Ирина Малкина-Пых.

Телесная терапия

(страница 11 из 66)

скачать книгу бесплатно

   Наиболее сильной организующей защитой для данного типа является интроекция. Другой часто наблюдаемый защитный механизм – обращение против себя. Последнее позволяет снизить тревогу, особенно тревогу сепарации (если кто-то считает, что именно его гнев и критицизм вызывают отвержение, он чувствует себя безопаснее, направляя их на себя), и сохраняется ощущение контроля (если «плохость» во мне, я могу ее изменить). Кроме того, используется идеализация.
   Люди с депрессивной психологией в глубине считают себя плохими. Они сокрушаются по поводу своей жадности, эгоистичности, тщеславия, гордости, гнева, зависти и страсти. Они считают все эти нормальные аспекты опыта извращенными и опасными, испытывают беспокойство по поводу своей врожденной деструктивности. Они изо всех сил стараются быть «хорошими» и боятся, что их разоблачат и отвергнут как недостойных. Из-за этого такие люди очень ранимы. Критицизм их опустошает. В любом сообщении, содержащем хотя бы намек на их недостатки, они различают только негативную часть коммуникации. Депрессивные личности глубоко чувствительны к отвержению и несчастливы в одиночестве. Потерю они переживают как доказательство своих плохих свойств.
   Мания – обратная сторона депрессии. Люди, наделенные гипоманиакальной личностью, обладают депрессивной организацией, которая нейтрализуется посредством защитного механизма отрицания.
   Люди маниакального типа отличаются высокой энергией, возбуждением, мобильностью, переключаемостью и общительностью. Когда негативный аффект возникает у людей с маниакальным характером, он проявляется не как печаль или разочарование, а как гнев – иногда в форме внезапного и неконтролируемого проявления ненависти.
   Основными защитами маниакальных людей являются отрицание и отреагирование. Отрицание проявляется в тенденции игнорировать (или трансформировать в юмор) события, которые расстраивают и тревожат большинство других людей. Маниакальные индивиды обычно склонны к обесцениванию, этот процесс изоморфичен депрессивной тенденции к идеализации. Они предпочитают все то, что отвлекает от эмоционального страдания.
   Главной отличительной чертой данного типа является недостаток воли и неспособность противостоять давлению внешнего мира. Такие люди легко меняют «направление жизни» как под давлением обстоятельств, так и под влиянием окружающих. Закономерно, что при их податливом поведении они чувствительны также и к доброму влиянию.
   Вероятно, самый известный из синдромов, соответствующий данному типу, был определен Эрнстом Кречмером как циклотимия. Диагноз маниакально-депрессивного типа характера устанавливается тогда, когда можно выявить не менее четырех из перечисленных ниже признаков: 1) неспособен принимать решения без множества советов или поддержки со стороны окружающих; 2) позволяет окружающим принимать за себя важные решения типа: где жить, какую работу выбрать; 3) из-за страха быть отвергнутым соглашается с людьми, даже когда считает, что они не правы; 4) ему трудно проявлять инициативу в каких-либо начинаниях или просто действовать в одиночку; 5) он берется за вредную или унизительную работу, чтобы завоевать симпатию окружающих; 6) в одиночестве ощущает дискомфорт или беспомощность, идет на все, чтобы избежать одиночества; 7) ощущает себя опустошенным или беспомощным, если близкие отношения с кем-либо прекращаются; 8) его часто одолевает страх быть покинутым всеми; 9) его легко задеть критикой или неодобрением.
   Особенностью этого синдрома является то, что центр притяжения всех сил зависимой личности находится в окружающих, а не в ней самой.
Они изменяют собственное поведение, чтобы угодить тем, от кого они зависят, а стремление к любви приводит к отрицанию тех мыслей и чувств, которые могут не понравиться окружающим.
   Личности данного типа заметно эндоморфичны, и в целом можно сказать, что это самая эндоморфичная группа.
   Мазохистский тип характера. Вильгельм Райх (1999) включил «мазохистский» характер в свою классификацию, выделив тут паттерны страдания и жалоб, установку на самопожертвование и самообесценивание и скрытое бессознательное желание мучить других своими страданиями. Способ достижения морального триумфа через страдание может стать привычным для человека, и тогда перед нами личность с мазохистским характером. Термин «мазохизм», используемый аналитиками, не означает любви к боли и страданию. Человек, ведущий себя мазохистически, терпит боль и страдает в сознательной или бессознательной надежде на некоторое последующее благо.
   Человек мазохистского характера (Лоуэн, 2000) страдает и хнычет или жалуется, но остается покорным. Покорность является основным мазохистским признаком. Но хотя человек такого типа демонстрирует подчиненное положение во внешнем поведении, внутри он совершенно другой. На глубоком эмоциональном уровне у него имеются сильные чувства злости, отрицания, враждебности и превосходства. Однако они заблокированы страхом. Человек сопротивляется страху перед проявлением своих негативных эмоций с помощью мышечных паттернов сдерживания. Толстые сильные мышцы сдерживают любое прямое проявление чувств и пропускают только хныканье и жалобы.
   Для человека с мазохистской структурой типично короткое, толстое, мускулистое тело. По неизвестным причинам обычно усилен рост волос на теле. Характерной особенностью является короткая толстая шея и втянутая в плечи голова. Другой важной характеристикой является подтягивание таза вперед, что можно описать как подобранный и плоский зад. Это поза собаки, поджавшей хвост. Такое положение таза наряду с давлением напряжения сверху является причиной сгибания или резкого ослабления туловища в области талии. У некоторых женщин можно видеть сочетание проявлений ригидности в верхней половине тела и мазохизма в нижней половине: тяжелые ягодицы и бедра с подтянутым тазом.
   Из-за мощного сдерживания проявления агрессии достаточно редки. Подобным же образом ограничено самоутверждение. Вместо него присутствуют нытье и жалобы. Нытье является единственным звуковым выражением, которое легко проходит через пережатое горло. Вместо агрессии наблюдается провоцирующее поведение, которое вызывает сильную реакцию другого человека, сильную настолько, чтобы дать возможность мазохисту реагировать вспыльчиво и несдержанно. Застой энергии из-за сильного сдерживания ведет к ощущению, что человек «увяз в болоте», не может двигаться свободно.
   Как уже отмечалось, для мазохистского поведения характерна позиция покорности и угодливости. На сознательном уровне мазохист идентифицируется с попыткой угодить; однако на подсознательном уровне эта позиция отвергается, там царят озлобленность, негативность и враждебность. Эти подавленные чувства необходимо высвободить, прежде чем мазохист сможет свободно реагировать на жизненные ситуации.
   Мазохист боится протянуть руку или ногу или вытянуть шею (как и гениталии) из-за страха, что они будут отрезаны или он отделится от них. Этому характеру присуща сильная тревога кастрации. Сильнее всего страх быть отрезанным от отношений с родителями, которые обеспечивали любовь, но на определенных условиях.
   Мазохистские личности используют в качестве защиты интроекцию, обращение против себя и идеализацию. Применяются также отреагирование вовне и морализация, чтобы справиться с внутренними переживаниями. Мазохистическое отреагирование включает: 1) провокацию; 2) умиротворение («Я уже страдаю, поэтому, пожалуйста, воздержитесь от дополнительного наказания»); 3) эксгибиционизм («Смотрите, мне больно»); 4) избегание чувства вины («Смотрите, что вы заставили меня сделать»).
   Можно сказать, что истоки мазохизма лежат в проблемах неразрешенной зависимости и в страхе оказаться в одиночестве. Представление о себе мазохистской личности может быть следующим: «Я недостойный, виноватый, отверженный, заслуживающий наказания».
   Этот тип в быту обычно считают наделенным комплексом неполноценности. Его основная черта – интровертированность, основанная на заниженной самооценке. Мазохистская личность не является асоциальной и испытывает большую нужду в социальных контактах, для участия в которых ей необходимы нереалистично надежные гарантии безусловного положительного и некритического принятия со стороны окружающих. Малейшее отклонение в поведении окружающих от идеализированного образа отношений воспринимается как унижающее отвержение. Страх отвержения формирует специфический рисунок коммуникативного поведения: это скованность, неестественность, неуверенность, чрезмерная скромность, униженная просительность или демонстративное избегание (Попов, Вид, 2000).

