Ирина Мазаева.

Заговор на любовь

(страница 2 из 8)

скачать книгу бесплатно

Только два мальчика в их 9 «А» были более-менее приличными: Кирилл Козлов и Саня Матвеев. Так и тех девчонки быстро прибрали к рукам. Козлова в конце концов дожала первая красавица класса Дашка Стародубцева, и они теперь сидели вместе на задней парте. А у Сани Матвеева, по слухам, была девочка из другой школы. Вот и все. На остальных же ни Юльке, ни Натусику даже смотреть не хотелось. Да и не на что там было смотреть.

– Погодите, девчонки, подрастут ваши мальчики к одиннадцатому классу, такими принцами станут, – успокаивали подружек по очереди их мамы тетя Аня и тетя Зина.

Но когда там еще будет одиннадцатый класс! А влюбиться и Юльке, и Натусику хотелось прямо сейчас. Поэтому все надежды они возлагали на лето и на знакомства за пределами своего 9 «А».

Возвращались обратно не по центральной улице, а за речкой. Там шла вторая грунтовая дорога. Юлька с интересом рассматривала дома, заглядывала на участки. Кое-где кто-то копошился на грядках, кто-то их замечал, узнавал Натусика и непременно начинал рассыпаться в комплиментах:

– Наташка! Приехала! А как выросла – прямо невеста стала!

– Здрасте, тетя Шура (дядя Петя, баба Люба и т. д.), – отзывалась Натусик. – Стараюсь.

Так и дошли до бабы Кати, где уже снова был накрыт стол. И снова они наелись деревенских разносолов.

– Завтра буду печь пироги! – провозгласила баба Катя, и Юлька только тихо охнула про себя и схватилась за талию.

А после ужина, когда они помогли бабе Кате помыть посуду и убрать со стола, Натусик радостно провозгласила:

– А сейчас мы пойдем в сторону дач! Только надо немного прилечь и переварить съеденное.

Проснулись они от запаха пирожков.

Глава 3
Рыжая

Юлька еще вылезала из постели, а Натусик уже с зубной щеткой, мылом и полотенцем в руках рванула на речку чистить зубы. Юльке было как-то странно, что нет под рукой ванной комнаты с горячей водой в кране, а нужно спросонья идти на речку. Но Натусик вчера почти убедила ее, что это, во-первых, бодрит, во-вторых, полезнее, в-третьих, просто интереснее. Так что теперь Юлька сидела, свесив ноги с кровати, слушала, как баба Катя собирает на стол, и морально готовилась к выходу из теплого дома.

Пока она собиралась, Натусик уже влетела обратно в комнату с чистыми зубами, плотно закрыла дверь и прислонилась к ней спиной. И лицо у нее при этом было такое… странное.

– Что случилось? – тут же окончательно проснувшись, накинулась на подругу Юлька. – Да не молчи ты так загадочно – говори!

И Натусик выдала:

– Я влюбилась!

– Что? – ушам своим не поверила Юлька.

– Влюбилась!

– В кого?

– В парня.

– В какого парня?

– Да тише ты, бабушка услышит! Пойдем скорее, надевай джинсы! – И Натусик выскочила за порог.

Юлька быстро натянула джинсы и майку, схватила зубную щетку и мыло, накинула куртку и выскочила из дома вслед за подругой. А Натусик уже тянула ее к речке.

– Представляешь, я выхожу как ни в чем не бывало, иду на речку, сажусь на мостике на корточки… – Она рассказывала и тут же наглядно демонстрировала свои действия. – Помыла руки, намочила зубную щетку, взяла в руку зубную пасту…

– И влюбилась в нее? – не выдержала Юлька долгой прелюдии: ее аж трясло от любопытства и нетерпения.

– Не мешай! – отмахнулась Натусик, продолжая сидеть на корточках на мостике и даже не обернувшись. – Так вот, смотри, сижу я так и только собираюсь сунуть в рот зубную щетку с пастой, как что-то мне как будто говорит: «Наташа Андреева, подними голову, посмотри на дорогу».

