Ирина Малкина-Пых.

Возрастные кризисы

(страница 16 из 81)

скачать книгу бесплатно

   Играя роль слабых, трусливых персонажей, ребенок лучше осознает и конкретизирует свой страх. Используя прием доведения данной роли до абсурда, взрослый помогает ребенку увидеть свой страх с другой стороны (иногда комической), уменьшить его значимость. Исполняя роли сильных героев, ребенок приобретает чувство уверенности в том, что он, как и его герой, способен справляться с трудностями. При этом очень важно не только развивать игровую ситуацию, но и обсудить с ребенком то, как он может использовать полученный в игре опыт разрешения жизненных ситуаций. В нейролингвистическом программировании этот этап работы называется «подстройка к будущему».

   ГИПЕРАКТИВНОСТЬ
   Основными проявлениями гиперактивности являются дефицит активного внимания, импульсивность и повышенная двигательная активность. Причины появления синдрома гиперактивности окончательно еще не установлены. Пики его проявления совпадают с пиками психоречевого развития: в 1–2 года, когда закладываются навыки речи, в 3 года, когда у ребенка быстро увеличивается словарный запас, и в 6–7 лет, когда формируются навыки чтения и письма (Заваденко, 2000). Соответственно, работа с гиперактивными детьми особенно необходима в периоды возрастных кризисов одного года, трех и семи лет.
   В. Оклендер (1997) в работе с гиперактивными детьми рекомендует в первую очередь сосредоточить усилия на том, чтобы сгладить напряжение и дать ребенку возможность реализовать его потребности.
   Р. Кэмпбелл (1997) считает, что основными ошибками взрослых при воспитании гиперактивного ребенка являются: 1. недостаток эмоционального внимания, подменяемого медицинским уходом;
   2. недостаток твердости и контроля в воспитании;
   3. неумение воспитывать в детях навыки управления гневом. Как правило, ребенок проявляет признаки гиперактивности
   в гораздо меньшей степени, оставаясь один на один со взрослым, особенно в том случае, когда между ними налажен эмоциональный контакт. «Когда таким детям уделяют внимание, слушают их и они начинают чувствовать, что их воспринимают всерьез, они способны каким-то образом свести до минимума симптомы своей гиперактивности» (Оклендер, 1997).
   Так как гиперактивные дети не всегда воспринимают границы дозволенного, психологу следует обратить особое внимание на ограничения и запреты, вводимые в процессе занятий с ребенком. Их следует делать спокойным, но вместе с тем уверенным тоном, обязательно предоставляя ребенку альтернативные способы удовлетворения его желаний.
   В работе с гиперактивными детьми используют три основных направления:
   1. развитие дефицитарных функций (внимания, контроля поведения, двигательного контроля);
   2. отработка конкретных навыков взаимодействия со взрослыми и сверстниками;
   3. обучение способам контроля проявлений гнева.
   Работа по этим направлениям может осуществляться параллельно или, в зависимости от конкретного случая, может быть выбрано одно приоритетное направление.
   При развитии дефицитарных функций коррекционную работу следует проводить поэтапно, начиная с развития одной отдельной функции, т. к.
гиперактивному ребенку особенно трудно быть одновременно и внимательным, и спокойным, и неимпульсивным. После достижения устойчивых положительных результатов можно переходить к тренировке одновременно двух функций, например, дефицита внимания и контроля двигательной активности или дефицита внимания и контроля поведения. Лишь затем можно использовать упражнения, которые развивали бы все три дефицитарные функции одновременно. В разделах об индивидуальной и групповой работе с гиперактивными детьми приведены упражнения, направленные на развитие как отдельных функций, так и нескольких одновременно.
   Работу с гиперактивным ребенком следует начинать с индивидуальных занятий. На этом этапе можно обучить ребенка не только слушать, но и слышать, понимать инструкции взрослого, проговаривать их вслух, формулировать самому правила поведения во время занятий и правила выполнения конкретного упражнения. На этом этапе желательно совместно с ребенком выработать систему поощрений и наказаний, которая впоследствии поможет ему адаптироваться в детском коллективе. Следующий этап – вовлечение гиперактивного ребенка в групповые занятия.
   При отработке навыков взаимодействия со взрослыми и сверстниками, при работе с гневом используются те же принципы, что и при работе с агрессивными детьми.
   При подборе игр, особенно подвижных, следует учитывать такие индивидуальные особенности гиперактивных детей, как неумение долго подчиняться групповым правилам, быстрая утомляемость, неумение выслушивать и выполнять инструкции, заострять внимание на деталях. В игре им трудно дожидаться своей очереди и считаться с интересами других. Поэтому включать таких детей в коллективную работу следует поэтапно.
   В работе с гиперактивным ребенком неоценимую помощь оказывают релаксационные упражнения и упражнения на телесный контакт. Они способствуют лучшему осознанию ребенком своего тела, а впоследствии помогают ему контролировать двигательную активность.
   Гиперактивным детям в большей степени, чем другим, необходима уверенность в безусловной родительской любви. Одной из форм работы психолога с родителями гиперактивных детей могут стать групповые занятия, на которых присутствуют 2–3 пары из родителя и ребенка.


