Ирина Малкина-Пых.

Возрастные кризисы

(страница 9 из 81)

скачать книгу бесплатно

   • чрезмерная добросовестность и скрупулезность;
   • неадекватная озабоченность продуктивностью в ущерб получению удовольствия и межличностным отношениям вплоть до отказа от них;
   • чрезмерная педантичность и следование социальным условностям;
   • ригидность и упрямство;
   • необоснованное настаивание на точном подчинении других собственным привычкам или столь же необоснованное нежелание позволить им самим что-либо делать.
   Психопатический (антисоциальный) тип связан с базисной неспособностью к человеческой привязанности и с опорой на примитивные защитные механизмы. Организующий принцип психопатической личности состоит в том, чтобы «сделать» всех или сознательно манипулировать другими.
   Нейрохимические, гормональные и генетические исследования указывают на вероятность биологической основы для высоких уровней аффективной и хищнической агрессии, наблюдающейся у антисоциальных личностей. У диагностированных психопатов постоянно выявляется сниженная реактивность автономной нервной системы, что может объяснить их постоянное стремление к острым ощущениям и очевидную неспособность обучаться через опыт. Кратко говоря, антисоциальные личности обладают врожденной тенденцией к агрессивности и повышенному по сравнению со средним уровнем порогу возбуждения, приносящему удовольствие.
   Основные чувства, которыми озабочены психопатические личности, очень трудно определить из-за неспособности антисоциальных людей вербально выражать свои эмоции.
   Основной защитной операцией личностей этого типа является всемогущий контроль. Они также используют проективную идентификацию, множество тонких диссоциативных процессов и отыгрывание вовне. Преимущественное значение имеет потребность оказывать давление. Для антисоциальных людей ценность других личностей редуцируется до их полезности, которая определяется их согласием терпеть затрещины.
   Для диагностики психопатического типа характера состояние должно соответствовать по меньшей мере трем из следующих качеств или поведенческих стереотипов (Попов, Вид, 2000):
   • бессердечное равнодушие к чувствам других, неспособность к эмпатии;
   • отчетливая и стойкая безответственность и пренебрежение социальными нормами, правилами и обязанностями;
   • неспособность к поддержанию устойчивых отношений при отсутствии затруднений в их установлении;
   • крайне низкая фрустрационная толерантность и низкий порог появления агрессивного, в т. ч. насильственного поведения;
   • отсутствие осознания своей вины или неспособность извлекать уроки из негативного жизненного опыта, в особенности наказания;
   • выраженная склонность обвинять окружающих или предлагать благовидные объяснения поведению, приводящему к конфликту с обществом;
   • постоянная раздражительность.
   Последняя группа характеров, которую мы рассмотрим, относится к генитальным, циклоидным (истероидным) характерам, реализующим стратегию движения «к людям».
К ним относятся истерический, маниакалъно-депрессивный и мазохистский типы характера.
   Истерический тип характера. Хотя данный тип личности чаще наблюдается у женщин, не являются исключением и истерически организованные мужчины. Люди с истерической структурой личности характеризуются высоким уровнем тревоги, напряженности и реактивности, особенно в межличностном плане. Это сердечные, «энергичные» и интуитивно «человечные» люди, склонные попадать в ситуации, связанные с личными драмами и риском. Из-за высокого уровня тревоги и конфликтов, от которых они страдают, их эмоциональность может казаться окружающим поверхностной, искусственной и преувеличенной. Многие исследователи считают, что истерики являются напряженными, гиперчувствительными и социофилическими личностями.
   Люди с истерической структурой личности используют такие психологические защиты, как подавление (репрессию), сексуа-лизацию и регрессию. Им свойственно противофобическое от-реагирование вовне, обычно связанное с вымышленной властью и опасностью, исходящей от противоположного пола.
   Поскольку истерики имеют избыток бессознательной тревоги, вины и стыда и, возможно, потому, что они напряжены и подвержены перестимуляции, они легко подавляемы. Для них могут оказаться травматическими переживания, выносимые для людей другого психологического типа. Поэтому для уменьшения количества эмоционально заряженной информации, с которой они должны одновременно иметь дело, истерики часто прибегают к механизму диссоциации.
   Главное ощущение себя при истерии – чувство маленького, пугливого и дефективного ребенка, преодолевающего трудности так хорошо, как только и можно ожидать в мире, где доминируют сильные и чужие другие. Хотя люди с истерическим складом личности нередко выступают как контролирующие и манипулирующие, их субъективное психологическое состояние совершенно противоположно.
   Другим способом достижения самоуважения для людей с истерической организацией личности является спасение других. Они могут проявлять заботу о своем внутреннем испуганном ребенке посредством обращения, оказывая помощь ребенку, которому угрожает опасность.
   Для диагностики истерического типа характера состояние должно соответствовать по меньшей мере четырем из следующих качеств или поведенческих стереотипов (Попов, Вид, 2000):
   • показной характер, театральность поведения или преувеличенное выражение чувств;
   • внушаемость, легкое подпадание под влияние окружающих или ситуативных воздействий;
   • поверхностный, лабильный аффект;
   • постоянный поиск возбуждающих переживаний и деятельности, в которых субъект находится в центре внимания;
   • неадекватное подчеркивание своей сексуальности во внешности и поведении;
   • чрезмерная озабоченность своей внешней привлекательностью.
   Депрессивный и маниакальный типы. Характерологические паттерны маниакально-депрессивных личностей создаются депрессивной динамикой. Люди, которые могут быть названы маниакальными, характеризуются отрицанием депрессии и руководствуются жизненными стратегиями, противоположными тем, которые бессознательно используются депрессивными людьми. Но все же основные организующие темы, страхи, конфликты и бессознательные объяснительные конструкты депрессивных и маниакальных людей аналогичны.
   Люди в депрессивном состоянии большую часть своего негативного аффекта направляют не на другого, а на самого себя, ненавидя себя вне всякого соотнесения со своими объективными недостатками («направленный внутрь гнев»). Депрессивные личности мучительно осознают каждый совершенный ими грех – при том, что они игнорируют собственные добрые поступки, долго переживая каждое свое эгоистическое проявление. Печаль – еще одна из главных эмоций людей с депрессивной психологией.
   Наиболее сильной и организующей защитой, которую обычно используют данные типы, является интроекция. Другой часто наблюдаемый защитный механизм – обращение против себя, помогающее снизить тревогу. Считая, что ее покидают именно из-за гнева и критицизма, депрессивная личность чувствует себя безопаснее, направляя их на себя, и сохраняет ощущение силы (если «плохость» во мне, я могу изменить эту нарушенную ситуацию). Еще одну защиту представляет идеализация: если самооценка депрессивной личности снижается в ответ на переживания, то восхищение другими повышает ее.
   Люди с депрессивной психологией считают себя объективно плохими, сокрушаются по поводу своей жадности, эгоистичности, тщеславия, гордости, гнева, зависти и страсти. Они считают все эти нормальные аспекты жизненного опыта извращенными и опасными, испытывают беспокойство по поводу своей врожденной деструктивности. Они очень стараются быть «хорошими» и боятся быть разоблаченными в своих грехах и отвергнутыми как недостойные.
   Мания – обратная сторона депрессии. Люди с гипоманиа-кальной личностью обладают депрессивной организацией, которая нейтрализуется посредством защитного механизма отрицания.
   Маниакальные люди отличаются высокой энергией, возбуждением, мобильностью, переключаемостью и общительностью. Когда негативный аффект возникает у людей с маниакальной и гипоманиакальной личностями, он проявляется не как печаль или разочарование, а как гнев – иногда в форме внезапного и неконтролируемого проявления ненависти.
   Основными защитами маниакальных и гипоманиакальных людей являются отрицание и отреагирование. Отрицание проявляется в их тенденции игнорировать (или трансформировать в юмор) события, которые расстраивают и тревожат большинство других людей. Маниакальные индивиды обычно склонны к обесцениванию; этот процесс изоморфичен депрессивной тенденции к идеализации. Для маниакальной личности предпочтительно все, что отвлекает от эмоционального страдания.
   Вероятно, самый известный из синдромов, соответствующий данному типу, был определен Э. Кречмером как циклотимия. Маниакально-депрессивные личности могут быть описаны как зависимые личности в контексте следующих характеристик (Попов, Вид, 2000):
   • они не способны принимать решения без множества советов или поддержки со стороны окружающих;
   • позволяют окружающим принимать за него важные решения: где жить, какую работу выбрать;
   • из-за страха быть отвергнутым соглашаются с людьми, даже когда считают, что они не правы;
   • им трудно проявлять инициативу в каких-либо начинаниях или просто действовать в одиночку;
   • они вызываются справиться с вредной или унизительной работой, чтобы заработать симпатию окружающих;
   • в одиночестве ощущают дискомфорт или беспомощность, идут на все, чтобы избежать одиночества;
   • ощущают себя опустошенными или беспомощными, если близкие отношения с кем-либо прекращаются;
   • их часто одолевает страх быть всеми покинутым;
   • их легко задеть критикой или неодобрением. Особенностью этого синдрома является то, что центры притяжения зависимых личностей находятся в окружающих, а не в них самих. Они приспосабливают собственное поведение, чтобы угодить тем, от кого они зависят, а поиск любви приводит к отрицанию тех мыслей и чувств, которые могут не понравиться окружающим.
   Личности данного типа бывают заметно эндоморфичны – «киты в атласе» Шелдона, редко сравниваются с людьми какого-либо другого характера, и про всю совокупность таких личностей можно сказать, что это самая эндоморфичная группа.
   Мазохистский тип. Термин «мазохизм», используемый аналитиками, не означает любви к боли и страданию. Человек, ведущий себя мазохистически, терпит боль и страдает в сознательной или бессознательной надежде на некоторое последующее благо.
   Мазохистические личности считают себя страдающими незаслуженно, жертвами преследования или просто родившимися под несчастливой звездой, проклятыми не по своей вине. Они используют в качестве защиты интроекцию, обращение против себя и идеализацию. Кроме того, они сильно полагаются на от-реагирование вовне, используют морализацию, чтобы справится со своими внутренними переживаниями. Некоторые измерения мазохистического отреагирования включают:
   • провокацию;
   • умиротворение («Я уже страдаю, поэтому, пожалуйста, воздержитесь от дополнительного наказания»);
   • эксгибиционизм («Смотрите, мне больно»);
   • избегание чувства вины («Смотрите, что вы заставили меня сделать»).
   Можно сказать, что истоки природы мазохизма лежат в проблемах неразрешенной зависимости и в страхе оказаться в одиночестве.
   Представление о себе у этого типа личности может быть следующим: «Я недостойный, виноватый, отверженный, заслуживающий наказания». Кроме того, мазохист может обладать глубоким, иногда сознательным ощущением, что он не лишен чего-то, а в чем-то нуждается и несовершенен, наряду с убеждением, что обречен быть неправильно понятым и недооцененным.
   Этот тип в быту обычно считают наделенным комплексом неполноценности. Его основная черта – интровертирован-ность, основанная на заниженной самооценке. Мазохистичес-кая личность не является асоциальной и испытывает большую нужду в социальных контактах, для участия в которых ей необходимы нереалистично завышенные надежные гарантии безусловно положительного и некритического принятия окружающими. Малейшее отклонение поведения окружающих от идеализированного представления об их отношении к себе воспринимается как унижающее отвергание. Страх его формирует специфический рисунок коммуникативного поведения: скованность, неестественность, неуверенность, чрезмерная скромность, униженная просительность или демонстративное избегание.
   Для диагностики мазохистского типа характера состояние должно соответствовать по меньшей мере четырем из следующих качеств или поведенческих стереотипов (Попов, Вид, 2000):
   • стойкое, глобальное чувство напряженности и озабоченности;
   • убежденность в своей социальной неловкости, непривлекательности или малоценности в сравнении с другими;
   • повышенная озабоченность критикой;
   • нежелание вступать во взаимоотношения без гарантии понравиться;
   • ограниченность стиля жизни из-за потребности в физической безопасности;
   • уклонение от профессиональной или социальной деятельности, связанной с интенсивными межличностными контактами, из страха критики, неодобрения или отвергания. Все рассмотренные в настоящей главе классификации представлены в сводной табл. 1.3.
   Во всех описанных вариантах характеров – и находящихся в пределах нормы, и в случаях акцентуаций и психопатий – речь идет лишь о различной степени выраженности все тех же типологических свойств. Таким образом, не только по качественным, но и по количественным показателям можно судить, насколько каждый конкретный человек способен к самореализации и к самоконтролю, в каком направлении преимущественно проявляются его склонности и какой индивидуализированный подход наиболее адекватен для того, чтобы процесс общения был оптимально эффективен.
   Таблица 1.3
   Сводная таблица индивидуально-типологических свойств, типов организации и классификации характера

   Психодиагностические методы позволяют определить не только типологическую основу характера и склонностей человека, но и количественно оценить степень выраженности этих свойств.



   Корректное применение психодиагностических методик может существенно повысить эффективность работы психолога. К сожалению, использование психологических тестов в практической работе с клиентами сталкивается с рядом психологических барьеров – как со стороны психолога, так и со стороны клиента (Соломин, 1999а, б).
   Клиент может опасаться раскрытия собственных личных качеств или неправильного использования результатов тестирования. Кроме того, он может пассивно и потребительски относиться к процессу тестирования.
   В свою очередь, психолог может считать, что стандартизированная процедура психологического тестирования мешает установлению неформального контакта с клиентом. Он также может недостаточно доверять результатам тестирования из-за того, что в своей практике сталкивался с тестами сомнительной надежности или имеет не слишком четкое представление об их конструкции. Наконец, он может просто недостаточно хорошо владеть используемой психодиагностической методикой или не иметь в своем личном распоряжении тестов, подходящих для решения конкретной задачи.
   Тем не менее применение тестирования имеет ряд определенных положительных сторон:
   • Ряд тестовых методик позволяет выявлять более глубокий уровень личности клиента, чем тот, на котором развивается диалог клиента с консультантом. Стандартные методики предохраняют психолога от встречной проекции, приписывания клиенту собственных проблем и представлений.
   • Применение стандартных методик позволяет использовать богатый опыт разработчиков и других пользователей тестов.
   • Использование статистически репрезентативных тестовых норм и количественных показателей позволяет сопоставлять результаты различных клиентов и прослеживать изменение их состояния в ходе психологической работы, оценивая ее эффективность.
   • Экономичность тестов позволяет автоматизировать их на компьютере или использовать не очень высоко квалифицированный персонал, освобождая психологов от значительной части рутинной деятельности и давая тем самым возможность решать более сложные и неотложные задачи. Кроме того, при правильном использовании психологическое тестирование:
   • позволяет с достаточной степенью объективности выявить психологические особенности и состояние клиента;
   • помогает установить контакт, присоединиться к клиенту;
   • может облегчить формирование и поддержание доверия клиента;
   • является источником материала для структурирования беседы;
   • дает возможность оптимизировать активность и состояние клиента;
   • может служить средством воздействия на клиента.
   В зависимости от целей и условий консультирования могут использоваться самые разнообразные тестовые методики, которые можно условно разделить на экспресс-методы, методы углубленной и глубинной диагностики.
   Психологические экспресс-тесты отличаются:
   • компактностью и экономичностью;
   • простотой, возможностью проведения тестирования неспециалистом и самотестирования;
   • возможностью выявления групп риска по тем или иным психологическим критериям;
   • преимущественной ориентацией на диагностику склонностей клиента.
   Тесты для углубленной психологической диагностики характеризуются:
   • максимальной валидностью и надежностью;
   • универсальностью и широким спектром оценочных возможностей, избыточностью получаемой информации;
   • удобством для группового и компьютерного тестирования;
   • возможностью диагностики способностей. Методики глубинной психологической диагностики:
   • позволяют выявлять скрытые или скрываемые мотивы, отношения и представления клиента, содержание его сознания и бессознательной сферы;
   • связаны с идеографическим описанием личности, основанным на измерении индивидуального субъективного смысла различных понятий для человека;
   • как правило, требуют использования специальных компьютерных программ.
   Эффективное использование стандартизированных психодиагностических средств требует от психолога овладения навыками проведения конкретных тестовых методик, знания содержания диагностических показателей и умения их интерпретировать, умения планировать психодиагностическое обследование клиента в соответствии с его запросами и ожиданиями, содержанием изучаемой проблемы и объективными условиями работы. Для решения нестандартных задач психолог должен не просто быть подготовлен к использованию существующих стандартных тестовых методик, но и уметь разрабатывать и применять новые методы, анкеты, тесты, в том числе автоматизированные варианты таких методик. Базой для такой деятельности являются знания в области измерения и шкалирования, статистической обработки данных, информатики и компьютерной техники.
   Какие ошибки встречаются при использовании психологических тестов в консультировании?
   Выбор неадекватных тестовых методик. Эти ошибки связаны с выбором и использованием тестов, непригодных для решения поставленных задач, не соответствующих требуемому уровню валидности, надежности.
   Причинами подобных ошибок могут быть:
   • недостаточные знания психометрических свойств методик;
   • субъективная привлекательность или внешняя эффектность методик;
   • стремление сэкономить время или силы за счет применения экспресс – тестов.
   Принятие неправильных диагностических решений. Эти ошибки могут возникать вследствие неверной интерпретации диагностических показателей. Они могут объясняться:
   • недостаточным уровнем знаний о диагностируемых явлениях;
   • переоценкой степени точности и объективности применяемых методик.
   Передача клиенту – заключения по результатам тестирования в письменном виде или в виде компьютерной распечатки. Это можно рассматривать как грубую ошибку. Из того, что консультант говорит клиенту вслух, клиент, как правило, запомнит только то, что поймет, с чем согласится или не согласится. Информация, которая может нанести психологический вред, забудется или переработается. Кроме того, только в процессе беседы психолог в состоянии проконтролировать полученный эффект и может при необходимости его откорректировать. Напротив, когда клиент постоянно возвращается к своим данным и перечитывает заключение, результаты могут быть непредсказуемы. Иногда после этого клиентов приходится в буквальном смысле лечить.
   Эти ошибки могут быть вызваны:
   • затруднениями при устном изложении результатов диагностики;
   • стремлением сэкономить время и силы на сообщении результатов тестирования;
   • просьбами клиента.
   Изложение результатов тестирования без предварительной работы с клиентом. Иногда психологи торопятся сообщить тестовые результаты клиенту. Между тем сообщение результатов тестирования требует предварительного знакомства с клиентом, установления контакта, выявления запросов, снятия излишнего эмоционального напряжения. Результаты тестирования должны проверяться с помощью беседы, наблюдения и использования дополнительных источников информации. Игнорирование проблем и запросов клиента, его состояния и индивидуальных особенностей, отсутствие обратной связи, категоричность выводов:
   • как правило, воспринимаются клиентом как давление на него;
   • могут приводить к потере контакта, недоверию клиента, его сопротивлению независимо от точности полученных результатов;
   • препятствуют пониманию и принятию клиентом сообщаемой информации;
   • мешают клиенту принять активное участие в решении своих проблем и сотрудничать с консультантом;
   • не удовлетворяют потребностей клиента в безопасности, контакте и уважении.
   Причинами подобных ошибок могут быть:
   • отсутствие знаний о процессе и принципах консультирования;
   • стремление поскорее закончить работу с клиентом, избавиться от него.


скачать книгу бесплатно


Поделиться ссылкой на выделенное