Я не обращаю внимания. А оно снова: «Наташа Андреева, подними голову, посмотри на дорогу». И тут я не выдерживаю и поднимаю голову, чтобы посмотреть на дорогу. А на дороге…

– Да кто?!

– Он!

– Кто он? – не поняла Юлька: судя по длинному вступлению, по центральной улице должен был проезжать не просто «он», а, по меньшей мере, принц в пурпурной мантии на белом коне величиной со слона.

– Парень моей мечты, – пояснила Натусик. – Мой принц. Что, думаешь, я его без коня не узнаю?

– Да какой парень-то?

– Откуда я знаю! Ничего ты не понимаешь! – Натусик вылезла с мостика и встала рядом с Юлькой на берегу. – Какая мне разница, кто он? Он – парень моей мечты.

– То есть ты с ним не познакомилась?

– А как я с ним познакомлюсь? Я онемела. Я зубную щетку к тому времени в рот успела засунуть.

– Ради принца могла бы и высунуть. Ну ты, Натусик, даешь! – развеселилась Юлька. – Стоило ее на минутку одну отпустить… И куда?! Зубы на речку почистить! Как она тут же умудрилась влюбиться. Да-к еще и не знает, кто он. Он хоть из местных или дачник?

– В том-то и дело… – задумчиво протянула Натусик. – Я его даже толком и не разглядела.

– Ладно, я уже околела, слушая тебя! – Юлька решительно достала зубную щетку из футляра и ступила на мостик. – Я умоюсь, почищу зубы, а потом мы поговорим. В тепле. За чаем.

– За чаем – бабушка… – вздохнула Натусик.

– Закроемся в нашей комнате, – отрезала Юлька и засунула в рот зубную щетку.


Пирожки были великолепны. Ватрушки с творогом, пышки, обсыпанные сахаром, пирожки с грибами и капустой – бабушка постаралась. Юлька мужественно съела всего два, а счастливая Натусик – штук пять. Натусик слыхом не слыхивала про лишние килограммы – в ее организме любые калории сгорали тут же, едва попадая в желудок. Ела она за двоих, а оставалась стройной, влезая в сороковой размер. Юлька, которой любой лишний кусочек торта или пирожок тут же выходил в прямом смысле боком – в виде лишних килограммов, – жутко ей завидовала. Сама же Натусик не видела в своей худобе никаких плюсов.

– Ничего ты не понимаешь! – убеждала она подружку. – У женщины должны быть формы. Посмотри на меня: бедер нет, а про грудь я вообще молчу – плакать хочется. А парням нужны девчонки с грудью.

Не сказать, чтобы у нее совсем ничего похожего на грудь не было, но бюстгальтеры она выбирала с толстенным поролоном и декольте не носила. У Юльки грудь была, но как же ей хотелось иметь возможность, как Натусику, наедаться пирожками до отвала!

После чая они снова помогли убрать со стола и только потом закрылись в своей комнате. И Натусик сразу затараторила:

– Он такой, такой! Я сижу на мостике, а он идет наверху по дороге. И я сразу поняла, что это – он. У меня вот тут екнуло. Ах, Юлька, я знаю: это любовь.

– Ты хотя бы помнишь, как он был одет? – пыталась хоть что-то прояснить Юлька.

– Он? Ну… в штанах…

– Понятно, что не в юбке. В каких?

– Может, в джинсах? Не знаю. В джинсах, в свитере. В чем-то темном. Какая разница?

– Как это – какая? А как ты его узнаешь? Как мы выясним, кто это был? Как он выглядит, во что одет – ты не знаешь. Как…

Натусик перебила:

– У него такие глаза, он такой…

– Какие глаза? – теперь Юлька перебила подругу. – Ты сидела на мостике на корточках – что ты могла заметить? До дороги от речки – горка метров семь, да сама речка – метра три.

– Ничего ты не понимаешь! – снова всплеснула руками Натусик. – Мы сейчас пойдем и найдем его. И познакомимся. И ты сама увидишь, какой он.

Делать было нечего – пошли искать. Но на этот раз надели кроссовки. Потому что Натусик была уверена, что ее принц из дачников, а потому идти нужно в другую сторону, а там нет асфальта, а есть лес. Даже мазь от комаров взяли, хотя Юлька больше не ныла: она уже как-то привыкла к мысли, что комары – это нормально.

По центральной улице дошли до перекрестка с трассой, перешли на другую сторону, а там свернули на проселочную дорожку. С одной стороны стояли баньки и текла речка, а с другой – лепились деревенские домишки. Потом прошли через лесок и попали в окружение дач.

Как все-таки дачи отличаются от деревенских домов! Обшитые вагонкой или сайдингом, они все похожи одна на другую: первый этаж, мансарда, веранда. А деревенские дома, на которые Юлька уже вдоволь насмотрелась, все разные. Основательные, бревенчатые, длинные, потому что под одной крышей находились и жилые помещения, и хлев с сеновалом. Коров, правда, сейчас, как объяснила Натусик, мало кто держит. Но дома не переделывали.

Прошли по одной из улочек между дачами к озеру. У Юльки аж дух захватило – какое оно было большое, как море! Пару раз, когда папе не удавалось взять отпуск, мама брала ее с собой отдыхать в Турцию. А еще в самом детстве они всей семьей ездили на Черное море. Поэтому, что такое море, Юлька прекрасно знала. А озеро без берегов видела впервые.

– Вот такая у нас красота! – похвасталась Натусик, как будто в этом была ее личная заслуга.

– Красиво, – согласилась Юлька.

Они сели на поваленное дерево. Перед ними расстилался песчаный пляж, на котором слева вдалеке лежали лодки. А за пляжем – само озеро. Солнце спряталось за тучки, и вода была свинцово-сизой. С криками в небе летали чайки. С озера немилосердно дуло. Юлька застегнула куртку, а Натусик ободрила:

– Ничего. Это еще начало лета, а потом потеплеет, и будем здесь купаться, загорать на пляже. Здесь, кстати, все дачники загорают. Можно познакомиться с кем угодно!

Они немного посидели, замерзли окончательно и пошли бродить среди дач. Натусик старалась заглянуть за все заборы – искала своего принца, а Юлька заглядывала просто от любопытства.

На дачных участках тоже кое-где кто-то копошился на грядках. Но эти люди в отличие от деревенских если и обращали внимание на подружек, то смотрели неодобрительно, как будто те тут шатались единственно, чтобы причинить дачникам какой-либо вред. И это было неприятно. В конце концов Юлька сказала:

– Пойдем отсюда! Чего они на нас так косятся?

– Вернемся на озеро, – быстро согласилась Натусик. – Посидим, а потом снова пройдемся.

– Зачем? – Юльке совершенно не хотелось идти туда, где ветер.

– А вдруг мой принц как раз сейчас в дом зашел? Мы переждем, а он потом выйдет. И тут-то мы его заловим!

Делать нечего – снова пошли к озеру. В некоторые моменты, Юлька знала, спорить с подругой было бесполезно. Да и потом, ей уже самой интересно стало посмотреть на парня Натусиковой мечты. И завидно было, что не она первая влюбилась, а подруга. Да и потом так стремительно – всего на второй день их пребывания в деревне, на седьмой день лета.

Но когда они подошли к озеру, по пляжу прогуливалась какая-то девчонка. На ней были ветровка, джинсы и кроссовки – в общем, ничего особенного. Из-под шапочки выбивались рыжие локоны. Она казалась немного постарше девчонок.

Натусик тут же демонстративно оглядела ее с ног до головы, напустила на себя высокомерно-независимый вид и пошла навстречу. Юлька поспешила следом.

– Привет! – первая поздоровалась Рыжая, так же внимательно разглядывая подружек.

– Привет!

– Привет! Я – Наташа, – перехватила инициативу Натусик, – это Юлька, мы из Питера. А ты кто и откуда?

– Я Глаша из Петрозаводска.

– Из Петрозаводска? – презрительно переспросила Натусик. – А где это?

– Вернешься домой – спроси у Google’а, – посоветовала Глаша.

– А что это за имя такое – Глаша? – продолжала Натусик, Юлька ее даже локтем в бок пихнула: ей было как-то неудобно вот так сразу ни за что ни про что наезжать на человека.

– Красивое русское имя. Тебе что-то не нравится? – Рыжая держалась независимо. – Вы где живете? У нас тут дача, вон та, – и она махнула в сторону высоченного дома, который выгодно выделялся на фоне остальных: было видно, что его хозяева небедные.

Юльке стало почему-то немного стыдно признаваться, что они живут в простом деревенском доме. А Натусику все было нипочем:

– А мы – там дальше, в деревне. У меня бабушка тут. Мы к ней приехали.

– Давайте не будем ссориться! – предложила Юлька. – Мы как раз с Натусиком гуляем, чтобы с кем-то еще познакомиться. А ты тут с родителями?

– С братом. Родители вчера вечером уехали, им сегодня на работу. Да и вообще они сюда редко заезжают…

– А сколько лет твоему брату? – снова оживилась Натусик, а потом не выдержала и добавила: – А тебе?

– Брату двадцать два. А мне – шестнадцать.


Они разошлись, договорившись снова встретиться вечером. Одеться потеплее и попробовать посидеть у озера, пожечь костер. Натусик с Юлькой еще раз прошлись мимо дач, но утреннего принца так и не встретили.

– Ладно, найдем его вечером! – успокоила сама себя Натусик.

«Когда же я влюблюсь?» – подумала Юлька и вздохнула.

Глава 4
Баба Тося

Прошло несколько дней. Юлька понемногу осваивалась в деревне. Баба Катя пекла пирожки и готовила еду, а девчонки помогали ей полоть огород. Еще они ходили через день к тете Шуре, у которой была корова, и брали молоко. И пили его парным, а потом баба Катя ставила оставшееся в теплое темное место, и оно превращалось в простоквашу. С простокваши снимали сметану, а когда ее было много – делали масло. Юлька сначала не могла привыкнуть к парному молоку, к простокваше, но потом ей даже стало казаться, что они гораздо вкуснее привычных магазинных.

Натусик познакомила Юльку с бабой Тосей, которая жила в соседнем доме и, как заверяла Натусик, умела гадать и ворожить. Юлька и сама чувствовала, что у бабы Тоси есть какая-то сила, особенно когда они забегали в гости в ее большой потемневший от времени дом.

Дом бабы Тоси казался еще удивительнее, чем дом бабы Кати. Там тоже не было диванов и шкафов, а была такая же большая русская печь. Вдоль стен стояли скамьи, а под потолком по всему периметру комнат висели длинные полки – воронцы. С воронцов свисали какие-то пучки трав, от которых в доме пахло чем-то терпким и таинственным.

И сама баба Тося выглядела как настоящая колдунья. Ей было лет восемьдесят, если не больше. Согнутая от старости, она ходила с палочкой. Всегда носила платочек. Одевалась в черное. Но вместе с этим баба Тося казалась скорее доброй волшебницей, чем злой ведьмой. И Юльке она сразу понравилась. Не сказать, чтобы она стопроцентно верила Натусику, что баба Тося колдунья, но слушала все подругины рассказы серьезно.

Кроме тети Шуры и бабы Тоси, девчонки общались с рыжей дачницей Глашкой. Натусик перестала подшучивать над ней, и Рыжая тоже стала общаться с подружками мило и открыто. Выяснилось, что у Глашки нет своего парня и она еще ни с кем не целовалась. Натусик тут же убедила ее, что этим летом прямо здесь, в деревне Ольховка, Глашка найдет свое счастье.

Погода не баловала: два дня так и вовсе шли дожди. И девчонки сидели или у них дома – у бабы Кати, или на Глашкиной даче. Познакомились с ее взрослым братом Игорем. Игорь оказался милым парнем, который, правда, смотрел на всех троих как на малявок и постоянно подшучивал над ними. Но подшучивал весело и беззлобно, поэтому никто не обижался. К тому же дома он появлялся редко. У него был мотоцикл, и целыми днями, даже в дождь, он пропадал где-то с местным деревенским парнем Жоркой.

Девчонки сидели вечерами, пили чай и болтали о школе и парнях. И изо всех сил ждали пятницу, когда можно будет пойти на дискотеку. Наряды лежали в сундуке и так же ждали свой звездный час. Ведь и Юлька, и Натусик быстро поняли, что дефилировать по деревне на каблуках и при полном параде – занятие неблагодарное. Грунтовые дороги с лужами и комары диктовали свой дресс-код: они быстро переобулись в резиновые сапоги и влезли в любезно предложенные бабой Катей куртки не до пупа, как их собственные, а длинные и с капюшонами.

– Ничего! – успокаивала всех Натусик. – И на нашей улице будет праздник! Наступит пятница, мы наденем все самое красивое и придем на дискотеку, как звезды! И встретим там своих принцев!

Они уже безжалостно обкорнали вельветовую Юлькину юбку, которая была «ни то ни се», а теперь стала сногсшибательным мини.

И пятница наступила.


Дождя не было, и уже с пяти вечера по главной улице – это было хорошо видно в окна бабы-Катиного домика и слышно на всю деревню – стали носиться местные парни на мотоциклах.

– Гляди, это Игорь! – приникла к окну Натусик: сине-красный шлем Глашкиного брата они уже запомнили. – А с ним какая-то девчонка! Кажется, из местных…

– А что ты так удивляешься? – Юлька тоже подошла к окну. – Он ведь, наверное, тоже приехал, чтобы с кем-то познакомиться…

– Да, только не с нами. С какими-нибудь взрослыми девчонками…

– Что ты вздыхаешь? Он тебе что – нравится?

– Нет. Я ведь уже видела своего принца. И это точно был не Игорь.

Натусик каждый день продолжала таскать Юльку по всей деревне в поисках своего принца, явившегося ей, когда она чистила зубы. Юльке это уже несколько надоело, и она даже начала подшучивать над подругой: а не выдумала ли она себе все это?

Натусик ведь с детства была фантазеркой. Когда они познакомились, она постоянно рассказывала Юльке разные небылицы. То у них дома крокодил в ванной живет, которого папа привез из Африки. То ее мама – известная киноактриса, просто фильмы с ее участием показывают исключительно в Америке. То сама она в детстве умела разговаривать с животными, но потом во дворе упала с горки и потеряла этот дар. Сначала Юлька ей верила, потом обижалась, а потом стала относиться спокойно, решив, что это просто особенность ее подруги.

Они выросли, и, как казалось Юльке, врать Натусик перестала. Но сейчас она упорствовала и в свою очередь обижалась на Юльку, когда та не верила, что действительно видела парня своей мечты. И Юльке снова ничего не оставалось, как относиться к ежедневным пробежкам по деревне серьезно.

А сейчас Натусик была свято уверена, что сегодня на дискотеке она непременно встретит своего неизвестного возлюбленного. Поэтому тут же забыла про Игоря и снова стала лихорадочно перемерять наряды. Ее настроение – возбужденное ожидание чуда – передалось и Юльке. Она тоже старательно наряжалась и накрашивалась. Дискотека начиналась в семь, и нужно было торопиться. Ведь что такое два часа для девчонки, которая собирается на бал?

Без пятнадцати семь к ним постучалась Глашка:

– Ну что, собрались?

Натусик и Юлька радостно кивнули.

– Только еще рано. Туда все равно никто раньше восьми не придет. Так что можно пока просто побродить по деревне.

– Да-а? – разочарованно протянула Натусик. – А как же? Нам ведь бабушка велела в десять быть дома. Это мы что, на два часа всего пойдем?

– А, да, вы же маленькие… – «вспомнила» Рыжая, – а мне можно гулять хоть до утра. Игорек сам раньше шести не появится.

– Не намного ты и старше! – встряла Юлька. – И мы не виноваты, что у нас бабушка, а старших братьев нет.

– Да я что? Я ничего! – тут же пошла на попятную Глашка.

Они еще посидели дома, понаблюдали в окно. Перед дискотекой вся молодежь – и местные, и приезжие, – нарядившись, прогуливалась по центральной улице. Глашка, которая ездила на дачу каждое лето и знала многих, охотно делилась своей информацией.

– Так… это кто у нас? Это дачник Сашка. Он сюда приезжает с родителями на выходные. Ему восемнадцать, и он клеится ко всем подряд девчонкам. Уговаривает их пойти на сеновал у фермы. Не советую с ним общаться – ему только одно и нужно. Это сестра Сашки Танька и ее подружка Любка. Им по двенадцать. На дискотеку за Сашкой притащатся, а он потом их домой будет загонять. Это…

По улице прошлись Аркаша и Васек, с которыми подружки уже познакомились.

– А мы их знаем! – обрадовалась Юлька.

– И что вы про них знаете? – тут же спросила Глашка. – То-то и оно. Ваську уже семнадцать, а Аркаше – шестнадцать. А вы знаете, что Аркаша пишет стихи?

– Не-ет…

– Вот так-то! Если повезет – может, услышите. А вот идет Ванька Епишин по прозвищу Репа – местный крутой. С ним вообще лучше не связываться.

Ванька Епишин остановился о чем-то поговорить с Васьком и Аркашей, и девчонки смогли его как следует рассмотреть. И им совсем не захотелось с ним связываться – он был какой-то неприятный.

Глашка рассказала им еще пару местных сплетен, а потом девчонки – не терпелось! – тоже вышли на улицу и влились в общее броуновское движение туда-сюда. И теперь уже их тут же все стали обсуждать.

– Это нормально, – начала было их утешать Глашка, но Натусик тут же перебила:

– Да мы и не переживаем. Наоборот, если обсуждают – значит, мы заметные, эффектные. Были бы серенькими мышками – никто бы внимания не обратил.

Юльке же было не по себе. Естественно, к пятнице все уже знали, что к бабе Кате приехали «столичные штучки», как выразилась как-то тетя Шура. И теперь местным и парням, и девчонкам не терпелось рассмотреть повнимательнее, что это за птицы. Дачники же и такие же приезжие, как они, смотрели более доброжелательно – искали компанию для времяпрепровождения.

– А ты с кем из дачников общаешься? – спросила Юлька Глашку.

– Ни с кем. Все такие глупые… – отмахнулась та.

– А как ты – одна, что ли? – удивилась Натусик.

– Да я не так часто и приезжаю. И потом, я езжу отдыхать, а не тратить время на глупые беседы…

Подружки удивились этому заявлению, но Глашка как-то быстро перевела разговор на другую тему.

Они пару раз из конца в конец прошли по асфальтированной части улицы. И натолкнулись на Аркашу с Васьком.

– О, девчонки! – тут же заголосили они. – Вы идете на дискотеку?

– А что? – Глашка презрительно смерила их взглядом.

– Как это – что? А с кем мы плясать будем?

– Друг с другом. – Глаша решительно обошла их, направляясь дальше.

Юлька с Натусиком растерянно пошли за ней.

– Глашка, а ты что так на парней наехала? – не выдержала Юлька.

– А зачем с деревней разговаривать? Вам что, интересно с конюхами общаться?

Юлька, конечно, и сама какую-то неделю назад вопила, что ей, такой высокодуховной и умной, нечего делать с конюхами и пастухами, но тут ей стало как-то неловко: ни за что ни про что обидели парней… В конце концов они ведь не виноваты, что родились в Ольховке.

Натусик поддержала подругу:

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное