прояснить отношения с отцом, мне нужен посланник.
   – Тогда уж посол, – усмехнулся богатырь. – Ныне это ремесло – нарасхват.
   – Возьмешься, а? – прямо спросил Гийом. – Тебе – доверяю.
   – Во всем? – сейчас же зацепился Светлан. – Тогда позволь высказать суждение. Твои отношения с Луи, сыновьи или там вассальные, сейчас омрачает одно обстоятельство – похищение его племянницы. Это не лучшая основа для переговоров.
   – Если я вправду сын короля, все устроится, – сказал пират. – А если нет? Ведь Изабель не вернется ко мне, да? И что мне делать в этом случае: помирать?
   – Экий ты, братец, ранимый, – уязвил монах. – Чуть не по тебе – сразу в крайности. И как дожил до преклонных лет?
   Осклабившись без веселости, Гийом опять замолчал надолго, уводя отрядец все глубже в дебри, словно как раз такое окружение гармонировало с его внутренним раздраем. Тропок он не придерживался, шагал напрямик – лишь бы одежду не изорвать. И долго он собирается так бродить?
   Наконец их путь уперся в естественный предел – они опять вышли на берег. За неширокой протокой виднелся другой остров, столь же зеленый, но, похоже, необитаемый. Во всяком случае, отступать пиратам было куда… вот только моста недоставало.
   Вдоль воды извивалась тропинка – на нее Гийом и свернул, видимо, сжалившись над Изабель. Или причина в том, что его тянуло к Озеру?
   – Я просто хочу, чтоб Изабель привыкла ко мне, – опять заговорил пират. – Если не выйдет, неволить не буду.
   – И сколько на это потребуется? – откликнулся Светлан. – Девять месяцев, больше?
   Метнув на него хмурый взгляд, парень скривил губы в улыбке, больше похожей на оскал.
   – Заметил, да? – спросил он. – Ну ясно, ты ж кудесник! А сейчас начнешь талдычить про инстинкты да про то, что я ценю в подружке лишь потомство… Ну да, я хочу от Изабель детей.
Что в этом плохого?
   – Проблема та же: ты забыл спросить, чего хочет она. И какой жест, а? – усмехнулся монах. – Если не привыкнет, отпущу… предварительно поломав судьбу. Каково ей будет жить дальше, ты подумал?
   Против ожидания, главарь не взорвался, даже не возразил.
   – Если б я мог, – пробормотал он, глядя на воду. – Если б я мог…
   – Если бы юность умела, ага, – прибавил Светлан. – А «мочь» – это про стариков. Или, вернее уж, «немочь»… Кажись, это у тебя от Луи, – повернул он, решив не усугублять. – Бедняга король тоже озабочен продолжением рода. Может, ты и Бэллу возлюбил оттого, что одной крови?
   – Поначалу я хотел отомстить, – признался Гийом. – Кто ж знал, что увязну сам?
   – Как раз этот исход – не худший. Или не ведаешь, что мстители делаются похожими на тех, кому мстят? И главное, нашел, с кем сводить счеты!
   – Да все я понимаю – теперь, – отмахнулся парень. – Но вот что делать, не представляю.
   – А ты попробуй, отпусти Изабель, – предложил Светлан. – Хотя бы на время.
   – Под залог? – хмыкнул Гийом.
   – Под честное слово.
   – Ишь, хитрец!..
   – Разве не видишь, что она из тех, кто слово держит? Такая, понимаешь, вымирающая порода. Вернется по первому зову… если не запрут.
   – Н-нет, – покачал головой пират. – Я не могу рисковать. Только не здесь.
   – К тому ж через Бэллу будет проще держать с тобой связь. Резонанс – помнишь? Ведь и она тебя чувствует.
   – Говорю же: нет!
   – Сынок, ведь я могу забрать Изабель, попросту надавав вам тумаков, – даже если выставишь против меня всех, – кротко заметил монах. – Но нешто вам непонятны иные доводы, кроме дубины? Да разве ты сам правишь, полагаясь лишь на кулаки? Так испытай свою власть над ней!
   – Конечно, ты сильный чудодей, – сказал главарь. – И драчун знатный – тут не поспоришь. Но вот насчет всех…
   Он усмехнулся.
   – Опять не веришь, – посетовал паломник. – Мало я тебя убеждал?
   Ухватившись за толстый корень, точно за рычаг, он мощно потянул, в то же время навалившись плечом на ствол. Мускулы вздулись валунами, ряса затрещала под натиском богатырской плоти – и громадное дерево со стоном рухнуло, перегородив протоку.