   Люди этого типа обычно искаженно воспринимают отношение к себе, преувеличивая его негативный аспект. Тем не менее вследствие низкого уровня коммуникативных навыков объективная неловкость в социальных ситуациях может вызывать такие реакции окружающих на поведение мазохиста, которые подтвердят его мрачные предположения. Мазохист преувеличивает не только негативное отношение окружающих, но и вообще уровень риска и опасности в повседневной жизни. Ему трудно говорить на публике или просто обратиться к кому-то. Люди данного типа не достигают ответственных постов, оставаясь малозаметными, всегда готовыми услужить другим. Дружеские, доверительные отношения с кем-либо иногда полностью отсутствуют.
   Диагноз мазохистского типа характера устанавливается тогда, когда можно выявить не менее четырех из перечисленных ниже признаков: 1) стойкое, глобальное чувство напряженности и озабоченности; 2) убежденность в своей социальной неловкости, непривлекательности или малой ценности в сравнении с другими; 3) повышенная озабоченность критикой; 4) нежелание вступать во взаимоотношения, если нет гарантии понравиться; 5) «суженный» стиль жизни из-за потребности в физической безопасности; 6) уклонение от профессиональной или социальной деятельности, связанной с интенсивными межличностными контактами, из страха критики, неодобрения или отвержения.
   Все рассмотренные в настоящей главе классификации представлены в сводной таблице 2.3:





