Сергей Иванов.

Иное королевство

(страница 3 из 30)

скачать книгу бесплатно

   Судя по движениям, главарь был крепок и ловок, точно леопард, но в его команде имелись и здоровей – так что брал он, видимо, не только силой. А больше всех выделялся ражий детина со зловещей веселостью на бородатом лице, силач-самородок под три метра ростом и надлежащей ширины. Держался он вблизи предводителя, словно бы взялся его охранять, и прямо-таки излучал угрозу.
   – Шикарная закусь, – оценил главарь, разглядывая блюда. – Пахнет-то как!.. И посуда, а? Тарелки – фарфор; вилки сияют. Как полезно, оказывается, быть чародеем!
   – Ты так уверен, что все это я наколдовал?
   – А тут не надо быть семи пядей, – хмыкнул парень. – Когда вас видели последний раз, с вами даже котомок не было. И вдруг – такое обилие!
   – И кто же настучал? – спросил Светлан, пристально на него глядя. – Небось, трактирщик?
   В глазах главаря мелькнуло замешательство. Но взгляда не отвел – молодец. После паузы он произнес:
   – Слух пришел, будто в Междуречье ты вызвал винный дождь…
   – И град луковицами, – хмыкнула Лора.
   Гость покосился на лук, рассыпанный по траве, затем прибавил:
   – Упоить целое войско – это лихо!
   – Да там было-то с пару тыщ, – пожал плечами Светлан. – Какое ж это войско?
   – Еще и скромник, ого!.. Мне это нравится.
   – В других, верно? А как насчет щедрости? Любишь, когда отдают последнее? Или забираете вместе с жизнями?
   – Мы ж не дурни, чтобы резать несушек, – сказал главарь. – Поначалу, правда, навели шороху – стольких пустили рыбам на корм!.. Торгаши от нас наплакались, а посланные каратели редко уползали живыми. Зато ныне… Плати положенную мзду и плыви без страха. Мы теперь не пираты, – осклабился он. – Мы – таможня. А тут – наша маленькая страна.
   – Но гордая, да? – усмехнулся Светлан. – Ведь нам нечем платить, добрый человек. Видишь: даже штаны не ношу. И без сапог.
   – Ну, сандалии-то у тебя знатные! И ряса шита не из дерюги.
   – Что ж мне дальше, голым топать? Негоже быть таким алчным!
   – Дело не в жадности – в порядке. Одному дашь послабление, второму…
   – Да чего цацкаться с ним? – вступил здоровяк. – Он уж макнулся в Озеро, стало быть – наш. Пусть платит шмотками или шкурой. Или пускай мальца отдаст.
   – К мальчикам тянет? – поинтересовался Светлан. – Нравится подминать под себя, да? А остальные это одобряют?
   – Я ворочу, что хочу, – гордо объявил бородач. – Мне никто не указ!
   – Анархист, стало быть. А как быть с тезисом, что твоя свобода кончается у моего носа? – спросил Светлан опрометчиво.
   – А щас поглядим, – ухватился разбойник, радостно гыкнув. Чуть поднявшись, он метнул кулачище в лицо монаха, разгоняя до убийственной скорости, – таким ударом можно и носорога свалить.
Но кулак просвистел мимо головы, даже не содрав кожи.
   – Что ж ты промахнулся, человече? – кротко сказал Светлан. – Цель-то вроде не мелкая.
   – Дурила, – проворчал главарь. – Он стрелы на лету ловит… Фокусник!
   – Я и мысли читать умею, – откликнулся Светлан. – Не веришь?
   Сдвинув брови, он вперился в глаза предводителя. Напрягшись, тот с вызовом встретил взгляд, усмехнулся насмешливо:
   – И что видишь?
   – А ведь тебе заказали нас, добрый человек, – молвил монах. – Сказать, кто?
   В первый миг главарь растерялся.
   – Нет! – выдохнул он, с трудом разрывая взгляды. И сразу поправился: – Да кому ты сдался, чтоб тебя… Додумался, ишь!
   Однако глазами попросил… даже потребовал… закрыть тему. Ну, как желаешь.
   И тут опять проявил инициативу верзила.