   – Это вам, ребятки, не купцов грабить, – сказал Светлан, отряхивая ладони. – И не в стражников из-за кустов шмалить.
   Оглянувшись на своих парней, Гийом спросил:
   – Что, верзила, не хочешь испробовать на своей ряхе монашье благословение?
   – Да хоть сейчас, – недрогнувшим басом проревел гигант. – Видали мы, подумаешь!
   Да, в отваге Жофрею не откажешь. Он такой смелый, что пора лечиться. Безумство храбрых, ага. А уж певцов на них!..
   – И дурак, – констатировал главарь. – Вечно тебя заносит! Да от такой плюхи даже твой лобешник треснет, точно орех… Или все ж одаришь? – повернулся он к богатырю. – Ну так, в четверть силы, для науки…
   – Пусть сперва с моим учеником померяется, – проворчал тот. – И то, пожалуй, долго будет собирать кости. Это, ребятки, совсем не ваша лига – лучше не суйтесь. Мы из тех, кто в одиночку может биться с армией, – и это не бахвальство.
   Сверкнув улыбкой, Лора лихо повалила другое дерево, потоньше, наконец показав публике, на что годна. А распрямившись, указала Жофрею на соседнее, примерно такой же толщины: дескать, покажи, на что годен.
   Конечно, он не показал, даже пробовать не стал – все же хватило ума. То есть потом, без свидетелей, может, и попытается. Но сейчас-то зачем срамиться?
   – Засим позвольте откланяться, – произнес Светлан. – Полагаю, мы наконец пришли к согласию.
   – Но ты запомнил, о чем говорили? – спросил Гийом тихо.
   – До последнего слова. Считай, что выдал расписку.
   Надвинувшись на богатыря, юноша прошелестел:
   – Теперь ты отвечаешь за нее, понял? Передо мной… и перед Богом.
   – И перед собой, – добавил Светлан. – А это, поверь, куда значимей.
   И усадив обеих девиц себе на плечи, он повернулся и зашагал по воде, яко посуху, слегка проминая поверхностную пленку. Не забыл и о положенном нимбе, попросту сделав видимым ореол вокруг головы. Как говаривал геноссе Штирлиц, запоминается уход.
   Помедлив пару секунд, Агра сиганула с берега и поплыла рядом, повыше задирая морду. Как видно, она сообразила, что монах не собирается топать через все озеро. А проплыть километр-другой для нее не трудно. Хотя и мерзко, конечно. Какая киса любит купания?



   – Что-то поясница ноет, – пожаловалась Лора.
   – А нечего хвататься за мужские веса, – откликнулся Светлан. – Сила силой, но костяк у тебя девичий.
   – Может, потопчешься на мне?
   – Народное средство? – Он покачал головой. – Все ж такая туша!.. не навредить бы.
   Уже рассвело, и своим ходким шагом они убрались от Русалочьего Озера на десятки лье, с гарантией обставив любой отряд, который могли послать вдогон. Даже Агра притомилась и сейчас понуро плюхала рядом, на своей спине везя уснувшую Изабель. Впрочем, кошки никогда не отличались выносливостью.
   – Тогда полечи магией, – не отставала девушка. – Должна ж быть польза от домашнего чародея!
   – За эту ночь я истощил свои чары, – сказал Светлан. – Малость перенапрягся – еле до берега доплюхал. Чувствую себя пустым и гулким, как танкер после аварии.
   – А если б не хватило?
   – Ты что, плавать не умеешь? На магию надейся…
   – Все равно, тут нельзя транжирить.
   – Мне ли не знать!.. Вообще, лучше чудить часто, но понемногу, не опустошая себя. Иначе придется тяжко.
   – Почему это?
   – А тут как в тренинге: чем дольше перерыв, тем трудней набирать форму.
   Недолго помолчав, Лора спросила:
   – Слушай, а что ты пел насчет королевских корней Гийома?
   Поправив свесившуюся ножку Изабель, богатырь ответил, понижая голос:
   – Видишь ли, поначалу я лишь хотел сыграть на романтизме и тщеславии, присущим таким обормотам. Историйка-то впрямь увлекает. Не то чтобы я ее придумал – все факты имели место. Но чтоб на них выстроился такой сюжет!.. В нормальной жизни это случается крайне редко.
   – Ну, а потом?
   – А потом оказалось, что сию байку кое-кто принимает всерьез. Иначе с чего Людвиг настолько возжелал добыть Гийома, что не пожалел для этого собственной дочери?
   – Ведь пираты мешают меченосцам.
   – Когда парням помогало Озеро, они впрямь были занозой для ордена, но теперь… И ведь приор отпустил всех, кроме Гийома, – именно потому, что иначе его трудно было бы захватить живым. Значит, на него делают ставку не как на пирата. Кто же он тогда?