   В данном разделе справочника даны несколько проективных рисуночных тестов, которые относятся к методикам изучения продуктов творчества. Предметом интерпретации являются рисунки, которые рисует клиент. Проективные рисуночные тесты используются для работы в рамках телесной терапии на основании гипотезы о том, что именно данные тесты позволяют наиболее полно и адекватно оценить невербальное, бессознательное отношение клиента к себе и к своему телу.
   Проективные методы психодиагностики – это совокупность методик, направленных на исследование личности и разработанных в рамках проективного диагностического подхода. Они основаны на выявлении проекций с последующей интерпретацией и направлены на измерение свойств личности. Понятие «проекция» для обозначения этих методик было впервые использовано Л. Франком (1939), и, несмотря на неоднократные попытки изменить это название, оно закрепилось и является общепринятым в психологической диагностике. Наиболее существенным признаком проективных методик является использование в них неопределенных, неоднозначных (слабоструктурированных) стимулов, которые испытуемый должен конструировать, развивать, дополнять, интерпретировать. В соответствии с проективной гипотезой каждое эмоциональное проявление испытуемого, его восприятия, чувства, высказывания, двигательные акты несут на себе отпечаток личности. Личность проявляется тем ярче, чем менее стереотипны ситуации-стимулы, побуждающие к активности. Стимулы проективных методик приобретают смысл не столько в силу их объективного содержания, сколько в связи с личностным значением, придаваемым им обследуемым. Отсюда – характерное для проективных методик отсутствие оценки ответов-реакций как «правильных» или «ошибочных», отсутствие ограничений в их выборе. Такое понимание проекции в корне отлично от ее психоаналитического истолкования. Психоанализ считает проекцию одним из защитных механизмов, посредством которого внутренние импульсы и чувства, неприемлемые для «Я», приписываются внешнему объекту и тогда проникают в сознание как измененное восприятие окружающего мира. Механическое перенесение порожденного психоанализом понимания проекции на сущность процесса, реализующегося в проективных методиках, долгое время препятствовало научной разработке и использованию этих методик в отечественной психодиагностике.
   Существует также проблема стандартизации проективных методик. Некоторые методики не содержат математического аппарата для объективной обработки полученных результатов, не содержат норм. Проективные методики – это прежде всего качественный подход к исследованию личности, а не количественный, как психометрические тесты. И поэтому еще не разработаны адекватные методы проверки их надежности и придания им валидности.
   Однако проективные методы дают человеку возможность самому спроецировать реальность и по-своему интерпретировать ее. Для того чтобы фантазия индивида могла свободно разыграться, даются только краткие, общие инструкции. По этой же причине тестовые стимулы обычно расплывчаты или неоднозначны. Гипотеза, на которой строятся подобные задания, состоит в том, что способ восприятия и интерпретации индивидом тестового материала или «структур» ситуации должен отражать фундаментальные аспекты функционирования его психики. Другими словами, предполагается, что тестовый материал должен работать как некоторого рода экран, на который отвечающий «проецирует» характерные для него мыслительные процессы, потребности, тревоги и конфликты. Проективные методики характеризуются также глобальным подходом к оценке личности. Внимание фокусируется на общей картине личности как таковой, а не на измерении отдельных ее свойств. Наконец, проективные методики рассматриваются их сторонниками как наиболее эффективная процедура для обнаружения скрытых, завуалированных или неосознаваемых сторон личности. Более того, утверждается, что чем менее структурирован тест, тем более он чувствителен к подобному завуалированному материалу. Это следует из предположения, что чем менее структурированы и однозначны стимулы, тем менее вероятно, что они вызовут у воспринимающего защитные реакции.
   В проективных методах анализируется индивидуальный человеческий опыт. Отдельные части тела приобретают для данного человека индивидуальное значение и могут стать выражением эмоций, значимой сферы, «осью адаптации». Особенно часто, по мнению Хоментаускаса (1989), это наблюдается у людей с физическими дефектами и невротическими состояниями. На процесс рисования влияют прошлые эмоциональные состояния. На языке психофизиологии это объясняется нейрофизиологическим обеспечением процесса рисования. Явный или скрытый физический дефект человека всегда представлен в коре головного мозга. Это вызывает изменения в кровообращении либо обменных процессах в данном участке мозга. Поэтому, изображая какую-то часть тела (или предмет, вызывающий сходную по семантике ассоциацию), человек невольно искажает ту область графического изображения, которая соответствует «поврежденной зоне» в функциональной системе, обеспечивающей процесс рисования.


