Ирина Малкина-Пых.

Гендерная терапия

(страница 7 из 84)

скачать книгу бесплатно

Новизна гендерных исследований заключалась не столько в констатации мужского доминирования и призыве изучать женский опыт, сколько в анализе того, как гендер конструируется и воспроизводится во всех социальных структурах и как это отражается на личностном развитии мужчин и женщин (Воронина, 2000). Ключевым вопросом гендерных исследований является разграничение понятий «пол» и «гендер». Этому вопросу были посвящены работы феминистских теоретиков Гейл Рубин, Роды Ангер, Адрианны Рич и других. Пол относится к универсальным биологическим свойствам женщин и мужчин. Только некоторые ролевые особенности можно отнести к сфере биологии (например, только женщины могут вынашивать детей). Один из самых авторитетных социологов современности англичанин Энтони Гидденс объясняет, что «гендер» – это не физические различия между мужчиной и женщиной, а социально формируемые особенности мужественности и женственности. Гендер, по его мнению, означает, прежде всего, социальные ожидания относительно поведения, которое соответствует представлениям о мужчине и женщине (Гидденс, 1999).

Введение термина «гендер» в научный оборот позволяло исследователям добиться нескольких целей:

? уйти от термина «пол» (биологический пол) при интерпретациях проблем полоролевого разделения труда;

? перевести анализ отношений между полами с биологического уровня на социальный;

? отказаться от постулата о «природном назначении полов»;

? показать, что понятие «пол» принадлежит к числу таких же смыслообразующих категорий, как «класс», «раса».

Предмет гендерных исследований – гендерные отношения, различия и сходство полов. Это анализ сходства и отличий в восприятии действительности и в социальном поведении мужчин и женщин. Причину этих особенностей отныне видели не в мужской и женской физиологии, а в специфике воспитания, образования, в распространенных в каждой культуре представлениях о том, как следует вести себя мужчинам и женщинам (Здравомыслова, Темкина, 2000).

Первой стадией гендерных исследований были женские исследования, о которых уже говорилось выше.

Вторая стадия развития гендерных исследований – это признание «женских исследований», возникновение «мужских» (андрологии) в 1980-х гг. Довольно быстро – несмотря на все стремления к единству – среди феминологов обнаружились разногласия. Одни исследовательницы видели в женских исследованиях феминистское движение; другие считали их именно научным направлением, свободным от идеологии и политики. Это отражало зарождавшееся в те годы расхождение между феминистками-практиками и исследовательницами-теоретиками. Первые упрекали ученых коллег в удаленности от конкретных проблем сегодняшнего дня, их оппонентки, стремящиеся к объективности без чрезмерной политизированности, выступили против дальнейшего обособления «женских исследований» от традиционной науки. Многим стало ясно, что простого «добавления» женских имен и механического включения в исследования данных о женщинах недостаточно для того, чтобы изменить представления о роли женщины в целом и продемонстрировать отличия социального опыта представителей разных полов.

Женские исследования разрастались, число их приверженцев множилось.

Все чаще заявлявшие о своей независимости и непохожести на иные науки с их принципами преподавания сторонники женских исследований активно пропагандировали новые подходы к обучению, делая акцент на критике всяких форм доминирования и призывая коллег-мужчин к сотрудничеству и терпимости.

Под непосредственным воздействием женских исследований возникли в те годы «мужские исследования» (Мen’s Studies), или социальная андрология. Добиваясь признания, они прошли те же стадии неприятия и насмешек коллег, что и исследования женские. Мужские исследования были в известной степени реакцией на усиление феминистского движения и на стремление приверженцев женских исследований многосторонне (но с позиций женского опыта) изучить взаимоотношения полов. К причинам появления социальной андрологии можно также отнести переосмысление мужской гендерной роли, понимание ее ограниченности и стремление разрушить полоролевые стереотипы – эти темы стали предметом широкого обсуждения на волне сексуальной революции и на фоне успехов операций по смене пола.