   – Королевский сын?
   – И единственный наследник Луи… если не считать самого магистра.
   – Странно, – сказала Лора. – С чего в Людвиге взыграли родственные чувства? Насколько его знаю, он предпочел бы убрать племянничка.
   – Да, – согласился Светлан. – В том случае, если б за ним никто не стоял. Но если этому некто Гийом показался перспективнее Людвига…
   – И кто это, по-твоему, – Зодиар?
   – Может, Зодиар. А может, и за твоим землячком кто-то прячется.
   – Что-то больно много тумана!
   – Наш путь во мраке, – кивнул он. – И оступиться на такой тропке… Лишь на свое чутье надеюсь. Ну, еще – на совесть.
   – А с чем ее едят, знаешь? – фыркнула девушка. – Или затем и напялил рясу, чтоб узнать?
   – С возрастом делаешься сентиментальным, – вздохнул Светлан. – То есть бить морды хочется как и прежде, но после об этом жалеешь.
   Тут им пришлось прерваться. Вдруг затормозив, Агра уставилась на людей красноречивым взглядом, сетуя на несправедливость.
   – Ладно, не нуди, – проворчал Светлан. – Не такая она и тяжелая.
   Но все же забрал Изабель на руки, уложив головой себе на плечо. Такой груз впрямь не тяготил.
   Очередной раз оглянувшись на дорогу, он сказал:
   – Слушай, милая, хочу предложить… Только не обижайся, ладно?
   – Ну? – спросила Лора сухо.
   – Пожалуй, тебе имеет смысл преобразиться в компаньонку знатной дамы. Нужные шмотки я добуду.
   – А что тут обидного? – удивилась она.
   – Да вас, девиц, не поймешь – из мухи сделаете слона! Должен я был перестраховаться?
   – Тоже, нашел девицу! – фыркнула силачка. – Конечно, Изабель не замаскируешь под парня – с ее-то формами. И на простушку она не похожа. Но вот обрядить меня в женское…
   – На мой вкус, твои формы не хуже, – искренне сказал Светлан. – Жаль, приходится прятать.
   – Не хочешь меня кувыркнуть? – засмеявшись, спросила Лора. – Как тебе нравится мой зад?
   – Божественный, – с готовностью признал он. – Лучшее из творений Господа… если не считать прочих твоих деталей. Но ты забыла о моем сане… и о нашей спутнице.
   – Да спит она, спит!.. А если б даже не дрыхла – по-твоему, после Гийома ее можно чем-то смутить? Теперь только дай.
   – Когда такая птичка вырывается из клетки, обратно загнать трудно, – согласился Светлан. – Лишь бы в разгул не ударилась. Ведь мы не пустим Изабель в другую крайность?
   Некоторое время они шагали молча, с интересом глазея по сторонам. Чем ближе делалось к столице, тем нарядней становились пейзажи, будто их подкрашивали. И встречные крестьяне выглядели побогаче, а от странных ходоков, запросто обгонявших всадников, шарахались с меньшим испугом. Зато и пялились откровенней. Особый восторг вызывала прекрасная дева, дремлющая на руках монаха. Но когда взгляды смещались на невиданного зверя, скользившего следом, глаза и вовсе грозили выпасть.
   – Забыть не могу старух, подсоблявших карателям, – неожиданно сказала Лора. – Божьи одуванчики, а? А ведь когда-то были молодыми!..
   – Хуже нет женщины, утратившей красу, или мага, лишившегося чар, – молвил Светлан. – Уж лучше быть бездарным изначально.
   Что-то его сегодня тянет на сентенции. Вошел в роль, да?
   – Для кого лучше? – сейчас же спросила девушка.
   – Для окружающих. И для самих, наверно.
   – И где ж ты набрался такой мудрости?
   – Я уже видел три мира, – ответил он, – считая два варианта своего, начальный и подправленный. Не пришлось бы для лечения здешних недугов отправляться на твою родину. Или тебя туда не очень тянет?
   Немного погодя проснулась Изабель, но еще минут пять нежилась в постели, составленной из богатырских мышц, лениво щурясь по сторонам и прислушиваясь к разговору. Затем попросила усадить ее на плечо – видимо, для лучшего обзора.
   Перед вступлением в очередное селение Светлан напрягся и выудил из чьего-то далекого, зато довольно пухлого кошелька с десяток золотых монет, сразу передав их в распоряжение Лоры. Денег как раз хватило на покупку пары мулов и скромного подобия роскошного платья Изабель. Конечно, не гоже богатырю подражать карманникам, но до королевской казны Светлан сейчас не смог бы дотянуться.
