Иван Тропов.

Крысолов

(страница 4 из 37)

скачать книгу бесплатно

Стас вздохнул и достал телефон.

И две серые лапки тут же метнулись к нему:

– Ыпа! Ыпа!

Стас отдернул руку с мобильником, поднял его повыше.

– А вот и не ыпа. Обойдешься. Хотя…

Может быть, Живодеру сейчас звонить и не стоит.

Через два дня опять надо будет препроводить его на площадь для очередной сделки. Тогда лучше и переговорить. Как бы между прочим. Как о крошечной мелочи.

А то когда просьбы о помощи идут главным блюдом, сразу ощущение, что речь не о мелком одолжении, а вопрос жизни и смерти. Некуда пацану деваться, и сейчас из него можно веревки вить, и пожестче выкручивать, пожестче, не промелочить с условиями… И уж Живодер-то не промелочит, нет.

Или, еще хуже, вдруг решит, что раз Крысолову требуется серьезная помощь, дело запахло паленым. И лучше подрубить все концы, от греха подальше, чтобы Крысолов не утащил на дно вместе с собой… Это Живодер тоже может. И еще повезет, если концы просто подрубят, а не зачистят…

Значит, решено. Не сейчас, а послезавтра. Живодер притащит список встреч на следующий месяц. Сам будет немножко просителем. И вот тогда-то и заведем разговор – может, сделать вид, что захотелось в пригороде пожить? Просто вот блажь в голову ударила, тишина и запустение поднадоели…

Да, лучше так. А пока заняться тем, что сделать надо сейчас.

Стас убрал мобильник. Серый, следивший за трубкой, как кот за мышью, мрачно поглядел на него. Потом отвернулся, заерзал, заерзал… Попытался свернуться клубочком, но сиденье было слишком мало для этого.

– Спать хочешь?

Серый душераздирающе зевнул, рискуя вывернуть челюсть.

– Ты же только три часа назад проснулся! Сурок обжорливый…

Стас поднял Серого и переложил на заднее сиденье. Стянул с себя плащ, набросил на шимпанзе. Серый снова заерзал, пока не закутался, даже на морду натянул. И мигом отрубился. Лишь едва слышно сладко посапывал.

Вот ведь зараза шерстяная! Никаких ему проблем. Поели, можно и поспать. Поспит, можно будет и поесть. Не жизнь, а сказка. А тут вертись, как щука в сети…

Стас покачал головой и завел мотор.

* * *

У выезда на Садовое стоял вездеход. Он всегда здесь стоял, иногда даже катался, когда соляру подвозили. Башенка ощетинилась пулеметами. Мелкокалиберные, но много – целых пять дул, спаренных перетяжками. Против крыс самое то.

Стас остановился возле блокпоста, этакой пародии на замок, сложенной из тяжелых бетонных блоков. Из форпоста цивилизации выглянул молоденький солдатик и тут же скрылся обратно.

Выглянул сержант. Кивнул Стасу, в пару затяжек докурил сигарету, старательно затушил ее носком кросовки – самой обычной, гражданской кроссовки с распущенными шнурками.

Форменные «чушки» – кирзачи, обшитые стальными пластинами, – стояли рядочком вдоль стены блокпоста. Пять пар. Конечно, никто в этих полупудовых гирях здесь не ходил. Только когда начальство приезжает.

То самое начальство, которое и облагодетельствовало их этими гирями три года назад, после очередных ток-шоу, где журналисты с похоронными лицами – и тщательно скрываемым, но все же прорывающимся блеском в глазах, – расписывали про битвы с клыкастыми тварями, эту ужасную топку, куда бросают совсем неопытных ребят, и даже без необходимого снаряжения… С тех пор любые журналисты, даже старые военкоры, на блокпосты ездили исключительно под присмотром особистов.

А то были прецеденты…

Бегать в этих чушках невозможно, а как защита… когда крысы бросаются на человека, они бросаются в глотку.

Сержант забрался в машину, повеяло табаком.

– Привет, Крысолов.

