Иван Медведев.

Король моря

(страница 2 из 7)

скачать книгу бесплатно

Дампир остался и убедился, что покинувшие их флибустьеры были дальновиднее, потому как хорошо знали Шарпа. На острове Горгона, куда новый адмирал привёл своих сподвижников отдохнуть от войны, «художника океанов» посетила бредовая идея. Уже в те времена ходили легенды и байки о затонувших сокровищах. По преданию, именно у этого острова, спасаясь от погони, знаменитый Френсис Дрейк, чтобы облегчить судно и увеличить его ход, выбросил в море сундуки с золотом. И якобы он – Шарп – знает точное место, где это случилось.

Несколько недель наивные пираты спускали за борт верёвки со свинцовыми грузилами, густо обмазанными жиром и патокой, будучи глубоко уверенными в том, что золотые монеты на дне обязательно к ним пристанут. Дампир в душе посмеивался над незадачливыми «рыбаками», но свои мысли держал при себе. Не такой он был ещё заметной фигурой, чтобы говорить то, что думает. Когда рыбалка всем надоела, флибустьеры перестали слушать сказки «пенителя морей» и потребовали у него конкретного курса, который приведёт к золотому причалу.

– Я не терял времени даром, – заверил подчинённых адмирал. – Теперь я точно знаю: в посёлке Ла-Сирена столько золота, что хватит на всех.

Пираты, похватав оружие, бросились к указанному месту. Большинство жителей скрылись в лесу, а те, кто не успел унести ноги, клялись, что у них ничего нет, кроме собранного урожая клубники. Ягоды флибустьеры тут же съели.

– Мы никого не тронем, если нам заплатят хороший выкуп, – пообещал Шарп, вытирая рукавом сладкие губы. – Признайтесь, ведь у вас есть золотишко?

Испанцы только разводили руками.

– Вы совсем себя не жалеете, – сказал сочувственно адмирал и позвал заплечных дел мастера – здорового метиса, которого всегда возил с собой. – Принимайся за работу, Дик.

Метис, больше всего на свете ненавидевший испанцев, очень любил свою работу. Дампир, чтобы не слышать истошных воплей, заткнул разорванным платком уши и занялся чисткой ствола мушкета от нагара.

Изощрённые пытки ничего не дали. Раздосадованные неудачей, разбойники заклеймили всех пленных калёным железом и дотла сожгли посёлок.

Приближалось Рождество. Праздновать пираты отправились на необитаемый архипелаг Хуан Фернандес, лежащий в нескольких сотнях миль от побережья Чили, в стороне от морских дорог. Здесь, на маленьком островке Мас-а-Тьерра, джентльменов удачи никто не потревожит.

Крайнее неудовольствие Шарпом после попойки вылилось в бунт. Страсти ещё более накалились, когда в каюте адмирала нашли ящики с жемчугом, награбленным «пенителем морей» в то время, как остальные флибустьеры, рискуя жизнью, штурмовали Панаму.

– Да наш адмирал и так богат, зачем ему думать о нас?

Жемчуг поделили как общую добычу. Шарпа заковали в цепи и посадили в трюм, а предводителем избрали Джона Уотлинга, тоже бывшего соратника Моргана.

Новый адмирал наметил жертву – город Арику. Едва пираты выпили за удачу, как на горизонте показались паруса мощной испанской эскадры, посланной расправиться с разбойниками и восстановить мир в колониях.

Джон Уотлинг так быстро покинул архипелаг, что в спешке забыл на острове отправившегося на охоту индейца Уиля, который стал робинзоном.

Уотлинг отличался от предшественников благочестием, высокой нравственностью и праведным образом жизни – редкие качества в пиратской вольнице. Адмирал запретил пить на борту, играть в кости по воскресеньям и требовал, чтобы каждый матрос молился перед сном. Пираты, поворчав, смирились с новшествами.

Достигнув берегов континента, флибустьеры спустили лодки и дальше отправились по реке. Шарпа освободили: не было смысла держать его под замком, когда людей и так не хватало – под командой Уотлинга оставалось всего сто сорок человек. Около двухсот пиратов погибло с начала похода. Дампир старался относиться к этому как к невезению в игре, но ему всё чаще приходила в голову мысль, что ещё один бой может стать последним и для него. Зачем трупу пиастры? И Уильям дал себе слово: Арика будет его последней авантюрой, хватит играть со смертью. У неё на руках все козыри.

Испанский город защищали бастионы и четыре роты солдат. На крепостных валах угрожающе вытянулись двенадцать пушек. Шарп заявил, что хочет искупить свою вину, и попросил адмирала доверить ему штурм крепости. Уотлинг дал «пенителю морей» сорок человек, двенадцать оставил охранять лодки, а остальных повёл лесом в город.