   Цели консультирования детей и взрослых сходны, но методы работы консультанта необходимо модифицировать применительно к детской незрелости и несамостоятельности.

   ОСОБЕННОСТИ ДЕТСКОЙ ПСИХОЛОГИИ В КОНСУЛЬТИРОВАНИИ
   Психологическое консультирование детей отличается следующими основными особенностями:
   1. дети почти никогда не обращаются за помощью сами, обычно в связи с их проблемами обращаются к консультанту взрослые;
   2. психотерапевтический эффект должен быть достигнут очень быстро, так как одна проблема порождает новые, что существенно отражается на психическом развитии ребенка в целом;
   3. консультант не может возложить на ребенка ответственность за решение существующих у него проблем, поскольку мышление и самосознание в детском возрасте еще недостаточно развиты; кроме того, любые существенные изменения в жизни ребенка почти полностью зависят от взрослых (Гуткина, 2001).
   Большинство очевидных различий между ребенком и взрослым заключаются в том уровне коммуникации, который они используют. Зависимость ребенка от взрослых заставляет консультанта рассматривать их проблемы в тесной взаимосвязи друг с другом; в подавляющем большинстве случаев для решения психологических проблем детей необходима семейная терапия (Шо-стром, 2002).
   Недостаточное взаимопонимание является одной из основных сложностей терапии. Ребенок ограничен в своих коммуникативных возможностях по двум причинам. Во-первых, у него недостаточно развиты способности разделения и интеграции внешнего мира с внутренними переживаниями. Концептуальное мышление ребенка находится на примитивном уровне, в нем имеются пробелы и неточности, присутствуют элементы магического мышления. Во-вторых, вербальные способности ребенка несовершенны, он имеет еще так мало опыта общения, что его разговор не является прочным мостом между ним и консультантом
   Для достижения адекватной коммуникации с ребенком консультанту приходится полагаться в большей степени на поведенческие, чем на вербальные методы. Из-за особенностей детского мышления игровая терапия получила широкое распространение и как одно из основных средств установления контакта, и как эффективная терапевтическая техника.
   Из-за несамостоятельности ребенка в детскую терапию всегда вовлечен кто-либо из взрослых. Важность роли взрослого зависит от возраста ребенка и чувства ответственности за ребенка. Близкий взрослый, обычно мать, предоставляет консультанту предварительную информацию о ребенке и оказывает содействие в планировании терапии. Взаимодействие с матерью дает консультанту возможность оценить ее роль в проблемах ребенка, ее собственные эмоциональные нарушения и получить некоторые представления об отношениях в семье. Установление хороших рабочих отношений с матерью особенно важно в том случае, если ребенок воспитывается дома. Отсутствие помощи родителей крайне затрудняет достижение положительных изменений у ребенка.
   Родительские отношения и поведение имеют определяющее значение в развитии детей, в пределах от трудно контролируемого источника угрозы до источника защиты и любви. Таким образом, терапия родителей может сыграть ведущую роль в изменении среды, окружающей ребенка.
   Так как ребенок менее устойчив к внешнему воздействию и стрессам и не может контролировать обстановку, которая его окружает, консультант, оказывая ему прямую помощь, берет на себя большую ответственность. При терапии эмоционально неустойчивого ребенка первым шагом должно стать изменение обстановки: чем более комфортно ребенку, тем эффективнее процесс в целом. Когда ребенок успешен там, где ранее испытывал сплошные неудачи, его отношение к окружающей среде начинает меняться, он начинает осознавать, что мир не так враждебен, как казалось раньше. Иногда решением такой проблемы может стать летний лагерь или новая школа. Консультант может действовать в интересах ребенка, например, содействуя его переводу в новую школу или сообщая в соответствующие инстанции о дурном обращении с детьми.
   По сравнению со взрослыми дети гораздо менее осведомлены о возможности посторонней помощи. Из-за ограниченного жизненного опыта нуждающиеся в психологической помощи дети значительно чаще, чем взрослые с той же степенью нарушений, считают, что сложившаяся ситуация является «обычной», «в порядке вещей». Чаще всего ребенок не понимает, что ему необходима помощь, и, как правило, ребенок попадает к консультанту именно потому, что его поведение чем-либо не устраивает взрослых. Обычно ребенок заявляет об отсутствии каких бы то ни было проблем, в то время как родители или учителя считают, что проблема существует.
   Объяснить ребенку цель его встреч с консультантом гораздо сложнее, чем взрослому. Это происходит во многом потому, что ребенок просто не способен понять, какую роль играет консультант, каковы его функции. Прошлый опыт говорит ему о том, что взрослые являются авторитарными лицами, которые распределяют наказания и поощрения. Ожидание поощрения может серьезно воздействовать на поведение ребенка во время сеанса, он будет стараться вести себя сообразно своим собственным представлениям о том, как должны вести себя «хорошие дети», и прятать враждебные реакции. Точно так же страх наказания может сильно исказить его поведение, усилить тревогу и даже вызвать эмоциональные расстройства.
   Незрелость ребенка часто не позволяет выработать хоть сколько-нибудь твердую линию терапии. Одна из причин этого – неумение ребенка отделять реальное от воображаемого. Иногда ребенку очень трудно отделить события, существующие только в его воображении, от тех, которые происходят на самом деле.
   Поэтому он может строить отношения на основе смешения воображаемого и реального, что затрудняет достижение устойчивых результатов терапии. Например, ребенок, который в первую сессию работал над своим глубоким эмоциональным конфликтом, на следующей сессии может всего лишь изобразить что-нибудь, увиденное по телевизору, или настаивать на желании поиграть. Изменчивость поведения детей – еще одна из сложностей детской терапии.
   Как правило, ребенок не может прервать терапию по собственному желанию. Даже если консультант сообщает ребенку, что продолжение либо окончание терапии зависит только от его желания, в действительности родители либо учителя могут настоять на ее продолжении до тех пор, пока поведение ребенка не изменится в лучшую сторону.
   Ребенок редко склонен сам рассказывать о своих проблемах чужому взрослому, а кроме того, он не всегда понимает, что является источником его бед. Поэтому первоочередная задача консультанта – «нащупать» проблему и понять источник ее возникновения, иными словами, поставить диагноз. В большинстве случаев в основе детского поведения, по поводу которого обратились с жалобой взрослые, лежат отрицательные эмоциональные переживания ребенка. Л.С. Славина, специально изучавшая детей с аффективным поведением, определяет отрицательные эмоциональные переживания как «такие переживания, в основе которых лежит неудовлетворенность каких-либо жизненно важных для ребенка потребностей или конфликт между ними» (Славина, 1998). Как правило, такие переживания устраняются у детей только после того, как меняется обусловливающая их ситуация. Если изменить ситуацию невозможно в силу каких-то объективных причин, психолог должен суметь изменить личностный смысл ситуации для ребенка и тем самым изменить его переживания. Чтобы добиться этого, консультант должен показать ребенку ситуацию не с привычной для него точки зрения, а совершенно с другой, новой позиции. Причем эта новая позиция, которую консультант предлагает занять ребенку, должна быть привлекательной для консультируемого и соответствовать его личностным притязаниям.
   Один из способов изменить личностный смысл ситуации для субъекта – изменение значимости для него данной ситуации. Для этого значение ситуации видоизменяется таким образом, что оно выводится за пределы жизненно значимой потребности ребенка. Изменение значения закрепляется каким-нибудь знаком, например, словесной формулировкой. В этом случае ребенок, попадая в ситуацию, которая раньше вызывала негативное поведение, произносит в уме фразу-знак, которая помогает ему овладеть собственным поведением в нужном направлении.
   Выявление эмоциональных переживаний ребенка – главная задача клинической беседы, применяемой в консультативной практике. В клинической беседе исследуется социальная ситуация развития ребенка через его переживания, то есть исследуются особенности восприятия ребенком сложившейся ситуации и его отношение к ней. Понимание переживаний ребенка позволит понять психологу, что требуется изменить в сложившихся отношениях и в жизненных условиях, чтобы положить начало изменениям в поведении ребенка.
   Изменение социальной ситуации развития в ходе консультирования можно проводить двумя путями (по отдельности или в сочетании):
   1. изменять воздействия среды (действия и отношение других людей, а также жизненные условия);
   2. изменять отношение ребенка к этим воздействиям (изменение личностного смысла ситуации).
   В первом случае консультант работает с людьми, окружающими ребенка, во втором – с самим ребенком. И в первом, и во втором случае работа строится на основе знания, полученного в клинической беседе. Успешная работа консультанта в обоих случаях приводит к психотерапевтическому эффекту. В первом случае поведение меняется за счет изменения или устранения стимула, вызывавшего негативные переживания, в результате чего последние исчезают. Во втором случае поведение меняется за счет создания искусственного стимула-средства (знака), позволяющего ребенку овладеть своим поведением в нужном направлении, то есть устранить или сгладить негативные переживания. В обоих случаях психотерапевтический эффект достигается очень быстро, что, как уже указывалось, особенно важно в детском возрасте.
   Ниже приводится схема клинической работы детского психолога-консультанта (Гуткина, 2001):
   1. Первичная беседа с обратившимися взрослыми и выслушивание их жалоб.
   2. Сбор фактов и наблюдений, касающихся жизни и поведения ребенка; составление анамнеза на основе полученной информации.
   3. Формулировка первичной гипотезы о причинах беспокоящего взрослого поведения ребенка.
   4. Клиническая беседа с ребенком, в ходе которой консультант уточняет первичную гипотезу происходящего и ставит диагноз, то есть формулирует причину того или иного поведения ребенка. В этой беседе следует объяснить ребенку свою гипотезу и предложить ему выполнение конкретных самостоятельных действий, позволяющих изменить ситуацию. Поскольку ребенку самому очень плохо и тяжело в сложившейся ситуации, то он, как правило, согласен попробовать делать то, что предлагает взрослый, надеясь, что это поможет улучшить положение дел.
   5. Повторная беседа с обратившимся взрослым, в которой следует объяснить ему возникшую у консультанта гипотезу и поставленный им диагноз, предложить взрослому изменить свои действия и жизненные условия ребенка таким образом, чтобы изменилась ситуация, вызывающая у последнего негативные переживания, приводящие к беспокоящему поведению.
   6. Обсуждение проблемы ребенка со всеми задействованными в сложившейся ситуации лицами и предложение им плана действий, меняющих сложившуюся ситуацию так, чтобы устранить возникшие негативные переживания ребенка.
   7. Наблюдение за изменениями в поведении ребенка. При правильной постановке диагноза и точном выполнении требований психолога со стороны взрослых и ребенка поведение последнего начинает меняться очень быстро (бывает, что уже через несколько дней поведение ребенка, беспокоившее взрослых, исчезает).
   8. Патронажное наблюдение.
   При консультировании взрослых консультанту в его понимании клиента часто помогают выводы, сделанные на основе наблюдений за выражением лица, мимикой, жестами и другими реакциями тела. У детей поведенческие проявления часто являются основным способом выражения чувств. Следовательно, успех консультанта зависит в большой степени от его способности наблюдать, понимать и интерпретировать действия ребенка (Шостром, 2002).
   Так как ребенок использует жесты как способ выражения в большей степени, чем взрослый, и присваивает персонализированные значения жестам других, то консультант должен быть внимателен к своему собственному выражению лица и жестам, а также интерпретировать те значения, которыми может наделять их ребенок. Например, если он внезапно поднимает свою руку в объясняющем жесте, он может напугать ребенка. Более того, повышенный голос или даже просто затянувшаяся пауза могут быть интерпретированы ребенком как гнев. На основе подобных реакций консультант может лучше понять ребенка, а также узнать, какими способами можно лучше всего выразить принимающую, любящую позицию по отношению к нему.
   Многие консультанты полагают, что произнесенное вслух не так важно, как отражение подлинного сопереживания. Некоторые консультанты предлагают использовать такие же жесты, которые употребляет маленький ребенок. Например, если ребенок для того, чтобы избежать разговора, топает ногой, консультант тоже топает ногой, если ребенок трясет головой, консультант поступает подобным же образом.
   Консультант может постараться преодолеть коммуникативные барьеры за счет контроля своих собственных экспрессивных движений и наблюдения за жестами и мимикой ребенка. Вербальные реакции консультанта должны отражать отношения и чувства ребенка простыми, мягкими и естественными фразами и жестами. Сохраняя реакции искренними и понятными, консультант помогает построению моста понимания и взаимодействия, который позволит ребенку изменить свое отношение и поведение.
   Некоторые особенности поведения консультанта общеприняты и применимы ко всем детям:
   1. Речь консультанта должна быть простой и понятной ребенку, все его поведение – мягким и естественным, демонстрирующим внимание и заботу.
   2. Не следует перекрикивать ребенка, резко прерывать его разговор и допускать другие действия, характерные для авторитарной фигуры.
   3. Консультанту полезно сидеть на низком кресле или прямо на полу, чтобы его глаза находились на одном уровне с глазами ребенка. Это помогает создать чувство «мы», способствует установлению контакта.
   4. Консультант должен постоянно помнить о сенситивности ребенка в отношении искренности взрослых.

   ЦЕЛИ КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ ДЕТЕЙ
   Первая задача консультирования детей – помочь ребенку обрести внутреннюю силу, чтобы он смог более успешно справляться с воздействием окружающей среды. Эта цель естественно возникает в том случае, когда ребенок демонстрирует хорошее взаимодействие. Так как он достигает понимания, он учится расти эмоционально и приобретать веру в себя как ответственного человека.
   Существуют три основные позиции, присущие качественному взаимодействию психолога с ребенком: вера в ребенка, принятие и уважение (Шостром, 2002).
   Вера необходима в первую очередь для того, чтобы преодолеть зачастую негативные эффекты родительских суждений. Консультант должен искренне верить в способность ребенка к саморазвитию и самореализации. На ранних этапах развития ребенок обычно считает себя значительной личностью, тем человеком, который может принести что-то важное для себя и для других. Если ребенок происходит из семьи с негативным и критичным эмоциональным климатом, он в меньшей степени уверен в себе. Самооценка человека тесно связана с его осознанием родительской оценки. Свою уверенность в ребенке можно выразить словесными комментариями, например: «Что ты думаешь? Я уверен, ты знаешь об этом больше; то, что ты чувствуешь, очень важно».
   Принятие – термин, популярный в консультировании, но этот термин легко понять неправильно. Принятие не является пассивным, уклончивым отношением. Принятие заключает в себе позитивное действие, которое заключается в неосуждаю-щем признании детских чувств, символизма и восприятия.
   Уважение к ребенку возникает на основе отношений доверия и принятия. Посредством своего уважения консультант помогает ребенку понять, что он не становится плохим только потому, что испытывает «плохие» чувства, и имеет право выражать свои негативные эмоции. Осознание ребенком того, что консультант уважает и принимает его чувства и интересы, вера в то, что консультант им искренне интересуется, повышает эффективность и успешность их совместной работы.

   МЕТОДЫ КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ ДЕТЕЙ
   В качестве механизмов защиты от негативного восприятия себя окружающими дети используют конфлуэнцию, ретрофлексию и дефлексию. Конфлуэнтные дети стремятся к постоянному слиянию с кем-либо, чтобы испытывать чувство «Я». Ретрофлек-сирующие – направляют гнев на самих себя: падают, ударяются и т. д., но не позволяют самим себе гневаться, всячески отрицают свой гнев. Дефлексирующие – хаотично и деструктивно проявляют гнев в отношении окружения: дерутся, хулиганят.
   В качестве теоретической основы индивидуальной коррек-ционной работы часто используется подход, центрированный на ребенке (Лэндрет, 1994), опирающийся на следующие основные принципы:
   1. искренний интерес к ребенку и его внутреннему миру;
   2. безусловное принятие ребенка таким, какой он есть;
   3. создание у ребенка чувства безопасности, возможности исследования себя и свободного выражения своих чувств;
   4. предоставление ребенку средств выражения собственного «Я»;
   5. постепенность коррекционного процесса, следование темпу, задаваемому ребенком.

   ОРГАНИЗАЦИЯ ЗАНЯТИЙ
   При организации процесса консультирования необходимо учитывать зону и содержание конфликта. Исходя из теории Э. Эриксона, главное в возникновении того или иного внутреннего конфликта – это особенности переживания ребенком стадий созревания своего «Я»: доверия-недоверия к окружающему миру, самостоятельности-нерешительности, предприимчивости – чувства вины, умелости-неполноценности. Но, помимо особенностей переживания стадий созревания, безусловно необходимо учитывать и актуальную жизненную ситуацию ребенка (например, развод родителей) как возможный фактор инициирования внутреннего конфликта.
   Зона конфликта и содержание конфликта определяются в беседе с ребенком, а также с помощью общепринятых для этих целей методик: проективных рисунков, неоконченных предложений, методики CAT (теста детской апперцепции).
   Хухлаева (2002) предлагает следующую примерную структуру занятия по индивидуальной психокоррекции ребенка.

   Вводная часть


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81

Поделиться ссылкой на выделенное