Сержант сунул руки в карманы телогрейки и уставился куда-то сквозь лобовое стекло: на дугу моста, на дорогу, пустую до самого горизонта – если не считать вездехода у следующего блокпоста.

– Все нормально? – спросил Стас. – Крысы не лезли?

– Не лезли. У нас – не лезли. У соседей двоих обглодали. Два новеньких, придурки. Поперлись за кольцо антиквариатом разжиться. Два раза сходили – нормально, да все одним путем… Откуда их таких берут, а? И третий раз пошли. Опять через ту же улицу… Затарились, уже обратно шли, у самой бетонки их стерегли. Целая стая. Утром, на пересменке, вещи заметили – всего-то в сотне метров валялись… – Сержант поглядел на Стаса. – Может, ты бы их тоже того? Заговорил бы их бетонку, а?

Теперь уже Стас старательно рассматривал дорогу впереди. Если бы сержант знал, как именно происходил «заговор» их блокпоста, чтобы крысы к нему не лезли…

– Закон сохранения дерьма в жизни знаешь? Если где убавится, в другом месте только прибавиться может.

Сержант намек понял. И особенно благородствовать не стал. Чем глубже в город, тем своя рубашка ближе к телу…

– Ясненько, – сказал сержант. – Тут, кстати, утром три черных «карата» с гэбушными номерами проезжали, часов в девять. Через часок обратно. Не к тебе?

Стас кивнул.

– Гляжу, растешь над собой… – Сержант хмыкнул. Помолчал, разглядывая дорогу. Достал пачку «Имперских», протянул Стасу.

Стас мотнул головой.

Сержант пожал плечами, закурил.

– У нас тут притормозили. Вышли, стали козырьки гнуть. Это у вас не по уставу, то у вас не по инструкции… Пидоры канцелярские… Это что, новенький, заместо Рыжова?

– Угу.

– И чего он? Опять у них в министерстве весеннее обострение?

Стас кивнул.

– А к тебе он чего? Наехал, что ли? Запрячь хотят?

Стас кивнул.

– Поможешь? – полюбопытствовал сержант.

– Помог бы. Если бы это помогло.

– Ясненько…

У сержанта испарились остатки оптимизма. Он открыл дверцу, выкинул окурок и захлопнул ее обратно. Помолчал.

– Когда в центр-то полезут? Ближе к лету? Или прямо сейчас и начнут цинкачи клепать?

– Черт его знает… Но похоже, затягивать не станут. Кстати, по поводу вашей бетонки. Когда начнется, заговор действовать будет, но без гарантии.

– Ясненько…

Сержант достал еще одну сигарету, но не закурил, все жевал фильтр. Когда бумага лопнула и посыпался табак, он открыл дверцу и выплюнул сигарету.

– Что за жизнь… Хоть в отставку выписывайся. Двух лет до выслуги не хватает… Вот ведь суки звездастые, опять им охота своих блядей на лазурный берег свозить…

– Я в пригород поеду, привезти чего? – спросил Стас.

Сержант покивал.

– И вот еще что… – сказал Стас. – Если ко мне сегодня-завтра…

– Да не бери в голову, – отмахнулся сержант. – Звякнем, конечно. Номер помню. Ну и минут на десять задержим, живенько разрисуем, как крысы только что косяками ходили…

* * *

«Коренной москвич» был от кольца в каких-то пяти кварталах. По внешнюю сторону, разумеется. Местоположение с претензией, не каждый тут просто проехать рискнет, куда уж злачное место держать. Все приличные люди давно в пригороды перебрались, за «москвича», брошенного в лицо, можно и по морде схлопотать. А за коренного уж точно – все равно что потомственным голодранцем окрестили.

Под колесами «Нивы» тихо прозвенели стальные листы – полоса шла по периметру стоянки. Вроде лежачего полицейского, только куда шире, три метра, и сплошь из нержавейки. По ним еще и ток идет. Чтобы крысы не слишком-то лезли погрызть резину с колес посетителей. Три метра даже им не перепрыгнуть. С напряжением не так очевидно, пришлось подбирать опытным путем – чтобы и крыс работало, и по днищу машин не искрило.

