Ирина Мельникова.

Горячий ключ

(страница 5 из 32)

скачать книгу бесплатно

Шевцов прокричал снова:

– Кто там еще?

Над головой Рыжкова показалось бледное лицо Агнессы.

– Помогите мне с этой неврастеничкой, пожалуйста, и потом, у нас раненая. Оля рядом с ней, но я думаю, что все бесполезно. Весь живот разворочен.

– Кто? – спросил Артем, хотя и так уже знал – кто.

– Бабуля, что рядом с кабиной сидела, – хмуро ответила Агнесса, – когда стрельба началась, они с мужем вскочили, хотели, видно, в хвост вертолета отбежать. Деда первой же очередью убило, а она вот мучается теперь. Жалко женщину. – Агнесса шмыгнула носом. – Оля в аптечке нашла новокаин и шприцы, но укол не помог.

– Перебирайтесь сюда, – велел Артем женщине, – и вылезайте через это отверстие наверх.

Он уступил ей место около окна, но Агнесса покачала головой:

– Я самая тренированная из вас, поэтому полезу последней.

Артем недовольно поморщился. Голова болела неимоверно. Не время было потакать женским капризам, и он попытался придать голосу строгость:

– Давайте без споров, ваша тренированность гораздо полезнее будет за бортом. А тут мы и без вас управимся.

Он помог Агнессе вылезти из окна и проследил, чтобы она отошла от вертолета на безопасное расстояние. Следующим появился Рыжков. Раненая щека у него нервно подергивалась. Он склонился к Артему и прошептал:

– В прошлом я – ветеринарный врач и, как медик, вижу, что женщине осталось жить самое большее полчаса. Ей уже ничем не поможешь. Я попытался ее перевязать, но кровь остановить практически невозможно. Уколы только немного смягчают ее страдания.

Артем горько вздохнул, вспомнив милую сероглазую пожилую женщину и ее мужа, смотревшего на жену с нескрываемой любовью и нежностью. Он еще раз вздохнул, но ничего не сказал и помог зоологу выбраться наружу. Агнесса, наплевав на крики Артема, которыми он пытался отогнать ее от вертолета, все-таки подбежала к борту и снизу приняла неуклюжего зоолога.

Третьим в очереди оказался Каширский.

– Что там с Чекалиной? – спросил у него Артем.

– Кричать перестала, сидит и смотрит в одну точку. Такое впечатление, что у нее сдвиг по фазе от страха.

– А Синяев?

– Его завалило багажом, но, судя по ругани, он жив и, кажется, не слишком пострадал.

Незванов усмехнулся и затолкал пистолет за ремень джинсов.

– Я не удивлюсь, если он там под шумок еще одну бутылку оприходовал.

Он подтянулся на руках и проворно, как ящерица, юркнул в окно. И сразу же принялся что-то обсуждать с Агнессой. А Артем подумал, что напрасной была его неприязнь к журналисту. Тот оказался смелым, дельным парнем. Только вот пистолет у него откуда? Но более важные проблемы тотчас же вытеснили у Артема из головы мысли о пистолете и его владельце.

– Теперь здесь гораздо больше веса, и, вероятно, можно вернуться назад, чтобы вывести остальных. – Артем обратился к Каширскому: – Сейчас мы поможем вам выбраться наружу, а Шевцов…

– Евгений, – сухо сказал Шевцов.

– Что – Евгений? – не понял Артем.

– Меня зовут Евгений, – суше прежнего произнес предприниматель.

– Принято, – кивнул Артем. – Вы, Евгений, вернитесь, пожалуйста, назад и постарайтесь вывести остальных женщин.

Возьмите в помощники моего второго пилота. Кстати, как он там?

– Жив-здоров ваш паренек, – ответил профессор. – Бровь рассек да фонарь под глазом, а так красавец хоть куда. Эта девушка, Оля, кажется, очень романтическую повязку ему соорудила на голове…

– Берите этого романтика под микитки, и пусть он займется Синяевым, – распорядился Артем, – там как раз ума не надо, только сила и понадобится. – И крикнул Шевцову в спину: – Идите осторожнее!

Евгений оглянулся, невесело усмехнулся и вышел из кабины.

В салоне он увидел, что Надежда Антоновна Чекалина сидит в застывшей позе, плотно обхватив себя руками, а молодой второй пилот вытаскивает из чьего-то раскрытого чемодана мужские рубахи и укрывает ими два лежащих рядом мертвых тела – мужское и женское.

– Умерла? – спросил Шевцов, потом кивнул на третий труп – кавказца, которого подстрелил через дверь Незванов. – Этому хотя бы глаза закройте.

– Перебьется, – буркнул Пашка и горестно посмотрел на погибших Зуевых. – Жалко стариков!

– Выводи женщин! – приказал ему Шевцов, а сам принялся разбирать чемоданы и рюкзаки над Синяевым, складывая их на передние сиденья. Синяев пошевелился, и Евгений начал трясти его за плечи. Когда тот обрел способность соображать, Евгений прокричал ему на ухо:

– Идите в кабину, в кабину, понимаете?

Синяев мотнул головой, и Шевцов повернулся к Чекалиной. Ольга Прудникова что-то тихо шептала ей на ухо, а Пашка, поддерживая Надежду Антоновну за локти, пытался поднять ее с сиденья.

В эту секунду Синяев схватил Шевцова за плечо и, тупо уставившись на него, пытался что-то сказать, еле ворочая заплетающимся то ли от удара, то ли от чрезмерного перегруза спиртным языком.

– Я же вам сказал – идите в кабину. В кабину, немедленно! – прикрикнул на него Евгений.

– Я хочу выйти наружу! – пробормотал Синяев и выдохнул столь густое облако алкогольных паров, что Шевцов невольно поморщился, но достаточно спокойно повторил:

– Идите в кабину, кому я сказал!

Петр Григорьевич в ответ внятно и громко выругался по матушке и схватил Шевцова за грудки.

– Сейчас же откройте мне дверь! – проревел он во весь голос. – Я хочу немедленно выйти из этого гроба!

Тогда Евгений, недолго думая, нанес ему резкий удар кулаком в солнечное сплетение, а затем, когда тот, хватая ртом воздух, согнулся пополам, свалил его на пол, ударив ребром ладони по шее. Подтащив Синяева к кабине, Евгений сказал Каширскому:

– Присмотрите за этим придурком. Пьян в стельку. Если начнет буянить, бейте по голове.

Он вернулся в салон и взял Чекалину за руку.

– Пойдемте, – сказал он мягко.

Она покорно поднялась и направилась за ним, медленно, как сомнамбула. Шевцов довел ее до кабины и передал Артему. Потом повернулся к идущим позади Ольге и Пашке:

– Ох, нелегкая это работа – из болота тащить бегемота. – Он кивнул в сторону лежавшего ничком Синяева. – Похоже, что, протрезвев, он ничего даже не вспомнит. – И вздохнул. – Счастливец! А нам его тушу сейчас придется через окно протаскивать. Не дай бог, не пройдет!

– Ничего, протолкнем!

Пашка залихватски подмигнул девушке, а Артем отметил, что молодые люди, видимо, успели найти общий язык. Он присмотрелся внимательнее и озадаченно хмыкнул про себя: тренерша только на первый взгляд казалась молоденькой, на самом деле была гораздо старше, лет этак тридцати с гаком. Артем почему-то обрадовался: обломался Павел, ох как обломался! Девка-то уже в возрасте, да еще и замужем поди? Он отвел от нее взгляд, стараясь не выдать свой внезапно возникший интерес к ней.

В подобной ситуации не должно быть ни женщин, ни мужчин. Только одна сплоченная команда, иначе им не выбраться отсюда, не выжить среди этого нагромождения скал в глухой тайге.

Шевцов тронул его за рукав:

– Нужно позаботиться о теплой одежде и продуктах.