   – Эй, шкет, – велел он, – подь сюда!
   Вообще Лора была высокой – для девушки. И вовсе не хрупкая на вид. Но рядом с этим гигантом… Не из Междуречья ли его занесло сюда? Смахивает на полукровку – то бишь полуогра.
   – Что за олухи, – пробормотал Светлан лишь для ее ушей. – Да твою женскую сущность я углядел бы под любым тулупом. Пропорции, грация!..
   – Просто ты привык к девам в штанах, – пояснила Лора чуть слышно. – А здесь за такое могут и на костер.
   – Я привык смотреть в суть, – возразил он. – А эти… заблудшие… судят по упаковке. Даже в лик не вглядываются.
   – А что им пялиться на пацана? У них другие пристрастия.
   – Ну-у, в этом я не уверен!..
   – Слышал, чего сказал? – возвысил голос бородач. – Живо, ну!
   – Зачем? – откликнулась Лора, поглядев на него с презрением. Сейчас она говорила баритоном – чтобы добавить мужественности своим тонким чертам. При ее богатом голосе это было нетрудно.
   – Зачем – не твоего ума дело. Будешь сполнять, что велю.
   – Сдался ты!..
   – Че-е?! – взревел гигант, привставая вновь.
   Что ж ему не сидится-то? Такой большой, мощный… а озабочен.
   – Эй, – вмешался Светлан. – Ведь это мой ученик и послушен лишь мне.
   – Не лезь, святоша! – рыкнул разбойник. – Еще плюху хочешь?
   – Ведь не попадешь.
   – А ты не ловчи, раз чудодей!.. Покажи, на что годен.
   – Жофрей, не нарывайся, – предостерег главарь. – Это ж не сельский знахарь и не предсказатель погоды – он сам ее делает.
   – Меня колдовство не берет, – похвалился гигант. – Не дрейфь, Гийом!.. Большая сила все переломит.
   – В богатыри метишь? – Светлан вздохнул. – Дерзок ты, парень, гордыней обуян… Ну, сговорились: уворачиваться не буду, – кивнул он. – Попытай удачу еще раз. Но советую в этот раз бить несильно.
   Конечно, здоровяк не послушал – саданул со всей дури. Светлан не шелохнулся, не вздрогнул даже. Зато у громилы голова мотнулась назад, будто он нарвался на встречный, а разбитое лицо окрасилось кровью. Но это лишь вернулся его же удар.
   – Хотел причинить зло ближнему? – с кроткой улыбкой спросил монах. – Так почувствуй, как это больно… Убери меч, болван! – прикрикнул он, сбиваясь со стиля. – Смерти ищешь?
   – Усохни, дылда! – велел Гийом. – Совсем мозги растерял?
   С неохотой Жофрей повиновался, убирая в ножны выхваченный клинок. До сих пор он, видимо, отлично обходился без ума, следуя известной пословице. Но все хорошее заканчивается, рано или поздно.
   – Ну, размялись малым чудом, можно и на крупное посягнуть, – молвил богатырь, наконец вставая. – Говорите, за переплыв налог положен? А если мы перейдем?
   – По воде, что ли? – хмыкнул главарь. – Тогда – задаром.
   Туман уже развеялся вечерним ветерком, и за озерной гладью вновь открылся остров, густо поросший раскидистыми деревами и пышным кустарником, один из множества в озерном лабиринте, где так вольготно жилось пиратам.
   Светлан с сожалением вздохнул. Прерывать трапезу не хотелось. Насытиться он не успел, а от зарумянившейся кабаньей туши уже струился аромат – на диво приятный. Но из-за стола и следует вставать голодным… тем более монаху. А в одолении искусов не было бы заслуги, если б к ним не тянуло. Вот научиться бы питаться воздухом, как Старшие эльфы!.. Собственно, почему нет? Углекислоты там в достатке.
   Прищурясь, Светлан оглядел пиратов, с ожиданием уставившихся на него.
   – Следуй за мной, отрок, – велел Лоре. – Посрамим неверов.
   Приблизясь к берегу, он шагнул в воду, и озеро стало расступаться перед ним, как море перед Моисеем. Светлан уходил глубже, размеренно ступая по обнажившемуся дну, устланному скользкими водорослями, а по его бокам вздымались прозрачные стены, за которыми сновали рыбы.