   Метод исследования личности с помощью проективного теста «Несуществующее животное» основан на теории психомоторной связи. Для регистрации состояния психики используется исследование моторики (в частности, моторики рисующей доминантной правой руки, зафиксированной в виде графического следа движения, рисунка). По И. М. Сеченову, всякое представление, возникающее в психике, любая тенденция, связанная с этим представлением, заканчивается движением (буквально – «Всякая мысль заканчивается движением») (Габидулина, 1986; Дукаревич, Яньшин, 1990).
   Если реальное движение, интенция, по какой-то причине не осуществляется, то в соответствующих группах мышц суммируется определенное напряжение энергии, необходимой для осуществления ответного движения (на представление-мысль). Так, например, образы и мысли-представления, вызывающие страх, стимулируют напряжение в группах ножной мускулатуры и в мышцах рук, что оказалось бы необходимым в случае ответа на страх бегством или защитой с помощью рук – ударить, заслониться. Тенденция движения имеет направление в пространстве: удаление, приближение, наклон, выпрямление, подъем, падение. При выполнении рисунка лист бумаги (либо полотно картины) представляет собой модель пространства и, кроме состояния мышц, фиксирует отношение к пространству, т. е. возникающую тенденцию. Пространство, в свою очередь, связано с эмоциональной окраской переживания и временным периодом: настоящим, прошлым, будущим. Оно также связано с действенностью или идеально-мыслительным планом работы психики. На листе (модели пространства) левая сторона и низ связаны с отрицательно окрашенными и депрессивными эмоциями, с неуверенностью и пассивностью. Правая сторона (соответствующая доминантной правой руке) – с положительно окрашенными эмоциями, энергией, активностью, конкретностью действия.
   Помимо общих закономерностей психомоторной связи и отношения к пространству при толковании материала теста используются теоретические нормы оперирования с символами и символическими геометрическими элементами и фигурами.
   Материал для тестирования: лист бумаги А4 (можно использовать тетрадный двойной листок, близкий по размеру к формату бумаги А4); цветные карандаши.
   Можно предложить испытуемому расположить лист бумаги, как ему удобно – вертикально или горизонтально. Лучше всего вообще не упоминать об этом, а просто наблюдать за выполнением теста.

   Инструкция: «Придумайте и нарисуйте НЕСУЩЕСТВУЮЩЕЕ животное и назовите его НЕСУЩЕСТВУЮЩИМ названием».