Перевалив через этот стальной периметр, Стас заглушил мотор. Серый уже проснулся и опять сидел на переднем сиденье, прижавшись мордой к стеклу. Полчаса сна ему хватило. Опять свежий и живой.

– Посидишь?

– Ыва! – четко отрапортовал Серый и схватился за ручку двери, подергал.

– Опять жрать хочешь?.. Может, у тебя глисты, шерстяной? Или ты других слов не знаешь?

– Гырыга! – возмущенно отозвался Серый, теребя неподатливую ручку.

– Вообще, лучше бы тебе посидеть…

А то начнутся лишние вопросы. И тупые шутки, куда же без этого. Зачем это Крысолову обезьяны понадобились? Неужто подмастерья себе нашел…

Стас вылез из машины, захлопнул дверцу и щелкнул кнопкой сигнализации, закрыв замки.

«Гырыга!» – беззвучно выдали губы Серого из-за стекла.

Ничего, посидишь. Стас пошел по дорожке, покрытой золотистой плиткой. Уж лет пять как положили, а все еще золотистая, с солнечными прожилками. Чистенькая, без единого пятнышка. С шампунем они ее моют, что ли?

Время было еще не ресторанное, посетителей мало – на гостевой стоянке всего-то машин десять, да еще навороченный «харлей»… Стас остановился. Оглянулся. Среди машин, на краю стоянки, был новенький, белоснежный «пежо». Чистенький-чистенький. Со знакомым номером…

То есть не то, чтобы номер совсем уж знакомый, как у машин Живодера, скажем. Но цепляет что-то в подсознании, зудит, как заноза…

Кто-то важный? Не в смысле шишка, а в смысле – человек, с которым может свести судьба. И хорошо, если просто свести. А может и грубо пересечь, столкнуть лбами и интересами.

Да, кажется, кто-то из архива. Еще бы вспомнить, кто…

Стас двинулся было дальше, и тут за спиной щелкнуло. Распахнулась дверца, и ликующий голосочек возвестил:

– Ыва! Ыва!

О, господи! Вот ведь паразит сообразительный. Теперь его даже в машине не оставить, если понадобится…

* * *

Стас кивнул швейцару – этот огромный парень лет пять назад задорно улыбался с обложек и плакатов фитнес-клубов – и прошел внутрь. Серый задергал носом и потянул к бару.

– Нет, лапочка, – сказал Стас. – Пока не сюда.

Сначала дела. Не та ситуация, чтобы ставить желудок превыше всего. Не обращая внимания на страстные призывы Серого, Стас двинулся через холл, к занавесу в дальнем углу.

Формально заведение числилось за каким-то европейцем, разбиравшимся в винах и фьюжн-кулинарии. На самом деле все это принадлежало Кеше Прапору.

Главной изюминкой «Москвича» была не ресторация и не девочки мамаши Мани, а звериные бои. В подвале, в клетках-аренах, дрались твари. Морфы, каких в природе никогда не было – и не будет.

Не потому, что они были бы там нежизнеспособны. Напротив. Эти гораздо лучше любых природных прототипов. Но именно поэтому-то, предоставленные самим себе, твари плодились бы и размножались, заполоняя все – и ничем не сдерживаемые в естественной среде. И, поколение за поколением, их отъюстированный в лабораториях генотип разлаживался бы и деградировал, пока, наконец – через десять поколений? двадцать? – не скатится к уровню минимальной приспособленности. Той грани, на которой и существуют все природные твари, чьи генотипы не собираются в лабораториях, а формируются естественным отбором – тем еще халтурщиком и лентяем.

За занавесом из нанизанных на нити глиняных фигурок уходила вниз винтовая лестница. Сразу за ней еще один охранник – опять кровь с молоком, и опять во фраке с бабочкой.

Быстрый взгляд на Серого – оценивающий, как рентген. Вежливый кивок. Можно.

– Привет, Крысолов. Пришел заговор обновить, или к шефу?