Возникшее десятилетием позже «второй волны» феминизма – то есть в 80-е гг. XX века – мужское «освободительное» движение (в США его представляют «Национальная организация меняющихся мужчин», «Национальная организация мужчин против сексизма») стало также бороться за преодоление стереотипов, за выбор стиля жизни, за расширение спектра эмоциональных проявлений для мужчин. Подобно тому как феминистки и участницы женских исследований пытались разгадать «загадку женственности», социальные андрологии задались задачей разгадать «загадку мужественности». Мужские исследования изучали основные этапы становления концепций мужественности, возможные кризисы и девиации, особенности формирования института пола, в данном случае – мужского, чтобы найти пути преодоления жесткой гендерной роли (в частности – через так называемое «новое исполнение функций родителя», когда родители активно участвуют в воспитании).

Довольно скоро мужские исследования в истории и социологии вышли за академические рамки, поскольку ими заинтересовались организации, которые боролись с гендерными предрассудками и привилегиями, подобно феминисткам, защитникам прав геев, бисексуалов, транссексуалов или лесбиянок.

В течение десятилетия идеи мужского освобождения получили распространение в Австралии и Англии, отчасти в Европе, но там – в отличие от США – мужское движение не превратилось в политическую силу, хотя андрология и заняла свое место среди научных дисциплин. В частности, в Европе получила широкое распространение «история мужчин» – дисциплина, занимающаяся изучением прошлого мужчин (по аналогии с «историей женщин»). История мужчин начала развиваться с начала 80-х, практически одновременно с социологией маскулинности, эта дисциплина искала ответ на вопрос, как и почему внутренняя и внешняя политика, военное дело, дипломатия были и остаются мужскими сферами действия.

И женские, и мужские исследования на этом этапе многого добились: (1) прежде всего, женские исследования сумели представить феминизм как политику, в основе которой лежит принцип свободы выбора; они заставили общество признать феминистскую идею личностного становления женщины как основу ее эмансипации и освобождения общества от стереотипов; (2) благодаря женским исследованиям возникли мужские исследования, и приверженцы последних увидели общность своих целей с целями феминизма; (3) вместе со специалистами в области социальной андрологии социальные феминологи и антропологи 80-х сместили фокус социальных исследований с изучения крупных общностей и групп на изучение отдельных людей (т.е. участвовали в так называемом «антропологическом повороте» современных социальных наук); (4) идя навстречу друг другу с разных полюсов, феминологи и андрологи сумели обратить внимание на гендерный ракурс биографического и автобиографического методов и продемонстрировали несходство мужской и женской индивидуальной и коллективной памяти, особенностей фиксации и осмысления увиденного и замеченного; (5) их исследования повысили значимость качественных методов в социологии, «устной истории» в науках о прошлом и этнологии, благодаря чему в круг изучаемых вопросов вошли такие темы, как, например, сексуальная автобиография, инвалидность, «нетипичность»; (6) феминологи и андрологи представили как особую проблему социальных наук исследование гендерного аспекта тела и телесности; (7) анализируя отношения власти, они продемонстрировали механизм превращения женщины или мужчины из «героя» общества и истории в их «жертву».

Размышляя о взаимодействии понятий мужественности и женственности, андрологи и феминологи практически одновременно пришли к выводу о необходимости координации своих действий. К концу 80-х в науке появилась тенденция называть все исследования, касающиеся вопросов пола, гендерными – какого бы содержания они ни были и какая бы теоретическая платформа ни лежала в их основе. Понятие «гендерные исследования» научное сообщество приняло охотнее, нежели «женские исследования». Гендерологами согласились именовать себя и некоторые мужчины, которые в прошлом не решались назваться специалистами в области женских исследований, а тем более феминистами. Таким образом, для значительного количества исследователей термин «гендерный» оказался удобным «терминологическим зонтиком», который демонстрировал их политическую нейтральность и академическую респектабельность.