   Показатели и интерпретация
   Размер
   Интерпретация размера изображенного животного обычно базируется на пространственной метафоре «больший размер – больше силы, больше энергии». Чем больше рисунок, тем более энергичен, возбудим, уверен в себе его автор. Соответственно, малый размер говорит о неуверенности, закрепощенности и т. д. Однако если рисунок так велик, что не умещается на листе, то это также проявление закрепощенности и внешнего давления на автора.
   Расположение рисунка на листе
   Ось «верх – низ»
   В норме рисунок расположен по средней линии вертикально поставленного листа. Лист бумаги лучше всего взять белый или слегка кремовый, не глянцевый. Пользоваться карандашом средней мягкости; ручкой и фломастером рисовать нельзя.
   Степень близости рисунка к верхнему краю листа прямо связана с уровнем самооценки: как недовольство своим положением в социуме, недостаточностью признания со стороны окружающих, как претензия на продвижение и славу, тенденция к самоутверждению.
   Приближение рисунка к нижней части – обратная тенденция: неуверенность в себе, низкая самооценка, подавленность, нерешительность, незаинтересованность в своем положении в социуме, в признании, отсутствие тенденции к самоутверждению.
   Кроме того, расположение рисунка относительно оси «верх – низ» листа может быть расшифровано при помощи следующих ориентационных метафор:
   • Счастье – верх; грусть – низ. (Грусть и уныние гнетут человека, и он опускает голову, а положительные эмоции распрямляют его.)
   • Сознание ориентирует вверх; бессознательное состояние – вниз. Человек спит лежа, а, просыпаясь, встает.
   • Здоровье и жизнь ориентируют вверх; болезнь и смерть вниз. (Серьезная болезнь заставляет лежать. Мертвый падает вниз.)
   • Обладание властью или силой ориентирует вверх; подчинение власти или силе – вниз. (Победитель в борьбе обычно находится вверху.)
   • Рациональное ориентировано вверх; эмоциональное вниз. (В нашей культуре люди считают, что они способны к контролю над животными, растениями и окружающей средой, именно эта уникальная особенность ставит человека над животными и обеспечивает господство над ними.)
   Ось «левое – правое»
   Расположение рисунка крайне справа – склонность к неподчинению, непредсказуемость, чрезмерная конфликтность, в экстремальных ситуациях – аутоагрессивность.
   Если рисунок расположен слева на листе, то для испытуемого характерны интровертированность, акцентированность на прошлом, выраженное чувство вины, застенчивость. Обследуемые, у которых проявилась данная характеристика, практически всегда уходили от конфликтных ситуаций.
   Маленький рисунок в верхнем левом углу – высокая тревожность; часто встречается у людей, склонных к суициду.
   При интерпретации расположения рисунка относительно оси «левое – правое» также необходимо учитывать две традиции, присущие нашей культуре:
   1. Традиция чтения слева направо. Соответственно, левая сторона находится сзади, правая спереди.
   2. Будущее в западных культурах находится справа, прошлое слева.
   На основании этих традиций расположение рисунка слева интерпретируется как направленность на прошлые впечатления, расположение справа – направленность в будущее, экстраверсия. Очевидно, на основании тех же традиций интерпретируется центральная смысловая часть фигуры – голова или заменяющая ее деталь. Голова, повернутая вправо – устойчивая направленность на действительность. Почти все, что обдумывается и планируется, осуществляется до конца. Человек активно переходит к реализации своих желаний. Голова влево – тенденция к рефлексии, размышлениям: лишь незначительная часть действий реализуется. Увеличение по соотношению с фигурой головы говорит о том, что автор рисунка ценит рациональное начало, а возможно, эрудицию в себе и окружающих.
   Расположение самого листа
   Если автор не меняет положения листа и лист расположен вертикально, это может свидетельствовать о ригидности, нежелании ничего менять. Если он меняет расположение листа в зависимости от рисунка (например, дерево чаще рисуют вертикально, а несуществующее животное и людей – горизонтально), это значит, человек умеет приспособиться, не абсолютно следует инструкции.
   Форма рисунка
   Форма может интерпретироваться в соответствии с фрейдистской традицией, когда всем вытянутым предметам присваивалось мужское начало, а округлым – женское. Соответственно, при интерпретации рисунка вытянутая форма характеризует наличие мужских, маскулинных черт в характере (мужественность, активность). Сжатая, округлая форма характеризует женственность, пассивность.
   Степень агрессивности выражена количеством, расположением и характером острых углов в рисунке, независимо от их связи с той или иной деталью изображения.
   Фигура круга, особенно незаполненного, символизирует тенденцию к сокрытию, замкнутости своего внутреннего мира, нежелание подвергаться тестированию.
   Подчеркнутая человекообразность «несуществующего животного» рассматривается как проявление неудовлетворенной потребности в общении. У подростков это явление почти нормальное: им положено иметь настолько высокую потребность в общении, что она почти никогда не бывает удовлетворена. Уподобление животного человеку, любые признаки антропоморфизации свидетельствуют об инфантильности, эмоциональной незрелости.
   Машинообразность фигуры говорит о нарушениях шизоидного круга: в норме животному «не положено» иметь колеса, подставку или прямоугольный корпус.
   Симметричность – асимметричность
   Асимметричность фигуры интерпретируется как активность, экстравертированность, энергичность. Симметричность связывается с пассивностью, статичностью, инертностью.
   Контур рисунка


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66

Поделиться ссылкой на выделенное