– К шефу…

Если обновлять «заговор» и требовалось, то не здесь. Будет держаться столько, сколько нужно. Но охраннику – как и самому Прапору, как и всем прочим клиентам – знать об этом вовсе не обязательно. Меньше знаешь, легче раскошеливаешься.

– А что, крысы лезли?

– Да нет… – пожал плечами охранник. – Но так, может. На всякий случай. Подновить там, подлатать, не знаю… Ты же у нас Крысолов, не я.

– Ладно. Может, через пару недель…

Хоть обновлять заговор и не требовалось, это не значило, что он этого не делал. Почему бы иногда и не прогуляться по стойлам с морфами? Поглядеть новинки, поболтать с дрессировщиками – что за твари, что умеют, откуда, по какой цене.

В старом городе бойцовых клубов под дюжину, и частенько морфы сбегают. И пока тварь не напоролась на военный патруль или крысиную стаю… лучше знать, чего можно ждать. У некоторых инстинкты хищников проявляются весьма странно – а прибавить к этому вдобавок улучшенные нюх, слух и зрение… Не считая смекалки, ловкости и силы, необходимых в прямом бою… И прецеденты были, были прецеденты.

Стас прошел мимо входа на арены – сейчас закрытого большой стальной плитой, с виду сплошная стена. Мимо входа в стойла – дверь поуже, но еще прочнее. Поворот, и вот проход в приемную.

– Добрый день, Стас Викторович.

Светочка сегодня была просто бесподобна. Она всегда хороша, но сегодня просто лучилась здоровьем, красотой и той особенной чистотой и лоском, что свойственна женщинам определенного типа.

– Привет, Светик, – сказал Стас. – Отчего так официально?

– А вы приходите чаще, – еще милее заулыбалась Светочка.

Только верить этой улыбке не стоит. Эти милые белоснежные зубки опаснее иных клыков. Кто-то рвет честно, сразу за яремную вену, разбрызгивая кровь во все стороны – но хотя бы не притворяется. А кто-то осторожно откусывает прямо от души. По кусочку. Не так опасно сначала, не всегда даже заметишь сразу – но куда хуже потом, в конце.

– А вот и возьму да и начну. Прапор на дежурстве?

Светочка хихикнула.

– Да, проходите, шеф уже ждет. А… – она повела рукой в сторону Серого.

– Да, – кивнул Стас. – Пусть посидит здесь.

Стас отпустил ручонку Серого и подтолкнул к диванчику.

– Посиди, шерстяной.

Серый хмуро поглядел на кожаный диванчик. Поглядел на Светочку, оценивающе склонив голову. Решительно вернулся к Стасу и схватился за штанину. Мелкий, а пальцы цепкие, не отодрать.

Стас развел руками. Светочка понимающе кивнула. Что ж поделать, раз такая любовь…

* * *

– Я ждал тебя на день позже, – сказал Прапор. – Или что-то не так с прошлой поставкой?

– С прошлой все в порядке.

– Это хорошо… Весь в делах, весь в делах? – Кеша улыбнулся.

Он был маленький, кругленький, лысенький, и улыбался чертовски добро. Вылитый бухгалтер этакой маленькой, почти семейной, но преуспевающей фирме. Впрочем, он и на самом деле преуспевал. Вел дела чисто – даже занимаясь тем, чем занимался. Умудрялся достать то, что другим было не под силу – но, кажется, ни разу не использовал методов, выходящих за рамки товарно-денежных отношений. Даже слухов таких не было. Может быть, поэтому-то к Прапору и тянулись люди, расширяя и без того богатый спектр его поставщиков и покупателей.

– Так ты за заказом? – сказал Кеша.

Стас кивнул.

– Готово?

– Готово-то готово, я, знаешь ли, привык работать с запасом по времени. Ненавижу суету. Миром правят кто? Правильно, ленивые. Лень – мать прогресса.

Кто бы сомневался… Заказ был обычный, и Прапор должен был без проблем его собрать. Было бы странно, если бы возникли проблемы. Но помимо четкого заказа была еще одна просьба. Собственно, ради нее и приехал. С получением заказа спешки не было.

– А как там с секвенсором? – спросил Стас.