   – Осторожней, – предупредил он, повернув голову. – На рака не наступи. Божья тварь как-никак.
   Девушка послушно переступила через ошалелое членистоногое. Кажется, она тоже вошла в роль… ученика чародея? Может, ее и впрямь подучить? Или такому не учат?
   Дно уже поднималось, а водные массивы по сторонам, соответственно… Вскоре парочка глубокоходцев вернулась на сушу, очутившись на острове.
   – Слава богу, тут мелко, – молвил Светлан негромко. – Моря я бы не осилил.
   – Это пока, – откликнулась Лора. – Насобачишься еще.
   Все ж хорошо, когда в тебя верят, – можно такого натворить!.. Потом не расхлебают.
   Он развернулся, с интересом озирая ров, проложенный в жидкой среде. Уровни уже слегка рознились по высоте, указывая на слабое течение, а с одного боку разливалась вода, затапливая берег. К счастью, тут не река – не то пиратам пришлось бы искупаться.
   Внезапно из-за кустов вымахнула Агра. Темной молнией скользнув меж оцепенелых людей, она пронеслась по водному оврагу и через секунду уже стояла рядом со Светланом, насмешливо скалясь.
   – Что, ушла опасность? – спросил тот. – У-у, кошачья натура!..
   Небрежно он щелкнул пальцами, и странный овраг схлопнулся, будто не было. Лишь волны разбежались, но и те улеглись быстро.
   – Твоя взяла, – нехотя признал главарь. – Так и быть, от подати свободны.
   Что называется, крепкий орешек!.. Другой бы уже валялся в ногах.
   – Спасибо, родной, – сказал Светлан. – Так мы пошли?
   – Уж лучше сами доставим тебя, куда хочешь, – не то все Озеро переполошишь.
   – На ту сторону? – уточнил монах.
   – Сперва к нам в лагерь. Ты угощал нас – теперь наш черед.
   – А глаза не станете завязывать?
   – Какой смысл? Ты же чародей!
   Быстро погрузившись на плот, пираты переплыли протоку, приняли с островка пассажиров, включая Агру, и устремились в глубь озера, почти невидимые в сумраке ранней ночи.


   Все ж это оказался не плот. Но на обычное судно такая конструкция мало походила – скорей на огромное корыто с плоским дном и низкими бортиками. Взамен весел применялись колеса с лопастями, встроенные прямо в дно, а разгоняли их сами пираты, выкладываясь от души. (Недаром они такие налитые.) И по воде посудина скользила ходко – именно скользила, бесшумно и невесомо, словно была обтянута пленкой. Для усеянного островками озера, где почти не бывает больших волн, а от налетевшей бури всегда можно укрыться, этот кораблик вполне годился. К тому ж он оказался неплохо вооружен: пара катапульт возле кормы и громадный арбалет на носу, видимо, применяемый для абордажа, чтоб загарпунить подвернувшуюся жертву.
   Попетляв по протокам, пираты доставили гостей на обширный остров, затерявшийся в гуще других, и здесь обнаружилось целое поселение, смахивающее на небольшой город. И составляли его вовсе не землянки или шалаши. Большинство домов были выстроены из камня, некоторые даже могли считаться роскошными – конечно, по местным меркам. Похоже, пираты плохо представляли, что делать с богатством, свалившимся на их юные головы, а потому пускались кто во что горазд. Кому-то нравилось наряжаться, другие обожали изысканную снедь, третьи коллекционировали оружие или посуду, иные даже завели слуг, хотя вряд ли особенно нуждались в них. И чтоб покупать симпатии окрестных жителей, денег у пиратов хватало с лихвой – так что о приближении карателей или появлении подозрительных чужаков их извещали охотно.
   А вот путешествовать с шиком здешние парни вряд ли могли себе позволить – слишком многие в стране точили на них зубы. Пока что ребят не влекли дальние края. Но наступит день, когда им захочется выйти из тени, – и что тогда?
