Ирина Малкина-Пых.

Простудные заболевания

(страница 2 из 16)

скачать книгу бесплатно

   Повышение кровяного давления и учащение сердечного ритма, сопутствующие гневу или страху, можно изучать по объективным параметрам. Однако страх или гнев может испытывать лишь только тот человек, который затронут им. Сам факт, что физиологические и психологические явления происходят в одном и том же организме, интерпретировался таким образом, что человек разделен на душу и тело; изучение человека было соответственно разделено на два направления, которые веками оставались изолированными друг от друга.
   Да, наши чувства постоянно влияют на наши телесные функции. Но так же хорошо нам знакомы и явления обратного порядка, когда изменения физиологические влияют на нашу психологию. Это – двухстороннее движение. Мы принимаем алкоголь, он изменяет химический состав организма, мы быстро реагируем на это изменением настроения. Некоторые становятся агрессивными, теряют контроль над собой, некоторые – сентиментальными и плаксивыми. Седативные лекарства влияют на нас физиологически: как результат, мы чувствуем сонливость. Транквилизаторы освобождают нас от эмоционального напряжения. Высокая температура вызывает состояние бреда.

   Таким образом, очевидно, что мы являемся неделимыми организмами. Поскольку человек и сложный физиологический аппарат, и, одновременно, осознающий себя индивид, способный выразить свое состояние (вербальная коммуникация), его следует изучать с психической, и с физиологической стороны (комплексно). Совмещение результатов этих двух видов наблюдения и составляет суть психосоматического подхода.



   Нет никаких только психических и только соматических болезней, а имеется лишь живой процесс в живом организме; жизненность его и состоит именно в том, что он объединяет в себе и психическую, и соматическую сторону болезни.
 Р. А. Лурия

