Ирина Мазаева.

Обмен женихами

(страница 2 из 10)

скачать книгу бесплатно

Кроме того, если уж выдавать окончательный и бесповоротный Дуськин портрет, то следует упомянуть ее вечную подозрительность. Дуська не подозревала только самых близких друзей. А поскольку список ее самых близких друзей Леночкой, в общем-то, и ограничивался, то остальным приходилось несладко. Особенно мужикам...

На этом фоне Леночка выглядела существом в высшей мере экзальтированным, легкомысленным и взбалмошным. Со своими стихами, непонятными амурными похождениями, полувымышленными страданиями. А также – с бурной энергией, детской доверчивостью ко всем и вся и некоторым пофигизмом в отношении самого святого – карьеры и денег.

Если Дуська почти ни в чем в своей жизни не сомневалась, то Леночка сомневалась во многом. Как то: бывает ли любовь с первого взгляда, все ли мужики – сволочи, может ли красивая женщина быть умной. И даже – о ужас! – в том, что феминизм – это будущее человечества. В последнем, правда, она Дуське не признавалась.

И еще Леночка писала стихи. Самые настоящие. Например, такое:

 
Кто меня целовал до рассвета?
Чей ребенок за стенкою плакал,
А потом превращался в скрипку,
Чтобы плакать сильнее вдвойне?
 
 
Почему солнце желтого цвета?
Чьей рукою тревожные буквы
На конверте, упавшем под ноги,
От письма, что пришло не мне?
 
 
Почему солнце всходит и всходит?
Что вьюнка граммофонные трубы,
Запрокинув рты к солнцу, выводят,
Прорастая мне в окна из лета?
 
 
Сколько звезд на ночном небосводе?
Меня сводит с ума и изводит...
Я боюсь его! Знает ответы
Тот, кто Меня целовал до рассвета.
 

В своих стихах Леночка, несмотря на то что мечтала издать книжку, тоже сомневалась.

Не сомневалась она только в одном – в своей внешней и внутренней привлекательности. Очень редкое для женщины свойство: Леночка адекватно оценивала себя. Не пресловутые 90x60x90, но около того. Плюс эффектные каштановые волосы. Плюс зеленые чарующие глаза. К тому же она играла в шахматы и тратила тысячу долларов в месяц на шмотки.

Но феминисткой Леночка, скорее всего, не была. Коленька зарабатывал больше ее, карьера его продвигалась активнее, квартиру для них он нашел и оплатил вперед за три месяца сам, и Леночку это вполне устраивало.

– А куда мы, собственно, едем? – спросила она, с трудом отвлекаясь от мыслей о Коленьке.

– Ты меня вообще слушаешь? – рассердилась Дуська. – В обувной центр!

«Брось парня – купи сапоги! – это был любимый Дуськин лозунг. – Мужчины – это проходные дворы». Но Леночке ужас как не хотелось бросать Коленьку...

3
Эта глава повествует о жизни в сказке

Первые два месяца совместной с Коленькой жизни прошли в уютной двухкомнатной квартирке на Литейном, как в сказке. Леночка жарила котлетки, запекала рыбку и варила борщ. Коленька приходил с работы позже нее, с аппетитом съедал все предложенное и садился за компьютер работать.

Леночка брала в руки глянцевый журнальчик, забиралась с ногами в кресло и смотрела на любимого.

Иногда, конечно, она поглядывала в текст. «Где найти мужчину своей мечты», «Как сделать так, чтобы он предложил жить вместе» – все эти заголовки теперь предназначались не для нее. Она уже вытащила свой счастливый билет. Одним словом, встретила своего принца, и жизнь ее стала сплошной сказкой.

Гроза разразилась, когда Леночка этого меньше всего ожидала. Переехав с ней в «двушку», Коленька как-то сразу охладел и к выставкам, и к театрам. А Леночка была театралкой заядлой.

– Мне некогда тратить время на какие-то там кривляния! – неожиданно грубо пресек он ее робкие попытки выманить его в храм искусства.

Леночка не нашлась, что ответить. Но ведь ходил же с ней, водил ее, сидел рядом, смотрел на сцену, как ей казалось, с интересом! Но Леночка решила промолчать, не доводить ситуацию до конфликта. Позвонила Дуське, и вместе они отправились в театр на Фонтанке.

А потом заехали в кафе, выпили по бокальчику вина и поболтали. Леночка рассказывала про борщи и котлетки, Дуська с сомнением качала головой.

– Ты превращаешься в типичную домохозяйку, – резюмировала она.

– Мне нравится это делать! – отбивалась Леночка.

– Не доведет это до добра...

В тот день Леночка вернулась за полночь, и еще в подъезде почувствовала, что произойдет что-то нехорошее.

– Где ты шляешься? – Коленькины карие глаза побледнели, и веселая ямочка на подбородке исчезла.

– Я в театре была... – испуганно стала оправдываться Леночка. – А потом мы с Дуськой в кафе зашли.

– Мне не нравится эта твоя тупая блондинка! Чтобы больше с нею не общалась, – сказал Коленька и, показывая, что разговор окончен, ушел в другую комнату.

Леночка уныло прошла в ванную, не зная, как реагировать.


Дуська Коленьке не нравилась. И даже не то чтобы не нравилась – он ее, можно сказать, ненавидел. Почему, за что – неизвестно. Коленька не считал нужным объяснять. Из всех Леночкиных подруг его устраивала только Катька. Которая также жила прекрасной семейной жизнью с его другом Феденькой.

С Катькой Леночка дружила не так давно, как с Дуськой, – всего пару лет. Познакомились они в Москве, на банкете. Катька, как и Леночка, была командирована своей фирмой из Питера в столицу нашей родины на семинар. Жили они в одной гостинице, вместе сидели на лекциях, но нашли друг друга только в ресторане на Измайловской после первых двух бокалов вина.

День перед отъездом у всех участников семинара был свободный, а Катька знала какой-то дивный магазинчик с эксклюзивной одеждой...

Магазинчик «Одежкина лавка» на Щепкина и впрямь оказался дивным. Там после показов распродавались коллекции малоизвестных сейчас, но, несомненно, великих в будущем дизайнеров. Все вещи были в единственном экземпляре и такие оригинальные и красивые, что Леночка, будь она хозяйкой какого-нибудь известного бренда, тут же наняла бы их авторов на работу.

Леночка купила себе дивное платье в стиле «baby-dall». И еще уникальную, ручной работы, сумочку из искусно состаренной коричневой кожи и грубого холста со старинными фотографиями по бокам. И еще фиолетовый свитер с четырьмя рукавами. Вместе все это не сочеталось совершенно, поэтому пришлось подыскивать к каждой вещи еще какие-то одежки. Но это уже, как говорится, мелочь. Леночка взяла визитку магазина с четким намерением наведываться в «Одежкину лавку» и в будущем.

Катька же тогда ничего себе не купила. Перемерила все и пришла к выводу, что большинство вещей не отличаются практичностью. Хотя и красиво. Что, в общем-то, не помешало ей искренне порадоваться покупкам новой подруги.

А потом они вместе зашли в «Олимпийский», где посетили дивный отдел уникального трикотажа ручной работы, потом – осели в кафе. Провели вместе весь день и всю ночь в поезде Москва – Петербург и расстались утром весьма довольные друг другом. Так и стали общаться.


Катька была невысокой и в теле девицей с длинными крашеными каштановыми волосами. В отличие от Леночки, а тем более от Дуськи, женственной до умопомрачения. И не только во внешности, а во всем своем поведении и мировоззрении. Катька была классической истеричкой, но в ее высшей, артистичной форме. Какие спектакли она закатывала! Были бы зрители. Она заламывала руки, лила слезы, метала громы и молнии, каялась сразу во всех – и настоящих, и вымышленных – грехах, лезла в петлю, бросалась кого-то спасать, кидалась утюгами и сковородками – и все это одновременно.

Леночка, впрочем, быстро к этой ее особенности привыкла. И не принимала близко к сердцу порывы трепетной подруги. Хотя внешне всегда принимала активное участие в этом спектакле, дабы не обижать Катьку. Хотя, положа руку на сердце, Леночка и сама могла устроить нечто подобное. Но для нее это действительно был акт чистого искусства. Ее возвышенно-поэтическая душа требовала зрителей, аплодисментов, восхищения. Требовала, чтобы жизнь была столь же прекрасной, как стихи. Ей нужна была поэзия в жизни, хоть понемножку, но периодически.

Леночке хотелось каких-то сильных поступков, подвигов, важных слов – чего-то такого весомого и красивого, как в театре. Хотелось каких-то необыкновенных людей рядом с собой. Хотелось чувствовать себя главной героиней. И Катька как нельзя лучше подходила на роль подруги главной героини. А уж по части красивых слов и драматических поступков Катька была сильна...