Кеша улыбнулся и многозначительно поднял палец. Задрал кустистые брови, покачал кончиком пальца. Но не заговорил. Сначала открыл тумбу стола и достал графинчик с благородно искрящейся золотистой жидкостью, к нему два граненых стакана. Откинул крышку шкатулки с сигаретами. Повел пухлой ручкой, приглашая.

– Знаешь, Крысолов, ты так больше не шути со стариком, – Кеша улыбнулся, подслащая слова.

Снял с графинчика крышку, налил в стаканы на два пальца.

– А то, понимаешь, у меня в товароведах по хай-теку новенький. Молодой парень, голова – во! Дыня патлатая, а не голова. Но совсем еще сопливый. Стоит, слушает и дрожит. Я ему говорю: так и так, Крысолову секвенсор нужен. «Гончар», серию называю, какая тебе лучше. А у парня чуть не разрыв сердца, как потом выяснилось. Я же в таких делах ни бум-бум, ты меня знаешь. Ты говоришь – секвенсор, и я думаю – ну, значит, секвенсор. А то, что этот «Гончар» секвенсором только называется, по старинке, а на самом деле полноценный синтезатор, я ни сном, ни духом. А мой мальчик по хай-теку думает – раз надо, так надо, и хоть кровь из носу. Мне, старику, по мозгам дать не решился, и начал честно дергать за все мои ниточки-паутинки. От которых, как ты понимаешь, есть ответвления сигнального типа, идущие прямо к… двухголовым… – Кеша дернул головой, куда-то вверх и на север.

Помолчал, разглядывая Стаса. Стас не отзывался. Что тут скажешь?

– Так что я чуть не огреб, – сказал Кеша. – По-крупному. Хорошо, что рыжик вовремя скопытился. Слышал, да? Кончился вчера наш генерал. Новенького назначили. Бойкий, но совсем дикий, эх… простокваша наступает. Одно хорошо, сейчас у них там неразбериха. Время смуты и хаоса, и все обошлось, не до старика Прапора им сейчас. А то ведь послали бы спецотдел выяснить, для каких таких дел Прапору секвенсор понадобился? Да что я тебе рассказываю, ты же лучше моего знаешь, как они выясняют… Так я чего. Ты больше не шути так со стариком. Ага?

Стас вздохнул.

– Значит, глухо?

– Не просто глухо. Это не стена. Это минное поле. Я умываю руки.

– И цена роли не играет?

– Хм… что значит – цена роли не играет? Играет, это главный вопрос! Я тебе так скажу, Крысолов: нет в мире такой вещи, которую нельзя было бы достать и с выгодой перепродать. Но!

Прапор взялся за графинчик и шевельнул бровями – не повторить ли? Стас кивнул, стараясь удержать на лице безмятежное выражение.

Черт возьми… С самого начала ясно было, что секвенсор достать – не девочке мамаши Мани под юбку залезть. Но все же надежда была. В России-матушке живем, все-таки. Тут люди еще не забыли, что не люди созданы для законов, а законы для людей.

Прапор покатал на языке глоток коньяка, смакуя.

– Но тут какое дело, Крысолов. В общем, ты меня знаешь. С постоянными клиентами моя маржа скромная. Это тебе не курвина юбка, чтобы задирать до самого непотребства. Так что пойми меня правильно. Я не набиваю цену. Но речь будет идти о сумме, которую ты не потянешь. При всем уважении… Но я твои рамки знаю. И ты не потянешь. Раз сто не потянешь. Понимаешь?

Стас вздохнул.

– В общем, дело такое, – быстро заговорил Кеша, опять подслащая слова добренькой улыбкой. – Если за тобой кто-то крупный, как кит, если просто моя рожа ему не мила или светиться не хочет здесь лишний раз, то разговор продолжаю. Если нет – без обид. Что скажешь, Крысолов? Только скажи имя, и я сам выйду на него, все сделаем незаметно, честь по чести… Но ты-то свои три процента, конечно же, получишь. Я работаю честно.

Хитер, хитер старый вояка…

Если секвенсор он не достал с первого раза, то пытаться во второй раз и не будет. Ни за какие деньги. Кеша любит стабильность, и слишком сильно никогда не рисковал. Старенький он уже, три дочки, да всем приданное надо, да внуки скоро табунами пойдут.

Но выяснить, зачем это вдруг Крысолову – такому простому парню, всегда занимавшемуся, в общем-то, мелочевкой, а тут ему вдруг секвенсор понадобился! – это Кеша все же решил узнать. Инфа карман не тянет, а процентами обрастает…

Прямо спросить не рискнул, обходные маневры затеял… Историю какую выдумал. Ну не может, не может этот старый жидовский пройдоха не знать, что такое секвенсор «Гончар»! Что за ним стоит и каков уровень тех, кто в такие игры играет. Хитрит, ой хитрит, старая складская крыса…

– Ладно, без обид, так без обид, – сказал Стас и усмехнулся. – Серьезных неприятностей из-за меня не схлопотал?

Кеша улыбнулся. Опять очень по-доброму, но все-таки с прищуром. Да, такого просто так вокруг пальца не обвести. Не Рубаков какой-нибудь. Этот понимает, когда ты понимаешь, что он понимает.

– Добрая ты душа, Крысолов… Нет, слава богам, ничего не стряслось. Мелким испугом отделался. А как известно, что нас не убивает, то делает нас крепче. Будем считать, мой товаровед по хай-теку прошел боевое крещение. В следующий раз будет не дрожать, а головой работать…

Ох, врет. Врет и не краснеет. И главное, все свое вранье в голове держит. За эти годы уже километры вранья выткал, но ни разу не запутался.

– А к тебе, гляжу, живность разная так и тянется… – Кеша кивнул на Серого. – Что это за зверюга? Продаешь?

– Да нет, это так… дворняжка приблудная.

Стас потрепал Серого по загривку. Серый стряхнул руку и обиженно проверещал что-то.

– С характером животинка, да? – улыбнулся Кеша.

Особой любви к животным за Прапором раньше не замечалось. Деньги он любит, вот что. Деньги и только деньги. Ну, может, своих дочек еще. Которым, опять же, нужно приданное. То есть, в конечном счете, опять же деньги. А время, как известно, их частный случай…

Тактичный народ, эти евреи. Никогда не скажут прямо: «Пшел вон!» Всегда подведут к выходу за ручку, с улыбками и сожалениями, что век бы наслаждался беседой с умным человеком, да чертовы дела не дают житья… Ладно, намек поняли.

– Да они все чуть агрессивные… – сказал Стас. – Хорошая у тебя общественная смазка, товарищ Прапор. Но пора и честь знать, верно? Да, кстати. Не повторишь заказ?

– Последний-то? Да чего там… Можно, конечно. Кредит у тебя надежный… Строчка в строчку?

– Да.

На самом деле, повторять заказ пока не требовалось. Но если ребята Рубакова повиснут на хвосте и будут проверять, не надумал ли Крысолов рвать когти, это пригодится. Нужна видимость того, что никуда не бежишь, и даже планов таких в голове нет.

– Когда?

– Хорошо бы в три-четыре дня уложиться, – сказал Стас. – Сможешь?

– В три не в три, а через четыре дня приезжай. Так… Что-то я еще хотел…

Прапор нахмурился, словно в самом деле что-то забыл. Ну-ну. Играй, старый пройдоха. Другим ты, может, голову и задуришь, что совсем простой ты и мягкий человечек, добрый и забывчивый. Почти что белый и пушистый, как новорожденный ангелочек. Картавит вот только…

– А! – Прапор открыл ящик стола, покопался там, вытянул бумажку с парой строк, накарябанных от руки. – Ну а ты тоже хорош, Крысолов. Молчит… Пришел чтоб товар получить, а сам молчит. Вот сюда подъезжай за завтрашним заказом. Можешь даже сегодня, только позвони, чтобы ребята за игрушки не хватались лишний раз. Нервы – их беречь надо, верно? Нервные клетки пока за большие деньги восстанавливаются…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

Поделиться ссылкой на выделенное