   Термин «психосоматика» предложил в 1818 году врач из Лейпцига Я. Хейнрот, который объяснял многие соматические болезни как психогенные, прежде всего в этическом аспекте. Так, причины туберкулеза, эпилепсии и рака он рассматривал как результат переживания чувства злобы и стыда, а особенно – сексуальных страданий. Через 10 лет М. Якоби ввел понятие «соматопсихическое», как противоположное и в то же время дополняющее, по отношению к «психосоматическому». Во врачебный лексикон термин «психосоматика» был введен лишь столетие спустя.
   Первоначально понятием «психосоматические» объединялись заболевания, в развитии которых существенную роль играют неблагоприятные психотравмирующие воздействия (ишемическая болезнь сердца, артериальная гипертензия, язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки, бронхиальная астма). В настоящее время термин имеет два значения: одно связано с его применением к области медицины, второе – к болезням, в которых важную роль играют психологические факторы.
   История современной психосоматической меди shy;цины начинается с психоаналитической концепции З.
Фрейда, который доказал, что «подавленный аффект», «психическая травма» путем «конверсий» (лат. con shy;ver shy;sio – превращение) могут проявляться соматическим симптомом. Хотя непосредственно сам З. Фрейд не внес большого вклада в изучение психосоматических заболеваний, его теории сделали возможным серьезное рассмотрение психологически продуцируемой болезни, первоначально в области невроза. Другими словами, без Фрейда и психоанализа мы не знали бы того, что знаем теперь. Например, любая болезнь имеет определенный смысл для страдающего, она, осознанно или неосознанно, преднамеренна и может быть исцелена путем обнаружения этого намерения, этого смысла.
   Творчески развивая идею З. Фрейда, Ф. Александер предложил теорию эмоциональных конфликтов, принципиально воздействующих на внутренние органы, связывая специфику психосоматического заболевания с типом эмоционального конфликта.
   Формулировки, данные Ф. Александером специфическим психологическим конфликтам, вызвали много возражений, из-за которых были забыты другие его высказывания. В действительности его объяснение возникновения болезней имело три аспекта:
   1. Специфический конфликт предрасполагает пациентов к определенным заболеваниям только тогда, когда к этому имеются другие генетические, биохимические и физиологические факторы.
   2. Определенные жизненные ситуации, в отношении которых пациент излишне чувствителен в силу своих ключевых конфликтов, вновь активируют и усиливают эти конфликты.
   3. Сильные эмоции сопровождают этот активированный конфликт и на основе автономных гормональных и нервно-мышечных механизмов действуют таким образом, что в организме возникают изменения в телесной структуре и функциях.
   Кроме того, имеются прямые различия в автономных реакциях индивидов на различные формы нагрузок. Индивидуальные особенности интенсивности и проявлений автономных реакций могут объяснить различные проявления психосоматических заболеваний.
   В дальнейшем Ф. Данбар выдвинула концепцию зависимости психосоматической патологии от тех или иных особенностей профиля личности человека.
   К. Ясперс акцентировал внимание на роли нарушений социального общения в происхождении психосоматической патологии.
   А. Мичерлих, открывший первую в мире психосоматическую клинику, полагал, что при хроническом психосоматическом развитии происходит сначала борьба с невротическим комплексом, путем его вытеснения, а затем – сдвиг в динамике соматических защитных процессов.
   Развитие знания относительно влияния эмоций на органические процессы в тех органах, которые не управляются сознательно, приходится на тот период, когда американский физиолог У. Кэннон предложил новую идею, родившуюся из его оригинальных исследований физиологического эффекта гнева и страха. Кэннон показал, что организм отвечает на чрезвычайные ситуации определенными адаптационными из shy;менениями в общей физиологической структуре, и продемонстрировал, что эмоциональные состояния активизируют физиологические функции, призванные подготовить организм к той ситуации, о которой сигнализируют эмоции.
   Страх и гнев стимулируют кору надпочечников, вследствие чего адреналин активизирует углеводный обмен таким образом, что начинает усиленно выделяться сахар для поддержания энергии. Кровяное давление и циркуляция крови изменяются так, чтобы кровь обильнее поступала к тем органам, которым, возможно, предстоит борьба. Одновременно ассимиляционные и резервные функции (пищеварение или усвоение) подавляются. Организм, который должен напрячь все свои силы, чтобы справиться с чрезвычайной ситуацией, включающей страх или гнев, не может себе позволить роскошь переваривать или усваивать пищу.
   Когда исследование Кэннона о механизмах влияния эмоций на функции жизненно важных внутренних органов было применено к изучению эмоционального стресса при хронических органических болезнях, в мире действительно наступила психосоматическая эра.
   После Второй мировой войны Т. Икскюлем была изложена и теоретически обоснована оригинальная всеобъемлющая «биопсихосоциальная модель». Биопсихосоциальный подход изначально рассматривает человека в его естественном психобиологическом развитии применительно к здоровью и болезни в его окружении, которое он не только воспринимает, но и по мере возможности создает сам. Икскюль описал «болезни готовности», при которых происходит переход эмоций в телесную реакцию, причем готовность может хронифицироваться и приводить к нарастанию активации физиологических функций. Заболевание развивается в тех случаях, когда разрешение состояния готовности невозможно. Т. Икскюль создал концепцию внешнего мира и организма как «динамически развивающегося целого». Подобных взглядов придерживался и Х. Вайнер, который попытался описать «организм в здоровье и в болезни» на всех уровнях и ступенях организации и развития как интегрированную регуляционную систему.
   На сегодняшний день существует достаточно большое количество психосоматических теорий и моделей. Интересующийся читатель может более подробно познакомиться с ними в моих книгах из серии «Справочник практического психолога» «Психосоматика» и «Терапия пищевого поведения» (см. список литературы).


   Почему же эмоции трансформируются в болезнь? В силу общей психологической закономерности. Дело в том, что любая эмоция трансформируется в физиологическую реакцию, которая в организме проявляется в виде симптомов болезней. Кстати, несчастные случаи, травмы и многие психологические проблемы объясняются этой же закономерностью. Важно уяснить, что эмоции составляют существенный аспект психосоматической болезни.
   Чтобы понять зарождение психосоматических заболеваний (строго говоря, все заболевания являются психосоматическими, но здесь мы употребляем это слово в его наиболее определенном смысле для обозначения тех органических расстройств, в отношении которых есть основания считать, что в их развитии главную роль сыграл эмоциональный стресс), необходимо кое-что сказать об анатомии и физиологии нервной системы.
   В нервной системе имеются различные уровни, от высших и наиболее сознательных до бессознательных и более или менее автоматических центров, ответственных за адаптацию положения тела, поддержание равновесия и координацию движений. Но помимо центральной нервной системы, включающей в себя головной и спинной мозг с сенсорными и моторными нервами, осуществляющими передачу в обоих направлениях, существует и более примитивная система, известная как автономная нервная система, образованная двумя тонкими нервными цепочками с ганглиями или узлами нервных клеток, располагающимися на расстоянии друг от друга по обеим сторонам позвоночного столба позади брюшной полости, таза и грудной клетки (Браун, 1999).
   Солнечное сплетение в верхней части брюшной полости представляет собой один из таких ганглиев. Подобно тому, нервы центральной нервной системы, идущие к коже и произвольным мышцам, делятся на два основных типа – моторные и сенсорные. Нервы автономной нервной системы поддерживают работу наружных органов. Они также разделены на парасимпатическую и симпатическую группы. Управляющий центр автономной нервной системы лежит у основания головного мозга в области, известной как гипоталамус. Эта система обеспечивает работу желудка, кишечника, сердца, кровеносных сосудов и других органов, включая важные эндокринные железы, и ее значение заключается в том факте, что здесь расположено физиологическое основание эмоции.