– Черт, – Артем озадаченно посмотрел на него, – действительно, можем пропасть ни за грош. Но это дополнительный риск. Вертолет держится на честном слове… Я не…

– Он прав, – подала голос молчавшая до сих пор Ольга и окинула Артема недружелюбным взглядом, – без продуктов и теплой одежды мы загнемся в первую же ночь.

– Хорошо, – вздохнул Артем, – попробуем рискнуть. Кто пойдет?

– Я, – вызвался Шевцов, – но сначала нужно переправить всех на землю. И еще нам понадобятся карты местности.

– Это без проблем, – сказал Артем, – они в кармане моего сиденья.

– Я их захвачу, а ты займись людьми. И еще… – Евгений вытащил из-под сиденья автомат одного из угонщиков. – Возьми его. Не исключено, что он нам понадобится, а вот пистолет уже никуда не годен. – Шевцов повертел в руках изуродованный выстрелом журналиста пистолет второго бандита и выбросил его из кабины. – Теперь им даже воробьев не напугаешь.

Он вернулся в салон, а Артем с помощью Пашки и Ольги отправил сквозь разбитый бустер Каширского, крикнув Агнессе, чтобы она помогла профессору благополучно спуститься с вертолета. Потом они с трудом поставили обмякшего Синяева на ноги и бесцеремонно вытолкали в отверстие, где Незванов и Агнесса подхватили его и столь же бесцеремонно отправили на землю.

Следом достаточно ловко и быстро выбрался Пашка, вытянул за руку Ольгу, и уже через секунду Артем услышал громкую перебранку. В спешке его второй пилот спрыгнул прямо на Синяева, чем окончательно привел того в чувство.

Тем временем Евгений стал передавать из салона чемоданы, а Артем выкидывал их в окно. Судя по громким Пашкиным комментариям, некоторые чемоданы и сумки то ли раскрылись, то ли порвались, но большинство все-таки выдержали.

Внезапно вертолет завибрировал и начал крениться набок.

– Шевцов, вылезай! – закричал Артем.

– Тут немного осталось.

– Кому я сказал, вылезай! – взревел Артем. – Ты что, идиот? Вертолет вот-вот свалится к такой-то матери!

Голова Шевцова просунулась в кабину, и Артем цепко ухватил его за шиворот и, как пробку из бутылки, рванул на себя. Только-только они успели спрыгнуть на землю, как искореженный нос вертолета задрался кверху и машина, опрокинувшись через кромку скалы, со скрежетом и грохотом, подняв за собой облака снежной пыли, исчезла в ущелье.

Через несколько секунд раздался глухой удар, и вверх взметнулись клубы пламени, простеганные черными языками дыма.

– Господи! – в один голос выдохнули все, а Чекалина перекрестилась и что-то зашептала, быстро-быстро шевеля серыми от страха губами.

Таранцев обвел взглядом людей, молча стоявших рядом с ним, затем посмотрел на окружавшие их угрюмые дикие горы. Порыв холодного ветра, проникший сюда из скальных глубин, заставил всех поежиться. Встретившись глазами с Шевцовым, Артем сжал зубы. Евгений, похоже, не хуже его понимал, в какую передрягу они попали, и то, что они избежали гибели вместе с вертолетом, совсем не означало, что их мытарства на этом закончились.

Глава 6

Путь вниз занял более трех часов. Часы показывали десять, когда они достигли первых деревьев, и одиннадцать, когда они вошли в таежную чащу.

Здесь было значительно теплее – исчез ледяной пронизывающий ветер, который дул со снежников, – но стало неимоверно сыро. И вскоре они вымокли до нитки от невысохшей утренней росы, покрывавшей все вокруг. Громадные пихты, унизанные каплями, словно бисером, низвергали настоящие водопады, стоило нечаянно задеть их. Невольные путешественники останавливались на редких полянах, стараясь хоть немного обсохнуть под нежаркими еще лучами солнца, но стоило вступить под мрачные своды таежного глухолесья, как вновь на них обрушивались потоки ледяной воды, от которых не спасали ни теплые куртки, ни плащи, промокшие насквозь в первые же минуты перехода по лесу.

Наконец они вышли к неширокой, но бурной, порожистой реке. Артем в очередной раз вытащил из кармана карту, они с Шевцовым тихо посовещались, потом обвели взглядом притихших товарищей по несчастью, и Артем скомандовал:

– Ну, все! Привал! – и посмотрел на часы. – В тринадцать ноль-ноль мы должны покинуть сии благословенные места, а сейчас нужно развести костер, обогреться, осмотреть ноги, нет ли у кого потертостей! Давайте к тому же проверим, что у нас имеется из продуктов.

Продуктов оказалось не густо. Три пачки печенья, пакетик леденцов, два банана и баночка меда.

Незванов выложил на приспособленное вместо скатерти полотенце пачку сигарет, а Агнесса – мятные таблетки, которые здесь были явно ни к селу ни к городу, и женщина, застеснявшись, вновь убрала их в карман куртки.

Тем временем Незванов и Рыжков натаскали дров. Каширский развел костер, и бывшие пассажиры вертолета расселись кто на чем придется возле огня, постаравшись теснее прижаться друг к другу. Только Синяев устроился поодаль. Он страдал от похмелья и волком посматривал на Шевцова.

Надежда Антоновна полностью избавилась от страха. Стоило ей ощутить твердую почву под ногами, как она вновь обрела уверенность, но по тому, с какой опаской она порой оглядывалась назад, где догорали останки вертолета, Артем понял, что она теперь до конца дней своих не сядет в самолет. Однако сейчас она проявила вдруг замечательные качества медсестры и быстро и аккуратно забинтовала голову зоологу, а потом перевязала руку Шевцову, который, оказывается, был слегка задет срикошетившей от обшивки автоматной пулей. Все это время он терпеливо сносил боль, не обмолвившись о ранении ни единым словом, пока Каширский не заметил кровавое пятно, проступившее сквозь рукав куртки.

В то время как Надежда Антоновна, охая, разматывала самодельную повязку из разорванной надвое майки, Артем подумал, что Шевцов – очень интересный человек и совсем не похож на предпринимателя, по крайней мере, на тех, с которыми Таранцев был знаком. Хотя Шевцов не был медиком, но обладал некоторыми врачебными навыками. Артем определил это по тому, какие он давал советы Надежде Антоновне, колдовавшей над его раной. Он оказался смелым и решительным, а в сложившейся ситуации это были очень ценные и крайне необходимые качества…

– Наверное, пилотам следует рассказать нам, что же произошло на самом деле и откуда взялись эти угонщики? – прервал размышления Артема Каширский.

Артем повернулся к нему и пожал плечами:

– В Горячий Ключ мы летаем практически ежедневно, но этот рейс был незапланированным, к тому же мы вылетели гораздо раньше, чем обычно, а двух кавказцев для полноты комплекта подхватили уже перед самым вылетом. Павел, – обратился он к напарнику, – ты в курсе, как они умудрились пройти на поле, миновав контроль?

– Ну, вы прямо как маленький, – покачал головой Пашка, – на это поле танк заедет – никто не заметит. Тем более в такую рань. И потом, кто-нибудь когда-нибудь мог подумать, что в нашей дыре объявятся вдруг угонщики, да еще такого драндулета, как наш?

– Вы их посадили без билетов? – строго спросила Ольга, устремив на Артема взгляд своих бархатных глаз.

Он удрученно развел руками, вспомнив некстати про сгоревшие вместе с вертолетом деньги.

– Ваше разгильдяйство, Таранцев, привело к гибели двух замечательных людей, – сказал сухо Каширский, – и я думаю, вас ждут серьезные неприятности по возвращении.

– А вот про возвращение лучше не загадывать, – проворчал Шевцов и натянул на забинтованную руку рукав сорочки. – Давайте не будем сейчас выяснять степень вины летчиков: несмотря ни на что, они с честью вышли из ситуации. И если бы не мастерство Артема Егоровича, трупов могло быть гораздо больше. Я бы в подобной ситуации не справился. – Он поднялся на ноги и с высоты своего довольно приличного роста оглядел товарищей по несчастью. – Нам нужно выходить к жилью. А это совсем не просто. Для тех, кто не ходил по горной тайге, объясню более популярно: на каждый таежный километр вы затратите раза в три больше сил, чем тратите в городе. Причем у нас нет продуктов, нет палаток, нет средства против гнуса, а из оружия имеется всего один пистолет с запасной обоймой к нему да автомат с наполовину пустым магазином.

– Без палаток можно обойтись, – заметил Рыжков, – в наших силах соорудить шалаши для ночлега. А что касается пропитания, то у меня есть леска и несколько крючков, поэтому можно заняться рыбалкой и ставить силки на птиц и мелкое зверье. А еще я знаю, как устанавливать ловушки не только на зверя, но и в воде, на рыбу. Можно сказать, обладаю универсальными браконьерскими навыками. А вот посмотрите, что я прихватил по пути. – Он полез в сильно оттопыренный карман куртки и вытащил серый, по виду напоминающий кусок грязного весеннего льда обломок. – Это – каменная соль. Видно, ее сюда забросили для оленей. Они основательно ее облизали, но и нам кое-что осталось.

– А я думаю, зачем этот чудак куски льда с земли поднимает? – улыбнулась Чекалина.

– Без соли нам не обойтись, – улыбнулся в ответ зоолог и достал из второго кармана желтоватый корешок, похожий на большую чесночину. – Это таежная лилия, саранка, ее луковица очень богата крахмалом. Во время войны, да и после, это было самое желанное лакомство для ребятни. – Он огляделся по сторонам. – Будем собирать черемшу, а кроме нее сколько еще есть всяких травок полезных: и медуница, и подорожник, и первоцвет… Можно делать салаты. Конечно, это не очень сытно, но все лучше, чем ничего. А ведь еще есть лишайники. Смотрите, прямо у нас под ногами их два вида – всем известный ягель и исландский мох. На Севере из них варят нечто вроде каши. По питательности не уступают картофелю. Только их надо сначала хорошо вымочить в растворе золы, а потом варить. Лишайник можно и солить, как папоротник. Я пробовал. Достаточно прилично на вкус, если, конечно, сильно есть захочешь… А еще можно по закромам кедровки и бурундука пошарить, горсть-другую орехов отыскать. Так что худо-бедно, но выживем, друзья, тайга с голоду умереть не даст. А сколько здесь нетрадиционных продуктов питания и на суше, и в воде…

– Что вы имеете в виду? – подозрительно спросил Артем.

– Ну, хотя бы тех же лягушек.

– Фу, гадость! – скривилась Агнесса.

– Ну почему же гадость? – пожал плечами Рыжков. – Объясните, чем килограмм лягушечьего мяса отличается от килограмма зайчатины или медвежатины? Только за килограммом зайчатины надо еще побегать, а будешь охотиться за килограммом медвежатины, так, того гляди, не только аппетита, но и жизни можешь лишиться. А лягушек добывать проще простого. Конечно, вес одной лягушки раз в двадцать меньше, чем зайца, но добыть ее в сто раз легче. А сколько вокруг всяческих грызунов, птиц, насекомых, в конце концов. А в воде, помимо рыбы и лягушек, пруд пруди различных моллюсков… Ешь – не хочу, просто надо уметь их приготовить.

– Ну, Аркадий Степанович, по вашим словам, тут не тайга прямо, а чуть ли не Елисеевский гастроном, – усмехнулась Агнесса. – Скатерть-самобранка, да и только! А ковра-самолета у вас, случайно, в запасе не найдется? Мы ведь около трех километров прошли и то уже расклеились, а что дальше будет?

– Ради бога, Агнесса Романовна, – поморщился с досадой Незванов, – в кои-то веки подобное приключение выпадает, а вы каркаете!.. Это ж какой классный материал получится: полет на списанном вертолете, угонщики, катастрофа, блуждание по тайге! Скажи кому, не поверят, что все – одновременно и мне одному!

– Я бы тоже хотела, чтобы все тебе одному досталось, – неодобрительно проворчала Агнесса, – но нет, приходится на всех делить!

– Да я ведь о статье говорю, а не о чем-то другом.

Незванов посмотрел на Артема, словно просил о поддержке. И тот сказал примиряюще:

– Все нормально, Дима! Материала для статьи у вас будет в избытке, даже для нескольких статей, я думаю.

– И одна будет называться «Из зала суда», – пробурчал со своего места Синяев, – я клянусь, что еще сдеру с вашей паршивой компании все издержки. И за моральный ущерб, и за материальный… Я вас без штанов оставлю…

– Ну что ж, если вам доставит удовольствие любоваться моей голой задницей, то могу хоть сейчас вам ее показать, не дожидаясь решения суда. – Артем с вызывающим видом обернулся к Синяеву. Тот побагровел, но смолчал и поспешно отвел взгляд.

– Ребята, ребята, – захлопала в ладоши Ольга, – прекращайте ссориться! – И неожиданно для Артема попросила его: – Берите командование на себя, а в заместители мы вам назначим… – Она обвела взглядом мужчин и остановила его на Шевцове. – Женю, например. Согласны?

Она улыбнулась Артему вдруг так открыто и доверительно, словно и не сидела в салоне несколько часов назад с надменным и безучастным видом, отчего стала еще красивее и моложе. Впрочем, это его не слишком обрадовало, потому что сразу чересчур велика оказалась разница в возрасте, что существенно уменьшало его шансы на успех…

«Олух царя небесного, – обругал он себя, – размечтался, идиот, слюни распустил. Нужен ты ей… Вон и Шевцов уже для нее просто Женя, и Незванов все время рядышком крутится, да и Пашка тетеревом выплясывает… А ты кто? Всего лишь бывший пилот бывшего вертолета. И впереди светят довольно мрачные перспективы. Ведь обязательно всплывет, что эти сволочи были „левыми“, а вертолет шел с большим перегрузом. Арсеньев, конечно, еще тот козел, но командир вертолета я, и, значит, мне отвечать по полной программе», – тоскливо подумал Артем. Он вздохнул и решительно объявил:

– Ладно, слушай мою команду! Аркадий Степанович, – он посмотрел на зоолога, – назначаю вас своим замом по тылу. Распределите сейчас на всех печенье, а вместо чая – вода из ручья, можно добавить туда меду. Сами понимаете, с пустым желудком много не пройдешь.

– Хорошо. – Рыжков вскочил на ноги. – Молодежь, срочно в лес искать бересту. Соорудим из нее туеса для воды. – И повернулся к женщинам: – Может, у кого-то есть нитки и иголки, чтобы сшить края?

– Тут не иголку надо, а шило, – проворчал недовольно Синяев. Он достал из брюк перочинный нож, богато украшенный инкрустацией, и предложил: – Давайте я туесами займусь. У моего деда пасека была, так он в туесах мед хранил и меня научил их делать.

– Прекрасно, – кивнул зоолог, а Шевцов весело подмигнул Артему. И тот подумал, что, кажется, они понимают друг друга уже без слов.

Через четверть часа все были при деле. Женщины окружили Синяева, который, посматривая на них исподлобья, что-то ворчливо объяснял и показывал, как правильно свернуть полоску бересты.

Пашка и Незванов, весело пересмеиваясь, готовили удочки для ловли рыбы, а зоолог демонстрировал им, как привязывать крючки, и тут же, поймав крупного паута,[1]1
  Паут– овод (сибир.).


[Закрыть]
использовал его как наживку.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Поделиться ссылкой на выделенное