Третья стадия развития гендерных исследований была стадией объединения и размежеваний, она приходится на конец 1980 – начало 1990-х годов. От анализа патриархата и его политики подавления и дискриминации (женщин, сексуальных меньшинств) гендерологи 80-х перешли к анализу гендерных систем – то есть начали выявлять и анализировать гендерное измерение разных аспектов социума и культуры. Новая концепция «гендера» уже не была связана исключительно с женским опытом. Под гендером стали понимать систему отношений, которая является основой стратификации общества по признаку пола. Содержание гендерных исследований расширилось, сюда вошли проблемы маскулинности и сексуальности.

Однако уже в конце 80-х многие из работ, созданных на основе гендерного подхода к анализу социальных явлений, стали объектом критики из-за их невнимания к расовым различиям (поскольку исследователи обращались в основном к проблемам белых образованных европейских и американских женщин среднего класса). Эта критика была связана с усилением позиций «цветного феминизма». С другой стороны, гендерные исследования порицали за гетеросексизм (подачу гетеросексуальных отношений как «нормальных» при недостаточном внимании к социальному опыту геев и лесбиянок, который стали воспринимать уже не как отклонение, но как «другой, но тоже нормальный» опыт). Развернувшиеся дискуссии совпали по времени с новым этапом развития социальных наук – этапом разочарования в структуралистских и модернистских концепциях, господствовавших до начала 90-х гг.

Вместо поиска и анализа социальных истоков гендерной асимметрии и дискриминации (которые ранее осмыслялись на основе концепций структурного функционализма и социального конструктивизма), гендерологи задались задачей создания метатеории, раскрывающей отношения между наукой, властью и гендером. Для этого им необходимо было пересмотреть многие привычные представления и доказанные наукой «истины», в частности усомниться в самой возможности создания «абсолютно объективного», свободного от пристрастий и субъективной заинтересованности научного исследования. Обсуждая эти вопросы, гендерологи 80-х так и не пришли к единому мнению о том, можно ли продолжать свое направление, не разделяя феминистской идеологии. На данном этапе убежденные феминистки выступали с резкой критикой так называемой «ложной теории гендера» (прикрывающей обычные исследования полового диморфизма и концепцию биологического детерминизма с теорией половых ролей), кроме того, они критиковали ученых, работавших в сфере гендерных исследований, которые не разделяли феминистских взглядов. Дискуссии и споры привели, во-первых, к усилению поляризации позиций радикальных и либеральных феминисток. Во-вторых, расхождения между сторонницами «феминизма равенства» (сходства мужского и женского типов субъективности) и «феминизма различий» (или, как чаще пишут сами гендерологи, «различений» между мужским и женским типами субъективности и идентичности) разделили американскую науку и науку европейскую, особенно – французскую. Среди американских гендерологов оказалось больше сторонников феминизма равенства (хотя в США можно отыскать и представительниц других течений феминизма), а среди европейских – больше сторонниц феминизма различий.

Четвертая стадия — гендерные исследования в эпоху глобализации – приходится на конец 90-х гг. и продолжается в настоящее время. Сегодня гендерные исследования уже стали признанным направлением гуманитарного знания не только в США и Западной Европе, но и в странах Африки, Азии, Восточной Европы, России, на постсоветском пространстве. Это связано с ростом внимания к женским проблемам, которые носят международный характер. Образовательные программы приобрели глобальную ориентацию, в частности некоторые из них ориентированы на страны третьего мира. Они посвящены политике, проблемам дискриминации женщин и сексуальных меньшинств на рынке труда, проблемам милитаризма, беженцев, репродуктивных прав, семьи.

Современные гендерные исследования основаны на принципе открытого признания личной ангажированности ученого, участника движения за гендерное равенство. Как полагает основная и наиболее влиятельная часть гендерного сообщества начала XXI века, причисление того или иного ученого к гендерологам автоматически подразумевает его согласие с феминистской перспективой. Среди задач, которые ставят приверженцы гендерного подхода к анализу социальных явлений, можно выделить: (1) преодоление андроцентризма, категорический отказ от «смешения» мужских и женских нарративов при реконструкции жизни отдельных этносов; (2) повышенное внимание к гендерным различиям, раздельное описание жизненных практик мужчин и женщин; (3) исследование всех видов социальных практик женских сообществ, где женщины рассматриваются в качестве «ключевых информаторов»; (4) анализ женского и мужского опыта с точки зрения самих его субъектов, их жизненной перспективы, взгляд на респондентов «снизу» и «изнутри», а не «сверху», не с позиции эксперта; (5) концептуализация женского и мужского поведения как отражения разных социальных и исторических контекстов; (6) умение прислушиваться к собственным эмоциональным реакциям, сопоставлять свой жизненный опыт с опытом информатора (проблема доверия своим эмоциям, а не их устранение); (7) фиксация тех аспектов, которые не всегда попадают в зону внимания традиционного исследователя (роль дочери в семье, повседневные практики женской гигиены и лечения гинекологических болезней, социальный опыт транссексуалов, бисексуалов, лесбиянок и геев, механизмы отторжения обществом немужественных мужчин и т.п.); (8) ориентация на оптимистическую перспективу, отказ от виктимизации (от попытки представить объект изучения – например, немужественных мужчин или мужеподобных женщин – бессильными жертвами); (9) обучение «испытуемых» методам анализа своей собственной жизни, формулированию целей и жизненных задач, связанных с устранением неравноправия; (10) неавторитарный характер выводов, другими словами – отход от стандартов традиционных исследований, которые стремятся в чем-то убедить, – при сохранении критического отношения к биологическому детерминизму и эссенциализму.

Таким образом, женские и гендерные исследования в западной психологии в основном формировались в русле трех основных направлений. Это: 1) полоролевой подход, опирающийся на либеральный феминизм; 2) исследования женщин как отражение радикально феминистских взглядов; 3) собственно гендерные исследования как научное направление, сформировавшееся под влиянием движения цветных феминисток, социально-конструктивистского и постструктуралистского подходов (Здравомыслова, Темкина, 1999). В рамках последнего направления доминирует парадигма социального конструирования гендера (см. раздел 1.7).

В Россию первые сведения о развитии гендерных исследований проникают в конце 1980-х гг. Постепенно гендерные исследования утверждаются и в российской науке (Здравомыслова, Темкина, 1999, 2002а; Хоткина, 2000). В настоящее время в области гендерных исследований наметилась тенденция автономизации гендерной проблематики в рамках отдельных наук. Оставаясь междисциплинарной областью знания, гендерные исследования стали развиваться как специализированные отрасли, такие как гендерная история, гендерная социология, гендерная психология и др.

1.7. Гендерная психология

Основные этапы развития гендерных исследований в психологии можно кратко охарактеризовать следующим образом (Иванова, 2001). Вначале они проводились в рамках изучения индивидуальных различий, при этом маскулинность и фемининность пытались измерить, как и любые другие индивидуальные различия. Затем их пытались понять как важнейшие черты личности, причем семья рассматривалась как та среда, внутри которой происходит социализация мальчиков и девочек и приобретение ими социальных ролей, основанных на сложившихся культурных стереотипах. В 1970-х гг., введя понятие «андрогиния» (обозначающее успешное сочетание как традиционно мужских, так и традиционно женских психологических качеств) и разработав соответствующий методический аппарат, С. Бем смогла эмпирически продемонстрировать, что маскулинность и фемининность являются двумя независимыми, но не противоположными конструктами.

Следующим шагом было развитие представлений о гендере как о схеме или концепте, введенном культурой, представляющим собой аффективно-когнитивную структуру, которая создана для упорядочивания индивидуального опыта и для организации поведения. Все больше и больше гендер стали рассматривать как социальную категорию, причем к нему стали подходить как к процессу, к динамической и ситуационно детерминированной характеристике, а не как к статичной черте или качеству. В настоящее время все больше психологов, занимающихся гендерной проблематикой, рассматривают гендер как категорию социальную.

В целом гендерные исследования в психологии затронули практически все основные области интереса психологической науки: когнитивную, эмоциональную сферы, проблемы социализации, межличностных взаимодействий и социальных отношений.

В отличие от психологии пола, в гендерной психологии изучаются не просто психологические особенности мужчин и женщин; в фокусе внимания тут, прежде всего, находятся те особенности развития личности, которые вызваны явлениями половой дифференциации и стратификации. Этот подход придает большое значение также анализу психологических механизмов, позволяющих мужчинам и женщинам нивелировать влияние дифференцирующих и стратифицирующих факторов на процессы самореализации (Клецина, 2003).

В психологии пола женские и мужские роли декларативно признаются равнозначными, хотя и отличными по содержанию. Исходным основанием тут является признание биологического детерминизма ролей, врожденного характера мужского или женского начала. При анализе детерминант половых различий тут рассматриваются как биологические, так и социокультурные факторы, однако роль вторых сводится к оформлению черт и характеристик, предопределенных природой.

В гендерной психологии при анализе проблем половой дифференциации акцентируется иерархичность ролей, статусов, позиций мужчин и женщин. Тут активно обсуждаются вопросы неравенства, дискриминации, сексизма. Исследования детерминации социального поведения отдают приоритет социокультурным факторам.

В структуре гендерной психологии выделяются следующие разделы:

– психология гендерных различий;

– гендерная социализация;

– гендерные характеристики личности;

– психология гендерных отношений.

При изучении гендерных различий рассматриваются такие вопросы, как природа различий, их оценка и динамика, влияние гендерных различий на индивидуальный жизненный путь мужчин и женщин, на возможности их самореализации.

Ключевыми проблемами при изучении гендерной социализации являются психосоциальные аспекты развития личности как представителя определенного пола на всех этапах жизненного цикла, соответствие их гендерного развития историческому, культурному и социальному контекстам.

При изучении гендерных характеристик рассматриваются идентичность мужчин и женщин и ее составляющие: представления, стереотипы, установки, связанные с половой дифференциацией, стратификацией и иерархизацией. Особое внимание тут уделяется изучению продуктивных стратегий и тактик поведения мужчин и женщин, позволяющего преодолевать традиционные гендерные стереотипы, а также анализу закономерностей и механизмов изменения существующих и развития новых гендерных стереотипов.

Раздел психологиягендерных отношений изучает вопросы общения и взаимодействия между представителями разных полов. Традиционные гендерные стереотипы и представления побуждают мужчин и женщин как субъектов межполового взаимодействия формировать такую модель поведения, при которой отношения характеризуются несимметричностью, которая проявляется в доминировании и зависимости. С позиций гендерного анализа важно понять необходимость и закономерности формирования иных моделей межполового взаимодействия.

Каждый из разделов гендерной психологии связан с традиционными психологическими дисциплинами. Психология гендерных различий связана с дифференциальной психологией, гендерная социализация – с психологией развития, изучение гендерных характеристик базируется на психологии личности, а психология гендерных отношений – на социальной психологии.

Методологическим основанием для гендерных исследований в области психологии, так же как для гендерно-ориентированных исследований в других сферах науки, является гендерная теория. Согласно фундаментальному положению гендерной теории почти все традиционно считавшиеся «естественными» различия между полами имеют под собой не биологическую, а социальную основу. Эти различия конструируются в обществе под воздействием социальных институтов, репрезентирующих традиционные представления о ролях мужчин и женщин в обществе, о маскулинности и фемининности, которые и являются базовыми категориями гендерных исследований (см. раздел 1.7.3.1).



скачать книгу бесплатно


Поделиться ссылкой на выделенное