   Жизнь организма можно сравнить с жизнью нации, в которой есть два экстремальных состояния: война и мир. Война – это состояние, при котором организм вынужден иметь дело с непредвиденной ситуацией, а мир – состояние отдыха и расслабления.

   Именно симпатическая часть автономной нервной системы готовит к экстремальной ситуации или, в биологических терминах, к борьбе или бегству, а когда симпатические нервы стимулированы, происходят определенные телесные изменения: сердце бьется быстрее, зрачки расширяются, желудочная активность (процесс мирного времени) подавляется, из печени высвобождается сахар и так далее. Эти активности сопровождаются выделением из надпочечных желез гормона адреналина, интенсифицирующего их действие. Расширенные зрачки, бледность кожи (вследствие сужения малых кровеносных сослав) и частый пульс составляют внешне наблюдаемые признаки таких экстремальных реакций в страхе и злости, которые выполняют функцию увеличения эффективности действия (борьбы или бегства).
   Когда, с другой стороны, организм отдыхает – например, после сытного обеда, полового акта или сна – происходят обратные изменения вследствие парасимпатической стимуляции: сердце бьется медленно, желудок продолжает переваривать свое содержимое, кожа приобретает румянец, зрачки сужаются, а в печени откладывается сахар. Таким образом, симпатическая активность является процессом распада (катаболическим), тогда как парасимпатическая активность суть процесс накопления (анаболический), и эти две фундаментальные реакции полезны животным тем, что они готовят организм к действию или к расслаблению.
   Но человеческие существа отличаются от животных в двух очень важных позициях. Во-первых, у животных и, до некоторой степени, в нормальном человеческом существе эти физиологические изменения длятся лишь до той поры, пока в них есть необходимость; в частности, у животных «с глаз долой – из сердца вон». Животные живут в вечном настоящем, тогда как человеческий индивид, по причине его способности к визуализации прошлого и будущего, может испытывать страх или возмущение по поводу их обоих. Симпатическая стимуляция необходима, когда индивид сталкивается с реальной опасностью или нуждается в повышенной активности, но когда он разозлен или напуган вчерашними или возможными завтрашними событиями, то, что должно было бы быть экстремальной реакцией, становится реакцией затянувшейся и хронической.
   Например, оправданное временное повышение кровяного давления в экстремальной ситуации может стать патологическим и постоянно повышенным кровяным давлением затянувшегося негодования или фрустрации. Другое отличие между животными и человеческими существами – способность последних рассматривать, в качестве экстремальных, ситуации, когда опасность угрожает не жизни и здоровью, но всего лишь гордости и чувству собственного достоинства.
   Животное, а при нормальных обстоятельствах и человек, чья симпатическая система подверглась стимуляции, входит в экстремальное состояние (будь то борьба, бегство, вербальное выражение своей враждебности или более конструктивное поведение), но характерной чертой невротика, конечно же, является склонность подавлять или сдерживать эти эмоции, вместо высвобождения экстремальной реакции, в соответствующем поведении – борьбе, бегстве или конструктивной деятельности, таким образом никогда не завершая их. Он погружается в постоянное состояние готовности перед лицом угрозы, которая может быть чисто субъективной и никогда не приводит его к каким-либо действиям. В результате описанные выше физиологические изменения могут превратиться из временных экстремальных реакций в постоянные и закрепленные. Такова физиологическая основа психосоматических расстройств.
   Психосоматическая медицина начинается тогда, когда пациент перестает быть только носителем больного органа и рассматривается целостно. В современной классификации к психосоматическим заболеваниям и расстройствам отнесены (Радченко, 2001):
   1. Психосоматические реакции (сильные психологические переживания, получающие соматический ответ, например, влюбленность).
   2. Конверсионные симптомы (невротический конфликт человека соматически перерабатывается и превращается в телесный симптом, который сам по себе символичен, например, психогенная слепота, глухота, рвота или болевые феномены).
   3. Функциональные синдромы (органные неврозы по одной из классификаций): разнообразные нарушения в органах рассматриваются как телесные проявления, сопровождающие аффект. Например:
   • ком в горле – внутреннее беспокойство;
   • затруднение дыхания – депрессия;
   • ощущения в области сердца – симптомы страха.
   4. Органические психосоматозы (к ним отнесены бронхиальная астма, эссенциальная гипертония, язва двенадцатиперстной кишки, ревматоидный артрит, язвенный колит, нейродермит, гипертиреоз и многие другие, в том числе и острые респираторные заболевания).

   Вопрос о механизме возникновения психосоматических заболеваний и их причинах сложен. Здесь играют роль и специфичность травмирующей ситуации, и личная история человека, его характерологические особенности и пр. В основе любого психосоматического заболевания может лежать неразрешенный внутренний конфликт (или противоречие), который перестал пониматься или решаться человеком; он исчезает из осознанного восприятия проблемы, но сохраняет свое бессознательное присутствие. Вытеснение проблемы происходит по разным причинам. Иногда это страх посмотреть на нее прямо, найти в себе силы действовать, а иногда просто отсутствие возможности, внутренних ресурсов, как это бывает у детей.

   Столкнувшись с какой-то проблемой, которую, экономя энергию сознания, нам не хочется обсуждать, мы, что называется, закрываем на нее глаза. Проблема переходит в психическую сферу, а затем еще «ниже» – в сферу физическую.
   Информация, которую, как нам кажется, игнорируя, можно устранить, фактически закрепляется, сохраняя свое исходное значение, по терминологии К. Г. Юнга, в «тени». Тень – это все то, что для нас неприемлемо, что мы не желаем в себе признавать и охотнее всего вовсе не замечали бы. Она диаметрально противоположна нашему «Я», состоящему из личностных качеств, которые нам нравятся и с которыми мы себя идентифицируем. Поэтому ни одно «Я» не стремится встретиться с накопившимися в тени проблемами (Дальке, 2004).
   Впрочем, причин может быть гораздо больше, и мы остановимся лишь на некоторых из них (Радченко, 2001).


   Психологами описано семь основных источников эмоционально обусловленных, т. е. психосоматических, заболеваний.
   1. Мотивация или условная выгода. Это очень серьезная причина, потому что часто симптом несет условную выгоду для человека.
   Например, если вы болеете, то внимание и забота к вам родных и близких усиливается. Если вы не хотите общаться (что-то делать), то жестокий насморк может освободить вас от этого действия.
   На фоне негативных переживаний, проблем на работе или в личной жизни намного проще заболеть. Когда у меня лихорадка, болит голова, из носа течет – я чувствую себя беспомощным и жалким. Мое состояние на какое-то время ставит меня перед необходимостью сделать паузу и отойти от текущих дел, чтобы восстановиться.
   Кроме того, суть неосознанного бегства в болезнь – в привлечении внимания близких людей, в стремлении получить поблажку, фору, отсрочку, снисходительное отношение. «Я болен, я страдаю и нуждаюсь в вашей помощи!» – так выражается негативная, манипулятивная сторона болезни.
   В таком контексте заболевание также можно истолковать как неосознанное наказание ближних за недостаток внимания. Сидеть у постели несчастного больного, переживать за его состояние здоровья, бегать в аптеку за лекарствами, приносить фрукты и новые книжки – это же святое дело! А тех, как правило, мучает совесть за то, что вот ведь, я был таким невнимательным, человек тут помирает, и как же мне теперь загладить свою вину.
   Люди очень часто путают причинно-следственные соотношения, которые появляются между болезнью и человеком. Например, человек говорит: «Я болею и поэтому не могу это сделать!» Но на самом деле это выражение на психосоматическом языке означает: «Мне не хочется это делать. Но так просто отказаться от этого я не могу. Если я болею, то у меня есть легальная возможность этого не делать. Что самое важное – никто меня за это не упрекнет».
   Достаточно часто нежелание встретить требования обычной семейной или общественной жизни или неспособность справляться с трудностями заставляет людей бессознательно искать убежища в болезни или инвалидности.
   Также важно, что семья при помощи болезни одного члена может поддерживать свое равновесие и функционирование. Например, болезнь ребенка приводит к сплочению родителей, уводя в сторону от конфликтов и тем самым стабилизируя ситуацию. И семья будет делать все для того, чтобы ребенок не выбрался из этой ямы. Как только он действительно начинает выздоравливать, то начинается «скандал в благородном семействе». Нарушение договоров (пусть даже они заключены на бессознательном уровне) не нравится никому!
   Иногда болезнь сдерживает развитие другого, более тяжелого заболевания. Понятие сдвига симптомов было введено в традиционной медицине и психологии после признания того факта, что, «устраняемые с помощью терапии», они внезапно возникают в другой форме. Можно было бы даже сказать так: симптомы «блуждают» от органа к органу, а пациент – от специалиста к специалисту.
   Так как данный механизм работает на уровне бессознательного, нет смысла объяснять его больному на уровне сознания. Если человеку попытаться объяснить, что болезнь для него выгодна, он, чаще всего, с этим не согласится. Особенно это характерно для истеричных людей. Они могут много ходить по врачам и пытаться вылечиться, но, как правило, если они чувствуют, что выздоровление близко, то находят уважительную причину, чтобы прервать лечение. В дальнейшем они будут жаловаться, что этот метод лечения или этот специалист тоже не смогли им помочь. А если терапевт действует достаточно энергично, и больной «пропускает» момент излечения от данного симптома или болезни, а на смену тут же возникает новый недуг, то о старой болезни он уже может и не вспомнить, как будто ее и не было.
   С учетом данного механизма, иногда лучше не излечивать человека полностью, а только слегка облегчить его состояние. Это его, скорее всего, удовлетворит, так как он не нуждается в излечении, его интересует сам процесс лечения, при помощи которого он демонстрирует свое страдание.
   К другим источникам возникновения психосоматических заболеваний относятся следующие.
   2. Внутренний конфликт, конфликт частей личности, сознательного и бессознательного в человеке, единоборство между которыми приводит к разрушительной «победе» одной из них над другой.
   Например, у человека в результате родительского воспитания сформирована часть личности, которая живет под девизом «Если быть, то быть лучшим» и всячески вынуждает человека этому девизу следовать.
   Вторая часть в конце концов не выдерживает: «Замолчи, я уже надорвался быть лучшим!». И заставляет замолчать первую единственным доступным для нее способом – заболев тяжелейшей простудой.
   Обе эти части, как на чаше весов, доминируют попеременно, создавая глубокий внутренний конфликт.
   3. Эффект внушения. В данном случае имеется в виду внушение другим человеком.
   Если ребенку все время говорить, что у него слабое здоровье, что он должен беречься от простуд, то велика вероятность, что он таким и вырастет.
   Особенно опасно в этом смысле общение с врачами. Слово, сказанное врачом и неверно истолкованное пациентом, может глубоко запасть в подсознание и оказаться причиной развития или закрепления настоящей патологии.
   4. «Элементы органической речи». Болезнь – может быть физическим воплощением фразы. Например, слова «я на дух его не переношу», «я лишился дара речи» могут превратиться в реальные симптомы.
   В этом случае болезнь также может рассматриваться как способность выразить свою психологическую потребность в телесной форме.
   5. Идентификация, попытка быть похожим на кого-то.
   Человек выбирает себе идеал и пытается быть похожим на него. Но постоянно имитируя другого, человек как бы отстраняется от собственного тела. Живя все время в другой «ауре», он в конце концов начинает от этого страдать. Особенно опасно бессознательное подражание родителям. Выполнение родительского сценария, возможно, является одной из причин наследственных заболеваний.
   Генетики могут возразить, что наследственные болезни переносятся генами. Но они согласятся с тем, что гены многих заболеваний носят все люди, а далеко не все болеют. Может, родительский сценарий и является тем фоном, на котором наследственная патология начинает развиваться. Поэтому, если мы не хотим, чтобы наши дети болели теми же тяжелыми заболеваниями, что и их бабушки и дедушки, т. е. наши родители, то именно мы должны постараться избежать этих заболеваний, поломать сценарий. К сожалению, сценарные нарушения плохо поддаются психологической коррекции, может, поэтому их и отнесли к группе наследственных заболеваний, ибо что заложено в генах, медицина изменить не может.
   6. Самонаказание. Это происходит, когда за совершенный неблаговидный поступок человек начинает бессознательно наказывать себя.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное