Ирина Мазаева.

Обмен женихами

(страница 1 из 10)

скачать книгу бесплатно

Посвящается Арсению Ли


1
Эта глава знакомит нас сразу со всеми главными героями

– Бросила мужика – купила сапоги! – Дуська, как всегда, была предельно лаконична.

– Ты думаешь, все-таки надо с ним расстаться? – жалобно протянула Леночка, сидя поджав ноги, на переднем сиденье Дуськиного «Рено».

Дуська лихо проскочила фактически на красный свет и недовольно покосилась на подругу:

– Не «расстаться» – «бросить». Это – разные вещи.

Леночка задумалась.


С Колькой все получилось и получалось поначалу очень просто. Однажды – месяцев семь назад – она со своей другой подругой Катькой добиралась ночью домой. Леночка помнила все, как сейчас: был март, кругом все текло и капало, все двигалось, светилось огнями и переливалось. В самом воздухе чувствовалась настоящая, выстраданная долгими зимними вечерами весна. Ее, Леночкина, весна.

У Леночки не было никого уже почти полгода. Полгода прошло с того момента, как ее оставил Паша! Некому было уткнуться носом в плечо, некому рассказать обо всех бедах и радостях, не с кем было спать в обнимку. Леночка все-таки была романтиком чистой воды. Она даже стихи писала. Особенно в этом месяце ей одно удалось:

 
Как случилось такое на свете:
Ты. Меня. До сих пор. Не встретил?
Только ночью, во сне, в ресницах...
Отчего ты мне только снишься?
 
 
Мне одной – столько бед на плечи,
Днем – работа, а после – вечер,
И никто мне не скажет: «Знаешь,
Я скучал по тебе, родная».
 
 
Может, это и не причина
Для печали, найти мужчину
Можно просто, на миг став смелой,
А вот... нежность? А с ней что делать?
 
 
Полюбить голубей в ладошах?
Всех бездомных собак и кошек?
Я устала с тоскою вслед
На чужих детишек смотреть.
 
 
Как случилось такое на свете?
Но я верю, мы будем вместе.
Я скажу: я ждала... Ты ответишь:
Ну вот я тебя и встретил.
 

Выражаясь прозаически, Леночке отчаянно хотелось излить на кого-нибудь всю накопившуюся нежность. Она изо всех сил хотела любви. Самой что ни на есть настоящей, большой и толстой, розовой и в бантиках. Хотела принца на белом «Мерседесе», супергероя, олигарха-трубадура, и ей было наплевать, что в природе таких не существует. Леночка просто очень этого хотела – и точка.

Это было в марте этого года. Она позвонила Катьке. Катька, которая все еще страдала депрессией после расставания с Вадиком, тоже отчаянно хотела любви. Она стихов никогда не писала, поэтому формулировала свои желания несколько иначе:

– Мужика хо-очу!

И вот, тщательно принарядившись и виртуозно накрасившись, подруги, «дыша духами и туманами», отправились в клуб.

Ни той, ни другой, ни кому-нибудь из их знакомых ни разу не удалось познакомиться с кем-нибудь достойным в этом или ином злачном месте, но тем не менее девушки старательно пили, плясали и стреляли глазками.

Март, как ни что на свете, вселяет оптимизм. В марте все верят в любовь с первого взгляда, любовь через Интернет и в счастливый брак с олигархом. А вера, как известно, двигает горы. Впрочем, в клубе подруги так ни с кем и не познакомились.

«Поздно ночью» стремительно превратилось в «рано утром», а девчонки стояли посредине улицы, будучи не в состоянии решить: добираться ли на метро или поймать такси. С одной стороны, денег на такси после бурно проведенной ночи могло не хватить. С другой, спускаться в метро, в духоту и грохот, было выше их сил.

Так они стояли, споря и ссорясь, размахивая сумочками и веселясь, как полностью спятившие идиотки. Но для них была весна, был март и впереди маячила самая настоящая, большая и в бантиках, любовь.

Дальше версии отличались. Леночка, как истинный поэт, была уверена, что вмешалось божественное провидение, и серебристый «Пассат» остановился рядом с ними сам по себе. Возник из ниоткуда. Вынырнул прямо из сказки, чтобы подхватить их, страстно в эту сказку стремящихся, и тотчас умчать в розово-кремовую даль. Катька же, как человек более рациональный, доказывала, что это она махнула рукой (точнее, сумкой, еще точнее, и рукой, и сумкой, и всем телом, а проще говоря – покачнулась на своих высоченных каблуках весьма двусмысленным образом) перед самым носом иномарки.

Так или иначе, «Пассат» остановился.