   Выехав из поселка, они завернули в ближнюю рощу, где Лора живо переоделась, изумив Изабель своей великолепной наготой, и возобновили путешествие, выстроясь по-иному. Теперь Светлан вышагивал меж всадницами, ухватив мулов под узды, а громадная кошка трусила за ним вплотную, вынуждая бедных животных ишачить в полную силу. Со стороны даже казалось, будто это они увлекают монаха за собой. Скорость продвижения упала, но теперь это было не страшно.
   Короткий сон пошел Изабель на пользу. Ополоснув личико в подвернувшемся ручье и подкрепясь лепешками, купленными в придорожном трактире, девушка светилась яркой красотой, пока не требовавшей подкраски.
   Но Лора рядом с ней не потускнела. Удивительно, как пошло силачке новое облачение и сколько царственной женственности явилось из-под мужской одежды, ныне увязанной в тюк. Бронзовая ее кожа сияла свежестью, а вся фигура лучилась здоровьем, и встречных крестьян это влекло даже больше.
   По пути Светлан расспрашивал Изабель про столичные порядки, пытаясь выведать про Луи подробности, коих еще не знал. Затем речь зашла об извечной проблеме – родителей и детей… точнее, папы и дочки. И, оказалось, один тезис девушке вдолбили накрепко:
   – Но я же обязана почитать отца!
   – За то, что он торгует тобой, точно дешевый сутенер?
   – За то, что дал мне жизнь.
   – Это по римскому праву родители могли распоряжаться жизнью ребенка, но римляне-то были язычниками!.. Жизнь дается Богом, моя куколка, и лишь он волен решать, как жить и когда умирать. А кто посягает на его прерогативы служит Сатане. Увы, твой папаша тоже.
   – Простите, святой отец, – сказала Изабель твердо, – об этом не мне судить.
   – Хорошо, оставим казуистику, – уступил Светлан. – Никто не требует предавать папеньку. Но защищать себя ты должна?
   – От своего родителя?
   – От любого, кто пытается подмять.
   – Ну, предположим, – поддалась теперь она. – И что из этого следует?
   – Попроси защиты у Луи. Почему-то мне кажется: он не откажет. А без такого тут не обойтись – конечно, если не хочешь в монахини.
   Вот монастырь девушку не привлекал совершенно. Ведь только успела отведать пиратской вольности!.. И все ж она усомнилась:
   – «Почему-то», «кажется»… Довольно зыбко, нет?
   – Здесь ведь не сбербанк – гарантий не дают. Но если хочешь, за тебя вступимся мы. Хотя этот вариант жестче. У короля-то все права, а у нас – лишь сила. И если наломаем дров…
   – Нет, лучше обратиться к дяде, – поспешно отказалась Изабель. – Насколько знаю, он не жалует орден, а своими воззрениями даже схож…
   Она замялась.
   – С Гийомом? – подсказал Светлан.
   В копилку, в копилку…
   – Удивительно, правда? – смущенно улыбнулась девушка. – Какой-то озерный пират – и король великой страны, почти император!..
   – Ну, функции у них близкие: стричь трудяг. А если поменять местами, неизвестно, кто управится лучше. Жаль, они не близнецы, даже не одногодки.
   И даже не братья, прибавил мысленно. Всего лишь отец и сын, хм. Осталось убедить в этом Луи… а после и самому поверить.
   – Хорошо, – сказала Изабель. – Предположим, дядя возьмет меня под свою опеку – пойдет наперекор брату, рискуя рассориться с орденом… Но вот что дальше? Ведь и король захочет распорядиться мной к своей выгоде.
   – Для этого он слишком ценит родичей, – возразил Светлан. – Конечно, слабость непозволительная для самодержца…
   – И с лучшими намерениями дядя выдаст меня за кого-нибудь из своих вассалов или за принца-соседа – так принято в монарших домах, таков порядок!.. Разве будет поразборчивее отца.
   – А тебе не хочется? – усмехнулся он. – Ну, во-первых, тут много зависит от твоего упорства. Луи не Людвиг – в застенок не отправит, даже не станет голодом морить…
   – Во-вторых?
   – Может, замужество не такая плохая вещь? Ты не спеши, дочка. Сперва сделайся любимицей короля, а после сможешь вертеть им как захочешь – понятно, в пределах разумного.
   – Но я не хочу в мужья никого, – заявила девушка. – Мне никто не подходит, понимаете? А Луи такого не примет – для него это как раз за пределами.
   – И чем тебе не угодили мужчины? – удивился Светлан. – Только не говори, что тебя тянет к своему полу.
   – Боже мой, разумеется, нет! Просто хочу дождаться того, кто устроит меня полностью.
   – Довольно странно для принцессы, а? – не поверил он. – Ой не темни, девочка… или найди себе иного духовника. А то не знаю, что тебя гложет!..
   – Если знаете, к чему вопросы? Ведь из таких ситуаций не бывает выхода… Господи, – вскричала Изабель вдруг, – как я ненавижу его!
   Ну, это и мы проходили. Шаг вправо, шаг влево… главное, что один.
   – А за что? – мягко спросил монах.
   – Ведь всю жизнь искорежил!..
   – Или повернул? Вот представь, где б ты была сейчас, если бы не Гийом… чем бы занималась, кто бы тебя окружал… Скучища! И как славно ехать по дороге в теплой компании и не ведать, что ждет за следующим изгибом… Впрочем, это лирика, – оборвал он себя. – Но я не помню случая, чтобы не находился выход. Как правило, их даже несколько. Другое дело, что разглядеть решение бывает непросто. И даже разглядев, часто недостает духа воспользоваться.
   – Что вы предлагаете? – спросила девушка. – Вернуться к Гийому?
   – А почему ты уверена, что к нему не вернет Луи? Это не так фантастично, как тебе мнится.
   – Да, если живешь в сказке. Но это чудо даже вам, отец, вряд ли по силам.
   – Иной раз жизнь отчебучивает такое, что кудесники отдыхают, – молвил Светлан. – Не исключено, король сам возжелает вашего брака.
   – А если я позволю себе усомниться в этом?
   – Ну, если ты такая глупышка, что не принимаешь добрых советов…
   – Вы хотели сказать «дура»? – показала она зубки.
   – Что хотел, то и сказал. Зачем усугублять?
   – Но ведь я сама выбрала вас в свои наставники, – напомнила Изабель.
   – Мало найти колодец, надо суметь из него напиться, – разродился монах очередной сентенцией.
   – Хочу блистать при дворе, – неожиданно сказала она. – По-вашему, это глупо?
   – По-моему, женщины вообще редко поступают разумно.
   – Об этом и мой отец толковал, – откликнулась дева, потупив глазища.
   Лестное сравнение, ага…
   – Видишь ли, сестренка, – вмешалась Лора, не утерпев, – у святого папеньки, похоже, обида на прекрасных нас. То есть нашу прелесть он признает всеми конечностями, но в уме отказывает.
   – Могу утешить: умные мужчины тоже наперечет, – сказал Светлан. – Хотя за нашу глупость платить приходится как раз женщинам.
   Около полуночи наконец сделали привал – к радости измученной Агры. Да и прекрасная Изабель уже притомилась. Ночка выдалась тихой, так что подыскивать радушный дом не пришлось – хватило елового шалаша. Возвели его невдалеке от дороги, на песчаном пляжике симпатичной реки, прикрывшись от чужаков деревьями. Перед входом разложили уютный костер, с другой стороны заслонив огонь старым баркасом, найденным в ближних кустах. Расседлав мулов, пустили их пастись вдоль реки, на всякий случай стреножив.
   Отужинали рыбацкой ухой, для которой Светлан надергал лещей из прозрачной воды, а Лора собрала подходящих кореньев и душистых трав, произраставших вокруг в обилии. Супец вышел классный, но Агру больше устроила сырая рыба. А наевшись, кошка тотчас завалилась спать, наверстывая упущенное.
   Потом неугомонная силачка увлекла Изабель купаться – при том, что вода вовсе не была теплой. И даже подбила аристократку на наготу, мотивируя, что монахов, как и врачей, можно не стыдиться. Картинка получилась редкостной – хоть сейчас на полотно. (Или, еще лучше, на пленку… если б удалось ее доставить сюда.) Две эти красотки, словно подобранные по контрасту, даже мертвого могли поднять с одра.
   Пока девицы сохли, завернувшись в просторные юбки, Светлан тоже окунулся, заодно простирнув рясу. Затем примкнул к подружкам, улегшись на еловое ложе рядом с костром. Сухие ветви тихо потрескивали, превращаясь в головешки, над пламенем вился бледный дым, возносясь к звездам, – хорошо!.. И две прекрасные девы, лопатками привалившиеся к Агре, разлегшейся прямо на песке, а ступни гревшие о мужчину, точно о второго зверя.
   – Настало время вечерней проповеди, дщери мои, – заговорил монах умиротворенно. – Ибо обращаться к Господу лучше, когда не отвлекает ни голод, ни заботы, а спешить некуда.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Поделиться ссылкой на выделенное