   По традиции, видимо, еще не успевшей приесться, сборища пиратов проводились под открытым небом – в самом центре поселка, вблизи кряжистого дуба, простершего могучие лапы едва не на всю площадь. Место озаряли факелы, прикрепленные к стенам ближних домов. Вплотную к дереву придвинули кресло, явно претендующее на роль трона, но столы, как это принято в разбойной среде, установили в громадный круг – этакое смешение авторитарного правления и дикой вольницы. Формально-то главаря здесь должны выбирать, но вот по факту… Разве с таким молодцом, как Гийом, сможет кто-то соперничать?
   Людей собралось больше сотни. Стариков не было – сплошь молодежь, шумливая, беззастенчивая… что само по себе и не плохо. А развлечения тут любили, судя по числу скоморохов и менестрелей, снующих среди вооруженных крепышей и поджарых девиц, нередко выглядевших не менее опасными.
   Окруженный подручными, главарь проследовал к центральному креслу, уверенно расселся. Гостей он разместил невдалеке от себя. Затем быстро огляделся, будто искал кого-то. Высмотрев в толпе нежнокожую брюнетку, даже здесь выделявшуюся свежей красотой и шикарным нарядом, поманил к себе пальцем.
   Нехотя та подошла, с той же неохотой присела у его ног, храня на холеном лице брезгливую мину. Девица была юной, но уже обзавелась всеми округлостями, положенными по здешним канонам. Уж такие бедра не спрячешь под брюками, и бюст выдаст сразу, сколько ни перевязывай. И ведь не назовешь пухлой – талия на зависть.
   – Итак, братья, – сейчас же заговорил главарь, явно подражая светским речам, подслушанным невесть у кого, – сегодня нас посетил чудодей, о коем столько пели доверчивые крестьяне. И должен признать, на сей раз они угодили в точку: это и впрямь сильный маг.
   Ага, весь вечер на арене… к тому ж без намордника. И чего ждут от именитого гостя: концерта по полной программе? Добрый дедушка Мороз нам пода-арочки принес – просим, просим славного старикана!..
   – Насчет прочего не скажу, – продолжал Гийом, – но воды Озера перед ним расступились. А наш добрый Жофрей по его милости поколотил сам себя… чего, насколько знаю, громиле желали многие.
   В толпе заржали, вполне одобряя выходку чародея. А гигант лишь угрожающе щерился по сторонам, не зная, как реагировать.
   – Под «прочим» ты разумеешь винный дождь? – с презрительной улыбкой вставила брюнетка. – Сколь ни разбойничай, а даровая выпивка самая сладкая, верно?
   – Это девиц ценят за сладость, – возразил главарь. – А вино – за крепость. И уж тут с небесным нектаром не сравнится ничто.
   – Тогда я вываляюсь в соли, – заявила красотка, – а тебя попотчую уксусом. Устраивает?
   Вот тут покатились все, включая Гийома. Похоже, главарю нравилась ее дерзость. И у кого еще найдется такой смазливый шут? Вдобавок годный не только для шуток. А девушка наверняка это чувствовала, искусно играя на потайных струнах и продолжая сыпать колкостями. Причем высмеивала не только Гийома – его дружкам тоже доставалось.
   И кто кого тут пытается укротить?
   Затем Светлану все же пришлось разродиться чудом, из озерного ила переместив прямо на пиршественный стол чудовищного сома, заросшего мхом и даже вроде покрытого плесенью, уже помирающего от старости – судя по тому, как вяло прореагировал он на такую шутку. Зато пираты взревели от восторга, девицы визжали, опасливо тыча когтистыми пальчиками в бедную рыбину. Бесхитростные души – много ли надо им?
   Сжалившись, Светлан вернул сома обратно, пока того не стали свежевать, и понемногу страсти улеглись. Вполне ублаженная демонстрацией, публика вскоре забыла о чудаке-монахе, увлекшись едой и довольно убогим представлением, уже раскручиваемым по центру площади, точно на арене.
   А Светлан куда с большим интересом глазел на зрителей, резвящихся как дети и напропалую крутивших шашни, не отходя от столов. Скромность тут не котировалась, а вольность нарядов проистекала, видно, от совместных купаний – здесь-то едва не все земноводные, как на Таити. Многие из этих ребят, наверно, и росли вместе, давно отвыкнув стесняться друг друга. А прочие подстраивались под старожилов.
   И все же в их веселье ощущалась натужность. Чего они усердствуют так, о чем стремятся забыть? Что за чуму прикрывает этот пир?
   – Ты решил вовсе прекратить есть? – тихо спросила Лора, придвигаясь ближе. – Ну скушай шмат – за Анджеллу, за Жанну… за меня.
   – Уж за себя ты сама справляешься, – усмехнулся Светлан. – Кто-то заметил: «Художник должен быть голодным». А что тогда говорить о маге?
   – Чего ж не остерегаешь? Вроде в твоих учениках хожу.
   – Я не даю советы, когда о них не просят. По крайней мере стараюсь этого не делать.
   – Значит, не ждешь от меня многого?
   – Нельзя научить тех, кто сам не хочет, – изрек он новую сентенцию. – А в тебе я пока не вижу желания. Вот как созреешь…
   – Если, – поправила силачка со смешком. – Вот мне совмещать вряд ли удастся. Уж лучше быть хорошим воителем.
   – Да что ж в них хорошего-то?
   – Ну, опять!..
   Созерцая публику, Светлан не выпускал из поля зрения прекрасную брюнетку – тем более что и та бросала на него взгляды, в которых сквозило не только любопытство. Улучив момент, красотка улизнула от своего господина и, проскользнув за спинками кресел, спряталась за массивной фигурой монаха.
   – Отец мой, – обратилась к нему еле слышно, – вы сможете меня исповедовать?
   С сожалением Светлан покачал головой.
   – Увы, дочка, – прошептал в ответ. – Я ведь самозваный монах, к тому ж не католик. Собственно, я даже не христианин – у меня собственная конфессия, где я разом священник и прихожанин.
   Действительно, жаль: кому ж не хочется утешить такую кралю? И поведать ей найдется что.
   – Все равно – люди говорят: на вас Божья благодать, – заявила девушка к изумлению Светлана. – Значит, через вас меня услышит Бог. Прошу вас, отец!
   – Ну, если ты веришь в это, – пожал он плечами. – Помочь-то я рад.
   Большего ей не требовалось. В конце концов, почему не излиться сочувствующему и понимающему встречному, даже если тот не иерей?
   – Я – Изабель, дочь Людвига Лоранского, наследного принца Нордии, герцога и кардинала. Гийом захватил корабль, на котором я плыла в соседнее королевство, дабы выдать замуж за тамошнего наследника. И как ни сопротивлялись солдаты, пираты перебили всех, а за свою жизнь я заплатила девственностью, предназначаемой вовсе не безродному бандиту.
   – А родовитому, да? – не сдержался Светлан. Но тут же прибавил: – Сколь это грустно, дитя мое! В жизни так много жестокости, а беспечность знати обращает простолюдинов в зверей… Впрочем, по неопытности я, кажись, путаю исповедь с проповедью. Говори дальше, дочка, я слушаю. Итак, ты сделалась любовницей здешнего главаря?
   – Чтоб выжить, мне пришлось избрать меньшее зло. И пока я не наскучу Гийому…
   – А когда наскучишь?
   – Тогда утоплюсь – сразу. Уж лучше примкнуть к русалкам…
   – Ведь это противно твоей вере, – не одобрил монах. – И твоей природе – тоже.
   – Но что делать, отец? Если Гийом швырнет меня своим бандитам, как кость – псам… Это убьет во мне душу еще надежней. Что мне делать? – повторила Изабель.
   – Надеяться. Если не запаникуешь до срока, Бог не оставит тебя.
   – Похоже, Бог давно обо мне забыл. С тех пор, как бросил в объятия Гийома.
   – Разве тебе плохо с ним? Парень-то видный. К тому же богат, как немногие из вельмож.
   – Это дьявол! – сказала она резко. – Он разбудил во мне похоть – в первую же ночь. Ему даже не пришлось применять силу.
   Как увлекательно, оказывается, быть духовником – иной раз такое услышишь!.. Ну-ка, ну-ка, давай с подробностями.
