Ирина Медведева.

Обучение у воды

(страница 5 из 29)

скачать книгу бесплатно

Добиться одинакового отношения к ужасному, безобразному и прекрасному достаточно трудно. Вы убедились в этом на практике, обучаясь воспринимать вкусную и отвратительную пищу как обыденную. Для того чтобы и отвратительная, и обыденная пища всегда казались вам вкусными, нужно использовать еще и дополнительные упражнения и медитации, в частности контролируемую раскачку противоположных эмоций и работу с пороками и извращениями, но это уже относится к другой области, а мы пока вернемся к медитациям «вкуса жизни».

«Получение удовольствия от касания» – это огромная группа упражнений, открывающая мир ощущений через касания, наполненные различным смыслом и содержанием, начиная от ласки ребенка или женщины и заканчивая нанесением ударов по телу противника.

Развивая повышенную чувствительность при касании различных предметов, поверхностей, сред или живых объектов и используя при этом различные методики, ученики открывают путь к ряду сверхспособностей, к умению управлять своей и чужой энергией. Это относится и к так называемому «касанию без касания», то есть ощущению предмета или объекта на расстоянии.

Касание помогает контролировать движения противника и осуществлять действия, дающие власть над ним. Касание в различных своих проявлениях – это основа техники массажа, половой жизни и многих других действий, необходимых для полноценного существования. Кроме того, осознанное касание может стать изысканной пищей для вашей души.

«Получение удовольствия от слушания» известно многим меломанам. Современная наука обнаружила даже некоторые биохимические процессы, происходящие под действием музыки, в результате которых в организме выделяются наркоподобные вещества, продуцирующие ощущение наслаждения. Работа со слухом так же сложна и многообразна, как и с другими органами чувств. Постоянно упражняя и развивая органы слуха, Спокойные с годами не только не ощущают ухудшения их функций, но и существенно повышают их возможности и работоспособность.

К упражнениям «получение удовольствия от вдыхания» относятся дыхательные и дыхательно-медитативные упражнения. «Вкус воздуха» – своеобразное созерцание вдыхаемого воздуха и дыхательно-энергетические комплексы, связанные с накоплением энергии в организме и управлением этой энергией. Сюда же относятся упражнения с криком и звуком (в частности, боевые крики и имитация криков животных), а также пропевание и проговаривание определенных звукосочетаний, необходимых для ритуальных, медитативных или эстетических целей. Естественно, что каждое упражнение этого типа сопровождается постепенным увеличением эмоционального накала медитаций для расширения способностей восприятия.

Наверно, вы обратили внимание, что каждый тип медитаций работает с одним из органов чувств. Пока мы говорили лишь о внешних, но потом речь пойдет и о внутренних органах чувств. Каждый прорабатываемый в медитации орган чувств в свою очередь представляет один из каналов, действующих в процессе расширения сознания. Обучаясь увеличивать «пропускную способность», а также способность к поглощению и усвоению информации по каждому каналу, вы вносите свой вклад в умение расширять сознание, получая информацию одновременно из многих источников.

«Получение удовольствия от поедания» в данном случае подразумевает все формы наслаждения процессом поглощения пищи в обычном утилитарном понимании этого слова.

«Получение удовольствия от воспоминаний» – медитативный процесс осознания себя во времени и создания нити жизни.

«Получение удовольствия от изучения» – комплекс медитаций, помогающих более успешно осваивать какую-либо область знаний или умений.

Когда процесс познания доставляет радость, человек легче и быстрее осваивает тот объем материала, на который при других условиях ему потребовалось бы в несколько раз больше времени. Как видите, помимо помощи в усвоении впечатлений, медитации «вкуса жизни» выполняют и ряд других функций, в данном случае помогая усваивать еще и интеллектуальную пищу.

Существует еще много других медитаций «вкуса жизни», таких, как «получение удовольствия от движения», «получение удовольствия от осознания», «получение удовольствия от путешествия за горы» – один из самых любопытных разделов, связанный как с обычными путешествиями, так и с выделением двойников и мгновенными перемещениями в пространстве, «получение удовольствия от общения, подчинения и управления», «получение удовольствия от аромата корзины с травами» и прочие.

Учитель продолжал рассказывать о работе с кругом пищи до тех пор, пока трехчасовой этап тренировки не подошел к концу.

Славик достал из сумки «любительскую» колбасу, лук, хлеб и несколько бутылок кефира. Насквозь мокрые от пота, мы, даже не переодевшись, опустились на землю и набросились на еду.

– Похоже, все мои слова о расширении восприятия и правильном питании пролетели мимо ваших ушей, – укоризненно заметил Ли, с аппетитом откусывая здоровенный кусок колбасы. – Ваши чувства во время еды – совсем как у голодных волков, пытающихся урвать друг у друга кусок добычи, сосредоточены лишь на кусании и глотании.

Воин Жизни должен получать от еды и питья изысканное удовольствие. Поэтому он не набрасывается на нее, как изголодавшийся людоед на отбившегося от группы туриста, а ест размеренно, спокойно и понемногу, одновременно наслаждаясь и своим постепенно затихающим чувством голода, и прикосновением пищи к небу и языку, и тем, как мягко она скользит вниз по пищеводу, наполняя желудок приятной тяжестью и теплом. Нужно осознавать запах пищи и расширять сознание, созерцая прекрасные картины природы и услаждая слух моими мудрыми речами, а заодно насыщать свои внутренние органы чувств, читая про себя стихи, вспоминая какие-то приятные события или предаваясь чарующим фантазиям.

Можно представить себе трапезу на природе в компании прекрасной женщины. Можно ощутить касание ее нежных рук, услышать голоса поющих девушек или завораживающие звуки леса – пение птиц, шорох ветвей, звон цикад и журчание реки. Можно созерцать облака, сливаясь с ними в мягком ощущении плавного неторопливого полета, и все эти впечатления нужно совмещать с осознанием процесса пережевывания и поглощения пищи, ни на секунду не теряя контроля над ним. Тогда трапеза превращается в изысканное удовольствие и одновременно становится тренировкой расширения восприятия и сознания.

Утолив первые отчаянные позывы голода, я, следуя указаниям Ли, смог сосредоточиться на множестве сигналов, идущих извне, которые раньше я просто не замечал.

С детства ставший привычным вкус довольно посредственной колбасы заиграл нюансами оттенков в сочетании с возбуждающей горечью лука и кисловатым привкусом черного хлеба. Плывущие по небу облака стали ближе и объемнее, захватывая меня своим движением и передавая телу ощущение полета и легкого головокружения. Я вспомнил ужин со своей возлюбленной кореянкой, когда она после нескольких часов упражнений с сексуальной энергией кормила меня с рук каким-то неизвестным мне, но удивительно вкусным восточным блюдом. Я почувствовал ее пальцы на своих губах, вспомнил прикосновения ее упругой кожи…

Меня охватило эйфорическое ощущение спокойного счастья. Впечатления, идущие от окружающего мира, затопили меня своим громадным и неповторимым очарованием. Рябь на поверхности водохранилища играла бликами солнечного света… Под примятой травинкой протискивался рыжий муравей, сжимающий в челюстях зеленую гусеницу в два раза большую по размеру, чем он сам. Шмели гудели в цветах, окрашивая лапки разноцветной пыльцой.

– Это и есть настоящая жизнь, – промелькнула и исчезла мысль, растворяясь в ощущении остановившегося времени. – Почему я так редко замечаю, как она прекрасна?

Ли пристально смотрел на меня своими глубокими черными глазами. Его челюсти мерно двигались. Он наслаждался вкусом пищи.

Глава 3.? Прикосновение к истине

Славик заторопился на службу, а мне предстояло отоспаться.

– Куда пойдем, в грот или в учебный класс? – спросил я.

Грот и учебный класс были нашими основными местами для ночлега. Грот представлял собой небольшое укрытие среди скал, защищающее от ветра и непогоды, и, особенно в теплые ночи, было исключительно приятно засыпать в нем, глядя на звездное небо и темные таинственные контуры деревьев.

Учебным классом мы были обязаны Славику. Это было унылое бетонное строение, одиноко стоящее среди леса и возведенное с неведомыми мне целями. Сейчас это здание находилось в ведении милиции и разделялось на учебный класс с поцарапанными партами и выцветшими плакатами на стенах и складом зимнего обмундирования – милицейских дубленок, бушлатов и прочего добра. Поскольку в теплый период этим обмундированием никто не пользовался, а милиционеры не пылали жаждой знаний, обычно учебный класс был заперт на висячий замок и совершенно пуст. Славику удалось раздобыть ключи, и учебный класс стал нашим излюбленным убежищем.

– Сегодня тебе предстоит спать на деревьях, – сообщил Ли.

Я чувствовал себя совершенно измотанным после спарринга со Славиком и уже предвкушал сладкий сон на горе дубленок и бушлатов, поэтому отнесся скептически к идее отдыхать, уподобившись нашим далеким предкам, но скрыл свое разочарование за бесстрастной маской ученика, смиренно и спокойно воспринимающего любые распоряжения Учителя.

Мое наигранное безразличие не обмануло Ли, и он радостно причмокнул губами.

– Ничего, это не так страшно, как кажется, – успокоил меня он. – Тебе даже понравится.

Учитель соорудил из нескольких веревок отдаленно напоминающую гамак конструкцию, закрепив их концы на ветках и стволах деревьев. Он закрепил на веревках несколько дубленок и валиков, скатанных из бушлатов, и объяснил мне, как я должен улечься на получившееся довольно шаткое сооружение, сохраняя равновесие.

Я лег, стараясь не совершать никаких лишних движений, чтобы не грохнуться на землю. Веревки поскрипывали и колыхались под моим телом.

– Чтобы как следует отдохнуть, ты должен полностью расслабиться, – сказал Ли. – Если ты расслабишься, твое тело автоматически и без всякого напряжения примет нужное положение и уже не изменит его. Такая форма растяжки на веревках предназначена специально для полноценного отдыха. Существует множество способов подвешиваться на деревьях в зависимости от цели, которую ты преследуешь. Сейчас ты должен научиться расслабляться и отдыхать.

Вспомнив аутогенную тренировку, я начал расслабление с мышц лица и головы, переводя его на все тело. Веревки натянулись и стабилизировались подо мной. Мне казалось, что мышцы, как густой кисель, медленно стекают вниз по костям, сплавляясь в единую расслабленную устойчивую массу с валиками, дубленками и веревочным каркасом. Усталость взяла свое, и по мере расслабления меня начало охватывать удивительное ощущение спокойствия и блаженства. Я еще успел отметить фазу, когда не мог ни открыть веки, ни пошевелиться, потом тело стало легким и невесомым, исчезая и растворяясь в бесконечности, и я погрузился в сон.

Острая боль обожгла мою ногу и плечо. Я еще не успел проснуться и понять, что происходит, как тело автоматически среагировало и начало обороняться. Даже с закрытыми глазами я понял, что удары наносит Учитель. Удары Славика были менее точными, более травмирующими, но в то же время гораздо менее болезненными, чем удары Ли.

Выворачиваясь и падая с веревок, я, повернув голень, смягчил мясистой частью икры удар палкой, направленный в кость. Приземлившись на четвереньки, я, еще не успев подняться с колен, начал совершать облачные движения, пытаясь осуществить контроль над вооруженной палкой рукой Учителя и его другой рукой, не менее опасной, вездесущей и почти неуловимой.

Сознание постепенно возвращалось ко мне, и я с радостью отметил тот факт, что Ли атаковал меня одной палкой, а не двумя, потому что именно при обработке двумя палками я чувствовал себя мучительно беспомощным и беззащитным. В нынешней ситуации я все-таки мог что-то сделать, хоть как-то противостоять натиску Ли, и при каждом своем относительно удачном действии я чувствовал жгучую радость, которая сводила на нет острую боль от ударов.

Все глубже проникаясь приподнятым радостным настроением тренировочного боя, я уже без страха и сомнений вошел в его скоростной ритм. Мое тело стало двигаться свободно и пластично, я всем своим существом откликался на действия Учителя и, казалось, слился с ним в феерическом вихре движений. Пару минут спустя Ли отбросил палку, довольным кивком головы давая понять, что я выполнил то, чего он хотел добиться своими действиями.

Жестами Учитель показал мне, что я должен перейти к скоростному бою с тенью, основанному на облачных движениях.

Облачные движения представляют собой систему непрерывно и плавно переходящих друг в друга циркуляционных движений, в основном круговых и восьмеркообразных. Координационной сеткой облачных движений является система кругов, плоскостей или путей, описанных в предыдущей главе.