– Девчонки, вас подвезти? – весело поинтересовался жгучий брюнет-водитель.

– Вам куда? – спросил его друг, сидевший рядом.

– В тридевятое царство, – брякнула первое, что пришло в голову, Леночка: со жгучим брюнетом прямо сей момент она была готова ехать хоть на край света.

Катька назвала адреса.

Нетрудно догадаться, что водитель и по совместительству счастливый владелец серебристого «Пассата» оказался Коленькой, с которым уже через два месяца Леночка снимала квартиру. Второй, не столь яркий, но тоже весьма смахивающий на принца, был Феденькой. Через те же два месяца он со всеми вещами перебрался к Катьке.


В ту первую, судьбоносную, как до последнего времени думала Леночка, ночь – или утро? – они вчетвером катались по городу, заезжали в какие-то кафе и говорили, говорили, говорили... Все не могли расстаться. Потом долго менялись телефонами. Много смеялись. Обнимались на прощанье. Вплоть до того момента, как оказалось, что уже вовсю светит солнце и поют птицы.

Дома, в своей прекрасной постельке с бельем в цветочек, Леночка едва сомкнула глазки, как провалилась в сказочно красивый сон. Ей снилось море. Море было ласковым и красивым-красивым. Снились пальмы и ослепительно белый песок. Потом снились лошади, скачущие по пляжу. Снились веселые негры с тамтамами...

Леночка лежала, смотрела на море, на пальмы, слушала завораживающий замысловатый ритм барабанов и была свободна и счастлива, как в детстве. Но когда один из негров, самый высокий и красивый, вдруг запел: «Я люблю тебя огромным небом – я хочу любить тебя руками...» – голосом Сургановой, она проснулась и поняла, что это был всего лишь сладкий сон.

Леночка проснулась, но ощущение счастья не проходило.

Отключила будильник на телефоне. Встала с кровати счастливая. Счастливая, умывалась и чистила зубы. С ощущением счастья варила кофе. Пила его, улыбаясь счастливо и беззаботно. И не потому, что было воскресенье и не нужно было идти на работу. А потому что она встретила Коленьку.

Быстро записала в тетрадку:

 
Земля по весне пахнет хлебом.
И этой весной мы сильны.
На тонкой шейке весеннего неба
Зажегся солнышком поцелуй весны.
 
 
Весна в голубую пеленку
Пеленает тополей-близнецов.
Я не ребенок. Но мне, как ребенку,
Хочется солнцу подставить лицо.
 
 
Замерзшее в глыбы и глыбки
Озеро растает весной.
Всю зиму мне не хватало улыбки.
Всего лишь улыбки. Всего одной.
 

Роман закрутился быстро и по графику. Поцелуй на втором свидании. На третьем – она пригласила его подняться и выпить чашечку кофе у нее. Они страстно обнимались, но ночевать он уехал домой. Чтобы на пятом свидании, после цветов и ресторана, все-таки остаться у Леночки до утра.

Именно так она себе и представляла сказку: принц на серебристом «Пассате», цветы при каждой встрече, уверенность в очередном свидании и головокружение от счастья.

Кто сказал, что счастье не может быть по расписанию? Леночкиной издерганной и измотанной предыдущими романами душе, такой нежной и такой ранимой, очень хотелось уверенности и благополучия. И Коленька ей организовал прекрасный график. Они виделись три раза в неделю. Раз в неделю ходили в японский, или китайский, или какой-нибудь еще экзотический ресторанчик, раз в неделю посвящали культуре – кино, или выставке, или театру.

Три раза в неделю занимались сексом по два раза за ночь: утром и вечером. Созванивались по пять раз на дню. Гуляли по весенним мартовским улицам. Там, где почище и поспокойнее. Говорили о разном, но методично выясняли ценности и приоритеты друг друга, чтобы адекватно оценить кандидата в партнеры. В жизни обоих место второй половинки было вакантно.

Все это не мешало Леночке порхать и парить. В марте, когда кругом весна и даже самая маленькая букашка ищет себе пару, порхать и парить легко. Особенно в новых сапожках Manola Blahnik и тренче Versace.

На работе – а Леночка была начальником отдела продаж в средненькой такой фирмочке – все было так же легко и прекрасно. Зарплату в очередной раз проиндексировали. Начальство – две молодящиеся дамы – тоже слегка начинало порхать и парить. Небольшой коллектив отдела, хоть и отрывался слегка от земли, но работу выполнял вполне исправно. Да и сама Леночка, уносясь в небесные выси на каждом свидании с Коленькой, возвращалась на грешную землю ровно в девять утра следующего дня, переступая порог своего кабинета и включая компьютер.