   – Выходит, было, что будить, – заметил Светлан. – А если это твое естество, к чему подавлять? Наверно, Гийом и потом тебя не принуждал?
   Изабель вспыхнула – то ли от стыда, то ли от гнева.
   – Это вон Жофрей – зверюга без затей, насилует пленниц, точно вино лакает, – процедила она. – А Гийом, как кот, любит играть с добычей. Ему важней привязать девицу к себе – вот этой властью он упивается!..
   – Ведь тут вы в равных условиях, – сказал исповедник. – Или пират умней дочери принца? Или ты проявила слабость и впустила «безродного бандита» в свое сердце? Загляни в себя, милая, – если вправду хочешь открыться Богу.
   – Господи, – вырвалось у девушки с рыданием, – да если б отцу не стукнуло в голову выдать меня за Адриана!.. Или, по крайней мере, отправил бы сушей. Ведь ничего этого не было б, правда?
   Заинтересовавшись, Светлан выспросил у Изабель детали ее пленения, а заодно и предшествующие события, – чем немало удивил девушку, зато своим подозрениям добавил пищи.
   – Не терзайся тем, что не состоялось, моя куколка, – сказал затем. – Господь живет внутри нас, и потому не важно, на какую тропу мы угодим, – все равно пойдем по жизни, как велит натура. Думаешь, с Адрианом было бы лучше? Ведь он даже не вполне мужчина, если хочешь знать. А тебе, с твоей пламенной кровью… Нет, не жалей!
   – Откуда вы знаете, отец мой? – не утерпела девушка. – Про Адриана?
   – Друг поведал, – улыбнулся он. – Некий король Артур. Слыхала о нем? Уж он не соврет.
   – Все же Адриан – принц…
   – Конечно, после монастырского пансиона пойдешь за любого, – сказал Светлан. – Но если б ты могла выбирать, кого бы предпочла?
   – Ведь у Гийома подлая кровь – сын русалки, прижитый невесть от кого. Мой отец никогда…
   – Ну, положим, мать родила Гийома до того, как сделалась русалкой, – возразил Светлан. – Так что он во всяком случае человек – и не из худших, верно? А что до его отца… Может, твой дружок не так и прост, а?
   – Но что с моими грехами, святой отец? – спохватилась она. – Вы отпускаете их?
   – Бог с тобой, милая, какие у тебя грехи!.. Разве кому-то от твоих деяний стало хуже? Если ты виновна, то уже заплатила сполна… А хоть догадываешься, чем?
   Изабель ответила озадаченным взглядом. Что-то она, возможно, подозревала, но в ее возрасте и при таких пробелах в образовании… Ладно, это обождет.
   – Кажись, Гийом уже по тебе скучает, – сообщил монах. – Пусть и дальше мнит, что ты у него на крючке. А время покажет, кто из вас лучший рыболов. Только не дергай, ладно? Не то рыба сорвется. Иди, дитя, и да пребудет с тобой моя любовь!..
   – Нехило завернул, – пробурчала Лора, когда Изабель упорхнула. – Даже меня пробрало.
   – Дело не в словах, – возразил он. – Но когда их наполняешь искренним чувством…
   – То есть ты вправду ее любишь?
   – Как дочь, – пояснил Светлан. – Я ж не поп, чтоб бросаться такими фразами.
   – А меня – как сестру, да? Развел, понимаешь, семейственность!
   – Что делать, – сказал он, – у меня большое сердце.
   – Или больное? – съязвила Лора. – Выходит, Изабель мне племянница? А ведь почти ровесницы.
   – У тебя опыта больше. А кого познала она, кроме Гийома?
   – Да уж, я понюхала жизни!.. Слушай, а ты смог бы полюбить сестру страстно? Про дочь не спрашиваю.
   Со вздохом Светлан признался:
   – Я думаю над этой проблемой.
   – О, уже сдвиг!.. Выходит, есть надежда?
   – Вот если б ты не была моим учеником, а я – благочестивым монахом…
   – О боги, – вздохнула теперь она.
   И умолкла, потому что к ним уже направлялся Гийом, успевший о чем-то поговорить с Изабель, а заодно схлопотать свежую порцию насмешек.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Поделиться ссылкой на выделенное