Облачные движения сочетаются с движениями корпуса таким образом, что последовательно осуществляют защиту всех уязвимых и открывающихся зон тела исполнителя и в то же время скрывают момент атаки, а за счет рук, находящихся в полурасслабленном-полунапряженном состоянии, позволяют мгновенно наносить скоростные импульсные удары в любых направлениях.

В сочетании с техникой следования за конечностями противника и поддерживанием с ними постоянного контакт-контроля, облачные движения создают великолепную базу для защитно-атакующих действий, обеспечивающую очень высокую степень безопасности исполнителя.

Используя облачные движения, я мог, не глядя, чувствовать действия и перемещения противника, следуя за его конечностями с сохранением периодического легкого контакта. Я мог полностью «связать» его конечности, разрушить его планы, запутать его в липкой паутине циркуляционных движений так, что он фактически оказывался скованным.

Противник не мог предугадать, с какой точки будет нанесен удар, он вообще не замечал начала удара. Мои руки могли приблизиться к нему вплотную и осуществить техники, разрушительные в своей эффективности. Если же противник был вооружен, то, руки, через пару движений как бы прилипнув к его конечностям, могли предугадать момент начала атаки и выполнить обезоруживающее действие в самый подходящий для этого момент.

Я неоднократно упоминал о технике облачных движений в своих книгах и демонстрировал ее в видеофильмах. Так, в фильме «Коготь каменной птицы» я показывал, как с помощью облачных движений человек с завязанными глазами может с легкостью обезоруживать вооруженного и зрячего противника.

Некоторые фрагменты применения облачных движений есть и в фильмах, посвященных УНИБОС, Универсальной Боевой Системе, разрабатываемой мною во многом на основе рукопашного боя Шоу-Дао в сотрудничестве с некоторыми моими учениками и соратниками из вооруженных сил и правоохранительных органов России, а ранее – Советского Союза. В настоящее время Универсальная Боевая Система внедряется в подготовку российской армии, флота, правоохранительных органов и частных охранных структур.

В бою с несколькими противниками облачные движения изменяли свой рисунок на очень замысловатое сочетание циркуляционных движений и перемещений по нескольким направлениям. Такая усложненная форма облачных движений могла быть использована для поиска противника в полной темноте. В этом случае подключалась заранее наработанная в тренировках сверхвосприимчивость, резко обостренная чувствительность всех органов чувств, когда на уровне подсознания пространство вокруг бойца воспринималось им, как своеобразное чувственное продолжение его тела. Боец мог четко ощущать в этом пространстве все действия и перемещения противника и блокировать даже быстрые и неожиданные его удары.

Сейчас я выполнял бой с тенью при достаточной освещенности, и вдруг, неожиданно, я поймал себя на мысли, что за счет внутренней собранности и обостренности восприятия при бое вслепую, в темноте или с завязанными глазами я работаю лучше, чем при свете дня.

Ли подскочил ко мне и нанес сильный удар в грудь, который я, увлеченный своими мыслями, не успел отпарировать. Мы снова приступили к спаррингу, но на этот раз Учитель не был вооружен.

Спарринг был направлен на отработку облачных движений. Наши конечности следовали друг за другом, почти не теряя контакта, и я автоматически выполнил технику «наблюдение за серединой» – интуитивное действие, когда сталкивающиеся и сплетающиеся верхние и нижние конечности взаимно блокируются, пытаясь занять наиболее выгодную позицию для атаки.

Одновременно с этим выполнялись серии различных способов освобождений от захватов, осуществлялись попытки выйти на бросок или болевой прием. Пытаясь выполнить какой-либо технический элемент, я, хотя обычно мне не удавалось довести его до конца из-за хитроумных контрприемов Учителя, на долю секунды как бы чувствовал его развитие и продолжение, как если бы мне удалось завершить прием. Но в самый решающий момент Ли разрушал все мои планы, и все начиналась сначала, но ощущение словно бы доведенной до конца техники закладывалось у меня в подсознание.

Я чувствовал, когда Учитель подстраивает мне ловушку, и в свою очередь делал вид, что попадался в нее. Ли, меняя тактику, снова поддавался мне, и я пытался выполнить новый прием, сопровождая его эмоциональным взрывом, наполненным жгучей, но контролируемой яростью бойца. В своем воображении я даже слышал хруст ломающейся конечности, видел внутренним зрением, как лопаются и крошатся кости, но в последний момент я ослаблял хватку, ни на секунду не забывая, что это – учебный бой.

Постепенно меня захватил процесс расширения сознания. Перенасыщенные восприятием эмоциональные каналы заряжали меня восторженным удовольствием воина, ощущающего в бою с сильным и жестоким противником свою собственную силу, технику и мощь.

Не изменяя ритма и темпа поединка, Учитель заговорил тихим монотонным голосом без малейших признаков сбившегося дыхания.

– Еще много раз я буду рассказывать тебе о пути пищи, о работе с кругом пищи, – сказал он. – Эта тема почти неисчерпаема, так как потребность в пище – это самая насущная потребность человека, без удовлетворения которой он не сможет существовать и продолжать свой род. Поэтому, хотя слова «теория правильного питания» звучат гораздо менее завлекательно, чем, например, «управление сексуальной энергией», упражнения в круге пищи дают не менее впечатляющий эффект, чем потрясения, испытанные тобой при долинном оргазме.

Теория питания в Шоу-Дао включает в себя удовлетворение всех потребностей организма, в том числе потребностей эмоциональных, интеллектуальных, социальных, сексуальных, удовлетворение потребностей в самовыражении, активности физической и духовной, потребности в личной свободе или, наоборот, в личной зависимости и множестве других потребностей, присущих человеческим существам.

Большинство восточных эзотерических учений призывают к ограничению и обузданию личных потребностей, к отказу от желаний и побуждений, которые в данных системах рассматриваются как неправедные, вредные или греховные. Возникающий в результате подобных самоограничений мощный волевой контроль «сознания над телом» они рассматривают как этап продвижения к познанию истины и к совершенству. Спокойные, следуя теории питания, подходят к этому вопросу с другой стороны. В притче «Чье искусство лучше» говорится как раз о таком различии в подходе к обучению, хотя на первый взгляд может показаться, что речь там идет совсем о другом. Вот эта притча.

Однажды встретились ученики великих мастеров рукопашного боя и заспорили, чье искусство лучше, а рассудить свой спор попросили мудрого старца, живущего неподалеку от места их встречи.

Старец, недолго думая, назначил им несколько испытаний, в результате которых выяснилось, что трое бойцов превосходят в своих умениях остальных, но, как ни пытаются, а друг друга победить они не могут.

Тогда мудрец подозвал их к себе и велел каждому рассказать о своей жизни.

– День и ночь я оттачиваю свое искусство, – начал свой рассказ самый свирепый на вид боец. – Утренние лучи солнца не успевают еще коснуться верхушек гор, а я уже выбегаю из своей хижины и сокрушаю ударами все, что встречается на моем пути. Вокруг моего жилья на расстоянии трех полетов стрелы все камни обращены в пыль, а все деревья изрублены в щепки. Теперь я решил голыми руками выдолбить в скале пещеру, и не пройдет и года, как я поселюсь в ней.

Настал черед другого бойца рассказать о себе. Был он серьезным и суровым и имел вид аскета.

– Долгие часы я провожу в размышлениях и медитации, – заговорил он. – С их помощью я научил дух управлять телом, и оно, слушаясь моей мысли, может стать стремительнее стрелы, летящей в цель, сильнее самого сильного зверя и податливее воды. Долгие годы я укрощал тело болью и лишениями, чтобы заставить его подчиняться духу. Этот тяжелый бой я веду каждодневно, ибо знаю, что если дам передышку, то тело мое возьмет верх над разумом…

Третий боец внешне ничем не отличался от обычных людей, и если бы мудрец собственными глазами не видел, сколь искусен он в бою, то по облику и поведению никогда не заподозрил бы в этом человеке великого воина.

– Стыдно мне перед своими соперниками, – начал свою речь третий боец, – волею судеб вот уже более пяти лет я не могу оттачивать свое мастерство так, как делают это они, потому что мне пришлось отправиться в путешествие по просьбе своего наставника, и лишь недавно я нашел то, что искал для него. Все это время, как только выпадал случай, я ел побольше и спал подольше, потому что не знал, что ожидает меня завтра. Прежде чем отправиться странствовать, я несколько лет работал по дому у своего Учителя, лишь изредка получая его уроки. Я и сам не могу понять, как мне удалось научиться стольким вещам. Как-то само собой выходит, что я проникаю разумом в суть вещей.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Поделиться ссылкой на выделенное