В общем, все было хорошо. Можно даже сказать, сказочно хорошо. Через два месяца они с Коленькой поняли, что на свидания тратится слишком много времени и энергии и хорошо бы оптимизировать процесс. Результатом стала аккуратная «двушка» неподалеку от Леночкиной работы.

Потихоньку стало не до театров, не до выставок и не до кино. Но это как-то сразу стало и не нужно. Леночка перестала писать стихи. Это тоже стало как-то некстати. Страдать больше было не о ком и незачем: она была счастлива. Вместо японских и китайских ресторанов появились котлеты по-киевски, борщи и солянки. Леночка не то чтобы любила готовить, но Коленька так любил домашнюю еду, так восторгался ее способностями, что не научиться было невозможно.


Теперь, пожалуй, стоит описать Коленьку.

Коленька, как мы уже знаем, был жгучим брюнетом. Ростом – один метр и восемьдесят два сантиметра. Весом семьдесят девять килограмм. И все эти семьдесят девять килограмм живого веса были идеальны.

Леночка была эстетом – она всегда очень трепетно относилась к внешности своих избранников. Поэтому и Коленька в их первую замечательную ночь-утро был рассмотрен ею на предмет красивости со всех сторон.

В первую очередь Леночка всегда обращала внимание на нос мужчины. Нос должен быть хорошо выраженным, пропорциональным лицу и иметь красивую форму. Дальше – уже на все лицо в целом. Леночка любила кареглазых. Ей нравилось, когда у мужчины был волевой подбородок, но непременно с ямочкой. Никаких морщин! Никаких сросшихся над переносицей бровей! Никакой трехдневной щетины! А также угрей, прыщей и прочей гадости. Лицо должно было быть красивым, выразительным и интеллигентным. С высоким лбом.

У Коленьки нос был прямым, тонким, с едва заметной горбинкой. Внимательные карие глаза, аккуратные брови. Подбородок с ямочкой. А вместо ужасной щетины – приятная и необычная бородка «эспаньолка». Очень красивое, свежее и чистое лицо. Вдохновенно-мужественное. Решительное. Леночка закрывала глаза, и видела Коленьку где-нибудь на баррикадах и непременно с флагом в руке. Или на капитанском мостике пиратского корвета. Или верхом на коне.

У Коленьки были красивая шея, красивые плечи и красивые ключицы. У него были крепкие руки с хорошо развитыми бицепсами. И при все при этом – с очень выразительными ладонями и пальцами. В общем, руки у него были мужественные, но не огромные, как лопаты, и не с длинными женскими пальцами, как у музыканта: нормальные красивые мужские руки. С ухоженными ногтями! Леночка всегда на это обращала внимание.

Живот у Коленьки был рельефный – с теми самыми кубиками, о которых мечтают все занимающиеся бодибилдингом. Кубики покрывал небольшой – ровненький и аккуратненький – слой жирка. Коленька не был худым. И не был толстым. Был он как-то естественно упитан и в меру строен. И ноги у него были прямые. Совершенно прямые длинные ноги с красивыми коленочками. Немного волосатые, но ровно настолько, насколько положено. И ногти на ногах были аккуратно подстрижены.

Коленька всегда хорошо пах. Но все вместе – и его красота, и ухоженные руки, и приятные запахи – все это нисколько, ничуть не делало его женственным. Напротив, Леночкин новый возлюбленный на всякого производил впечатление настоящего героя – мужика брутального по определению. Его внимательные карие глаза – обычно смешливые – в любой момент могли стать холодными. И у всякого, увидевшего этот взгляд, сразу возникало желание сделать все, что Коленька скажет.

Никто – кроме Леночки, которая это делала только за глаза или про себя, – не смел называть его Коленькой. Только Николаем. И чаще всего – на «вы».

Тем более что Коленька, несмотря на свои двадцать восемь, был директором одного из управлений в крупной компании, владел серебристым «Пассатом» и почти накопил на первый взнос для покупки собственной квартиры. В костюме-тройке с золотой заколкой на галстуке Коленька был безупречен. С папкой и барсеткой он у любого бизнесмена вызывал непреодолимое желание навязаться к нему в партнеры.

Коленька был серьезен и сдержан. Коленька прочитал Мураками и Коэльо, немного разбирался в живописи и иногда смотрел канал «Культура». Выглядел он интеллигентно, говорил правильно и красиво и всегда был готов поддержать беседу парой-тройкой метких и исполненных бездны информации фраз.

Впрочем, особенно-то Леночке и не хотелось с ним разговаривать. Ей было довольно того, что говорил «ее Коленька», а сама она слушала. Хотя, впрочем, толком и не слушала – а сидела обычно и разглядывала его. Каждый день заново открывая для себя, что нос у него красивый с едва выраженной горбинкой. Глазки карие. Бицепсы-трицепцы со всех сторон так и прут. Ручки ухоженные.

Даже когда они уже стали жить вместе и Коленька иногда по вечерам усаживался смотреть футбол, Леночка садилась в уголок, чтобы удобнее было оттуда, исподтишка, разглядывать его. Любоваться. И по ночам она частенько, проснувшись, не стремилась сразу же снова заснуть, а приподнималась на локте, зависала над ним и любовалась, любовалась, любовалась.

А еще ей очень нравилось ходить с ним по улицам: все женщины как одна оборачивались, чтобы еще раз посмотреть на Коленьку. А потом и на Леночку – бабу, которая сумела подцепить такого клиента.

2
Эта глава посвящается феминизму

– Что, опять расстрадалась по своему красавцу? – Дуська толкнула Леночку локтем. – С лица – воду не пить!

– Но что я могу поделать, если мне только красивые нравятся?! – огрызнулась та. – Не хочу я с уродом жить.

– Ничего-то ты в жизни не понимаешь. Вразумила бы я тебя, да лень.

– Тебя послушать, так все в жизни должно быть серьезно, обстоятельно. А мне хочется стремлений, порывов! – перекрикивая шум автострады, возмутилась Леночка.

– Что? – не расслышала Дуська. – Стремления порыгивать?..

– Да ну тебя! – окончательно обиделась Леночка.

– Да ладно тебе... – Дуська покосилась на нее и подмигнула, посмотревшись в зеркало заднего вида, кокетливо поправила прическу.

Полное ее имя звучало как Дульсинея – Дуськин папа обожал «Дон Кихота». В младших классах школы над ней смеялись, в средних, когда каждому изо всех сил хочется хоть чем-нибудь выделиться, завидовали, в старших – привыкли. Но всегда звали Дуськой. Дульсинея для всех было слишком длинным, чтобы каждый раз выговаривать целиком.

Дуська была высокой блондинкой с грудью четвертого размера. Интеллигентное лицо и два высших образования не спасали: мужики роились вокруг, как мухи над банкой варенья, и хотели, как и эти мухи, только одного: урвать себе побольше. Неудивительно, что Дуська была феминисткой.

Для нее мужчина по определению был чем-то похожим на конфету. Пожевала, если не понравилось – выплюнула, понравилось – съела, выкинула обертку и пошла дальше.

«Мужчины – это проходные дворы, – говорила Дуська, – их надо проходить, проходить, понимаешь?»

И она проходила, не задерживаясь, гордо вскинув голову и цокая каблуками.

Большинство женщин собственную эмансипацию восприняли и до сих пор понимают неправильно. По их логике, чтобы добиться успеха в обществе, построенном мужчинами и для мужчин, надо носить брюки, курить и пить наравне с мужиками, а главное – копировать их поведение. Над такими «дамами» Дуська веселилась от души.

– Быть женщиной – в этом есть своя прелесть. Хочу – ношу юбку, хочу – брюки. Хочу – умопомрачительные платье и туфли, хочу – кеды и джинсы. Хочу – бываю мягкой, если мне нужно – бываю напористой. Хочу – могу использовать логику, а хочу – эмоции. Женщина может быть и такой, и сякой, и этакой. Она едина в тысяче лиц. И она гораздо сильнее мужчины, – любила говаривать Дуська.

В ней на самом деле напористость, инициативность, уверенность в себе, логика, решительность и здоровое упрямство прекрасно сочетались с мягкостью, умением найти компромисс, терпением и великолепной интуицией.

– Собака – глупый хищник. Она бежит по следу, она гонится за добычей с языком через плечо. Кошка сидит в засаде. Она почти спит, она мягка и расслаблена. Она может ждать часами, неделями, годами. Но когда добыча появляется, кошка делает молниеносный бросок.

Это тоже из Дуськиной философии. А философии своей, всем своим теориям, надо сказать, Дуська всегда следовала. Это не было простым сотрясением воздуха. Напротив, она всегда приводила все свои планы в действие. Про некоторые даже и вовсе не распространяясь. Ничего не говоря даже Леночке.

Дуська была старше Леночки на два года и умнее на порядок. Это никогда даже не обсуждалось. С того самого момента, как они познакомились. Леночка тогда еще ходила в среднюю группу детского садика, а Дуська – уже в подготовительную.

– В современных условиях женщины гораздо более приспособлены к жизни, – говорила Дуська.

Леночка внимала с восторгом. Сама в своих взглядах понемногу эволюционируя от «мужчины умнее, талантливее и более приспособлены к жизни, чем женщины» через «интеллектуальный и творческий потенциалы мужчины и женщины равны» к Дуськиным же измышлениям. Правда, она еще стеснялась говорить об этом столь открыто и бескомпромиссно.

– Женщина без мужчины – одинокое несчастное существо, – утверждала Леночкина мама.

– Лучше, конечно, когда мужчина есть, но его отсутствие позволяет очень много сделать всего полезного, – считала Леночка.

– От мужчин – одни проблемы, пока нет острой необходимости, серьезных отношений лучше не заводить, – пожимала плечами Дуська.

Если перед ней открывали дверь или начальник на работе делал комплимент, Дуська, конечно, не спешила обвинять всех в харрасменте. Но в ресторане предпочитала сама расплачиваться за себя. Считала, что брак – это хорошо спланированное мероприятие, где непременно должен превалировать трезвый расчет.

– Зачем мне нужен муж? – вопрошала она, и сама же отвечала: – Чтобы получить здоровое потомство. И не более того.

Леночка вслух говорила, что «брак – это партнерство, основанное на любви, доверии и взаимопонимании», а сама мечтала о муже, за которым можно бы было жить как за каменной стеной. И если продолжать озвучивать другие представления Леночки об идеальном браке, то они таковы:

«Работать должны оба, но мужчина должен зарабатывать больше женщины, если это не так – женщине нужно скрывать свои доходы».

«Работу по дому должны выполнять оба, ответственность за воспитание детей лежит на обоих родителях».

«Оба партнера свободны в распоряжении личным временем, но, уважая друг друга, ставят свою вторую половину в известность».

Дуську это смешило.

– Да зарабатывай ты больше – в чем проблема? Это у него проблемы, если он не в состоянии найти себе нормальную работу с достойной зарплатой. Не может – пусть с детьми сидит. Так от него будет больше толку, – втолковывала она истины феминизма в голову подруги.

Леночка слушала.

– Нужно всегда и во всем идти к своей цели, – говорила Дуська. – Катька тут рассказала мне мой гороскоп, и я со многим согласна. Я – Козерог. Это с виду я такая мягкая и кроткая блондиночка, но, как ты знаешь, наружность обманчива. Мы, козероги, редко бываем довольны тем, что другие люди считают удачей, и всегда полны решимости достигнуть чего-то большего. А почему бы и нет? Козерог правит десятым домом гороскопа, домом успеха. Это основной знак, который наделяет уникальной силой. Я, Козерог, – земной знак – сверхпрактичная личность. В отличие от вас я всегда знаю и что я хочу, и как этого добиться. А большинство мужиков не знают не только, как добиться желаемого, но и вообще, чего они хотят.

Глядя на Дуську, Леночка все больше понимала, что счастье истинного Козерога заключается в упорной работе. Как главного зодиакального материалиста. Дуська всегда и во всех своих начинаниях стремилась обрести уверенность, что с каждым последующим шагом ее путь по восходящей тропе к намеченной цели безопасен. И каждый день рождения приближает ее к вершине успеха. День за днем, методично, она взбиралась на свою вершину, преодолевая препятствия упорством, выносливостью и честолюбием. И ей не важно было, замечают ли другие ее маневры, так как ее собственное самомнение иногда просто зашкаливало. Что-что, а цену себе Дусенька знала.

Успехи Дуськи были тоже вполне материальны: квартира, машина, должность, зарплата, платья Betsey Johnson и Collette Dinnigan – Dolce & Gabbana носят дорогие проститутки! – туфли Pierre Hardy и Bruno Frisoni и сумочка из крокодиловой кожи Trussardi.

– У меня в гороскопе написано: «Если Козерога лишить туфель Pierre Hardy и Bruno Frisoni и сумочки из крокодиловой кожи Trussardi, то он тут же становится угрюмым и замкнутым», – поясняла Дуська свои постоянные траты.

Глядя на платья Betsey Johnson и Collette Dinnigan, туфли Pierre Hardy и Bruno Frisoni и сумочку из крокодиловой кожи Trussardi, Леночка приходила к выводу, что все женщины – Козероги.

И, как и все Козероги, Дуська была нетерпима к легкомыслию. По крайней мере, временами. Когда Леночка легкомысленно давала свой телефонный номер первому встречному красавчику или, напротив, забывала его всучить солидному и богатому мужичку, Дуська свирепела. Правда, всегда сдерживала себя и только лишь внятно и доступно объясняла подруге, в чем та на сей раз была неправа.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Поделиться ссылкой на выделенное