И еще Катька обожала гороскопы. Она их не просто обожала – она без них шагу ступить не могла. На каждого нового человека в своей жизни – мужчину ли, женщину – она обязательно составляла досье. Едва познакомившись с Леночкой и узнав, что та – Овен, Дуська моментально засела за компьютер и скачала все гороскопы про этот знак зодиака. И потом каждый раз вворачивала что-то типа: «Ну вот, ты, как истинный баран, снова уперлась лбом» или «Общаясь с Овнами, следует помнить, что бы он ни делал, он всегда делает это для себя». Леночка злилась и принципиально не смотрела свой гороскоп. Правда, Катькиного энтузиазма хватило где-то на год. После чего она успокоилась, заметив, что, несмотря на то что подруга – Овен, очень много она делает и для других.

Дуська же, на которую при первом знакомстве было составлено досье, к своему гороскопу отнеслась более благожелательно. Она взяла Катькины распечатанные листочки, внимательно просмотрела их дома и сделала какие-то свои выводы.

Как ни странно, при всем при этом Катька была химиком по образованию и начинала свою карьеру инженером на косметической фабрике. А в отел продаж перебралась сравнительно недавно, за несколько месяцев до знакомства с Леночкой. У Леночки же до их судьбоносной встречи о химиках было весьма немного смутное представление. Они представлялись все какими-то одинаковыми – в белых халатах, масках, с колбами в руках и не от мира сего. Но уж никак не с длинными каштановыми волосами и не на 14-сантиметровых шпильках.

Впрочем, может, когда-нибудь, до знакомства с Леночкой, Катька и носила халат. С переходом же в отдел продаж она его сняла, стала прилично получать и покупать себе туфли Prada, правда, не самой свежей коллекции.

Зато весь дом у нее по-прежнему был завален милыми сердцу каждой женщины баночками, тюбиками, флакончиками. И чем больше Леночка с ней общалась, тем больше баночек, тюбиков, флакончиков фабрики, где работала Катька, появлялось дома и у нее.

Катька не была феминисткой, как Дуська. Но мужиков большей частью недолюбливала. Любила рассказать о своем неудачном опыте. Так, в школе у нее был Андрейка. Она любила его больше жизни. А он любил Верочку. Катька дарила ему жвачки – он дарил их Верочке. Катька давала ему списать домашнюю работу по математике – он тут же бежал помогать Верочке решить задачки. Катька звонила ему постоянно. Он постоянно звонил Верочке. С Верочкой у него ничего не вышло. Но и Катьку он так и не полюбил – во всяком случае, столь же горячо и страстно, как она любила его.

Катька окончила школу и поступила в университет на химический факультет. «Чтобы быть поближе к соляной кислоте...» – со странным выражением лица прокомментировала она свой выбор. На факультете она влюбилась в Игорька. И – о чудо! – взаимно. Они летали и порхали по квартирам знакомых, где можно было уединиться, месяц... Пока не появилась некая Людка. А потом какая-то Зинка. А потом оказалось, что и Людка, и Зинка были задолго до Катьки. А кроме них – еще и Машка с Анютой. И это не считая еще половины женского состава университета. На Катьку все смотрели без ненависти, но с жалостью. Что, понятно, было еще хуже.

Катька окончила университет и устроилась на работу. Познакомилась с братом своей однокурсницы – Вадиком. С ним все продолжалось три месяца, что само по себе было уже прорывом в Катькиных отношениях с противоположным полом. Они уже почти начали жить вместе, и он уже почти сделал ей предложение. Катька уже была влюблена по уши... И тут он ей сказал, что не нужно спешить, а нужно подумать. И они перестали встречаться.

В процессе почти гамлетовских раздумий «жениться или не жениться?» Вадик сравнил Катьку с Илоной, Юлей и Ниной. О чем Катьке каждый раз радостно сообщала бывшая однокурсница. Однокурсницу Катька ненавидела. Била посуду, швырялась сковородками в виртуально присутствующего возлюбленного, скорбно закатывала глаза.

Потом Катька заочно окончила курсы маркетинга, перешла в отдел продаж, где зарплата была больше. С этого момента Леночка уже не прослушивала сериалы про тяжелую жизнь подруги, а просматривала. Равно как и Дуська, с которой Леночка Катьку, естественно, познакомила. Втроем они собирались в кафешках или в клубах, где Катькин артистично-истерический талант проявлялся в полной мере по причине наличия аудитории.

Вадик вернулся и сказал, что она, Катька, все-таки лучше. Они встречались еще три месяца. Потом ему снова потребовалось время подумать. Бывшая однокурсница радостно доложила Катьке поочередно об Ирке, Светке и Василисочке. Катька рассказала обо всем Леночке и мужественно решила, что с нее хватит. Удалила из мобильного телефона адрес несостоявшегося возлюбленного, сменила прическу и, по Дуськиному совету, купила себе сапоги.

Но Вадик вернулся и снова плакал у нее на плече о своей тяжелой мужской доле. Он потерял работу, разбил свою «девятку», поругался с отцом и т.д. и т.п. Без Катьки ему было никак. Они стали жить вместе. И прожили ровно сто один день. Вадик нашел новую работу, починил машину, помирился с отцом. И снова решил серьезно подумать о своем будущем.

С бывшей однокурсницей Катька поссорилась. Номер Вадика снова удалила. И таким образом неверный возлюбленный канул в небытие. Что, впрочем, не мешало Катьке постоянно его вспоминать, жалуясь на свою невезучесть. Она перестала ходить в парикмахерские, подкрашивать отрастающие корни волос и стала сворачивать их пучком и закалывать заколкой-крабом.

Леночка, надо сказать, всегда стойко выслушивала Катькины стенания. Хотя и ее собственная женская история изобиловала подобными примерами мужского предательства. И она сама могла бы понарассказывать не меньше. Но, слушая Катьку, Леночка как-то само собой начинала чувствовать себя не такой уж и несчастной и одинокой. «Всех женщин мужики бросают, не меня одну, – думала она, – значит, со мной все нормально, а проблемы – именно у мужиков». А от таких мыслей один шаг до «Все мужики – сволочи!»...

Дуська же активно не разделяла подобных воззрений.

– Девки, – вещала она у кого-нибудь из них на кухне, или в кафе, или в ночном клубе, – это не мужики – сволочи, это вы – дуры. Все никак не научитесь уважать себя. Все никак не научитесь правильно вести себя с мужиками.

И продолжала:

– От мужика надо требовать для начала элементарной вежливости и уважения. Ведь он – как и никто вообще! – не имеет никакого морального права повышать на вас голос. И грубить. А тем более – обзывать вас и критиковать прилюдно. Все попытки следует немедленно пресекать. Например: «Не повышай на меня голос» или «Не смей так со мной разговаривать». А то я слушаю, как ваши все так называемые возлюбленные с вами разговаривают, – уши в трубочку сворачиваются.

Катька начинала спорить, а Леночка – понимать, что она, и правда, не замечает уже, как на нее повышают голос: привыкла.

Дуська же продолжала, игнорируя Катькино сопротивление:

– Требуйте, чтобы они заранее сообщали вам об изменении ваших общих планов, звонили вам и не опаздывали. Если будут ворчать, что вы якобы пытаетесь контролировать каждый их шаг – объясняйте им на пальцах, что это – не так. Просто у вас мало времени и вы умеете его ценить. И, соответственно, вы хотите, чтобы и они ценили ваше время. Требуйте уважения к вашим делам, увлечениям, подругам и родственникам. Как твой этот ужасный Вадим, – Дуська посмотрела на Катьку, – у самого там Маша, Даша, Глаша, а тебе запрещал лишний раз с нами увидеться. И ты, Леночка, не ухмыляйся. Это такие грабли, на которые можно наступить в любой момент. Какая бы ты суперуверенная в себе и независимая ни была. Поэтому – что? Ни в коем случае не позволяйте вашим мужикам указывать, с кем общаться, а с кем – нет, чем заниматься в свободное время и как часто ходить по магазинам!

Ни Катька, ни Леночка тогда еще не были знакомы со своими принцами, Коленька еще не повышал голоса на Леночку и не запрещал ей общаться с Дуськой, поэтому наша славная девочка слушала подружкины измышления легко и не особо вникая. «Да, нужно заставить его уважать себя, да, нужно правильно себя с ним вести... – думала она. – Да все это элементарно! Раз-два, и готово».

– И самое главное, помните, что они не имеют никакого морального права паразитировать на вас. А ведь твой Лешенька, – Дуська воззрилась на Леночку (Лешенька тогда еще не был окончательно и бесповоротно в прошлом), – именно что паразитировал на тебе. С твоего, естественно, позволения. А ведь ты не обязана была постоянно нянчиться с ним, выслушивать его и утешать. Он – взрослый, здоровый мужик, который в состоянии сам решить свои проблемы. Девочки! Не забывайте, что вы такие же люди со своими заботами и горестями и так же хотите, чтобы вас утешили и пожалели. В конце концов, это они вас должны утешать, а не вы их.

Эти разговоры и Леночке, и Катьке были неприятны. Поэтому Дуську в такие моменты они старались не слушать. А когда в их жизнях появились Коленька и Феденька, то общение с Дульсинеей Андреевной и вовсе свелось к двум-трем встречам в месяц.

– Уж теперь-то нам действительно повезло! – думали обе. – С этими кавалерами все получится самым наилучшим образом.

Но почему-то ничего не получалось.

4
Эта глава немного больше рассказывает нам о Феденьке

Коленька не любил Дуську, но хорошо относился к Катьке. И время от времени они собирались вчетвером – он, Леночка, Катька и Феденька – либо у Катьки, либо выбирались куда-нибудь отдохнуть. Совместных разговоров было мало: в основном Коленька сразу забывал про присутствие дам и начинал общаться исключительно с другом. Девушкам же тоже всегда было о чем поговорить.

Катька была на три года младше подруги, и с ней Леночка чувствовала себя взрослой и мудрой. Говорили же они поначалу о том, как все прекрасно сложилось в их жизни. Они, две подруги, встретили двух друзей. Причем и между Коленькой с Феденькой были те же три года разницы. Как старший, Коленька выбрал себе старшую из подруг, Леночку. А Катька с Феденькой тоже нашли друг друга.

Феденька в отличие от своего друга не обладал столь яркой и запоминающейся внешностью. Он был блондином, ростом пониже, голосом потише и весь как-то поспокойнее. Феденька был молчалив, скрытен, все время думал о чем-то своем, потаенном. Но при этом, как казалось Леночке, всегда внимательно следил за происходящим: наблюдал за ней, за Катькой и даже за Коленькой. Феденька был на редкость уравновешенным. Его было трудно вывести из себя. Более того, он сам в любой момент мог кого угодно успокоить, утихомирить и примирить. Леночке он казался скучным и неинтересным.

То ли дело ее Коленька! Он был активным, напористым, громким и уверенным в себе. Яркая, глянцевая, хорошо и надолго запоминающаяся картинка. Он всегда галантно поднимал тост «За дам!», в любом споре мог легко убедить всех в своей правоте и был бесспорным лидером их небольшой компании.

К тому же Коленка в свои двадцать восемь был уже совершенно взрослым человеком, что называется мужиком, с безаппеляционными высказываниями, четкими жестами и строгими принципами. А в Феденьке, как казалось Леночке, много еще было детского и непосредственного. На фоне солидного и серьезного Коленьки Феденька не просто выглядел ребенком, а порой даже дурачком. Иногда Леночке было даже чуть-чуть неудобно перед Катькой, которой достался не такой красивый и уверенный в себе мужчинка, как ей. Хотя, похоже, это Катьку как раз и устраивало. В их союзе именно Катька была безусловным лидером. Она командовала – Феденька исполнял. Она желала – Феденька осуществлял ее желания. Ей надоедало – Феденька переставал существовать. «Интересно, – думала Леночка, – Катька запрещает Феденьке видеться с друзьями?» Со стороны было похоже, что запрещает. Но по Феденьке ничего определенного сказать было нельзя: он всегда был спокоен, приветлив и общителен.

Катька, казалось, тоже была совершенно довольна сложившимися между ними отношениями. Леночке иногда даже становилось мучительно завидно их идиллии...


Тем более что их отношения с Коленькой потихоньку накалялись. Леночка изо всех сил пыталась сдержать внутреннее давление, не дать ему вырваться, что-нибудь придумать, как-нибудь подретушировать. Уж очень ей не хотелось поверить в то, что сказка может оказаться совсем не такой красивой, как ей казалось поначалу.

Катализатором, как обозначила бы происходящее химик Катька, стала Дуська.

– Милая ты моя, разуй глаза, – сказала она Леночке как-то прямо. – Как этот твой герой-любовник с тобой обращается?! Что значит – «не общайся с Дуськой, она мне не нравится»? Кто он такой, чтобы запрещать тебе что-то?

Они сидели в кафе после работы. Дуська активно разглядывала мужиков, покачивая туфелькой, а Леночка – строго глядя в чашку с кофе.

– Но ты ему не нравишься... – мямлила она.

– Может, я и тебе уже разонравилась?

– Нет, что ты, что ты! Я без тебя жить не могу, ты – моя лучшая подруга!

– Но ты готова не общаться со мной, потому что кто-то тебе это запрещает?

– Но, Дусенька, милая, я не знаю, что делать.

– То есть ты готова признать, что этот твой Коленька имеет право решать, с кем тебе общаться, а с кем нет? – поставила вопрос ребром Дуська.

– Нет, конечно, но я так не хочу ругаться с ним по этому поводу... Ты же знаешь, мужики не любят склочных баб. Мне проще с ним не спорить. Когда я с ним не спорю, он такой милый, такой нежный...

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Поделиться ссылкой на выделенное