Жители Арики хоть и были осведомлены о бесчинствах разбойников в соседних районах, но всё равно нападение застало их врасплох. Уотлинг с ходу опрокинул испанцев, несмотря на то, что тех было больше. Не прошло и часа, как флибустьеры заняли центр города. События развивались стремительно. В удерживаемой части города испанцы собирали ополчение. Пираты продолжали сражаться на улицах, а Уотлинг, отдавая капитанам приказы, прислушивался к стрельбе на бастионах: как там дела у Шарпа?

А «художник океанов», как всегда, осторожничал. Он слишком дорожил своей головой, чтобы понапрасну рисковать ею. Именно поэтому Шарп – единственный из адмиралов этого похода – остался жив. Расположившись на безопасном расстоянии от пушек, он поручил добровольцам подползти к амбразурам и закидать испанцев ручными бомбами. На эту вылазку защитники крепости ответили шквальным огнём. Шарп отступил ещё дальше и стал ждать, как развернутся события.

Уотлинг понимал, что, пока не овладеет бастионами, Арика не сдастся. В полдень он сам начал штурм крепости. Будучи не очень щепетильным в средствах ведения войны, адмирал велел погнать впереди своих людей пленных горожан, в том числе женщин, стариков и детей. Но испанцы, не смутившись, хладнокровно дали залп, разметав ядрами и своих и чужих.

В это время в тыл флибустьерам ударили ополченцы. Уотлинг потерял уже так много людей, что дальше сражаться не имело смысла. Победа и на этот раз ускользнула от разбойников. Адмирал распорядился отходить к лодкам. Это был его последний приказ. В следующую минуту Уотлинг упал с пробитым сердцем. К лодкам прорвалось не более половины пиратов. Дампир так и не понял, как уцелел в этом аду.

Командование опять перешло к Шарпу. Но сорок пять джентльменов удачи не пожелали служить под началом человека, которому, мягко говоря, не хватало отваги. Среди них были Дампир и Уофер. Они объединились вокруг капитана Джона Кука, забрали три лодки и отправились на север к Панамскому перешейку. А Шарп с оставшимися флибустьерами повернул на юг, намереваясь обогнуть на галионе мрачный мыс Горн и попытать счастья в Атлантике. И «пенителю морей» по прихоти судьбы повезло больше.

Спустя несколько дней в его руки попал богатый торговый корабль «Сан Педро», который, разумеется, дочиста обобрали. Стоило выпотрошенному «торговцу» скрыться за горизонтом, как появился ещё один корабль. Шарпу хватило ума не спускать вражеские вымпелы и штандарты на своём трофейном судне, и ничего не подозревавшие испанцы сами пошли на сближение. Команда, пассажиры высыпали на палубу, махали руками и что-то кричали. Слышался женский смех.

«Художник океанов» многообещающе улыбнулся и поспешил в капитанскую каюту. Через несколько минут он появился в новом поясе из тонкого китайского шёлка, поверх которого воинственно торчали рукоятки пистолетов.

Мирному кораблю предложили сдаться, угрожая расправой всем, кто имеет другое мнение на этот счёт. Испанский капитан ещё не успел возмутиться коварством морских разбойников, как обеспокоенные богатые пассажиры убедили его выполнить все требования пиратов.

Шарп хозяином прохаживался по верхней палубе испанского корабля, пассажиры шарахались от него, словно от тигра, выскочившего из клетки. Флибустьеры, не теряя времени даром, тут же облегчали их карманы, переворачивали всё вверх дном в каютах. Вынырнувший из носового трюма помощник адмирала радостно сообщил:

– Нам опять чёртовски повезло!

Следом за ним пираты, пыхтя и отдуваясь, вытащили шесть сундуков с серебряными монетами и дюжину бочек с вином. Одну вскрыли на пробу. Первую кружку преподнесли адмиралу, но Шарп жестом паши отстранил её: его внимание привлекла очаровательная испанка.

Один из пиратов заметил кольца на тонкой руке красавицы, от камней которых во все стороны отскакивали солнечные лучи. Разбойник с повязкой, зачёркивающей половину лица, бесцеремонно расталкивая пассажиров, двинулся к ней. Испанка, ни секунды не сомневавшаяся в его намерениях, затравленно озиралась в поисках защиты. Растерянный блуждающий взгляд бархатных глаз остановился на адмирале, и завзятый волокита не устоял.

– Сеньорита, не извольте беспокоиться. Здесь вам никто не причинит зла.

Шарп махнул рукой за спиной, и одноглазый ретировался.

Важная дама быстро сообразила, в чём её спасение. Её полные, но правильной формы губы распустились в улыбке навстречу подоспевшему на помощь «художнику океанов», слишком охотно продемонстрировав ослепительный блеск ровных зубов. Тёмная волна вьющихся волос водопадом падала вниз, прикрывая высокую белоснежную шею и отдыхая на плечах.

– О, сеньор капитан, кажется, единственный здесь кабальеро, имеющий понятие о чести, – льстиво прожурчала она.

Шарп влюбился на полном скаку, не меняя лошадей, а испанка хорошо приспособилась к тем условиям, при которых сохранила своё имущество и, может быть, жизнь. В пылу страсти она попросила «пенителя морей» во имя любви отпустить захваченный корабль и её вместе с ним на все четыре стороны. Адмирал обещал.

При трогательном прощании флибустьеры показали Шарпу огромный слиток какого-то белого металла.

– Адмирал, кормовой трюм буквально набит подобными штуковинами. Чтобы это могло быть?

И действительно, металла было так много, что пираты сочли его за олово. Возлюбленная адмирала подтвердила догадку пылкого поклонника.

Практичный Шарп распорядился взять один слиток, чтобы лить из него пули. Потом дама сердца долго махала ему белым платочком, пока корабль галантного кавалера не растаял в сизой полоске тропического неба. «Художник океанов» пролил скупую мужскую слезу и поплыл дальше, на юг.

В одном из портов, расплачиваясь за продовольствие, «пенитель морей» загнал по дешёвке и остаток взятого у испанцев слитка. На следующий день покупатель чуть свет примчался в притон, где почивал Шарп, и, бегая глазками, поинтересовался, нет ли у него ещё такого олова? Белый металл оказался чистым серебром! «Художник океанов» проклял любовь и вместе с ней всех женщин в мире. А прекрасная испанка, очаровавшая разбойника, получила от хозяев груды серебра щедрое вознаграждение.

Эта история получила широкую огласку и сделала Шарпа посмешищем среди моряков. Портовые кабаки многих стран долго сотрясал дружный хохот.

Но адмирал не был тем простаком, каким его рисовали остряки, каждый раз выдумывая новые занимательные подробности. В перерывах между любовными излияниями «пенитель морей» побывал в капитанской каюте испанского корабля. После этого визита оттуда исчезли превосходные по тем временам секретные карты Тихого океана. «Художник океанов», как ни был он пьян от любви, сразу понял, что в его руки попали ценности подороже ящиков с золотом.

Пренебрегая опасностью оказаться на виселице за пиратство, Шарп без колебаний направился в Англию. У опытных картографов снял копии с испанских карт и передал их в Адмиралтейство. «Пенитель морей» попал в десятку. С добычей пирата лично ознакомился король Карл и специальным указом возвёл разбойника в чин капитана королевского флота.

Дампир, который покинул Шарпа и ушёл с капитаном Куком, только удивлялся несправедливости судьбы, когда узнал об этой истории: Шарп менее всего был достоин благосклонности Фортуны.

Путь на лодках по морю к Панамскому перешейку оказался для отряда Кука тяжёлым. Дули встречные ветры, и моряки не выпускали из рук вёсла. Изнуряющий труд, однообразный скрип уключин. Но главные трудности ожидали на суше. Не успели флибустьеры высадиться на берег, как их из засады атаковали испанцы. Дампир с товарищами еле унесли ноги и скрылись в прибрежных лесах. Начался обратный путь через джунгли к Атлантике. Испанцы гнались по пятам. Страх попасть к ним в руки захлестнул страх смерти: о жестокости испанцев ходили леденящие даже души отпетых разбойников кровавые рассказы, и пираты условились, что сзади идущий убьёт своего товарища, если тому будет угрожать плен.

Дампир продирался сквозь дебри в паре с Уофером. После полудня, до самого вечера, обычно обрушивался ливень, прямыми, словно водопад, струями. Гремел гром, небо трещало по швам. Разбойники – закоренелые грешники, уже много лет не бывавшие в церкви, – украдкой крестились. Никто не думал сушиться: за день до тридцати раз приходилось преодолевать вброд и вплавь разлившиеся реки и только что родившиеся под обильным дождём речушки. Чтобы спасти свои записи от воды, Дампир вложил свёрнутую тетрадь в ствол бамбука, оба конца которого залепил воском.

На одном из привалов, когда остановились всего на час подсушить порох, сильный ожог колена получил Уофер. Искра из трубки закурившего флибустьера попала в кучу пороха, возле которого присел отдохнуть доктор. Его и ещё двоих выбившихся из сил оставили у местных индейцев, с готовностью помогавших англичанам всем, чем могли, – продовольствием, проводниками. Спустя двадцать три дня, преодолев сто десять миль и потеряв только одного человека, Джон Кук вывел свой маленький отряд к Карибскому морю. В заливе покачивался на волнах корабль другого пирата – капитана Тристиана. Кук щедро расплатился с сопровождавшими отряд индейцами, отдал им все свои вещи и деньги, которые остались у флибустьеров после мучительного бегства через джунгли. Тристиан любезно приютил соотечественников.

Несколько месяцев пираты отдыхали и набирались сил. Окрепнув, Дампир привёл в порядок записи, которые вёл в походе.

Однажды рано утром к кораблю пристали два каноэ с индейцами. Краснокожие поднялись на борт, чинно расселись на палубе и завели степенный разговор. Прошло около часа, прежде чем один из матросов Кука вскочил и изумлённо вскрикнул:

– Да это же наш доктор!

Теперь и Дампир в одном из индейцев, важно курившем длинную трубку, узнал Уофера. Его, разукрашенного яркой краской и татуировкой, окружили, хлопали по плечам и хохотали до слёз. Дампир особенно был рад появлению шутника-доктора, с которым подружился за время похода.

– Уофер, как твоё колено?

– Да что колено, дружище, посмотри, какие перья!

Дампир больше не вспоминал о своём решении расстаться с опасной для жизни профессией. Ну куда он сейчас уйдёт и чем будет заниматься? Пусть пока река течёт в своём старом русле. Может и вынесет на жемчужные отмели?

Залив посетили ещё два пиратских корабля, плававших в паре, – капитана Райта и голландца по имени Янки. Дампир с Уофером перешли на судно Райта, с которым три месяца охотились за испанским флагом.

Наступило тропическое лето, жаркое и липкое. Испанцы, словно чуя опасность, обходили разбойников стороной. Свободные от вахты матросы целыми днями валялись в гамаках и спускались только для того, чтобы поесть и справить нужду. Безделье, неудачи угнетали и раздражали Дампира. Душными ночами, мучимый бессонницей, он поднимался на палубу. В чёрном небе низко, будто ненастоящие, сияли крупные звёзды, а над ними на немыслимой высоте вился светлый дым Млечного Пути. Мысли текли печальной рекой. В тишине изредка били склянки, и тянулась над океаном песня рулевого:

Жизнь морская – красивая сказка

 
Для бездомных и смелых бродяг.
Всех нас ждёт роковая развязка.
Ну так что же, хотя бы и так!
 
 
Бури нам не зачтут покаяний,
Бог на небе расправой грозит.
Ну так что же! Не надо стенаний.
Дьявол с нами, и гром разрази!
 
 
За валом вал, гремит волна,
И парус мачте не родня.
Но что нам ветер, что волна?
Нам дьявол брат и меч судья.
 

Дампиру тридцать лет. Годы скитаний, игра в прятки со смертью не принесли богатства. И всё равно он не променяет эту жизнь ни на какую другую, даже если навсегда останется нищим. Дампир был из породы тех, кто, перешагивая через многие препятствия, условности, довольствуясь малым, предпочитают делать то, что им нравится.

Океан дышал медленно, ритмично, глубоко. Крался рассвет. Вот он задул последнюю звезду, взошло солнце и сразу запылало в тихом воздухе. И тут же на пиратских кораблях забили тревогу: на фоне вылинявшего неба росли паруса. Неужели удача? Матросы преобразились. Из сонных мух, ползающих по палубе, как по клею, они мигом превратились в пауков, в чью паутину попала неосторожная жертва.

Началась гонка, но уйти от пиратов было так же трудно, как и дождаться пощады. Райт и Янки, приблизившись на выстрел, дали понять, что шутить не намерены. Испанцы, пересчитав пушки на разбойничьих кораблях, легко согласились на «уговоры» сдаться. Но долгожданная удача не оправдала надежд. Груз вина – это всё, что было в трюмах ограбленного судна. Следующую неделю флибустьеры беспробудно пьянствовали.

Дампир убедил Уофера расстаться с Райтом и поработать в Виргинии на табачных плантациях.

– Там мы заработаем больше. Наш капитан – законченный неудачник.

Так они и сделали.

Спустя год, весной 1683 года, старых друзей разыскал Джон Кук. За то время, что он не видел товарищей по панамскому походу, капитан обзавёлся 18-пушечным кораблём «Месть». Кук предложил им обогнуть мыс Горн и опять потрепать испанцев в Тихом океане. Дампир с Уофером, не колеблясь, согласились. Они знали Кука как человека решительного, разумного, смелого и готовы были с ним идти куда угодно. Под стать капитану был и первый помощник – Эдвард Девис, тот самый, который через четыре года, спасаясь от погони, случайно наткнётся в Тихом океане на знаменитый остров Пасхи77
  Девис не высаживался на землю, поэтому существует вероятность, что он видел не о. Пасхи, а острова Сан-Феликс и Сан-Амбросио или просто мираж.


[Закрыть]
, за тридцать пять лет до его официального открытия голландским мореплавателем Роггевейном.

Перед самым отплытием, когда уже собрались поднять на борт трап, по нему легко взбежал человек, сделавший своё появление настоящим событием. О, это был настоящий франт, со страусовым пером на шляпе и в мягких замшевых сапогах. Небесно-голубой камзол сверкал позолоченными пуговицами и серебряными галунами, а белую, словно грудь чайки, сорочку украшало пышное кружевное жабо. На усеянной драгоценными камнями портупее висела шпага, из-под патронташа торчали длинные мавританские пистолеты.

Матросы «Мести», никогда не имевшие в запасе даже просто чистых портянок, разинули рты. Франт вежливо поинтересовался, кто капитан, и прошёл на мостик.

– Уильям Коули, магистр искусств Кембриджского университета, – представился красавец Куку.

Капитан слышал о Коули как об опытном штурмане. Временно магистр искусств оказался «безлошадным», но случайно узнал о готовящейся экспедиции и решил отправиться с ней. Кук не возражал.

Дампира капитан назначил помощником штурмана. Уильям больше не лазил по вантам ставить паруса, а всё своё время проводил над картами, изучая под руководством Коули морские дороги, ветра, течения.

– Вы делаете успехи, друг мой, – хвалил помощника Коули. – Вы, верно, получили хорошее образование?

Дампир пожал плечами.

– Я учился в школе.

Первый же шторм серьёзно потрепал «Месть». Стало ясно, что корабль слишком мал и плохо приспособлен для длительного плавания по океану. На совете решили сначала идти к Африке и там «поменять» судно. У берегов Сьерра-Леоне пираты заарканили великолепный 40-пушечный голландский корабль, в трюмах которого оказалось много продовольствия, воды, вина, а также тридцать чернокожих невольников. Работорговля процветала. Рабов и «Месть» продали в ближайшем порту, переименовали захваченный корабль в «Усладу холостяка» и взяли курс на южную оконечность Америки.

Южные широты встретили пиратов штормами. Часто стали попадаться киты и степенные, невозмутимые альбатросы. Тяжёлые тучи стёрли с неба синеву, низко опустились над почерневшим морем. Ударили морозы. Ветер безумствовал, сёк лица моряков брызгами, на лету превращавшимися в ледяную дробь. Люди страдали от холода, и Кук распорядился увеличить ежедневную порцию бренди. Теперь разбойники выпивали по три кварты и совсем не пьянели! Этот факт настолько потряс команду, что его занесли в судовой журнал.

Обогнув в тумане покрытые снегом базальтовые скалы мыса Горн, англичане поймали свежий пассат и на всех парусах понеслись к экватору. С каждым днём становилось теплее. У чилийских берегов догнали корабль «Николас» пирата Джона Итона. Кук знал этого капитана и предложил ему поохотиться вместе. Итон, оценив достоинства и вооружение «Холостяка», охотно согласился.

Для начала Кук решил дать матросам возможность отдохнуть после длительного плавания. Оба корабля пошли к архипелагу Хуан Фернандес. Проплывая мимо островка Мас-а-Тьерра, где несколько лет назад Дампир, Уофер и Кук праздновали Рождество в компании Уотлинга и Шарпа, заметили густой столб дыма на берегу.

Спустили две шлюпки. На песчаной отмели стоял человек в звериных шкурах, с копьём в руке. Первой к нему приблизилась лодка с корабля Итона.

– Кто ты такой?

Дикарь улыбнулся и помахал рукой.

– Я рад встрече, – сказал он по-английски. – Вы – англичане. Это видно по оснастке. Я убил несколько коз и готов угостить гостей на славу.

Поведение дикаря настолько изумило людей Итона, что они даже не поблагодарили за приглашение. Тут подошла вторая шлюпка – с «Услады холостяка», – в которой сидел Дампир. Человек в шкурах вскрикнул, выбросил копьё и, поднимая фонтан брызг, бросился к пирату.

Это был индеец Уиль, оставленный на острове по необходимости четыре года назад эскадрой Уотлинга. За обильным ужином индеец рассказал свою историю.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное